В ЛЕТО 6874 (1366 г.). - Летопись России. Дмитрий Донской и его время - Елагин - История России - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 33      Главы: <   4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14. > 

    В ЛЕТО 6874 (1366 г.).

     Третий год на Руси не прекращается чума. На этот раз она снова посетила Москву. Лежащая в пепелище столица княжества должна была выдержать ещё один удар судьбы. За мором вновь последовала засуха, а за ней — голод, «и бысть хлебнаа дороговь повсюду и гладь велий по всей земле, и съ того люди мряху»691. После этого стоит только удивляться, как выжили люди, как выстояли княже -ства, как не сдала своих позиций Москва. И, наверное, прав был Л.Н.Гу­милёв, когда за этой драмой видел очищение природой человечества, его обновление. Выживаютв подобных ситуациях лишь наиболееэнер тичные, более приспособленные — пассионарные люди, они сохраня­ют жизнь, восстанавливают генофонд, дают толчок к новому подъё­му70. Таково и поколение князя Дмитрия Ивановича.

    Жизнь продолжается, и у самого великого князя происходит важное событие. 1 8 января состоялась женитьба Дмитрия па младшей дочери Дмитрия Константиновича Евдокии. Политический союз mockobckoi о и нижегородскою князей закрепился браком, как потом окажется, вер­ным и счастливым па всю жизнь. Свадьбу, с полагающимися в таких случаях торжественностью и весельем, сыграли в городе Коломне. И дело не столько в том, что Москва ещё не отстроена и устраивать гуля­нье на пепелище не совсем пристойно, сколько, скорее всего, в жела­нии тестя юного князя. Вчерашний политический соперник Москвы

    чувствовал бы себя в этом городе скованно и неуютно. Другое дело Коломна: и вроде территория московского княжества, и в то же время пограничный город.

    Но торжества быстро отгремели, и молодого князя ждали важные, не требующие отлагательства дела, великокняжеские заботы. Главное - нужно было отстраивать Москву, укреплять её, создавать крепость -оплот княжеству, которой не страшны ни пожары, ни враги. «Toe же зимы князь великыи Дмитреи Ивановичь, погадавъ съ братом своимъ съ князсмъ съ Володимеромъ Андреевичемъ и съ всеми бояры старей­шими и сдоумаша ставити городъ каменъ Москвоу, да еже оумыслиша, то и сътвориша. Toe же зимы повезоша камение къ городоу»71. Соору­жение каменных стен требовало больших затрат, поэтому без участия брата соправителя Москвы, которому по духовной грамоте Ивана Ивановича принадлежало треть Москвы72, без бояр и их финансовой поддержки обойтись было невозможно. Ну да ведь заботы общие, об­щие и расходы. И Москва стала быстро строиться, возрождаться из пепла, опоясываясь Кремлём, сложенным из белого камня-известняка. С тех пор и зовется она «белокаменной». Создание каменного Кремля имело не только важное фортификационное значение, но и большой политический смысл. Ни один город Северо-Восточной Руси не имел ещё каменной крепости, и это лишний раз подчёркивало претензии Москвы на лидерство. Титул великого князя Владимирского о требовал решений и общерусских проблем. Впервые при Дмитрие Ивановиче Москва вмешивается в дела Тверского княжества, пытаясь выступить в роли арбитра.

    Чума внесла раздор в действия местных князей. Умирает Семён Константинович, владевший дорогобужским уделом, и завещает его своему двоюродному брату Михаилу Александровичу. Именно этот князь в начале 60-х годов XIV века выдвигается на первый план - буду­щий политический и военный противник Дмитрия Ивановича. Начи­нал Михаил Александрович как удельный микулинский князь, а затем становится и великим тверским князем. Очевидно, поэтому и был за­вещан выморочный удел Семёном Константиновичем. Это известие вызвало решительное возражение со стороны дяди терскою князя Василия Михайловича и родного брата Семёна - Еремея7'. Между кня­зьями начался спор за право владеть выморочным уделом. Так как дело, по завещанию, касалось церкви, митрополит Алексий поручил его разбирательство тверскому епископу Василию, снабдив его при этом оп­ределёнными наставлениями. Но тот решил не так, как хотелось мит­рополиту и московскому правителю, «князя великаго Михаила Алек­сандровича оправилъ»74, т.е. в его пользу.

    Здесь необходимо сделать пояснение, почему Москва не хотела воз­вышения Михаила Александровича и поддерживала его противников Как мы уже сказали, Михаил Александрович стал великим князем Твер­ским где-то к 1365 году и, вероятно, не без участия Ольгерда. По край­ней мере мы видим, что в 1362 году он ездил в Литву и заключил с Ольгердом мирный договор75. И с этого времени началось его возвы­шение в Тверском княжестве. Причина этого союза тоже объяснима Ольгерд вторым браком был женат па сестре Михаила Александрови­ча Ульяне, и она всячески оказывала протекцию своему брагу Идеоло­гический конфликт Олгерда с Алексием бесспорно вёл к конфликт политическому и военному. В этой ситуации Тверской князь, союзник Ольгерда, становился неминуемо противником Москвы. Поэтому пра­вительству Дмитрия Ивановича так важно было иметь в тверском кня­жестве промосковскую группировку. Таковым виделся союз с Васили­ем Михайловичем и Еремсем Константиновичем. Решение епископа Василия шло вразрез с полученными от митрополита установками и вызвало гнев Алексия Москва втягивалась в тверские дела. Но решить их в этом году помешало еще одно важное событ ие

    Вновь на исторической арене появились новгородские ушкуйники Летом они устроили настоящий разбой в Нижнем Новгороде, «избита татар и армян в Новегороде Нижнем множество, гостей сущих татарс­ких, такоже и новгородцких, и жены и дети их избиша, и товар их бес численно пограбиша, и суды их вся изеекоша... и все огню предаша, а сами отъидоша в Каму; и тако Камою ходяще, болгоры воююще, и многих избиша»76. Другой отряд ушкуйников под командованием вое­воды Иосифа Варфоломеевича, Василия Федоровича, Александра Ав­вакумовича прошли по Волге, пограбили московских и ростовских куп­цов и возвратились в Новгород «со многою корыстию»77. Если прежде Дмитрий Константинович, боясь испортить отношения с Новгородом не решился на конфликт с ним, то Дмитрий Иванович поставил Bonpot ребром и всю ответственность возложил на новгородцев: «почто естя ходили на Волгу грабити и бити моих гостей»78. Московский князь дей-ствует решительно. Он разрывает мирный договор с Новгородом и в

    ответ на ушкуйничий разбой посылает военный отряд, который «мно­го волости воеваше, дань велию по Двине и по Югу, и по Купину взя-ша»74, а также захватили ничего не подозревавшего новгородского бо­ярина Василия Даниловича с сыном Иваном, возвращавшихся с това­ром с Двины. Московский князь почувствовал за собой силу и способ­ность решать проблемы не только своего княжества, но и общерусские задачи. Он становится по-настоящему Великим князем Владимирским, отвечающим за всю Северо-Восточную Русь. Но и задач стояло очень много, а без сплочения русских земель - и не важно как, путём ли дик­тата, военной силы или мирным договором, обязательством, вовлека­ющими все княжества в сферу политики Великого князя Владимирс­кого, - решитьь их было невозможно.

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 33      Главы: <   4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.