В ЛЕТО 6868 (1360 г.). - Летопись России. Дмитрий Донской и его время - Елагин - История России - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 33      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11. > 

    В ЛЕТО 6868 (1360 г.).

     Год ознаменован прежде всего тем, что в Москву из киевского плена возвратился Алексий. Источники очень ску­пы в описании пребывания митрополита в Киеве. А события, предше­ствовавшие этому, были очень тревожными для митрополии и драма­тичными для самого митрополита.

    С середины 50-х годов XIV века усиливается экспансия великого княжества Литовского на земли Юго-Восточной и Северо-Восточной Руси. Под властью литовского князя Ольгерда оказались белорусские земли, Киевское, Волынское, Переяславское княжества. В 1356 г. Оль­герд подчинил Брянск, в орбите своей политики смог удержать Смо­ленск, в 1359 году подчинил города Мстиславль, Ржев19. Границы Ли­товского княжества вплотную подошли к Московскому. Большинство населения территории Литовского княжества составляли русские, пра­вославные жители. Осуществляя экспансию русских земель, Ольгерд решил усилить свои позиции, добившись провозглашения особой Ли­товской митрополии, независимой от Москвы.

     

    Попытки создания особой митрополии стали предприниматься ещё в начале XIV века. В 1347 году митрополиту Феогносту, предшествен­нику Алексия, удалось закрыть Галицкую митрополию20. Константи­нополь с опаской относился к разделу единой русской митрополии, но под давлением Ольгерда в 1355 году принял решение об образовании  Литовской митрополии. Митрополитом был назначен Роман, родствен­ник жены Ольгерда, тверской княжны Ульяны, получив в своё ведение Новгородскую, Полоцкую и Туровскую епархии21. Однако Роман этим не удовлетворился и стал предъявлять большие претензии, вести на­ступление на права митрополита Алексия. Бесспорно, за всеми дей­ствиями Романа видится желание Ольгерда. Можно только предста­вить, какие сложные задачи пришлось решать Алексию. Ольгерд на­бирает силу, его желание захватить все русские земли, объединить их под властью Вильно приобретает реальность. Алексий едва стал мит­рополитом, а уже большая часть митрополии во главе со святым для православных людей городом Киевом оказалась под Ольгердом и не в его власти, митрополита «всея Руси», а Романа. Что делать? Только одно: искать заступничества у Орды, Византии. Дважды в ходе этой борьбы Алексий бывает в Орде, дважды в Византии. В 1356 году пат­риарх Каллист вызывает и Алексия, и Романа для окончательного раз­дела митрополии. На Соборе было принято, по существу, половинча­тое решение. Алексий оставался митрополитом Киевским и Всея Руси, а Роман - только митрополитом Малой Руси. Такое решение, в первую очередь, не могло удовлетворить Ольгерда. Он настаивал, чтобы Ли­товско-русское княжество было избавлено от духовного подчинения митрополиту Алексию, а стало быть, и Москве. Роман не принял тако­го решения Константинополя и, прибыв в Киев, самостоятельно про­возгласил себя Киевским митрополитом. Потеря власти над православ­ной церковью в Лигве грозила большой опасностью не только самой русской митрополии, но и Москве, так как смещались точки влияния на эти территории.

    Возникала угроза великорусскому княжению. Алексий в 1358 году собирается отправиться в Киев, чтобы лично на месте урегулировать этот сложный вопрос. Попытка довольно смелая и рискованная, но, очевидно, Алексий рассчитывал на поддержку определённых кругов Киева, недовольных и Ольгердом, и Романом. Но решительно действу­ет и Ольгерд. Он «изымал его обманом», заключил Алексия под стра­жу, отнял у него многоценную утварь и, может быть, убил бы, если бы

    при содействии некоторых митрополит не убежал тайно и таким обра­зом не избавился от опасности22. Алексий прибывает на Русь, где в его отсутствии произошли события, о которых мы уже говорили.

    Вслед за Алексием поспешил на Русь и Роман, причём отправился он не в Москву, прекрасно понимая, что это ни к чему хорошему не приведёт, а в Тверь - политическую противницу Москвы. Цель поезд­ки видна определённо: склонить Тверь, Тверское духовенство к литов­ско-русской митрополии и тем самым ослабить позиции Алексия, Мос­квы. Но тверичи, несмотря на то, что Роман был родом из этого города, что тверской князь и бояре в своей политике во многом опирались на Ольгерда, проявили твёрдость. Фёдор, епископ тверской, даже не по­желал с Романом встретиться23. Князь же отнёсся к этому событию с большой осторожностью. Решив не «сжигать мосты», памятуя, что за Романом стоит Литва, он и бояре выплатили Роману потребное, отпра­вив его назад. Это событие знаменательное по многим моментам. Глав­ное - признание безоговорочного права Москвы на духовное лидер­ство и отказ от религиозной зависимости Литвы.

    Летом этого же года из Орды возвратился Дмитрий Константино­вич в сопровождении ханских послов, привёзших ярлык на великое княжение Владимирское. 22 июня во Владимире он был торжественно провозглашен великим князем. Митрополиту Алексию, в силу его по­ложения, предстояло быть на этом торжестве и лично благословить Дмитрия. Можно себе представить, что творилось в душе у Алексия в этот момент, когда он отдавал власть над северо-восточными русскими князьями противнику Москвы и, благословляя на великое княжение Владимирское, тем самым признавал законность этого акта. Источни­ки об этом событии сознательно умалчивают, лишь у В.Н.Татищева мы находим сообщение, что при князе Дмитрии Константиновиче Алек­сий поставил в Новгород архиепископом Алексея, а великий князь от­правил в этот город своих послов и наместников, и новгородцы их с честью приняли21. Таким образом «Господин Великий Новгород» по­падал в сферу влияния суздальско-нижегородских князей, а Москва утрачивала такого богатого и сильного партнёра, союзника.

    Дмитрий Константинович получил ярлык из рук Навруза. А между тем положение его самого в Золотой Орде было очень непрочным. Вес­ной 1360 года в борьбу за ханский престол включается «некий заяиц-кий хан Хидырь Синия орды»25. Он принадлежал к Чингизидам и, счи-

    его и убивают31. Сам Мамай вместе с Абдуллахом отходят в принадле­жащий им улус Крым, очевидно, для перегруппировки войск, готовясь к дальнейшей борьбе за власть. А в это время в Сарае ал-Джедиде власть захватывает представитель Кок Орды хан Орду-мелик, но и его прав­ление длилось всего месяц32. "Тогда третий хан возста, именем Килды-бек, творящеся сын Жанибека, внук Азбяка хана (выдавая себя за сына Джанибека. - В.Е.). И той, добиваясь государства Воложскаго, много поби, последи же и сам убиен бысть"33. Но это будет несколько позже, а пока осенью 1361 г. в Сарае утвердился хан Мюрид, а Кильдибек вынужден был бежать на правобережную Волгу34.

    Каково же было положение русских князей, оказавшихся в это «жар­кое лето» в Орде?! В силу обстоятельств каждый из князей вынужден был самостоятельно выкручиваться из этой кровавой бойни. Андрей Константинович сумел с боем пробиться «на Русь добръ здравъ»35. «А князь Костянтинъ Ростовьскыи осталъ князя Андрея въ Орде и въ за-мятню ту ограбиша его Татарове и телеса ихъ обнажиша и не остася на нихъ ни исподнихъ порть, а сами нази токмо живи приидоша псши на Русь»36. И только Дмитрий Константинович, великий князь Владимир­ский, «оста въ Сарае целъ сохраненъ бысть»37. Как ему это удалось, мы не знаем, все источники молчат.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 33      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.