В ЛЕТО 6887 (1379 г.). - Летопись России. Дмитрий Донской и его время - Елагин - История России - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 33      Главы: <   17.  18.  19.  20.  21.  22.  23.  24.  25.  26.  27. > 

    В ЛЕТО 6887 (1379 г.).

    Битва на реке Воже имела во многом опре­деляющее значение. Для русских это реабилитация за 1377 год, за Пья ну; она дала возможность поверить в свои силы, в способность и воз­можность победы над ордынцами. Мамай вынес главный урок: теперь вот так, «изгоном», победить объединённые русские войска невозмож­но, нужна тщательная и всесторонняя подготовка нового похода, кото­рый бы раз- и навсегда покончил с московским князем. Он направил несколько отрядов, которые «Рязаньскую землю пусту сотвориша»226, всё прекрасно понимали, что решающее сражение впереди. И обе сто­роны к этому обстоятельно готовились. 1379 год, хотя об этом и молчат  источники, был годом усиленной дипломатической деятельности.      Среди своих потенциальных союзников Мамай видел Литву. После  смерти Ольгерда положение л ам обострилось. Страна оказалась раско- лотой на две враждующие группировки: трокайскую во главе с Кей-стутом Гедеминовичем и виленскую, возглавляемую его племянником,  преемником Ольгерда, Ягайло. Противоречия вылились в открытую и длительную войну. Важно было определить выбор средств, которые  могли бы содействовать укреплению международного положения ве­ликого княжества Литовского. Здесь было два пути: победоносная война с Орденом или усиление Ольгердовой политики на Востоке. Москва была опасна для обеих группировок, так как ликвидация контроля над русскими землями, входящими в состав княжества либо находящими­ся в его зависимости, значительно снижала военный потенциал воюющих сторон. Видя желание Мамая установить союзнические отноше­ния для борьбы с Москвой, лидеры группировок при наличии разно­гласий между ними предприняли шаги к прекращению войны с Орде­ном, чтобы сконцентрировать всё своё внимание на восточном походе. В 1379 году между Мамаем и Ягайло заключается соглашение о совме­стных действиях на следующий год. Договор оказался тройственным, так как третьим в нём был рязанский князь Олег Иванович. «И учини собе старый злодей Мамай съветь нечестивый с поганою Литвою и съ душегубивымъ Олгомъ: стати имъ у Оки у реки на Семень день на благовернаго князя»227.

    Если участие в союзе Ягайло и Мамая представляется объясни­

    мым, то по поводу Олега и в источниках того времени, и в историог­

    рафии существуют разные точки зрения: от предателя общерусских

    интересов («душегубец, враг и изменник» и т.п.) до признания в нём

    тайного агента Дмитрия Ивановича. Проясним сразу свою позицию в

    отношении действий Олега Ивановича Рязанского. Издалека столе­

    тий, наверное, легко давать оценку человеку, взяв за объяснение одно

    или комплекс его действий. А оказаться в его положении, смоделиро­

    вать постунки, исходя из реальноети, и поставить себя на место дан-

    ного о человека («А как бы я поступил в данной ситуации?») значи-

    тельно сложнее. Разорённое ордынскими набегами Рязанское княже­

    ство в случае союза с Москвой принимало первым на себя удар мама­

    евых полчищ, и защиты от них, надежды на скорую помощь практи­

    чески не было. Уже одно это заставляло вести Олега сложную дипло-

    матическую игру нужен был если не союз, то хоть видимость союза

    с Мамаем, необходимо было заставить хана поверить в искренность

    своих действий. Открыто заявить о союзе с Ордой - это означало пред­

    стать не только предателем общерусских интересов, но и в открытую

    пойти против православного мира, что было значительно опаснее. Вот

    почему тякая «туманность» в источниках об Олеге. С другой стороны

    Олег - человек своего времени, со своим пониманием чувства долга,

    союзнической верности. Всё же занозой в его сердце было превос­

    ходство Москвы над Рязанью, не мог просто так он смириться со сво­

    ей подчинённостью Дмитрию Ивановичу. Поэтому он не мог отбро­

    сить мысль, что в случае победы Орды он, как союзник, мог полу­

    чить свою выгоду и устранить своего основного политического про­

    тивника Дмитрия Ивановича.        

    Как нельзя лучше подобные мысли Олега изложены в «Сказании о Мамаевом побоище», и не столь важно - выдумка это автора или нет, важно что и современники так же оценивали позицию рязанского кня­зя: «А другаго же посла скоро своего вестника князь Олегъ Резанскый с своимъ написаниемъ, написание же таково в грамотах: «К Великому князю Олгорду Лит овьскому - радоватися великою радостию! Ведомо бо, яко издавна еси мыслилъ на великого князя Дмитриа Ивановича Московскаго, чтобы его згонити с Москвы, а самому владети Моск­вою. Ныне же, княже, приспе время наше, яко великый царь Мамай грядеть на него и на землю его. Ныне же, княже, мы оба приложимся къ царю Мамаю, вем бо, яко царь даст тебе град Москву, да и иные грады, которые от твоего княжениа, а мне дасть град Коломну, да Вла-димерь, да Муромъ, иже от моего княжениа близъ стоять. Азъ же по­слах своего посла кь царю Мамаю с великою честью и сь многыми дары. Еще же и ты пошли своего посла и каковы имаши дары и то пошли к нему и грамот ы свои списавъ, елико самъ веси, паче мене ра-зумееши»228. Мог вынашивать подобные планы Олег, мог рассчитывать на такой раздел московского «пирога»? Вполне. Всё это и объясняет дальнейшие действия Олега по принципу «и вашим и нашим» С точки зрения Дмитрия Ивановича, нужен был ему Олег Рязанский как союз­ник? Что за вопрос? Но какой? Открытый, официальный? Это невоз­можно в силу причин, изложенных выше. Стало быть, более полезным мог быть такой союзник, который на словах является участником коа­лиции хана, а на деле — тайным агентом Дмитрия Ивановича. И такая линия развития просматривается при анализе дальнейших событий. Впрочем, вернёмся к Литве.

    В сентябре 1379 года между Кейстутом и Орденом было заключено перемирие на 10 лет между частью земель Ордена и частью владений трокайского правителя229. А в мае 1380 года Ягайло заключил тайный договор с Орденом, по которому в случае военного столкновения Кей-стута и Ордена Ягайло обязывался не оказывать ему помощь в борьбе с крестоносцами230. Это имело далеко идущие последствия. С одной стороны, он развязывал руки Ягайло для похода на Москву, так как Кейстут вынужден был держать свои войска для отражения возможно­го вторжения войск Ордена; а с другой, ослаблял военную мощь Лю­бы, лишаясь участия сил трокайской группировки231. Важен ещё тог факт, что на сторону Москвы перешёл Андрей Ольгердович, ставший псковским князем и пользующийся большой популярностью и поддер-

    жкой полочан, чьим князем он был свыше 30 лет. Этим объясняется участие в Куликовской битве псковичей и полочан. Литва стремилась укрепить свои позиции в Новгороде. Зимой 1379-80 гг. в Новгород при­бывает литовский князь Юрий Нариманович232, в результате чего про­изошло «розмирьс» между Новгородом и Москвой.

    Лишаться такого союзника, как Новгород, Москве было совершен­но ни к чему. И Дмитрий Иванович решается на очень дерзкий воен­ный поход русских войск зимой 1379 года на территорию Литвы. Воз­главляли его Владимир Андреевич, Андрей Ольгердович и Дмитрий Михайлович Волынский -три военачальника, внесшие потом важней­ший вклад в победу на Куликовом поле. «Собрав воя многи», куда вош­ли не только московские дружины, но и литовские воины, псковско-полоцкие дружины, они совершили глубокий рейд по юго-восточной окраине Великого княжества Литовского, захватив города Трубчевск, Стародуб «и иныа многи страны и власти повоеваша»233. Примечатель­но, что князь фубчевский Дмитрий Ольгердович, брат Андрея, добро­вольно сдал город, перейдя на сторону Московского князя, и «прииде на Москву въ рядь къ великому князю Дмитрею Ивановичю, и урядися у него въ рядъ и крепость взя Князь великий же давъ ему крепость и рядъ, и приа его съ честию великою и со многою любовию, и даде ему градъ Переславль и со всеми пошлинами»244. Брянские земли отходи­ли, очевидно, под протекторат Москвы, а перевод Дмитрия Ольгердо-вича «по ряду» в Переяславль был важен тем, что такого опытного кня­зя выгоднее было держать под боком, под присмотром, нежели на зыб­ких границах княжества Остается рассмотреть цели этого зимнего похода. Вторжение в Юго-Восточные земли Литовского княжества пре­следовало попытку создания, пусть зыбкого, но плацдарма Москвы в данном регионе, создание своеобразной буферной зоны между Литвой и Ордой, возможное препятствие или по крайней мере осложнение продвижения войск Ягайло на встречу с Мамаем. Данный поход явил­ся предупреждением Новгороду, следствием чего уже в марте 1380 года в Москву прибывает большое посольство во главе с архиепископом Алексеем о восстановлении мира Дмитрий Иванович принял посоль-ство и «крестъ целовалъ на всей старине новогородцкои и на старых грамотах»275. Неизвестно только, остался ли в Новгороде Юрий Нари­манович, по в результате данных переговоров Новгород занял скорее нейтральную позицию и по отношению к Руси, и по отношению к Литве.

    Итак, союзниками Мамая были Литва (виленская группировка Ягай-ло) и Рязань. Действия каждого из них разберём подробнее ниже. Так­же, не надеясь только на собственные силы, Мамай широко привлёк и наёмников. «И глаголаше ему, утешающе его, советници его: «видиши ли, великий княже, паче же великий царю, Орда твоя оскудела и сила твоя изнемогла; но имаши богатства и имениа безъ числа много, да наимствовавъ Фрязы, Черкасы, Ясы и другиа къ симъ да воинства со-береши много...»236, т.е. в состав его войска вошли наёмники из Повол­жья, Крыма, Кавказа.

    Ну а что же коалиция Москвы? С ней мы подробнее разберёмся, анализируя поэтапно ход событий 1380 года. Важно только заметить, коль летопись не упоминает об очередном съезде Северо-Восточных князей, значит, практически все, входившие в конфедерацию московс­кого князя, готовились к решающему сражению, ожидая только прика­за к выступлению. Иначе трудно объяснить ту скорость, с которой со­брались отряды даже из отдалённых районов Руси по первому зову ве­ликого князя.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 33      Главы: <   17.  18.  19.  20.  21.  22.  23.  24.  25.  26.  27. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.