В ЛЕТО 6876 (1368 г.) - Летопись России. Дмитрий Донской и его время - Елагин - История России - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 33      Главы: <   6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16. > 

    В ЛЕТО 6876 (1368 г.)

    «О Первом Литовъщине»95 - так выделено

    киноварью летописцем основное событие этого года: московско-литов­

    ская война. Случайно или нет, но предваряет это запись о грозных яв­

    лениях природы и стихийных бедствиях: «явися звезда хвостата»96, во

    многих городах погорели храмы. Наступал грозный 1368 год. Москов­

    ское правительство детально продумало план предстоящих военных

    действий. Предполагалось действовать в двух направлениях: нейтра­

    лизация Ольгерда и решительные мероприятия против Михаила Твер­

    ского. Для осуществления первой задачи на границу с Литовским кня­

    жеством был направлен с ратью Владимир Андреевич. Он штурмом

    захватывает г.Ржев, выгоняет оттуда литовцев97 и тем самым создаёт

    очень удобный стратегический плацдарм. Дело в том, что г. Ржев, рас­

    положенный на Верхней Волге, имел очень выгодное географическое

    положение: через него Москва могла поддерживать отношения с дру­

    жественным ей Новгородом, а самое главное - отсекала от Литвы Твер­

    ское княжество, что было немаловажным моментом в грядущих собы­

    тиях,      

    Основные действия тем самым разворачиваются в Москве. Дмитрий Иванович нисколько не смирился с прошлогодней победой тверского князя, просто стал действовать хитрее, гибче. Он приглашает в Москву Михаила Александровича для ведения мирных переговоров. Весьма ло­гично, что тверской князь должен был это предложение отвергнуть. И действительно, о чём вести переговоры? Он победил, споры с родствен­никами решены в его пользу, а ехать в Москву, зная исстари вероломство москвичей, равнозначно самоубийству. И вот здесь решающую роль сыг­рал митрополит Алексий. Он дал клятвенные заверения в безопасности князя и его людей, и не послушаться главу церкви Михаил Александро­вич не мог.

    Во главе посольства он прибывает в Москву98. Переговоры велись, очевидно, вокруг вопроса о владениях в Тверском княжестве. Дмитрий Иванович желал их перераспределения и более активного вмешатель­ства в дело Твери. Естественно, что переговоры зашли в тупик. Тогда князья были вызваны к митрополиту на третейский суд, и когда и там Михаил проявил несговорчивость, московские власти нарушили крес­тное целование и арестовали тверского князя и его бояр «разно разве­ли, и держаша их во истомлении вслице»99. Чего хотели этим добиться московский князь и митрополит? Полная ликвидация Михаила Алек­сандровича в тех условиях видится маловероятной. Скорее, в порыве гнева из-за неуступчивости Михаила Дмитрий Иванович принял такое решение, надеясь, что, побывав «выстомь», тверской князь будет более сговорчивым и примет его условия. И всё это делалось с благослове­ния митрополита. Но в коварные действия Москвы вмешались новые обстоятельства. Совершенно неожиданно к великому князю прибыва­ют татарские послы. В 1368 году Мамай захватил Сарай100. Мы помним, что ярлык на великое княжение Владимирское вручил Дмитрию Ива­новичу Абдуллах, а фактически сам Мамай. И вот теперь на правах единоличного правителя Золотой Орды он направляет па Русь посоль­ство для урегулирования каких-то вопросов. Конфликты между рус­скими князьями вправе был разбирать только хан, и, опасаясь послед-ствия собственного своеволия, Дмитрий Иванович вынужден был ос­вободить Михаила Александровича. С ним был заключён мирный до­говор, по которому удел Семёна Константиновича переходил в руки Еремея, незадолго до этого порвавшего договор с тверским князем и перебежавшего «въ рядъ» к Дмитрию Ивановичу.

    Едва оказавшись на свободе, Михаил Александрович разрывает на­вязанный ему договор. Для него Москва становится основным врагом, а желание отомстить за бесчестье - делом всей его жизни. И среди главных его врагов - Дмитрий Иванович и Алексий. «Князь же вели-кыи Михайло съжалися велми о томъ и негодоваше, и не любо ему бысть и положи то въ измену и про то имеаше розмирие къ великому, паче же на митрополита жаловашеся, къ нему же веру имелъ паче всехъ. яко по истине святителю»101. Святитель же оказался больше московс­ким митрополитом, нежели блюстителем православия всей Руси. Еще более резко на эти действия отозвался Ольгерд в послании к патриар­ху: «...и шурина моего князя Михаила клятвенно зазвали к себе, и мит­рополит снял с пего страх, чтобы ему прийти и уйти по своей воле, но его схватили... По твоему благословению митрополит и доныне благо­словляет их на пролитие крови. И при отцах наших не было таких мит­рополитов, каков сей митрополит. Благословляет москвичей на проли­тие крови и к нам не приходит, ни в Киев не наезжает»102.

    Дмитрий Иванович собирает большое войско и посылает его на Тверь. О военных действиях летописи ничего не сообщают. Известно только, чю Михаил Александрович бежит вновь в Литву, где с помо­щью сестры уговаривает Ольгерда идти на Москву, «дабы сътворилъ месть его»101. Только Ольгерда особо-уговаривать и не нужно было Несмотря на чуть ли не ежегодные войны на своих западных границах, он теперь почувствовал на себе удар московских ратей, принесших его княжеству немалый урон. Настало время для ответного удара.

    Ольгерд - один из самых выдающихся полководцев XIV в., умный политик, хитрый тактик, талантливый и смелый воин. В летописи да­ётся такая его характеристика: «...егда куда поидяше на воину, тъгда никому же не ведущу воинамъ его, камо хощетъ ити ратию, ни инымъ опришнимъ, или внешнимъ или иноземцемъ или гостемъ не дасть уве-дати на кою идеть, да не услышана будеть дума его вь ушию инозем­цемъ, да не изыдеть весть си въ ту землю, въ нюже рать ведяше»104 Смог перехитрить он на этот раз и Дмитрия Ивановича. И хоть знал московский князь, что Михаил Тверской бежал в Литву за ратию ли­товской, ждал нападения, готовился к войне с Ольгердом, но всё же оказался застигнутым врасплох. После похода на Тверь войска москов­ской коалиции были распущены по своим княжествам; Тверь завоёва­на, глубокой осенью ждать выступления Ольгерда было маловероя гным, а держать большое войско в полной готовности у Москвы не было возможности. Но в этом весь Ольгерд. Он выждал момент, когда его уже перестали ждать. Собрав большое войско, куда вошли, помимо литовских полков, тверские и смоленские отряды, поздней осенью быстрым маршем подошёл к границам московского княжества.

    Слишком стремительным был поход, слишком поздно узнал об этом Дмитрий Иванович. Спешно стал он рассылать грамоты по городам и княжествам, собирая военные рати, воинов. Из имеющихся в наличии был собран сторожевой полк, куда вошли московские, коломенские, дмитровские отряды под командованием воевод Дмитрия Минина и Акинфа Фёдоровича Шубы. А Ольгерд был уже в пределах Московс­кого княжества, разрушая, грабя всё на своём пути. Единственной ра­тью, встретившей его в порубежьс, была рать Семёна Дмитриевича Стародубского по прозвищу Крапива, но оказать сопротивления она не смогла. В скоротечной битве стародубское войско было разбито, а са­мого Семёна Дмитриевича убили. Затем войска Ольгерда захватили союзный Москве г.Оболенск, где убили князя Константина Юрьевича Оболенского. 21 ноября на р.Тростне встретились московский сторо­жевой полк и литовские войска. Силы были явно неравны, в результате посланные Дмитрием князья, бояре, воеводы, воины - все погибли105. От пленных Ольгерд узнал, ч го московский князь не успел собрать со­юзное войско и затворился в Кремле. Быстрым маршем литовские вой­ска оказались у Москвы. Посад по приказу самого же великого князя был выжжен, чтобы затруднить Ольгерду осаду. Сам он вместе с Вла­димиром Андреевичем, митрополитом Алексием и «прочим князи и бояре и все христиане»106 надеялся отсидеться за вновь отстроенными каменными стенами. В планы Ольгерда, скорее всего, не входила дли­тельная осада, тем более в условиях зимы, а штурмом взять Кремль он не решился. Трое суток простоял он под стенами Москвы, выжег и опустошил все окрестности, а затем вернулся в Литву, уводя с собой в плен множество людей, угоняя скот. Разорение московского княжества было столь жестоким, что летописец сравнил его с Федорчуковой ра­тью, бывшей 41 год назад!

    Война Москвой была проиграна. Следствием этого явилось и то, что Дмитрий Иванович уступал позиции Твери: Михаил Александро­вич получал вновь злополучный удел Семёна Константиновича, а «кня­зья Еремея отъпустили съ нимъ въ Тферь»107, то есть по сути дела преда-

    ли, выдали Твери. Так закончился первый этап московско-тверской-литовской войны.

    Необъяснимое это явление. Москва, истреблённая моровой язвой, пожарами и голодом, разорением литовцев, всё же выжила, выстояла и даже ни на секунду не помышляла о сдаче своих великокняжеских пол­номочий. Почему, в силу чего? Или бедствия других на фоне Москвы были более значимыми? Нет, по источникам этого не скажешь. Или так был велик военный потенциал Москвы, что позволял выдержать и такое поражение? Сила была, но она проявляла себя только в единстве с остальными княжествами, в коалиции. Один на один с Литвой, мы видели, Москве было сразиться не под силу. Так почему же Москва после стольких бедствий и поражений оставалась собирателем разроз­ненного потенциала русских княжеств? Перебирая все варианты, всё больше убеждаешься, что лидерство Москвы было предопределено в силу того, что там был центр русской церкви. В разрозненных княже­ствах, враждующих, готовых пожирать друг друга, единственно общей, а отсюда и объединяющей, цементирующей силой была православная вера. Мудрый митрополит Алексий в величии Москвы, как центра мит­рополии, видел гарант незыблемости православия. Духовная роль Мос­квы и предопределяла её главенствующее положение, далее после та­ких сокрушительных поражений, как «литовщина». Роль лидера не позволяет долго предаваться унынию, но, собравшись с силой, вновь выполнять своё предназначение.

    Великий Новгород зимой 1368 года попросил о помощи. Агрессия Тевтонского Ордена всё усиливалась. В этом году тевтонцы сконцент-рировали большие военные силы во главе с самим епископом для взя­тия Изборска. Новгородцы, несмотря на бывший страшный пожар, уничтоживший чуть ли не весь город, пошли с войском на помощь осаж-дённому городу. Немцы, не ожидавшие участия Новгорода, побежа-ли108. Этим самым был разорван мирный договор Новгорода с Орде­ном и нужна была помощь. Верный союзническому долгу великий князь Дмитрий Иванович посылает им в помощь своего брата Владимира Андреевича, который «бысть гамо от Збора до Петрова дни»109. Ни о виде, ни о размере московской помощи мы не знаем. Важно другое. Несмотря на сокрушительное поражение, Москва остаётся политичес­ким центром русских княжеств, защищающим своих союзников.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 33      Главы: <   6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.