ГЛАВА ШЕСТАЯ. АРМЯНЕ ПРОТИВЯТСЯ ВТОРОЙ РАЗ ЦАРЮ ПЕРСИДСКОМУ. - История. Борьба христианства с учением Зороастровым в пятом столетии, в Армении - Егише Вардапет - Церковная история - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 13      Главы: <   3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.

    ГЛАВА ШЕСТАЯ. АРМЯНЕ ПРОТИВЯТСЯ ВТОРОЙ РАЗ ЦАРЮ ПЕРСИДСКОМУ.

    Убедившись, что ни послания, ни хитрости не могут обмануть Армян, ни разрушить святого союза их, полководец персидский Мушкан призвал к себе нечестивца Васака со всеми князьями отступниками, следовавшими заблуждениям {191} его и снова расспрашивал их об армии Вартана и совещался о мерах, которыми предполагал утвердить за собою победу. Потом велел призвать начальников, командовавших его войсками, приказал им поставить слонов в переднем ряду армии и для подкрепления окружить каждого слона отрядом, состоящим из трехсот человек. Отдав эти приказания, пред всеми главными начальниками выразился он от имени царя, следующими словами: «помните приказание великого царя; сражайтесь храбро и предпочтите смерть жизни постыдной. Не забудьте масла, венца и молоточка и всех наград, которыми беспрерывно осыпает вас щедрый монарх: каждый из вас есть владетель земель и пользуется привилегиями большими. Вы знаете доблесть Армении и воинское достоинство каждого из сынов ее; вы знаете также, что в случае поражения вы лишаетесь славы и титулов своих; это будет для вас двойною потерею. Подумайте о женах своих, о друзьях, о детях и старайтесь {192} не быть ни пораженными врагами внешними, ни оплакиваемы друзьями близкими». Потом припомнил он им о немилости, которой подверглись многие их товарищи по оружию, бежавшие с поля сражения; хотя они спаслись от сражения, но умерли под секирою палача, сыновья и дочери их лишены были прав граждан и отобраны были у них все имения. Напомнив им еще раз строгие приказания царя, он сделал последние распоряжения и построил армию для сражения. Он протянул свою линию по всему пространству обширной равнины и поставил по правую и по левую сторону трехтысячный отряд. Вокруг него стояли избранные воины, вооруженные всеми оружиями и знаменитый отряд, называемый бессмертным; он окружил их такими подкреплениями, что можно было их принять за башни или крепости непреоборимые. Он раздал потом значки; распустил знамена и трубный звук предварил каждого быть готовым. В правом крыле собрал он вспомогательные войска Кушу-{193}нов, Гуннов и Гелов, всех страшных и грозных воинов и дал им приказ, быть готовыми против главнокомандующего Армении. Храбрый Вартан, в это самое время, по мнению князей, составлявших совет его, построил войска свои для битвы и назначил им начальников. Он разделил apмию на четыре отряда: первый отдал под команду Нершапу Арцруни, который был вспомоществуем сподвижником своим, великим владетелем Мока и князьями с их дружинами, крыло их составляли войска, менее других организованные. Второй отряд был под предводительством князя Хорена Хорхоруни, с подкреплениями князей Инцаиаци и Нерсе Каджберуни. Третьего отряда начальником назначен был Татул Ванандаци и сподвижником его был Таджат Кинтуни, с подкреплениями из мнoгoчиcлeнных отрядов, составлявшими крылья их. Храбрый Вартан оставил себе четвертый отряд и сподвижниками его были: храбрый Аршавар и родной его брат Амазаспиан. Так построились они для сражения на равнине, {194} против армии персидской на берегу реки Тгмут.

    Раздался сигнал и обе страны бросились друг на друга с ожесточением и яростью неимоверною. Крики, раздающиеся из среды этой великой массы людей, уподоблялись крику диких зверей или удару грома, раскатывающегося в облаках, и от страшного шума их содрогались пещеры гор отдаленных. Ослепительные лучи солнца, ударяя на броню воинов, на железо шишаков и сталь копий и мечей, кололи глаза, а взмахиванье мечей и колебанье пик вились сверкающим огнем как молния, бороздящая небо в бурный день. Никто не в состоянии описать страшной сумятицы, где смешивались крики людей, столкновение щитов и свист стрел — все это заглушало слух. С обеих сторон бились с одинаковым ожесточением и в кровавой этой битве храбрые выходили из рядов, герои врывались в ряды неприятельские; слабые напротив унывали, а трусы приходили в отчаяние. {195} Скоро река очутилась уже в средине сражающихся и армия персидская, устрашенная трудностью места, начала понемногу редеть. Один отряд армянский дошел до самых берегов реки, переправился чрез нее на лошадях и сражался с величайшею отвагою; с той и другой стороны много убитых и раненых падало на землю. В минуту самой жаркой сечи и схватки неистовой, отважный Вартан заметил, что избранный отряд армии персидской успел уже поколебать левое крыло Армян; он тотчас же бросился в ту сторону, разрезал правое крыло Персов, загнал их на слонов и, преследуя их до места, откуда двинулись, побил у них множество народу. Беспорядок, причиненный этим смелым нападением, был так велик, что и отборная кавалерия разделилась и была совершенно рассеяна. В эту же минуту Мушкан Нюсаловурт заметил некоторые отряды Армян, отступающих поспешно к стороне гор. Увидев это, он стал ободрять войска свои, которых подвиги Вартана пора-{196}жали оцепенением, и принудил их остановиться. Битва возобновилась и сделалась ужасною. С обеих сторон храбрость была одинакова и груды трупов возвышались как холмы. Смятение проникало уже в ряды Персов, когда Мушкан приказал Арташиру, командующему слонами и сидящему на высокой башне, несомой этими животными, как в цитадели укрепленного города, сделать решительное нападение. Арташир двинулся вперед со своим передовым отрядом, при звуке больших изогнутых труб, отборные воины одушевились с своей стороны и храбрый Вартан, окруженный ими со всех сторон с героями — товарищами своими, не мог выбраться из среды плотной массы воинов. Тщетно усиливался он открыть себе дорогу и, оказав чудеса храбрости, пал вместе с храбрыми воинами, которые не отставали от него и вместе с ним получили бессмертную пальму мученическую.

    Битва продолжалась до вечера и только {197} настигшая ночь остановила резню. Много еще побито было людей, пока войска разошлись с места сражения; там и сям возвышались груды трупов, как сваленные деревья посреди густого леса. Со всех сторон видны были только сломанные копья и разбитые стрелы. Святые тела мучеников так были изранены, что узнать их было невозможно; они разбросаны были по земле, вместе с язычниками. Смерть Вартана была сигналом поражения Армян: они бежали к ущельям гор и искали места неприступные. Но, прежде нежели они достигли их, много еще битв частных произошло между ними и Персами, и эти отчаянные стычки, сопровождаемые ужасными убийствами, длились до заката солнца этого достопамятного дня. Это было весною: поля и луга, испещренные душистыми цветами, залиты были кровью человеческою, изменившею цвет их. Какое грустное зрелище — это бесчисленное множество трупов, лежащих друг на друге! Раненые метались, корчились болезненно возле убитых, {198} воздух оглашался стенаниями раненых, предсмертными криками умирающих и ропотом беглецов, скрывающихся; от времени до времени примешивались ко всему этому жалобные вопли женщин и отчаянные крики родных и друзей: в обеих армиях плакали над телами храбрых. Победа была так не определена, что можно было сказать: не было ни победителей, ни побежденных, — это была битва храбрых с храбрыми. Однако же главнокомандующий погиб в этом сражении, и хотя живых оставалось более нежели убитых, но выбора нового начальника не возможно было тогда сделать; Армяне, оставшиеся без главного начальника, удалились небольшими отрядами; искали убежища в крепостях и скалах, менее других доступных. Оттуда стерегли они неприятеля, не смевшего подступать к ним. Вот имена доблестных мучеников, павших в один и тот же день в великом сражении против Персов (сражении, происшедшем 451 года, 2 Июня, в Субботу, седьмого дня праздника святой {199} Троицы): из рода Мамикониан храбрый Вартан со 133 воинами; из фамилии Хорхоруни, неустрашимый Хорен с 19 воинами; из фамилии Палуни, герой Артак с 57 воинами; из фамилии Кинтуни, дивный Таджат с 19 воинами; из фамилии Димаксиан — мудрый Хмаяк с 22 воинами; из фамилии Каджберуни — прекрасный юноша Нерсе с 7 воинами; из фамилии Гнуни, благородный Ваан с 3 воинами; из фамилии Инцаиаци, праведный Арсен с 7 воинами; из фамилии Сруандзта, быстрый Гарегин с двумя своими братьями и 18 воинами. Эти 287 героев, падших в этом сражении, были только из дружины десяти князей и из дома Арцруни и царского дома. Исключая этих 287 человек, было еще 740 воинов, имена которых записаны в книге жизни и которые погибли в тот же день. Все вместе составили 1036, оставшихся на поле битвы. Персы и отступники потеряли до 3544 человек и 9 особ высшей знати. Начальник Мушкан Нюсалавурт был огорчен до глубины сердца, увидев, {200} что потеря их была почти втрое больше потери Армян. Эти груды убитых повергали мысли его в страшное смущение, потому что сражение кончилось вовсе не так, как он ожидал. Он считал, разбирал по несколько раз убитых той и другой стороны и приходил в отчаяние, видя, что потерял три раза больше нашего. Более же всего сокрушала его потеря 9 великих сатрапов, лично царю известных. В смущении своем, он не знал, на что решиться: уведомить Йездигерда точно и подробно о потерях, им понесенных, он опасался гнева царя, а скрыть их было невозможно. Посреди этих тревожных и тягостных размышлений Мушкана, пришел к нему отступник Васак, скрывавшийся между слонами во все время битвы, из боязни быть убитым, и предложил свои утешения и старания рассеять его уныние. Он указал ему на средства, как военной хитростью завладеть укреплениями; потом согласился с ним послать снова своих священников — отступников с приказом царя и собственным {201} обещанием общего и полного прощения за возмущение и дозволения восстановить церкви и богослужение христианское, согласно с их древними обычаями. Царь действительно дал подобное повеление, потому что он потерпел сильный урон, потери, им понесенные в обеих войнах, (Кушунов и Армении) сделали значительный недочет в войсках его. Но войска apмянские, укрепившиеся в крепостях, не могли легко довериться такому объявлению Йездигерда, зная все козни отступника — Васака. {202}

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 13      Главы: <   3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.