ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ. В0СП0МИНАНИЕ О ЖЕНАХ ПЛЕННЫХ ВОИНОВ ХРИСТОВЫХ, ПОГИБШИХ В ВЕЛИКОМ СРАЖЕНИИ. - История. Борьба христианства с учением Зороастровым в пятом столетии, в Армении - Егише Вардапет - Церковная история - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 13      Главы: <   8.  9.  10.  11.  12.  13.

    ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ. В0СП0МИНАНИЕ О ЖЕНАХ ПЛЕННЫХ ВОИНОВ ХРИСТОВЫХ, ПОГИБШИХ В ВЕЛИКОМ СРАЖЕНИИ.

    Мне невозможно назвать поименно доблестных жен пленников, павших в великом сражении, столь пагубном для Армении. Я знаю поименно около пятисот, но есть еще множество, которых я {337} не знаю. Между теми, которых я знаю, большую часть составляют знатные, другие же принадлежат классу низшему. Все они были объяты ангельским соревнованием — отказаться благ и удовольствий мира, и жены благородные, и жены простолюдинов облеклись в одно мужество веры и в одно терпение добродетели.

    Они изгладили из своей памяти все, что могло напоминать им прежнюю пышность. Они несли бремя своей жизни, как закоснелые в трудах земледельцы, и как будто с самого младенчества привыкли выносить тяжкие лишения, налагаемые бедностью. Сколько души этих добродетельных жен были подкрепляемы благодатью и надеждою на вечность, столько же и тела их удручены были бременем жизни, которое им было тяжко выносить. Каждая знатная госпожа, по обычаю страны, держала при себе женщин, с детских лет в великолепном доме ее воспитанных — теперь нельзя было отличить служанок от господ: они носили все оди-{338}наково грубое платье и вечером никто не стлал постели для другой: нельзя было различить общую их постель — черное сено. Они одевались одним жестким черным покрывалом и клали свои головы на одно жесткое изголовье. Не было более изысканных блюд для них приготовляемых, не было при них особых хлебников, по обычаю знатных домов. Каждая из этих женщин, без всякого различия званий, имела свою долю в хозяйстве, соблюдала в дни воскресные воздержание; как монахи пустынные. Никто не подносил воды знатным госпожам, чтоб они вымыли руки, и для обтирания их, служанки не подавали им тонких полотенец. Они перестали употреблять душистые мыла, разные эссенции и духи по дням праздничным. На столах не красовалось уже прекрасной посуды, и богатые кубки заздравные были с них изгнаны. Церемониймейстер уже не стоял у дверей великолепных зал для приема гостей; дворцы не отворялись для принятия особ знатных: всякий сказал бы, что в памяти их не {339} осталось ничего, напоминающего им, что в мире есть у них родные братья и друзья близкие. Пыль и копоть лежали слоями на туалетах, покрывалах и занавесах постелей молодых супруг, в опочивальнях расстилали ткань свою пауки, почетные кресла и парадные балдахины лежали опрокинутыми, великолепные сервизы были перебиты и обширные дворцы стояли в страшном запустении. Наконец укрепленные их замки были, по повелению царскому, срыты до основания. Душистые цветы роскошных садов поблекли, плодоносные виноградные лозы были вырваны. Собственными глазами видели они, как грабили и разоряли их, и до слуха их доходили только рассказы о страданиях их друзей. Все сокровища женские и украшения были конфискованы в пользу царя. Не оставалось ни одной жемчужины для украшения доблестной груди их, ни одного камешка для благородного чела их. Нежные жены армянской страны, взлелеянные с детства в неге и роскоши, воспитанные на софах и мягких подушках, хо-{340}дили теперь из сырых жилищ своих босыми в церковь Божью или молельню — испрашивать у Бога пламенными молитвами благодатную силу выносить терпеливо тяжкое горе жизни. Те, которые с юных лет привыкли к изысканной пище, с радостью утоляли свой голод травами и овощами, вовсе не вспоминая о прежних вкусных блюдах. Увял цвет лица их и загрубела кожа, целый день подвергались они загару на солнце, а ночью склоняли головы на грязное сено, брошенное на землю. Уста их произносили только стихи псалмов, и единственным утешением их было чтение пророков. Они сходились часто между собою, чтобы верно нести свое иго, идти по одному пути в рай и достичь, не сбиваясь с пути, обители мира и покоя. Они сбросили слабость пола своего и стали доблестными воинами на духовной войне. Они боролись с грехами, к которым клонила их невольно природная слабость, и вырывали их с смертоносным корнем. Они победили обман простотою голубя {341} и святою любовью своею выбелили багровые пятна ревности. Они срезали корни скупости, и ядовитые плоды их высохли на отрезанных ветвях. Они пристыдили гордость своим смирением и этою добродетелью возвысились до небес. Своими молитвами они отверзли замкнутые врата неба, и ангелы спасители сошли на землю, привлеченные их мольбами. Наконец они получили добрые вести, которых ожидали нетерпеливо из далеких стран, и прославили милосердного Бога. Вдовы, находившиеся между ними, сделались супругами добродетели. Жены именитых князей-пленников добровольно заглушали желания плоти, изнуряли и умерщвляли свое тело и причастились мук доблестных супругов своих. Жизнью своей они уподобились святым мученикам, борющимся до последнего мгновения жизни. Издалека утешали они пленных и трудами рук своих вырабатывали средства для пропитания, и ничтожное жалованье, получаемое ими от царя, берегли, ничего для себя не тратили, чтобы ежегодно посылать его {342} в помощь своим супругам. Они походили на стрекоз, не имеющих в себе крови, которые живут воздухом и мелодией, они представляют нам собою образ духов бестелесных. Лед многих зим растаял; весна несколько раз уже возвращала ласточек: все радовало сердце человека; но жены пленных Христиан тщетно ждали радостного возврата возлюбленных своих супругов. Вид цветов весенних напоминал им ангельскую нежность святой любви возлюбленных и взоры их жаждали отдохнуть на прекрасных их образах. Охотничьи гончие собаки благородных вельмож погибли одна за другою в отсутствии своих господ, и перестали ржать борзые кони их. Бедные жены христианские не имели других воспоминаний о супругах своих, кроме их портретов. Торжественные собpaния, дни великих праздников, проходили и не приносили им свидания с милыми и возврата их из земли отдаленной. Бедные проливали слезы, проходя опустелые залы, и звали их по именам: в этих {343} залах поставлены были статуи в память их, и на каждой было вырезано имя отсутствующего. И так, все волновало тоскою убийственною душу этих доблестных жен; но они неутомимо исполняли святой долг добродетели. В глазах других они казались печальными вдовами в трауре и унылыми; но внутренне были утешены любовью божественною. Они, наконец, перестали спрашивать путешественников, возвращавшихся из земель далеких. «Увы, когда увидим мы прекрасных друзей наших!» Одно было предметом их обетов, об одном молили они Бога: чтобы они, исполненные небесной любви, терпеливо вынесли до конца свои мучения. Постараемся же и мы, подобно им, быть достойными блаженства небесного. Будем и мы беспрерывно трудиться, чтобы достичь покоя, обещанного верным служителям Божьим милостью Господа нашего Ииcуca Христа.

    конец.

    1 Вардапет: слово армянское. Оно значит: право-учитель. Этим словом переводится в новом завете Еврейское — Раввин, для наименования Спасителя и Апостолов. У Армян оно имело высокое значение и давалось высшим сановникам духовенства, Епископам и тем, которые святостью жизни и ученостью равнялись с ними. В начале, немногие Епископы принимали это наименование, как превышающее их достоинство; но впоследствии стали его давать всему черному духовенству, члены которого и поныне именуются Вардапетами.

    2 Horat. Epodon lib. carm. XVI.

    1 Граций в 382 году издал закон: «или все провинции, соединенные, совещаются вместе, или каждая провинция совещается отдельно, чтобы никакая власть не препятствовала и не замедляла этих совещаний, которых требует благо общественное». Император Гонорий, в 418 году, дал право иметь независимые народные собрания.

    См. L. sive integita 9; Cod. Theod., 1, XII t.12. — Raynouard, Histoire du Droit municipat en France, 1, Стр.192, 199. — Michelet, Histoire de France.

    2 Malunt enim sub specie captivitatis vivere liberi, cum sub specie libertatis esse captivi... Non solum transfugere in eis ad nos fratres nostri omnino nolunt, sed ut ad eos con giant, nos relinquunt; et quidom mirari satis non possunt, quod hoс non omnes omnino faciunt tributarii pauperes... nisi quod una causa tantun est, qua non faciunt, quia transferre illuc... habitatiunculas familiasque non possunt... См. Sulvian, de gubernatione Dei. Michelet, Histoire de France.

    3 Les armes meme, qui detruisent le monde, no font que favoriser les operations de la grace evangelique. Combien de personnes qui, au sein de la paix, renvoyaient le moment de leur bapteme, l'ont maintenant demende, pousses par la crainte des dangers actueles. Combien d'ames languissantes et tiedes n'ont pas ete partees par un effroi subit a faire ce que des exortations paisibles n'avaient jamais pu obtenir d'elles. On a vu des enfans de l'eglise tomber au pouvoir de l'ennemi, ammener leur maitres captifs a l'Evangile et se devenir leur guides en la foi, diriger et conduire ceux, qui d'apres le sort de la guerre, ils devaient servir comme esclaves. Des barbares, qui servaient dans les troupes auxiliaires de l'empire, apprirent dans nos contrees ce qu'ils ne pouvaient apprendre chez eux, et retournerent dans leurs demeures avec la connaissance de I'Evangile. Ainsi, rien ne peut rerister a la grace divine, rien ne peut l'empecher d'accomplir ses decrets; elle fait servir la division au retablissement de la concorde, elle convertit les blessures en moyen de guerison, et par les dangers qui menacent l'eglise, elle procure sa prosperite. — См. Memoires pour servir a l'histoire du christianisme, par Aug. Neandre, traduit de l'allem, par Alph. Diacon.

    1 См. ист. М. Хоренского кн. III, гл. XXXVI.

    1 См. там же кн. III. гл. XXXV.

    2 Первое издание ее вышло в Амстердаме в начале XVIII века. Она первая книга, напечатанная на армянском языке в Амстердаме.

    1 Месроб, пришедши в страну Иверов (Грузию) изобрел для них буквы, свыше ниспосланным ему даром, вмести с Джагаем, переводчиком греческого и армянского языков. Благоприятствовал же ему в том царь их Бакур и епископ Моисей. Месроб собрал детей, разместил их на два класса, и оставил им двух учителей из учеников своих, Тер-Хордзенаци и Муше-Торонеци. См. ист. М. Xopенск. кн. III. гл. LIV.

    1 Я сохранил произношение персидское; Армяне пишут Азкерт, у Европейцев он известен под именем: Йездигерд.

    2 Древний Nisibis , город в Азиатской Typции; основание его приписывают Немвроду. Со времен Диоклетиaнa до Императора Флавия Клавдия он принадлежал Римлянам; после, во 2-й половине четвертого века, уступлен был Персам.

    1 Древний Ктесифон, город Вавилонии на Севере, при реке Тигре, был основан царями Парфии и служил зимнею их резиденцею. Цветущее состояние его сильно уронило Селевкию. Развалины этих двух городов служили основанием Багдада; остатки их называются Ал-Мадаин, т.е. города.

    2 Пах,— новейшие армянские писатели принимают врата Пах за нынешний Дербенд, который известен у армянских историков под именами Джор, вратами Албанцев (дурн Аланац) и железными вратами (дурн эрката). Но, судя по словам манифеста Йездигерда: «я иду войной в страну восточную», — надо полагать врата эти на Востоке от Персии, где живут Бактрийцы или Кушуны, между тем как Дербенд лежит на Севере Персии. Иначе трудно понять, как могло войско, стоявшее на Северо-Западе Армении, явиться в стране Апар, что ныне Хорасан. При том же Пах не есть имя собственное, а нарицательное и означает — стража, станция. Пах значит охранение дороги и ущелья, не означая собственного названия. Вероятно переписчики изменили Пахл город в Пах. Moйсей Хоренский упоминает (книг. II, глав. LXXIV) «Ардашир обещал Парфам прежнее их владение Пахлав, царский город Пахл».

    1 Егише и Moйсей Xoренский пишут Кушанк вместо Кушун. Это смешение гласных букв у и а вероятно произошло от переписчиков, последняя же буква к означает по свойству армянского языка множественное число. Гунны жили па берегах Каспийского моря; одна часть к Востоку его и была известна под именем Ephtalites или Гуннов белых; другая же поселилась к Западу Каспийского моря и называлась у греческих историков под названием Cidarides. Эти последние носят собственное имя Гуннов, которые дали начало Венгерскому народу.

    2 Все эти народы жили в горах Кавказских и Таврских, не многие из них coxpaнили свою национальность и древние свои названия: Армяне, Грузины, Курды и т. д. Другие же племена, вероятно, слились между собою и живут, вероятно, под другими названиями в горах Кавказа и Тавра.

    1 Слово варвар есть буквальный перевод слова, yпoтребленного Егише; оно имеет первоначальное свое значениe, т.е. чужеземца, народа отличающегося своими нравами, языком и т. д., но не означает дикаря, как обыкновенно понимают слово — варвар.

    1 В тексте стоит слово «Итагакан» которое по всему вероятию, как видно из последующего рассказа о Кушунах, должно быть искаженное переписчиками слово «Интагакан» или «ептагакан, » т. е. Ephtalites.

    1 Иран есть название, данное стране персидской жителями ее; Typaном же называли Мидяне все страны, лeжащие от них к Северо-Востоку и к Востоку Kacпийского моря. Зендавест упоминает часто Туран и противополагает его южной стороне или Ирану. Иран плодоносен и служит обиталищем добрых духов; Туран же, — жилище Аримана, всегда бесплоден.

    1 Греческие историки рассказывают, что Аннибал, удалившись по интригам Римлян, от Антиоха Великого, прибыл к Apтаксиасу и не далеко от Аракса, в области Араратской был построен для него город Артаксад, по-армянски Арташат. Город этот был столицею армянских царей; теперь в развалинах близ Эривана; от него остался только ров Хорвираб, в который был брошен Св. Григорий.

    1 Слово князь, которое я употребил в своем переводе, соответсвует слову нахарар, которое имеет буквальное значение французского — Prеfеt. Можно было перевести Нахарар-Сатрапом; но гораздо ближе было перевести его князем, в древнем значении сего слова: все древние Нахарары армянские происходили из царской фамилии и имели свою область, как бы уделом своим. Они в ней были правителями страны.

    1 Слово Навасард название месяца, которым Армяне в то время начинали новый год. Он соответствует Сентябрю. Маги, говоря о пространстве времени между двумя Навасардами, разумели целый год. Но так как князья армянские прибыли к персидскому двору во время Пасхи, которая могла быть в конце Марта, то шестимесячный срок, данный Йездигердом, надо считать с Марта до Сентября т.е. Навасарда включительно.

    1 Намек о других писателях, оплакивавших Армению.

    1 Армения занимает западную страну Азии. На Севере ее лежат Имеретия и Грузия, на Востоке Адербеджан, на Юге высокая цепь Курдистанского Тавра, прорезываемая Тигром и Евфратом, на Западе Анатолия. Древняя Армения разделялась на Армению великую (Armenia major) и на Армению малую (Armenia minor). Армения великая имела границами с Севера Грузию, с Востока Ассирию, с Запада Евфрат, — с Юга Тигр. Малая Армения лежала на Западе от Ефрата, между Колхидой и Каппадокией.

    1 Провинция эта лежит на правом берегу Аракса; она теперь известна под названием Муганских степей: она разделяет Армению от Адербеджана и Албании.

    1 В Четверг последней недели, перед великим постом, церковь армянская совершает память Вартана и воинства его, 1036 мучеников, убитых в этой великой битве и память по усопших.

    1 Это было в 464 году, от пленения их в 452, продолжавшегося около тринадцати лет. Они могли окончить жизнь свою в мире и на родной стороне.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 13      Главы: <   8.  9.  10.  11.  12.  13.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.