Кащеев В.И. (Саратов). Античная история в системе университетского образования Германии на рубеже веков - Антиковедение в системе современного образования. Материалы конференции - Автор неизвестен - Методология истории - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 54      Главы: <   48.  49.  50.  51.  52.  53.  54.

    Кащеев В.И. (Саратов). Античная история в системе университетского образования Германии на рубеже веков

    В современной науке принято противопоставлять ученого-одиночку коллективу исследователей, а науку в классическом смысле (Wissenschaft) – научному исследованию (Forschung). Антиковедение, как оно сложилось и развивалось на протяжении многих десятилетий, – довольно консервативная отрасль науки. В современном антиковедении Германии продолжают работать преимущественно Geistwissenschaftler – ученые, которые самостоятельно разрабатывают исследовательские темы. Привычной является ситуация, при которой конкретный исследователь приумножает полученный от своих научных наставников опыт и развивает какие-то основополагающие идеи. И то и другое составляет основу “научной школы”.

    Именно такую “школу” создал в Тюбингене, а затем в Мюнхене Герман Бенгтсон. Сейчас в ряде университетов Германии и за её пределами работают ученики Г. Бенгтсона, а также ученики его учеников. Влиятельная и мощная “школа” была создана Альфредом Хойссом в Гёттингене. Наличие “школы” проявляется не только в том, что ученики Бенгтсона каждые пять лет собираются на научный коллоквиум в одном из городов Германии, где преподает кто-то из них (Мюнхен, Трир, Бамберг), чтобы обсуждением научных докладов почтить память своего учителя. Аналогичным образом в Гёттингене проходят научные конференции, посвященные творчеству А. Хойсса, собирающие учеников видного немецкого антиковеда. О наличии “школы” свидетельствует  также не только тот факт, что в трудах учеников Г. Бенгтсона в той или иной степени присутствует эллинистическая проблематика или же историческая картография.

    Существование исторической школы проявляется и в другом: есть некая традиция в преподавании античных дисциплин. Например, у проф. Х. Хайнена (Трир) текст источника присутствует практически на любом занятии: в лекционных курсах, на семинарских (Seminar) и практических занятиях (Ubung); на всех формах занятий у него идет работа с источниками разного типа: анализируются и сопоставляются литературные тексты, надписи, папирусы, монеты, произведения изобразительного искусства. Так же организовывал свои занятия со студентами и Г. Бенгтсон.

    Признаком настоящей “школы” является также тщательность работы профессора со студенческими сочинениями (реферат, итоговая работа семинарского курса), дипломными и магистерскими работами. В преподавании античной истории серьёзное внимание уделяется индивидуальной работе со студентами – речь идет, прежде всего, о консультациях (Sprechstunden). Таким образом, нельзя утверждать, что подготовка специалистов в области античной истории является массовой.

    Современная научно-исследовательская работа организована иначе, чем прежняя наука, создававшаяся отдельными кабинетными учеными. Современные исследования (Forschung) характеризуются особого рода специализацией, планированием предполагаемого содержания научной работы, времени и необходимых для исследования ресурсов, подготовкой соответствующих средств, работой крупными коллективами и небольшими исследовательскими группами – “командами” (teams). Иными словами, современные исследования требуют особой организации. В университетах Германии, безусловно, есть специалисты в области античной истории, которые сориентированы на новую организацию работы, хотя их гораздо меньше, чем в других областях наук, например, в экономике, психологии и юриспруденции. Примером такого исследователя может служить проф. К. Бродерзен: под его руководством в Мангейме работает группа антиковедов, издающая коллективные труды, которые вполне можно отнести к современным направлениям науки. Во многих немецких университетах в работе с докторантами (аспирантами) и студентами старших семестров, изучающих античную историю и классическую филологию, прививаются навыки коллективного исследовательского труда.

    Безусловно, есть некое противоречие между консерватизмом “классических” дисциплин и новыми тенденциями в университетском преподавании и организации современных научных исследований. Но, несмотря на научные предпочтения отдельных антиковедов, все они работают в рамках организованной, складывавшейся если не веками, то, по крайней мере, десятилетиями, системы, в рамках которой готовятся высококвалифицированные специалисты – филологи-классики и историки античности. Со стороны может показаться, что эта система работает самостоятельно, автоматически, без всяких сбоев, что на эффективность её работы не способны повлиять ни конкретный человек, ни коллективы людей, будь это даже само федеральное правительство. Эффективной эту систему делает несколько обстоятельств:

    – постоянный приток в университеты, в подразделения, занимающиеся античностью, новых и лучших специалистов; на это нацелен механизм занятия вакантных должностей;

    – хорошая информационная и материальная обеспеченность занятий наукой и ведения учебного процесса (состояние библиотек, наличие университетских музеев; наличие учебных пособий: исторических карт, слайдов etc.; техническое оборудование).

    – четкая организация учебного процесса:

    1) работа вспомогательного персонала профессоров: секретарей, студенческого и научного вспомогательного персонала (studentische und wissenschaftliche Hilfskrafte);

    2) деятельность деканатов, работники которых обеспечивают выполнение основного документа, лежащего в основе учебного процесса, так называемого “Порядка обучения” (“Studienordnung”) по той или иной специальности;

    3) от каждого студента требуется четкое последовательное прохождение отдельных ступеней в образовании (наличие, по крайней мере, двух специальностей – Hauptfach и Nebenfach, причем обучение по каждой специальности делится на две стадии – Grundstudium и Hauptstudium, на каждую из которых отводится четыре семестра; однако, несмотря на это, студенту предоставляется большая свобода в выборе университета (или университетов) для обучения, в выборе специальностей, в выборе конкретных курсов и, в целом, в планировании своего обучения, в частности, в определении продолжительности этого обучения.

    – от всех студентов, выбравших в качестве специальности связанные с античностью дисциплины, требуется хорошее знание классических языков (по крайней мере, латыни), и каждый студент при желании может изучать латинский и древнегреческий языки, а тот, кто профессионально занимается античностью, обязан это делать;

    – существует некий, сложившийся на протяжении многих десятилетий баланс между научными занятиями античностью и преподаванием “классических” дисциплин в университетах Германии.

    В самом начале XIX века, когда в Германии обсуждалась идея создания нового университета, задавался вопрос о том, какой из трех важнейших компонентов должен преобладать в университете будущего: наука (Wissenschaft), профессиональное обучение (Lehre) или воспитание/образование (Bildung). В. Гум­больдт предложил такую модель, в которой между занятиями наукой и профессиональным обучением существовало некое равновесие, однако, с одной стороны, преподавание непременно должно основываться на новейших научных достижениях, а с другой – и наука и обучение должны базироваться на идеях гуманизма. Это была программа для немецких университетов на многие десятилетия вперед. Обратим внимание, что именно эти десятилетия стали временем беспрецедентного подъёма и расцвета антиковедения (die klassische Altertumswissenschaft) в Германии.

    С тех пор ситуация изменилась. Сейчас многие в Германии сетуют на то, что в высших учебных заведениях нарушено равновесие между наукой и профессиональным обучением: предпочтение отдается научным исследованиям, а учебный процесс отодвигается на второй план. Во многих отдельных случаях видно, что это так, однако утверждать на основе обобщенного статистического материала вряд ли возможно, поскольку таких статистических данных просто не существует. Приоритет науки в университетах понятен и объясним: результаты исследований осязаемы, внедрение их в производство дает колоссальные прибыли.

    Это проявляется в организации специальностей и специализаций в вузах, в наборе персонала, а также в использовании выделяемых средств, прежде всего, финансовых. Предпочтение отдается естественным и инженерным наукам (электроника и вычислительная техника, программирование, медицина), а также социальным наукам (психология, социология, экономика, юриспруденция). Значительная часть студентов обучается именно по этим специальностям.

    Гуманитарные науки (и, в первую очередь, “классические дисциплины”) приоритетными не считаются. И результаты такого отношения видны повсюду. Резко сократилось число гимназий, в которых преподаются оба классических языка. В некоторых их них греческий можно изучать только факультативно, и в качестве альтернативы ему предлагается ещё один европейский язык (например, французский или популярный сейчас в Германии испанский язык).

    В последние годы “антиковедные” специальности (античная история, классическая филология, классическая археология, египтология, папирология) выбираются студентами для изучения не так охотно, как прежде. Некоторые специальности стали до крайности малочисленными. Так, в настоящее время в германских университетах имеется только три профессуры по папирологии: в Гейдельберге, Кёльне и Трире.

    Серьезная проблема, с которой столкнулись в самые последние годы антиковеды Германии, – сокращение денежных средств, выделяемых на занятие наукой и организацию учебного процесса; в ряде университетов сокращают научно-педагогические должности и вспомогательный персонал (технические секретари, лаборанты), уменьшают средства на приобретение оргтехники, канцелярских товаров, телефонную и факсимильную связь. В университете Мангейма даже требуют закрыть специальность “античная история” под тем предлогом, что в соседнем Гейдельберге существует соответствующий институт с давними традициями подготовки высококвалифицированных специалистов.

    Денег на продолжение комплектования библиотек классических “семинаров” в старых университетах явно не хватает. Финансовая политика второй половины 1990-х – начала 2000-х годов сводит к минимуму усилия коллег-антиковедов: в настоящее время возникла ситуация, когда невозможно приобрести даже самые необходимые издания для таких библиотек. Требования тех, кто выступает за сокращение библиотечного финансирования, казалось бы, обоснованны. Так, в Марбурге имеются, по крайней мере, три библиотеки различных “семинаров”, в которых дублируется литература по “классическим” дисциплинам: тексты античных авторов, справочная литература, специальные периодические издания и т. п. Помимо этого в Марбурге есть общая университетская библиотека с соответствующими изданиями. Между тем “семинары” формировались в университетах Германии десятилетиями и на протяжении XIX и XX веков являлись основой университетского образования и научных исследований в области антиковедения.

    Кризис, который переживает преподавание античной истории и других “классических” дисциплин в университетах Германии на рубеже XX и XXI ве­ков, вовсе не означает полного разрушения системы подготовки специалистов в области антиковедения. Антиковеды России могут и должны использовать богатый опыт немецких коллег для того, чтобы решать проблемы преподавания античной истории и классических языков в российских университетах.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 54      Главы: <   48.  49.  50.  51.  52.  53.  54.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.