Свенцицкая И.С. (Москва). Некоторые стороны образования гречанок в эллинистическое время - Антиковедение в системе современного образования. Материалы конференции - Автор неизвестен - Методология истории - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 54      Главы: <   36.  37.  38.  39.  40.  41.  42.  43.  44.  45.  46. > 

    Свенцицкая И.С. (Москва). Некоторые стороны образования гречанок в эллинистическое время

    “Человек, который учит женщину писать, должен понимать, что он дает яд  змее”– гласит изречение, которое приписывалось (возможно, ошибочно) Менандру; оно дожило до IV в. н.э. и  было переписано школьниками. Насколько эта поговорка отражало действительное отношение к женскому образованию и каким образом греческие женщины получали образование на протяжении античной эпохи? В классических Афинах замужние женщины жили в тени своих мужей, говорить о них было не принято. Девочки готовились к взрослой жизни дома, их образование зависело от родителей, а затем от мужа и во многом следовало обычаям. Преданность мужу и семейным делам, скромность отмечаются в немногих надгробных надписях, поставленных жене мужем. Идеал женщины-домоправительницы, воспитанной мужем, дан в “Экономике” Ксенофонта. Обычно именно на этом трактате основывается представление о положении замужних гречанок.  Однако появление подобного детализированного трактата, представляющего образец, на который должны ориентироваться афиняне,  скорее говорит о том, что в реальной жизни нормы, проповедуемые героем Ксенофонтовой “Экономикой”, не были само собой разумеющимися. При этом  мы имеем примеры, хотя и малочисленные, образованных женщин (не только гетер), чьи занятия выходили за пределы дома.

    В эллинистический период положение постепенно становится иным. Прежде всего, происходит реальное изменение в положении женщин и смена ценностей,  в большей степени ориентированных на частную жизнь. Встречаются случаи, когда женщины управляют своим имуществом, в том числе землей, без традиционных опекунов, заключают сделки. Все больше появляется женщин, чьим главным занятием становится творческая деятельность: известны имена поэтесс, таких как Анита или Эринна, чьими произведениями восхищались мужчины. Интересен эпизод, связанной с поэтессой Аристодамой, известной нам по надписи из города Ламии конца III в. до н. э. Аристодама прибыла туда из Смирны и устроила в Ламии публичные чтения. Восхищенные граждане этого города издали постановление, согласно которому ей даровали те же почести, что и мужчинам: она получила гражданские права, право владения недвижимостью (!), была объявлена эвергетом и проксеном (Syll.3532). Специальных почестей для женщин не было, и ламийцы de facto приравняли Аристодаму к мужчинам.

    Cуществовали и женщины-живописцы – некоторые из них перечислены Плинием Старшим; так, на рубеже  IV-III веков некая Елена из Александрии создала картину  “Битва при Иссе”, которую Веспасиан потом увез в Рим. Автором  женских портретов Плиний называет женщину Иайа из Кизика (она же написала и автопортрет). Каким образом все эти женщины получали художественное образование, можно судить только по нескольким примерам; как правило, это были наследственные профессии. Можно думать, что женщины-философы также были обязаны своим образованием семейным связям: в одной эпитафии из Мисии  названа  женщина-философ, дочь и жена философа. Женщины писали филологические комментарии и исторические сочинения. В словаре Свиды приводится имя Агаллис, писавшей комментарии к Гомеру, чей отец был учеником Аристофана из Византия; а также имя Памфилы из Эпидавра, автора многих книг по истории, дочери автора также многих книг. Обучение дочерей и жен своим профессиям, а не только домашним делам, по-видимому становится правилом на рубеже веков. Сохранилась надпись врача-женщины Антиохиды из Тлоса, получившей от города награды за свое врачебное искусство – видимо, она была официальным городским врачом. 

    Появление известных женщин-профессионалов вызывало (а может быть, было следствием) изменения восприятия образованных женщин в общественном сознании. Правда, распространение образования шло постепенно; старшее поколение женщин из средних слоев в начале эллинизма не всегда владело грамотой. Однако со временем складывается новый идеал женщины: в эпитафиях подчеркиваются такие качества женщин, как красота, мудрость, владение мусическими искусствами  – таков стал стереотип образцовой женщины: художественное воспитание становится частью женского бытия, во всяком случае в более или менее обеспеченных семьях.  Можно предположить, что в понятие “мудрости” входила  образованность: на это прямо указывает надгробие из Сард I в. до н.э., поставленное городом женщине по имени Менофила, где начертаны символы ее достоинств – цветок, книга, венок, корзина, свиток, а затем расшифрованы; в этом перечне книга означает, что она была мудрой. В отдельных греческих полисах была осознана не только возможность, но и необходимость женского образования.   В этом отношении интересна надпись из Теоса (Syll.3578), в которой речь идет об организации обучения детей и эфебов на деньги, переданные городу богатым гражданином. Среди прочего там сказано, что под контролем полисных властей выбирают трех учителей грамоты, которые обучают мальчиков и девочек за плату, определенную городом. Насколько такая практика была распространена в других регионах, сказать трудно; достаточно большое количество женских писем из Египта может говорить о грамотности их авторов; в римское время там существовали школы, где обучали девочек: в одном из писем автор просит адресата послать в подарок учителю дочери птиц и вообще посылать ему то, что автор письма не ест, а также то, что необходимо  девочке для школы, и книжный свиток для чтения. Судя по скромности подарков, это была небольшая деревенская школа. Но женщины в Египте учились не только в начальных школах, но и в писцовых, поскольку в списках профессий на папирусах упоминаются женщины-писцы.

    Однако и в римское время грамотность среди женщин не была всеобщей. В одном из удостоверений времени гонений Деция сказано о принесении жертв Аврелией Дамос, за которую пишет ее муж, “так как она не умеет писать”. Вероятно, эта женщина происходила из низов населения; ее неграмотность не помешала ей выйти замуж: при всей видимой распространенности идеал “мудрости”  не был и не мог быть близок всем слоям населения  Восточного Средиземноморья.

          

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 54      Главы: <   36.  37.  38.  39.  40.  41.  42.  43.  44.  45.  46. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.