Илюшечкин В.Н. (Москва). Oratiuncula  brevis М.М. Покровского в честь  С.И.Соболевского - Антиковедение в системе современного образования. Материалы конференции - Автор неизвестен - Методология истории - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 54      Главы: <   31.  32.  33.  34.  35.  36.  37.  38.  39.  40.  41. > 

    Илюшечкин В.Н. (Москва). Oratiuncula  brevis М.М. Покровского в честь  С.И.Соболевского

    Приветственная речь, написанная М.М. Покровским на латинском языке, с которой он выступил в день празднования 40-летия педагогической и научной деятельности С.И. Соболевского (18 апреля 1926 г.) представляет собой, помимо перечисления заслуг юбиляра, своеобразный образец “дружеского послания”, использующего скрытые цитаты и реминисценции из III книги “Од” Горация (3, 1-4; 13, 1; 30, 1, 3-4), шутливую игру слов и ряд искусных приемов литературной техники, характерной для ораторской прозы римлян. М.М. Покровский (1869-1942), профессор Московского университета с 1899 г., известен своими трудами в области классической филологии и лингвистики (“Семасиологические исследования в области древних языков.” М., 1895; “Материалы для исторической грамматики латинского языка.” М., 1898 и др.). Его адресат, учитель и друг С.И. Соболевский (1864-1963), профессор Московского университета с 1891 г., является автором пособий “Древнегреческий язык” (М., 1948), “Учебник латинского языка”(М., 1953), “Грамматика латинского языка”, ч. 1-2 (М., 1947-1948), а также целого ряда научных статей и трудов. Архивы обоих исследователей (хранятся в Архиве РАН, ф. 1793 и ф. 695) содержат собрание неопубликованных материалов, которые представляют живой интерес для занимающихся изучением классической филологии и историей отечественной науки об античности. Приводимый ниже текст речи М.М. Покровского, с одной стороны, свидетельство переживаемого отечественным антиковедением трудностей периода “великого перелома”, с другой – приверженности гуманистическим традициям классического образования.

     

    Velitis jubeatis, sodales optimi, post tot oratores florentissimos me quoque ad Sergium nostrum celebrandum prodire.

    Pace tua, mi Sergi carissime, velim ego quoque tuus quondam discipulus, postmodo collega, tibi tota mente gratulari. Ceterum non me fallit, octo lustra vitae integerrime atque utilissime peractae15 oratiuncula brevi complecti rem esse, cui dubito an omnino par sim. Non possum tamen, quin memoria renovem id, quod de te olim Alexander Schwarz16, magister tuus egregius censorque optimus lepidissime dixit, te quadam tam laudabili quam amabili praeditum esse. Profecto haec tui ingenii virtus totam vitam tuam omnesque labores, quos tu in usum patriae, scientiae, discipulorum fatorumque tuorum suscepisti, mirum quantum ornavit. Hoc enim fundamento nisus neque secundis rebus insolescis neque adversis languescis. Quanti motus civiles quantaeque procellae nos obruerunt! Fuit tempus, cum elementa ipsa naturae adversus nos coorta esse videbantur. At te nequefames, neque Horatianus ille Aquilo impotens frangere potuit17: non solum vixisti, sed etiam eodem quo antea tenore laborasti,  ut eiusdem summi poetae “iustus et tenax propositi vir, quem non civium ardor prava iubentium, non voltus instantis tyranni mente quatit solida”18.

    In oblivione iacent artes liberales in ipsa Academia nostra antiquissima studia litterarum antiquarum paene exstincta sunt19; at tu, qua es auctoritate, hos iuvenes ornatissimos, patriae nostrae spem, ad eas colendas allicere valuisti.

    Eadem  te in linguis quoque antiquis pervestigandis multum iuvit. Nam cum philologus esses perspicax atque ingeniosus, nunquam nisi id, quod perfectum exactumque esse videretur, appetisti, neque ullae fallaces opiniones quamvis blandae te inducere potuerunt. Quare omnia, quae scripsisti quaeve discipulos tuos docuisti, optimo iure fons splendidior vitro20 appelari possunt.

    Sume ergo tandem aliquando, quamvis sis modestus, vir doctissime humanissime, superbiam quaesitam meritis!

    Москва, 18/IV 26                                  М. Покровский

    Перевод:

                Позвольте и мне, уважаемые друзья, после стольких прекрасных ораторов, также выступить во славу нашего Сергея.

    С твоего позволения, дорогой мой Сергей, и мне, некогда твоему ученику, впоследствии коллеге, хотелось бы от всего сердца поздравить тебя. Впрочем, я знаю, что охватить в очень краткой речи восемь люстров [=сорок лет] безупречнейшей и полезной жизни это – [такое] дело, с которым я, сомневаюсь, способен  ли вообще справиться. Тем не менее, я не могу не напомнить то, что когда-то превосходно сказал о тебе Александр Шварц, твой выдающийся  учитель и взыскательный критик, – что ты наделен некоей “невозмутимостью” – столь же похвальной, сколь и приятной. В самом деле, сколь удивительно это достоинство твоего характера украсило всю твою жизнь и те труды, которые ты взял на себя на пользу отечеству, науки, учеников и своего предназначения. Ведь опираясь на это основание, ты и не становишься высокомерным в пору удач и не падаешь духом в пору бедствий. Сколько государственных потрясений и сколько бурь обрушилось на нас! Было время, когда, казалось, сами стихии природы поднялись против нас. Но ни крайняя нужда, ни тот знаменитый горациев Аквилон яростный не смогли сломить тебя: ты не только выжил, но и продолжал работать в том же духе, что и прежде, как того же великого поэта, “справедливый и к цели твердо идущий, кого ни граждан ярость, что рушить закон велят, ни взор жестокого тирана ввек не откинут с пути”.

    Свободные науки пребывают в забвении, в самой нашей Академии издавна ведущееся изучение античной литературы почти прекращено, но ты, со своим авторитетом, смог привлечь эту прекраснейшую молодежь, надежду нашего отечества, к занятиям ею.

    Та же “невозмутимость” во многом помогла тебе также в исследовании древних языков. И поскольку ты проницательный и талантливый филолог, то ты всегда стремился только к тому, что представлялось совершенным и точным,  и никакие ложные мнения, как бы они ни были соблазнительны, не смогли ввести тебя в заблуждение. Поэтому все, что ты написал и чему обучил своих учеников, с полным правом  может называться источником прозрачнее стекла.

    Так проникнись же, хоть на этот раз, как бы ты ни был скромен, муж ученейший и высокообразованнейший, заслуженной гордостью!    

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 54      Главы: <   31.  32.  33.  34.  35.  36.  37.  38.  39.  40.  41. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.