2. КОНСЕРВАТОРЫ ПРОТИВ ПРОГРЕССИСТОВ - ИСТОРИЯ США. Т.2 - Автор неизвестен - История США - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 105      Главы: <   55.  56.  57.  58.  59.  60.  61.  62.  63.  64.  65. > 

    2. КОНСЕРВАТОРЫ ПРОТИВ ПРОГРЕССИСТОВ

    Политические платформы буржуазных партий на выборах 1908 г. показали, что консервативное руководство и республиканцев и демокра­тов вынуждено было принимать во внимание настроения в широких кругах: требования рабочего класса, недовольство демократической об­щественности, а главное — влияние социалистической пропаганды, подни­мавшей вопрос о ломке капиталистического строя. Обе партии апеллиро­вали к народным массам, обещая прогрессивные реформы и более или менее радикальное рабочее законодательство.

    Что же обещали республиканцы? Они обещали пересмотреть тарифы, издать новый закон по денежному обращению, вести борьбу с трестами, поддерживать охрану природных богатств, заботиться о здравоохранении. Они обещали рабочим расследовать условия труда женщин и детей, за­претить детский труд в округе Колумбия, ввести закон о страховании от несчастных случаев на производстве и даже ограничить применение «инджанкшнз». Фермерам обещали строительство шоссейных дорог и во­обще лучшую жизнь 23.

    Либерализм платформы правящей партии поставил перед демокра­тами   как   партией   оппозиции   задачу   найти   кандидата,   за   которого

    пошли бы голосовать мелкобуржуазные элементы и рабочие. Таким кан-дидатом мог быть опять-таки У. Дж. Брайан, согласившийся испытать судьбу в третий раз. Но теперь из программы демократической партии было навсегда исключено требование о серебряном долларе. Отказавшись oт этой неудачной панацеи, Брайан и его партия выступили с требова-ниями снизить (но не отменить!) тарифы, усилить антитрестовское зако-нoдaтельствo (что было и у республиканцев), реорганизовать банковскую cистему, ввести новые меры по регулированию деятельности железнодо-poжных компаний, установлению подоходного налога и охране природ­ных богатств. Были включены требования о праве рабочих на объедине­ние в союзы, изменении закона об «инджанкшнз», о 8-часовом рабочем дне на государственных предприятиях, создании отдельного министерст­ва труда, об ответственности предпринимателей за несчастные случаи на производстве. Кроме того, они высказывались за расширение политиче­ских прав, прямые выборы сенаторов 24.

    Даже современники отмечали сближение политических программ глав­ных буржуазных партий, сближение, вызванное, безусловно, социальным брожением во всех штатах. Однако наиболее явственно это сближение проступало в пунктах, касавшихся не столько внутренней жизни, сколь­ко внешней политики. Различие же заключалось лишь в том, что рес­публиканцы выступали за активную внешнюю политику, восхваляли собственные достижения в этой области и ратовали за усиление военно-морского флота и армии. Платформа же демократической партии содер­жала громкие фразы, осуждавшие империализм республиканцев как «не­простительную ошибку», тем не менее ее реальные предложения не шли дальше требования объявить США гарантом «независимости» Филиппин и Кубы с сохранением на этих островах военно-морских баз и угольных станций. Строительство Панамского канала не вызывало у демократов нареканий.

    Как видим, в этой области республиканцы и демократы находили об­щий язык, хотя и стремились очернить соперников в глазах избирателей. Республиканская платформа даже обвиняла демократическую партию в стремлении к социализму с явной целью вызвать к ней враждебное от­ношение со стороны мелкого буржуа, заявляя, что республиканцы проч­но стоят на позиции «разумного регулируемого индивидуализма» 25, тем самым подчеркивая, что государственное регулирование не угрожает частной собственности.

    Нетрудно понять, что включение радикальных требований в програм­мы буржуазных партий было вызвано желанием нейтрализовать действия Социалистической партии Америки (СПА), вновь выставившей своим кандидатом Ю. Дебса. Социалисты собирали средства на избирательную кампанию для Дебса среди рабочих буквально по доллару. На эти день­ги был нанят локомотив со спальным вагоном, и на этом «красном поез­де»   социалистический кандидат отправился в избирательное турне.

    Дебс, пользовавшийся горячей любовью рабочих, был популярен во всей стране. Даже идейные враги относились к нему с уважением. Его выступления собирали огромную аудиторию. Он выступал в больших го-Родах и на маленьких станциях, в рабочих поселках и во временных ла-

    герях, куда съезжались бедные фермеры. Он разъяснял своей аудитории требования СПА, предлагавшей широкую программу демократических реформ, обнажал лицемерие и обман буржуазных политиков, призывал борьбе за социалистическое переустройство общества. Еще раз следует отметить, что пропаганда социалистов, воспринимаемая слушателями с одобрением, подталкивала кандидатов буржуазных партий использовать радикальную фразеологию.

    Исход выборов принес разочарование демократам и социалистам. По­бедил Тафт, собрав 7679 тыс. голосов26. Для Брайана, получившего на 1270 тыс. голосов меньше, третье по счету поражение означало оконча­тельный провал на политической сцене. Социалистический кандидат за которого было подано 420 тыс. голосов (т. е. примерно столько же, 'что и на предыдущих выборах), не падал духом, ибо рассматривал всю 'кам­панию как средство широкой агитации за социалистические идеи. Но для социалистического движения в целом выборы 1908 г. не показали роста влияния партии. Так произошло, что руководство республиканской пар­тии, включив в программу обещания прогрессивных реформ, добилось по­беды своего кандидата, несмотря на то что сам Тафт, как стало ясно впоследствии, не отличался прогрессивными взглядами.

    Перед новым президентом, лишь только он приступил к своим обязан­ностям, возник ряд проблем, и, может быть, одной из труднейших, до­ставшихся ему в наследство от Рузвельта, были взаимоотношения с кон­грессом. Сенаторы и конгрессмены желали вернуть конгрессу влияние и власть, «узурпированные», по их выражению, предшественником Таф­та 27. То обстоятельство, что республиканцы в 1908 г. получили весомое большинство в обеих палатах, не облегчало положения, ибо внутри двух ведущих буржуазных партий зрели и усиливались прогрессистские тен­денции, грозившие серьезным конфликтом.

    Новый президент сформировал кабинет, в который вошли шесть (из девяти членов кабинета) адвокатов крупных корпораций. Из прежнего состава остались три министра, в том числе Ф. Нокс, который получил пост государственного секретаря. Назначения были одобрены Рузвель­том, советовавшим, кроме того, своему преемнику ориентироваться в конгрессе на сенатора Н. Олдрича и спикера Дж. Кэннона, как делал он сам. Но, как известно, при всей изворотливости Рузвельта ему не удалось сохранить с конгрессом добрые отношения, ибо он упорно про­водил линию на усиление исполнительной власти — президента — за счет законодательной.

    Тафт не обладал ни способностями Рузвельта, ни политической гиб­костью. Это был ординарный, хотя и знающий, юрист, склонный придер­живаться буквы закона. Оказавшись во главе правительства, он начал совершать одну ошибку за другой, усугубляя политические разногласия

    между различными группировками, восстанавливая против себя общест-вeнное мнение и тем самым нанося вред собственной партии.

    Надо признать, что на долю Тафта выпала нелегкая задача: провести ревизию тарифов —одно из главных предвыборных обещаний республи-канцев. Билль о тарифах был поставлен на обсуждение специальной сес-cии конгресса, открывшейся 15 марта 1909 г. Законопроект подготовила pecпyбликанская часть комитета путей и средств палаты представителей, во главе которого стоял С. Пэйн (представитель штата Нью-Йорк). Де­мократы попробовали опротестовать билль, заявив, что «тариф Пэйна... является таким же запретительным, как и тариф Дингли» 28. Их попытки оказались безуспешными. С небольшими поправками 9 апреля билль был утвержден палатой представителей и передан в сенат.

    Обсуждение нового тарифного закона в сенате продолжалось три ме­сяца, в течение которых шла яростная борьба между консерваторами и группой прогрессистов, в которую входили Лафоллетт, Камминз, Долли-вер, Клэпп, Бристоу и др. (в основном из среднезападных штатов). Се­нат в это время оказался ареной, на которой за высокие пошлины боро­лись представители разных групп американской буржуазии. В кулуарах конгресса толпились лоббисты, приехавшие в Вашингтон для защиты ин­тересов своих хозяев. Примирить противоречивые запросы поставщиков сырья и фабрикантов готовой продукции, земельных собственников Юга, фермеров Запада и предпринимателей Востока было невыполнимой за­дачей.

    Битвой за тарифы со стороны консерваторов руководил Н. Олдрич (тесть Дж. Д. Рокфеллера), представивший свой текст законопроекта. В итоге, когда консерваторам удалось незначительным большинством про­вести законопроект29, в нем оказалось 847 поправок, предложенных в сенате. Билль был подписан президентом и стал законом 5 августа 1909 г. под названием акта Пэйна — Олдрича. В целом это была победа промышленников восточных штатов. По сравнению с тарифом Дингли в среднем пошлины даже возросли на 1,56%, хотя на некоторые виды сырья и товаров были незначительно снижены.

    Волна возмущения охватила страну. Президент, совершенно не пони­мавший, насколько разбушевались страсти, особенно на Западе, подлил масла в огонь, назвав новый тариф «самым лучшим законом, принятым когда-либо республиканской партией»30. Эта фраза была произнесена в г. Уиноне (штат Миннесота) — сердце Среднего Запада во время поезд­ки по штатам, предпринятой Тафтом со специальной целью защитить новый тарифный закон. Подобное выступление можно объяснить только полным отсутствием политического чутья. Уинонская речь и публичные похвалы в адрес сенатора Олдрича погубили репутацию президента, ко­торого стали причислять к «старой гвардии», т. е. наиболее реакционной группе внутри республиканской партии.

    Дальнейшие действия Тафта утвердили общественность в мнении, что президент отходит от либерально-реформистского курса, хотя в выступ­лениях,   посланиях   конгрессу,   он   говорил   о   необходимости   реформ,

    а также о борьбе с трестами. Известно, что администрация Тафта возбу­дила приблизительно в 2 раза больше исков против корпораций за нару_ шение закона Шермана, нежели администрация Рузвельта, но результа­ты судебных процессов были те же, что и ранее. В 1911 г. Верховный суд вынес постановление о роспуске «Стандард ойл». Корпорация разде-лилась на несколько компаний, инкорпорированных в разных штатах, нo все они остались в руках Рокфеллера.

    При Тафте было возбуждено расследование деятельности «Стального, треста», а затем  «Интернэшнл харвестер компани». Оба треста пользо­вались покровительством Рузвельта. Моргану и его компаньонам предъ­явили обвинение в поглощении вопреки закону Шермана компании «Тен­несси  коул   энд   айрон»   во   время   кризиса   1907   г.    Глава    «Стального треста»   Э.   Гэри   ссылался на разрешение Рузвельта, и экс-президенту также пришлось предстать перед комиссией конгресса по расследованию и   давать   показания.    Однако   Верховный   суд   оправдал   Рузвельта31. Антитрестовские процессы отнюдь не  свидетельствовали  о  забвении Тафтом интересов крупного капитала. Президент оправдывал свои дейст­вия  тем,  что  обязан действовать в  рамках   антитрестовского  законода­тельства.   Одновременно  он  выдвинул  предложение  о  пересмотре  этого законодательства, применив рузвельтовскую формулу о делении трестов на «хорошие» и «плохие». В январе 1910 г. Тафт в послании конгрессу недвусмысленно высказался в том плане, что можно позволить органи­зацию «хороших» трестов, разрешить им подавлять конкуренцию и кон­тролировать цены,   «если только они не станут злоупотреблять властью для извлечения из дела слишком высокого дохода» 32.

    Предложение Тафта явно противоречило духу закона Шермана. Когда после послания президента в конгресс поступил билль, урезавший права Межштатной   торговой   комиссии   и   предлагавший   создать   новый   ор­ган — Торговый суд, этот законопроект подвергся резкой критике со сто­роны прогрессистов.  Руководимые Лафоллетом,   Камминзом  и другими,, они добились внесения поправок в билль, в результате чего вновь приня­тый     антитрестовский     закон   Мэнна—Элкинса,   подписанный   Тафтом 18 июня 1910 г., не урезал, а распространил юрисдикцию Межштатной торговой комиссии на телефонные и телеграфные компанир!33. Олдричу и Кэннону все же удалось оставить в законе пункт о создании Торгового суда как арбитра во время конфликтов при установлении тарифных ста­вок на перевозки.

    Возмущение   прогрессистов   лидерами   «старой   гвардии»  вылилось в открытое выступление против спикера палаты представителей Дж. Кэн-нона. В прессе его именовали «царем». Он действительно держал в руках бразды правления палатой представителей, единолично распоряжаясь на­значениями конгрессменов и управляя работой всех комитетов палаты. Прогрессисты потребовали уничтожения «кэннонизма»   (под этим терми­ном  подразумевали   неограниченную   власть   спикера   палаты).   Однако сместить Кэннона не удалось, так как его поддержал президент. Все же «мятежники», как стали именовать прогрессистов, с помощью демократов

    пpовели резолюцию об изменении процедуры назначений в комитеты па-латы представителей34. Это было практическим результатом «восстания против кэннонизма».

    Еще большее недовольство администрацией Тафта вызвало нашумев-шее «дело Баллинджера», в котором были замешаны интересы угольного синдиката Моргана-Гугенгеима35.

    Министр внутренних дел Р. Баллинджер, назначенный Тафтом, дей-cтвовал вопреки политике охраны природных ресурсов, которую прово­дил Рузвельт. Он поддержал группу капиталистов, связанных с Гуген-геймом, настойчиво домогавшихся продажи им государством богатых угольных месторождений на Аляске. Против действий Баллинджера вы­ступил молодой чиновник министерства внутренних дел Л. Глэйвис, за что был уволен с государственной службы. Тогда в дело вмешался гене­ральный лесничий, начальник Лесного управления Г. Пинчот, яростный сторонник консервации и притом близкий друг Рузвельта. Он также по­лучил отставку, ибо президент принял сторону министра.

    Дело получило широкую огласку в прессе, и в начале 1910 г. сенат назначил специальную комиссию для расследования поведения Баллинд­жера и обвинений его Глэйвисом и Пинчотом. Материалы расследования публиковались   в   газетах.   Прогрессивный    еженедельник,    издаваемый Р. Лафоллеттом, писал о существе дела: «Проводимая Баллинджером по­литика „строгого толкования"  (Баллинджер настаивал на том, якобы он придерживается   буквы   закона.— Авт.),   направленная   на   поддержку крупных  корпораций,   и  проводимая   Пинчотом   политика  либерального толкования законов в интересах народа так же далеки друг от друга, как два  полюса»36.  Мнения в  комиссии  разделились,   но  большинство, состоявшее из консервативных республиканцев, признало  Баллинджера невиновным. Тем не менее Тафту пришлось снять министра внутренних дел и назначить на это место сторонника консервации природных  ре­сурсов У. Л. Фишера.

    «Дело Баллинджера» еще больше усилило недовольство против кон­серваторов и лично против президента. Это недовольство нашло выраже­ние в новом подъеме макрейкерского движения, совпавшего с борьбой рабочего класса за свободу слова. Промежуточные выборы 1910 г. отра­зили общий накал политических страстей: республиканская партия по­терпела поражение. В палате представителей демократы теперь имели значительный перевес. В сенате большинство осталось за республикан­цами, но контроль над сенатом перешел в руки блока прогрессивных республиканцев-«мятежников» и демократов. Также наглядны были ре­зультаты выборов губернаторов: в 26 штатах избрали демократов. В их числе был Вудро Вильсон, избранный губернатором штата Нью-Джерси на основе реформистской платформы. Все говорило о недовольстве кон­сервативной политикой правительства и росте популярности идей бур­жуазного реформизма.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 105      Главы: <   55.  56.  57.  58.  59.  60.  61.  62.  63.  64.  65. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.