3. БОРЬБА ЗА РЕФОРМЫ И РАСШИРЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРАВ - ИСТОРИЯ США. Т.2 - Автор неизвестен - История США - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 105      Главы: <   49.  50.  51.  52.  53.  54.  55.  56.  57.  58.  59. > 

    3. БОРЬБА ЗА РЕФОРМЫ И РАСШИРЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРАВ

    Одновременно с движением макрейкеров возникло так называемое прогрессивное движение. Оно начало формироваться в конце XIX в. внутри обеих буржуазных партий, республиканской и демократической, в виде оппозиции руководству, которое, как правило, действовало в кон­такте и в интересах монополистических корпораций, будь то в отдель­ных городах или в масштабе штата и всей страны. Если журналисты видели свою цель только в том, чтобы обнажить язвы американского общества, то представители либеральной оппозиции внутри буржуазных партий выдвигали требования реформ, направленных на исправление пороков, расширение политических демократических прав и ограничение всевластия трестов. Они говорили, что ведут борьбу за социальный про­гресс, отсюда и движение получило название прогрессивного. Сторонники реформ позднее стали называть себя прогрессистами. Как уже отмеча­лось, в отличие от популизма это было движение городских слоев: мел­кой и средней буржуазии и буржуазной интеллигенции. С популизмом прогрессистов роднило откровенно враждебное отношение к трестам и вместе с тем явно выраженная мелкобуржуазная идеологическая основа. Bсе они — торговцы и предприниматели, коммивояжеры и клерки, адво­каты и священники, школьные преподаватели и профессура — прочно стояли на страже частнособственнических интересов. Тем не менее стремление к исправлению социальных пороков побуждало их к выступ-

    лениям против засилья крупного бизнеса и за демократизацию консти­туционных основ политического строя США 20.

    В   эти  годы   в   разных   городах   появились  энтузиасты-реформаторы пытавшиеся личным примером доказать, что можно искоренить все зло­употребления в муниципалитетах, уничтожить политическую коррупцию-и взяточничество,  на основе которых процветала преступность:  множи­лись прибыльные игорные дома,  а  «отцы городов»  наживались на спе­куляции земельными участками и безнаказанно вздували цены на город­ском транспорте. Такими энтузиастами были мэр Миннеаполиса П. Джонс мэр Нью-Йорка С. Лоу. В Милуоки (штат Висконсин) правый социалист-Э. Зейдель был избран мэром и возглавил борьбу с финансовой кликой города. В штате Огайо прогрессивные мэры Т. Джонсон  (в Кливленде) и С. Джонс (в Толидо) пытались обуздать корпорации, владевшие город­скими трамваями.

    Джонсон,   в   прошлом   один   из   крупных   железнодорожных   дельцов Огайо, под влиянием книги Г. Джорджа решил отказаться от предпри­нимательской деятельности21.  Он посвятил себя полностью делу очище­ния Кливленда  от коррупции и,  став мэром, решил добиться перехода предприятий   общественного   пользования,   главным   образом   городской трамвайной   сети,   в   руки   муниципалитета.   Острая   борьба   разгорелась вокруг вопроса о снижении цен за проезд в трамвае. Джонсон видел вы­ход только в том, чтобы построить параллельную муниципальную линию и дать населению дешевый транспорт. Дорога была построена на средст­ва частных лиц, пожертвовавших личные сбережения. Сам Джонсон вло­жил в нее свое состояние. Но во время кризиса  1907—1908 гг. муници­пальная дорога обанкротилась, Джонсона провалили на выборах, и конт­роль   над   городом   вновь   оказался   в   руках   старых   железнодорожных компаний и финансистов Кливленда.

    Борьба смелых реформаторов-одиночек  была  проявлением антимоно­полистической тенденции, под знаком которой развивалось все движение за реформы. Это легко проследить, сравнивая требования, выдвигавшие­ся повсеместно прогрессивной оппозицией внутри обеих буржуазных пар­тий.  Контроль над деятельностью корпораций занимал важное место в программе прогрессистов во всех штатах. Они открыто ставили вопрос о необходимости   ограничить  использование   государственного   аппарата   в интересах бизнеса.  Особенное возмущение вызвали действия железнодо­рожных  компаний,  которые  сами устанавливали  тарифы  на  перевозки, при налогообложении пользовались незаконно получаемыми от легисла­тур льготами и широко применяли лоббистов для давления на законода­телей.  Не случайно именно вокруг этих вопросов шла острая борьба в законодательных собраниях штатов, находившая отражение и в прессе. Наибольших результатов прогрессисты добились в Висконсине, где их лидером выступал губернатор Р.  М. Лафоллетт, добившийся обложения железнодорожных компаний налогами по системе ad valorem   (по стои­мости), а также создания постоянной железнодорожной комиссии с пра­вом контроля над качеством   обслуживания   на дорогах и установления

    тарифов на перевозки22. Кроме того, в Висконсине утвердили закон о налоге на наследство и закон о регистрации лоббистов, запрещавший им тайные связи с членами законодательного собрания.

     «Висконсинский опыт» прогрессивного законодательства и борьбы с kopпорациями получил известность по всей стране. В некоторых штатах ycилия прогрессивной оппозиции в борьбе с железнодорожными компа-ниями привели к принятию в законодательных собраниях законов по ча­стичному регулированию деятельности корпораций. В Айове губернатору О Камминзу, выступившему с широкой программой реформ, удалось про­вести далеко не все. Все же прогрессисты Айовы добились принятия за­конов о запрещении льготных пропусков на железных дорогах, о запре­щении корпорациям делать взносы на проведение политических кампа­ний, об ограничении продолжительности рабочего дня на железных дорогах, об учреждении правительственной комиссии по городскому бла­гоустройству (закон стал известен повсюду как «план Де-Мойна»), о ре­гулировании детского труда и некоторые другие 23.

    В штате Нью-Йорк во время пребывания на посту губернатора Ч. Юза, которого можно считать не более как умеренным прогресси­стом, был принят закон, согласно которому устанавливался контроль над предприятиями общественного пользования, в том числе и над принадле­жавшими железнодорожным компаниям, а также закон о запрещении азартных игр. Особенно важен был первый из этих законов, так как давал право специально созданным комиссиям (одна из них ведала толь­ко Большим Нью-Йорком, другая — остальной территорией штата) прове­рять денежную документацию железных дорог, фиксировать тарифы, предписывать компаниям унифицированные методы бухгалтерского учета и вообще следить за их деятельностью.

    Острая ситуация сложилась в Калифорнии, где всем штатом управля­ла клика бизнесменов Южно-Тихоокеанской железной дороги — «Сазерн пасифик рэйлроуд». Так называемое политическое бюро этой компании подчинило своей власти и республиканскую, и демократическую полити­ческую машину, распоряжалось назначениями чиновников, диктовало свою волю законодателям. Против экономического и политического гос­подства «Сазерн пасифик» выступили самые разнородные элементы, в том числе независимые предприниматели и некорпорированные компа­нии (особенно в новых отраслях промышленности). Фермерские органи­зации Калифорнии и рабочие союзы также проводили агитацию против засилья компании. После длительной борьбы прогрессивной оппозиции в республиканской партии, даже оформившейся в 1907 г. в Лигу Лин­кольна — Рузвельта, удалось подавить сопротивление политического бюро «Сазерн пасифик» и избрать в 1910 г. губернатором штата прогрес­систа X. Джонсона.

    Хотя падение влияния «Сазерн пасифик» не привело, разумеется, к коренным изменениям в экономической и политической системе Кали­форнии, все же на какое-то время это обстоятельство способствовало очищению общественной атмосферы. Прогрессистам, завоевавшим в 1911 г. большинство в законодательном собрании, удалось в конце кон-

    цов   добиться   утверждения   закона,   дававшего   право   железнодорожной комиссии   штата   устанавливать   твердые   тарифы   на   перевозку   грузов Кроме того, были приняты законы об ответственности предпринимателей за несчастные случаи на производстве, о 8-часовом рабочем дне для жен­щин, об охране природных ресурсов штата и др.24

    Недовольство практикой железнодорожных компаний, их политиче­ским влиянием было повсеместным. Не случайно как раз в 1903—1906 гг администрация президента Т. Рузвельта объявила курс на внутренние реформы и регулирование деятельности железнодорожных компаний пу­тем расширения функций Межштатной торговой комиссии, что стало» предметом острых политических разногласий в конгрессе.

    Борьба против влияния бизнеса на общественно-политическую жизнь страргы протекала одновременно с борьбой за расширение политических прав.  Наиболее популярными были требования демократизации избира­тельного закона: введение права инициативы и референдума, право из­бирателей   отзывать   депутатов   из   законодательного   собрания   и   всех должностных  избираемых  лиц,   всенародное   избрание   сенаторов   США,, прямые выборы в местные органы. В некоторых штатах эти требования дополнялись требованием уравнения женщин в политических правах.

    Движение  за  расширение  политических  прав  практически  охватило всю страну, хотя в разных штатах оно развивалось с различной интен­сивностью  и с  неодинаковым успехом.  Результаты зависели от  многих обстоятельств. Большое значение имел масштаб вовлечения в движение-различных слоев населения: городской мелкой буржуазии, интеллигенции (профессоров колледжей, журналистов, адвокатов), в некоторых штатах — фермерства, в ряде мест — рабочих, выступивших с требованиями о со­кращении рабочего дня и об улучшении условий труда.  Немалую роль-также играли лидеры прогрессизма, радикализм которых проверялся на-практике,   когда   им   удавалось   занять   пост   губернатора   или  мэра.

    Как правило, прогрессисты наталкивались на упорное сопротивление-консерваторов,   возглавлявших   партийные   машины   обеих   буржуазных партий.   И   тем   не   менее   в   исследуемый   период   семнадцать   штатов-(Юта,   Орегон,   Айдахо,   Небраска,   Невада,   Монтана,   Оклахома,   Мэн, Миссури, Арканзас, Колорадо, Огайо,  Мичиган, Южная Дакота, Аризо­на, Вашингтон и Калифорния) внесли в свои конституции пункт о праве-избирателей на инициативу и референдум, а Массачусетс и Нью-Мекси­ко — право  референдума.  Вслед за ними и в других штатах прогресси­сты выдвигали требования демократизации конституции.  Острые разно­гласия между консервативными элементами в партиях и прогрессистами1 возникали при попытке последних утвердить в законодательном порядке-практику прямых выборов, в том числе и в сенат США. В 1903—1904 гг. прогрессисты в  Висконсине добились закона  о выдвижении кандидатов-не   на   партийном   съезде,   а   на   первичных   предвыборных   собраниях (direct primary law) 25.   К   1915   г. подобные законы были утверждены в-большинстве штатов 26.

    Важным моментом в борьбе за демократизацию избирательного зако-нoдательства явились выступления американских  женщин за право го-лoса   Законные требования женщин вызывали сопротивление не только koнсервативных фракций буржуазных партий, но и многих прогрессистов. Bопиющая несправедливость законодательства страны, претендующей на звание «самой демократической в мире», усугублялась с каждым годом, ибо с каждым годом возрастало число женщин, занятых в промышлен­ности, сельском хозяйстве, торговле, учебных заведениях. Помимо своих домашних обязанностей по ведению хозяйства и воспитанию детей, жен­щина   несла   бремя  наемной  работницы,  являясь  зачастую   кормильцем семьи.

    Прошло более полувека со дня проведения собрания в 1848 г. в г. Сенека-Фолc (штат Нью-Йорк), на котором группа женщин впервые во весь голос потребовала предоставления им избирательных прав. Женщины назвали свою резолюцию «Декларацией чувств». В ней было много наивного, незрелого; женщины предъявляли обвинения некоему абстрактному мужчине, установившему над ними «абсолютную тира­нию» г7 Однако требования права на образование, на равную оплату за труд, требования имущественного равенства, участия в делах церкви и, наконец, избирательных прав были вполне серьезными и первона­чально вызвали резкую отповедь в прессе. Тем не менее организаторы собрания и авторы «Декларации» не сложили оружия, а объявили об ор­ганизации женской суфражистской организации во главе с Элизабет К. Стэнтон, 33-летней энергичной участницей аболиционистского движе­ния.

    Следует помнить, что в рядах аболиционистского движения было мно­го женщин. Именно в борьбе за уничтожение института рабства форми­ровалось политическое сознание американских женщин, воспитывались организационные и ораторские навыки будущих деятельниц суфражизма. У. 3. Фостер писал: «Фактически женское движение в значительной сте­пени выросло на базе аболиционистского движения» 28.

    Однако шли годы, а усилия замечательных американских женщин, первых борцов за женское равноправие — Элизабет К. Стэнтон, Сьюзен Энтони, Люси Стоун и других все еще наталкивались на глухую стену отказа,  воздвигаемую  законодателями  в  легислатурах  и  конгрессе29.

    К началу XX в. только четыре штата предоставили женщинам изби­рательные права 30. И это несмотря на то, что суфражистское движение занимало уже значительное место в общественно-политической жизни страны. Еще в 1860-е годы сложились две суфражистские организации: Национальная женская суфражистская ассоциация под руководством Э. К. Стэнтон и С. Энтони и Американская женская суфражистская ассоциация во главе с Л. Стоун. Руководители первой полагали, что не­обходимо добиваться от конгресса принятия соответствующей поправки федеральной   конституции.   Американская   же   ассоциация   выдвигала

    СУФРАЖИСТКИ НА УЛИЦЕ НЬЮ-ЙОРКА

    тактику борьбы женщин в штатах, с тем чтобы завоевать избирательное право женщинам в одном штате за другим. В 1890 г. они слились в одну организацию — Национальную американскую женскую суфражистскую ассоциацию.

    Существовали и другие женские организации, среди которых следует отметить Национальную лигу потребителей, в работе которой большую роль сыграла социалистка Флоренс Келли. В 1903 г. возникла Женская профсоюзная лига, ставившая целью помочь женщинам-работницам в ор­ганизации   профсоюзов31.   Эти   организации   поддерживали  борьбу   жен-

    31 Flexner E. Century of Struggle. The Woman's Rights Movement in the United States. Cambridge (Mass.); London, 1977, p. 218.

    щин за избирательные права. Известная деятельница суфражизма Лео­нора О'Рейли, сама с 13 лет работавшая по найму, в 1912 г. выступила перед комиссией конгресса с горячей речью, требуя предоставления жен­щинам политических прав. Работницы поддерживали суфражизм, пони­мая, что получение равных с мужчинами политических прав поможет им в тяжелой борьбе за человеческие условия существования.

    В течение первого десятилетия XX в. суфражистски вели в штатах упорную агитацию за права женщин, организуя многочисленные, хотя и небольшие, местные суфражистские группы, атакуя письмами и лич­ными просьбами депутатов собраний, сенаторов и конгрессменов. Нако­нец, в 1910 г. поправку к конституции об избирательных правах женщин принял штат Вашингтон, затем в 1911 г.— Калифорния. В течение 1912— 1914 гг. их примеру последовали шесть штатов (Орегон, Канзас, Ари­зона, Иллинойс, Монтана и Невада), а в 1917—1918 гг. еще девять, включая Нью-Йорк, признали политическое равноправие женщин32.

    В США в первые годы XX в. лишь одна политическая партия вы­двинула в своей платформе требование об уравнении женщин в полити­ческих правах с мужчинами, причем без различия цвета кожи. Это была Социалистическая партия Америки. Затем образовавшаяся после раскола республиканцев на съезде в Чикаго в 1912 г. Прогрессивная партия так­же включила избирательное право для женщин в свою программу. Ее лидер Т. Рузвельт понял, что платформа новой буржуазной партии не будет популярной, если не отразит это требование. Однако понадобилось еще семь лет неустанной борьбы, чтобы конгресс вотировал поправку об уравнении женщин в политических правах   .

    Выступая с либеральных позиций за демократизацию избирательного законодательства, за проведение демократических реформ, прогрессисты, как было сказано, не связывали свою судьбу с рабочим классом. Как правило, прогрессисты и их лидеры не поддерживали стачечной борьбы рабочих и многие из них отрицательно относились к профсоюзам. Борьба рабочих за свободу слова также оставляла их почти равнодушными, хотя они и осуждали жестокие репрессии со стороны городских властей, за­прещавших уличные митинги. Лафоллетт, уже будучи сенатором США, издававший журнал «Лафоллеттс уикли мэгэзин», освещал в нем неко­торые забастовки. Но этим дело и ограничивалось.

    Макрейкеры, возмущавшиеся тяжелым положением рабочих, особен­но женщин-работниц, рассматривали рабочие союзы как некие объеди­нения, «нарушающие свободу индивидуума», и недвусмысленно осужда­ли рабочих за расправу со штрейкбрехерами34. Но все-таки прогресси­сты сочувствовали нуждам рабочих, признавали необходимость улучше­ния положения рабочего класса, ограничения произвола работодателей, введения законов, регулирующих взаимоотношения рабочих с предприни-

    мателями. Поэтому нельзя забывать о таком направлении деятельности прогрессистов, как борьба за внедрение социального законодательства, а также об организации так называемых сеттльментов в рабочих (пpe-имущественно иммигрантских) кварталах индустриальных центров.

    Борьба  за   рабочее   законодательство  велась  во   многих   штатах.   Ее большей частью начинали профсоюзы, а прогрессивная оппозиция вклю­чала   в   список   своих   требований   улучшение   условий   труда   рабочих Конкретными   требованиями   повсеместно   были:   компенсация   рабочим' получившим травму на производстве; ответственность предпринимателей за охрану труда рабочих; регулирование труда женщин и детей; установ­ление  минимума  заработной  платы;   сокращение  рабочего  дня;  пенсии матерям и вдовам и некоторые другие. Согласно действующему законо­дательству  все  вопросы,   касавшиеся   регулирования  отношений  между рабочими и работодателями, входили в компетенцию штатов, а не феде­рального правительства.  Именно поэтому борьба за  социальное законо­дательство начиналась в рамках штатов или даже городов.

    Вопрос об ответственности предпринимателей за несчастные случаи на производстве также рассматривался вначале на уровне штатов и лишь впоследствии был поставлен на обсуждение в конгрессе. Одним из пер­вых штатов, принявших закон о компенсации рабочим за травмы на про­изводстве, был Висконсин. К 1915 г. такие законы были введены в США в 25 штатах.

    Широкое  распространение  законодательства о компенсации рабочим объяснялось не только и не столько заботой о положении рабочего и его семьи, сколько интересами предпринимателя. Как писал Де Уитт, законы о компенсации должны были «выправить дефекты законов об ответствен­ности предпринимателей», ибо длительная выплата компенсации искале­ченным рабочим и их семьям могла угрожать предпринимателям разоре­нием 35.    Законы   о   компенсации,   во-первых,   переносили   решение   из суда в специальную комиссию, во-вторых, определяли размер компенса-ции по специальной шкале увечий, а также определяли максимальную продолжительность   выплаты   пособия.   Учитывая,   что   предприниматели всегда стремились переложить вину за несчастный случай на самого ра-бочего и  обычно  преуспевали в  этом,  закон принес не  очень  большое облегчение в положении трудящихся, хотя и был известным шагом впе­ред в рабочем законодательстве буржуазного государства.

    Еще больше препятствий возникало у прогрессистов при попытках добиться введения закона о минимуме заработной платы. Против такого регулирования дружно восставали предприниматели и их ставленники в обеих палатах собраний. Только девять штатов к 1913 г. приняли такой закон, но и там законы ограничивались наблюдением за заработной пла­той женщин и девушек.

    Помимо заработной платы, важным был и вопрос о продолжительно­сти рабочего дня, ибо именно эти два условия являются главными пока­зателями уровня жизни трудящихся. Однако в данном случае прогрес­систы поднимали голос не за 8-часовой рабочий день для всех рабочих, а за регламентацию труда женщин и детей. К 1907 г. только в 20 штатах были приняты законы о 10—12-часовом рабочем дне для женщин, заня­тых в промышленности, на фермах, в сфере обслуживания (в прачечных,

    торговых заведениях и т. п.). Лишь в четырех штатах действовали зако-ны запрещавшие ночной труд женщин.

          Детский труд широко применялся в США. Дети рабочих, как правило,

    начинали трудиться с раннего возраста, чтобы помочь семье. Прогресси-

    cтaм в 22 штатах удалось провести законы о детском труде. В них преду-

    cмaтривалась   выплата   из   казны   штатов   небольших   пособий   вдовам

    (a иногда и незамужним матерям) в размере нескольких долларов в ме-

    н  на  содержание   детей до  достижения   ими   определенного  возраста

    (чаще всего до 14 лет). Все эти мероприятия проводились в штатах при

    ильном сопротивлении со стороны консерваторов. Попытки ввести запре­

    щение или ограничение детского труда в национальном масштабе пред­

    принимались и в конгрессе. В течение всего периода прогрессивного дви­

    жения  вопрос   о   детском   труде   не   снимался   с   повестки  дня.   Однако

    усилия поборников запрещения или хотя бы охраны детского труда были

    напрасны. Законопроекты об ограничении труда женщин и детей обсуж­

    дались в конгрессе в 1911, 1913, 1915 и 1917 гг., но были отвергнуты з6

    Консерваторы  обеих партий,  особенно республиканцы, упорно противи-

    лись утверждению этих биллей конгрессом под предлогом, что такой за­

    кон нарушил бы суверенитет штатов.           '.

    В борьбе за введение в жизнь социального законодательства, за улуч­

    шение жизненных условий городской бедноты, ограничение детского тру­

    да и другие реформы прогрессисты получали поддержку работников так

    называемых сеттльментов.  Сеттльменты  формировались из представите­

    лей передовой молодежи, выходцев из средне- и мелкобуржуазных слоев.

    Большинство из них имели образование, были проникнуты идеями о не­

    обходимости переустройства общества и жаждали приложить силы к ка­

    кому-то полезному для общества делу. Впоследствии из их среды вышло

    несколько   социалистов.   Трущобы  индустриальных центров,   населенные

    главным  образом    беднейшими    представителями   рабочего  класса — им­

    мигрантами,   оказались   в   поле   внимания   этой   молодежи,   селившейся

    небольшими колониями в рабочих кварталах и пытавшихся сблизиться

    с их  обитателями,   личным   трудом  облегчить   жизнь   бедняков.   Амери­

    канский историк А. Ф. Дэвис назвал сеттльменты «передовыми отрядами»

    движения за реформу, т. е. передовыми отрядами прогрессизма 37.

    Движение за организацию сеттльментов для помощи беднякам боль­ших городов возникло в Англии. Первым был основан Тойнби-хауз в Лондоне в 1883 г. Но в Америке, а не в Англии это движение получило широкое распространение.

    Первый сеттльмент в США под названием Халл-хауз был учрежден в 1889 г. в Чикаго двумя девушками, окончившими колледж и решивши­ми заняться просветительской деятельностью среди бедняков-иммигран­тов, в основном из Италии и Ирландии. Инициатором этого начинания была Джейн Аддамс, 29-летняя дочь зажиточного фермера из Иллинойса, завоевавшая впоследствии огромную известность как деятель прогрессив­ного движения, борец за права женщин и автор многих публицистиче­ских работ.

    Вслед за Халл-хаузом открылись другие сеттльменты; наиболее из­вестные — в Нью-Йорке   (один под руководством Лилиан Уолд, второй —

    Вайды Скуддер), еще один в Чикаго (организатор Мэри Макдауэлл), в Бо­стоне   (учредитель  Роберт  Вудс).  B больших городах функционировали не один-два, а до 20 сеттльментов. Сет­тльменты стали школой, через кото­рую проходили тысячи юношей и де­вушек    среднего  сословия,  стремив­шихся к общественной деятельности Сеттльменты сыграли большую роль в   развитии   женского   движения   в США. В числе постоянных резиден­тов (т. е. постоянных работников сет­тльментов)   было  большинство деву­шек и молодых женщин, которые на­ходили в сеттльменте пристанище и работу. Например, в Халл-хаузе не­сколько лет жила Флоренс Келли (до того   как  по   приглашению   прогрес­сивного губернатора штата Иллинойс Дж. П. Алтгелда стала первой жен­щиной — фабричным        инспектором штата).

    Работники сеттльментов не ограни­чивались организацией лекций, уст- ройством детских садов и тому

    ДЖЕЙН АДДАМС

    ч­

    подобных мероприятий. Жизнь столк­нула их с проблемами рабочего движения. Среди резидентов появлялись женщины-работницы, профсоюзные организаторы. Но понятно, что для руководительниц и руководителей сеттльментов проблемы рабочего дви­жения лежали в плоскости организации «мира в промышленности», а не социалистического переустройства общества. Во время конфликтов рабо­чих с предпринимателями, когда подопечные сеттльментов бастовали, Аддамс и другие лидеры сеттльментов стремились свести дело к арби­тражу, готовы были быть посредниками, отрицая всякую идею о возмож­ности изменения капиталистического строя.

    Руководство АФТ, видевшее в «классовом сотрудничестве» свою цель, благожелательно смотрело на деятельность работников сеттльментов, но рядовые рабочие относились к ним критически и зачастую враждебно, хотя нужда и заставляла женщин-работниц и многодетных матерей при­нимать от них помощь. Для развития рабочего движения сеттльменты це внесли ничего значительного, так как равнялись на консервативную линию в рабочем движении. Но в мелкобуржуазном прогрессивном дви­жении они были на левом фланге, поддерживая рабочее законодательство и другие демократические реформы.

    Итак, прогрессивное движение в штатах развивалось по трем основ­ным направлениям: борьба за ограничение власти трестов, за расшире­ние политических прав и за социальное законодательство. Отмечая как успехи, так и недостатки движения, его ограниченность, надо помнить, что прогрессисты всегда оставались буржуазными политиками и исполь­зовали привычные им методы политической борьбы (вплоть до создания собственной партийной машины). Тем не менее  они восставали против

    подкупа и взяточничества в политике и своей борьбой против всевластия бизнеса, за честное правительство, за очищение общественной жизни они, kak и макрейкеры, выполняли социальный заказ своего времени.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 105      Главы: <   49.  50.  51.  52.  53.  54.  55.  56.  57.  58.  59. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.