2. БОРЬБА ЛЕВЫХ СОЦИАЛИСТОВ ЗА СОЗДАНИЕ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ СОЮЗОВ - ИСТОРИЯ США. Т.2 - Автор неизвестен - История США - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 105      Главы: <   42.  43.  44.  45.  46.  47.  48.  49.  50.  51.  52. > 

    2. БОРЬБА ЛЕВЫХ СОЦИАЛИСТОВ ЗА СОЗДАНИЕ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ СОЮЗОВ

    Съезд СПА проходил с 1 по 6 мая 1904 г. в Чикаго. На нем присут­ствовали 183 делегата, в том числе 78 представителей различных проф­союзов. Съезд выступал от имени 20 тыс. членов СПА, фактически или формально примыкающих к ней. В отчете национальный секретарь пар­тии У. Мейли отмечал расширение размаха социалистической пропаган­ды, рост числа членов, победы социалистов на выборах и усиление их влияния на рабочее движение.

    Важное место в отчете занимала проблема политического просвеще­ния. Это было вызвано отчасти сильно возросшей оппозицией АФТ со­циализму (на съезде АФТ в 1903 г. социалисты потерпели крупное пора­жение во время дискуссии о рабочей партии: внесенная ими резолюция была отвергнута большинством делегатов). Руководителям СПА стало ясно, что применяемая ими ранее тактика в профсоюзном движении малоэффективна и должна быть пересмотрена. Нужна повседневная и целенаправленная работа по политическому просвещению рядовых чле­нов профсоюзов относительно задач и принципов социализма — таково было мнение многих социалистов, и оно нашло отражение в отчетном Докладе национального секретаря партии, призвавшего «сконцентриро­вать усилия на агитации и просвещении» 20.

    В связи с обсуждением вопроса о «профсоюзной политике» партии делегат от Вайоминга высказался в поддержку профсоюзов, построенных по производственному принципу, и предложил осудить «предательское и лживое сотрудничество рабочих лидеров с Национальной гражданской федерацией»21. Его предложение вызвало сильное недовольство право-

    центристов — М. Хилквита, М. Хейса и других, поспешивших заявить что позиция делегата от Вайоминга является открытым вызовом АФТ и потому не может быть признана правильной, так как это затормозит по­литическое просвещение членов профессиональных союзов. Под давле­нием правых, Хилквпта и его сторонников съезд отказался от осуждения политической линии руководства АФТ.

    Влияние правых, бесспорно, сказалось и в том, какое внимание съезд уделил организационным вопросам. Как отмечалось в отчетном докла­де, партия, учитывающая специфику социально-политических условий,, в которых ей приходится действовать, считает принципиально важным сохранить автономию местных социалистических организаций по отно­шению к центральным партийным органам. «При существующей поли­тической системе,— говорил У. Мейли,— автономность партийной ячейки штата непременно должна оставаться основой организации» 22. Известно, что принцип автономии местных партийных организаций активно поддер­живал Бергер. Возглавляемая им висконсинская организация фактические с начала образования СПА никогда не подчинялась общим решениям, если они не совпадали с ее узкоместническими интересами. Недаром вис­консинская организация заслужила репутацию «боссистской», руководи­тель которой игнорировал принцип централизма и партийной дисципли­ны и пытался диктовать свою волю всей партии. Поддержанный съездом принцип автономности мог иметь своим результатом все большее обур-жуазивание классового состава партии, возрастание в ней роли непроле­тарских элементов.

    С той же настойчивостью съезд подверг критике принцип партийной собственности на печать, который, как известно, последовательно прово­дил Де Леон и который отвергало правоцентристское руководство СПА. «Существование независимой прессы, свободной от партийного контроля... является одной из главных гарантий в отношении защиты и сохранения целостности партии»,—заявил У. Мейли23.

    Подчеркивая верность марксизму, «Национальная платформа» СПА отвергала путь классового компромисса и мира. «Между существующи­ми в современном обществе классами не может быть никакого компро­мисса или какого-либо тождества интересов... Не существует также и никакой реальной базы для социального мира...» 24 Одновременно «Плат­форма» содержала ряд оппортунистических положений, которые свиде­тельствовали об отходе от классово-пролетарских принципов социализма. «Социалистическая партия,— говорилось в документе,— выдвигает одну-единственную тщательно продуманную программу, касающуюся того, чтобы организовать нацию ради общего блага всех ее граждан» 25. В этих целях «Платформа» апеллировала к «консервативной силе» тех социаль­ных движений, которые ставят своей главной задачей завоевать полный контроль над правительственной властью. Среди них особое внимание уделялось «муниципальному» социализму как движению, обеспечивающе­му с помощью законодательных мер реализацию некоторых социалисти­ческих принципов.

    Обсуждение устава  («Национальной конституции»)  и муниципальной программы партии показало, что правоцентристское руководство чрезвычайно озабочено тем, чтобы увеличить численный состав  СПА.   «Прин­ципы социалистической платформы не могут быть полностью осуществ­лены,   пока   социалистическая   партия   остается   малочисленной»,— отме-чалось    в    отчете    так    называемой    муниципальной    комиссии26 .    Для численного роста устав предусматривал прием в партию лиц, достигших 18 лет, согласных с принципами социалистической партии и не поддер­живающих связей с другими политическими партиями.

    В то же время в уставе не уделялось внимания классовому составу партии. А именно этот вопрос занимал некоторых социалистов, справед­ливо полагавших, что количественный рост партии не должен идти враз­рез с качественными показателями. «На этих социалистов,—писал ф. Фонер,— не производил чрезмерного впечатления рост рядов партии, так как они видели, что она привлекает в свои ряды больше представи­телей мелкобуржуазных слоев, чем рабочих, что увеличивается опасность для движения, которое должно уходить своими корнями в рабочую сре­ду, быть затопленным приливом мелкой буржуазии» 27. В этих условиях проведение принципиальной линии в вопросах тактики и стратегии пар­тии практически становилось невозможным.

    Съезд 1904 г. свидетельствовал, что СПА почти полностью находится под контролем реформистов и «муниципальных» социалистов, которые в рабочем вопросе продолжали отстаивать не оправдавшую себя доктрину «сверления изнутри». На съезде левая оппозиция не смогла оказать со­противление реформистам. Борьба началась после съезда и выявила на­личие влиятельной группы социалистов — сторонников революционного, или индустриального, юнионизма, которые открыто выступили против ре­формистских профсоюзов, за создание боевой рабочей федерации, осно­ванной на производственном принципе.

    В борьбе за такую организацию левые социалисты опирались на про­изводственные союзы. Наиболее активным среди них был Американский рабочий союз, который не входил в АФТ. АРС заявлял о «признании принципов социализма без всяких оговорок», как говорилось в 1902 г. на съезде, принявшем резолюцию о национализации шахт и установле­нии рабочего управления на рудниках. В своей массе АРС состоял из неквалифицированных рабочих, общее число его членов достигало 27 тыс. Наиболее активными членами АРС были Хейвуд и Сент-Джон, социали­сты и главные организаторы нового революционного союза. Другие вож­ди АРС также были членами СПА.

    В создании нового рабочего союза приняли участие СРП и образо­ванный ею Социалистический альянс профессиональных организаций и рабочих союзов. Альянс был маломощным объединением, насчитывавшим к 1905 г. лишь 1450 человек. Но, несмотря на то что он не обладал реальной силой, его оппозиция АФТ, неуклонно проводившаяся им кри­тика консервативных цеховых союзов сыграли известную роль при фор­мировании принципов нового союза.

    Как уже отмечалось, в результате обструкции правоцентристов вопрос 0 производственных союзах не рассматривался съездом партии в 1904 г.

    Он был вновь поднят после съезда, и в его обсуждении приняли участие видные  деятели социалистического  и рабочего  движения  У.  Траутман, Т. Хагертрг, Ю. Дебс, Д. Де Леон и др. Дебс разослал письма к 30 ра­дикальным политическим деятелям с приглашением принять участие во встрече в Чикаго в январе 1905 г., с тем чтобы «обсудить пути и сред­ства объединения трудящихся Америки на правильных революционных принципах»28.   Была   сформирована   специальная   комиссия,   выработав­шая манифест будущего  единого профессионального  союза.  Этот мани­фест одобрила собравшаяся в начале января 1905 г. конференция (ее со­вещания проходили тайно, с соблюдением строгой конспирации). Задача современного рабочего движения, говорилось в  «Манифесте», состоит в том, чтобы «создать единый большой производственный союз, охватываю­щий все отрасли производства и базирующийся на принципах классовой борьбы... Он должен быть создан как экономическая организация рабо­чего  класса,   не   связанная   ни   с   одной   из   политических   партий»29.

    Решения январской конференции вызвали резко отрицательную реак­цию со стороны профсоюзных лидеров АФТ. С. Гомперс заявил, что со­здание нового профсоюза является враждебной акцией со  стороны ра­дикалов-социалистов,   которые   хотят   использовать   эту   организацию   в качестве конкурента АФТ30. Отрицательное мнение в отношении нового союза в целом разделяло и руководство Социалистической партии Аме­рики. Много лет спустя Хилквит писал: «Социалистическая партия весь­ма критически отнеслась к созданию новой организации, несмотря на то что среди ее основателей и крестных отцов было несколько выдающихся социалистических лидеров, включая Юджина Дебса» 31. Однако до учре­дительного съезда нового союза лишь правоцентристы Бергер и Хейс от­крыто высказывались против его создания. Как утверждал Бергер в офи­циальных выступлениях и в частной переписке, новый индустриальный союз мог явиться только копией делеоновского альянса и потому должен быть с самого начала отвергнут как раскольнический32. Остальные пра­воцентристы формально признали необходимость этого союза и одобрили его принципы, хотя и не отказались от тактики «сверления изнутри» как главной в профсоюзном движении.

    Большой вклад в формирование принципов индустриального юниониз­ма и создание профессионального союза нового типа внесли левые социа­листы. Ими впервые и во всем объеме была определена проблема проф­союзного движения как движения классово сознательных пролетариев, поставивших конечной целью борьбы уничтожение системы наемного труда.   Характеризуя   состояние   современного   им   американского   тред-

    юнионизма, левые социалисты указывали на главный порок — цеховщи-В многочисленных выступлениях и статьях они настойчиво и после-дoвательно  проводили  мысль,  что   «чистые»   и   «простые»   тред-юнионы, пocтроенные по цеховому принципу, разобщают пролетариат и оставляют eго безоружным перед объединенной  силой  капитала.  Единственно  эф­фективной формой классово-экономической организации пролетариата в условиях   империализма,   утверждали   они,   является   профессиональный союз, построенный на производственной основе и написавший на своем знамени вместо    лозунга    реформистских    тред-юнионов  «Справедливая плата за справедливый рабочий день»  революционный лозунг  «Уничто­жение системы наемного труда».

    Эту убежденность в необходимости создания новых союзов особенно активно отстаивали Ю. Дебс и Д. Де Леон. Их выступления в печати и перед рабочими на митингах свидетельствовали, что для радикальной части социалистов вопрос о создании широкого производственного союза, не отделяющего себя от конечных целей социалистического движения, стал вопросом первостепенной важности и значения.

    Следует отметить, что некоторые теоретические положения левых со­циалистов о новом юнионизме содержали серьезные ошибки синдикалист­ского толка. В наибольшей степени это выразилось в так называемой «индустриалистской» концепции, которую настойчиво пропагандировал в 1902-1905 гг. Де Леон.

    Находясь под впечатлением успехов стачечной борьбы американского пролетариата в начале XX в., Де Леон неоднократно ставит вопрос о не­зависимых политических действиях рабочего класса и направлении их на ниспровержение капиталистического общественного строя. В 1902 г. в статье «Две страницы из римской истории» он писал: «Сегодня уже созданы предварительные условия для освобождения пролетариата: меха­низм производства находится на том уровне, когда колеса вертятся сами собой... Классовые интересы революционного рабочего класса настоятель­но требуют реализации коллективной собственности на землю, а также на орудия и средства производства — короче, реализации кооперативной или социалистической республики» 33. Он утверждал, что перед рабочим классом должна стоять одна цель — уничтожение наемного рабства, по­литическим выразителем которого выступает буржуазное государство, «разбойничий оплот капиталистической тирании» 34.

    Однако, по мнению Де Леона, революционная миссия пролетариата оканчивается на этапе свержения буржуазной государственной машины. Захват и управление средствами производства — это уже миссия эконо­мической организации, т. е. производственных профессиональных союзов. «...Социалистическое общество знать ничего не знает о политическом государстве; в социалистическом обществе политическое государство яв­ляется делом прошлого; оно либо атрофируется от неупотребления, либо его ампутируют — в зависимости от того, что диктуется обстоятель­ствами» 35.

    Это был существенный отход от марксистского учения о роли партии как высшей формы организации рабочего класса, необходимой для завое-

    вания и удержания власти. Это был также отход от марксистского уче­ния о диктатуре пролетариата как основном орудии пролетарской рево­люции. Де Леон ошибочно полагал, что диктатура пролетариата непри­менима в американских условиях, что  она по существу не нужна, так как сама революция, согласно его схеме, выступает в виде  «всеобщего локаута  капиталистического  класса»,   который  якобы  подготовлен  всем предшествующим развитием страны. «Полное отсутствие последних сле­дов феодализма, в том числе отсутствие чувства чести у правящего клас­са,— писал  Де  Леон,— предоставляет  американскому  пролетариату   бла­гоприятный случай покончить  со  злом  раньше,  чем  оно  разовьется»36. Де Леон допускал даже возможность «мирного исхода битвы» в усло­виях США: американская буржуазия, полагал он, просто «сбежит», бро­сив производство на руки рабочего класса. На этом моменте и заканчи­вается, считал Де Леон, политическое движение рабочего класса. Всякое дальнейшее существование политического движения, по мнению Де Лео­на, следовало бы рассматривать как «узурпацию» 37.

    У. 3. Фостер был, очевидно, прав, называя Де Леона «интеллектуаль­ным отцом американского синдикализма» 38. Сам того не ведая, Де Леон вступил на тот «легкий теоретический путь», которому следовали, как писал Фостер, некоторые американские революционеры, готовые поддер­жать любую тенденцию, если она выступала с критикой оппортунизма АФТ, в том числе и анархо-синдикалистскую. «Индустриалистская» кон­цепция Де Леона способствовала утверждению в новом профсоюзном движении синдикалистских тенденций, чуждых подлинно революционно­му рабочему движению.

    На учредительном съезде ИРМ («Индустриальные рабочие мира», как стала  называться  новая  профессиональная  организация),   открывшемся 27 июня 1905 г. в Чикаго, были представлены различные точки зрения. Благодаря усилиям Ю. Дебса удалось добиться известного единодушия. С речью, исполненной надежды, что, работая в «едином большом союзе», социалисты  смогут  в  результате  положить  конец  фракционной  борьбе, разъединяющей и ослабляющей их влияние на рабочее движение, высту­пил также Де Леон. Он сказал, обращаясь к делегатам:   «Я явился на съезд, не преследуя никаких личных целей и не имея ни малейшего на­мерения сводить счеты со своими противниками. Передо мной лишь один враг — капиталистический класс... В ходе борьбы друг с другом обе сто­роны уже кое-чему научились, и я надеюсь, что съезд, послужит объеди­няющим моментом для тех, кто твердо стоит на почве классовой борьбы и признает, что политическое движение рабочих — только тень, отбрасы­ваемая экономической борьбой» 39.

    Однако столь желаемого Де Леоном объединения не произошло. Сразу после съезда правоцентристы повели атаку на ИРМ. Они повторяли вслед за Гомперсом, что, создавая эту организацию, ее устроители хотели унич­тожить АФТ. Членов СПА, избранных в руководство ИРМ, беспощадно исключали из партии: был исключен У. Траутман, секретарь-казначей ИРМ, и редактор «Соушел демократии геральд» А. Эдварде. Большое не-

    довольство руководители социалистической партии выражали в отноше­нии позиции Дебса, исключить которого из рядов партии они, тем не менее, не могли ввиду популярности этого боевого вожака рабочего класса США. Все силы правоцентристов были направлены на то, чтобы изолировать левых социалистов и по возможности дискредитировать в глазах рабочего класса их деятельность по организации производствен­ных союзов.

    Желая скомпрометировать руководство ИРМ, правые социалисты повели атаку прежде всего на одного из его представителей, Де Леона. «В современной обстановке, когда новый индустриальный союз вызывает большие беспорядки и привлекает к себе много наших людей из различ­ных районов страны, было бы очень опасно для партии ослаблять про­тиводействие влиянию Де Леона»,— писал В. Бергер М. Хилквиту40. Стремясь выставить в самом невыгодном свете индустриальный юнио­низм, руководство социалистической партии вновь обратилось к рассмот­рению ошибок, которые в свое время были совершены Де Леоном в проф­союзном движении. Лидеры СПА указывали на идейную преемственность ИРМ созданному в конце XIX в. Де Леоном альянсу, заслужившему печальную славу «профсоюза-двойника» и отвергнутому рабочим движе­нием. Они предрекали ИРМ судьбу этого объединения. Не было поддер­жано предложение Де Леона о единстве действий социалистов, сделан­ное им на I съезде ИРМ. Некоторые лидеры партии расценили это пред­ложение как попытку Де Леона захватить власть над всем рабочим и социалистическим движением и считали необходимым довести эту мысль до сознания рядовых членов партии, особенно тех, «кто мало знает о Де Леоне» 41.

    Враждебная кампания, поднятая правоцентристами вокруг Де Леона, имела целью, помимо указанной, заглушить голоса протеста против оппортунистической политики руководства. В партии назревал кризис. Тяжелые времена настали для Бергера — бессменного руководителя милуокской партийной организации. Видные деятели СПА У. Мейли и Г. Титус открыто называли его бернштейнианцем, обвиняли в измене социалистическим принципам, требовали расследования положения дел в милуокской организации42. Острой критики не избежал и М. Хилквит, оппортунизм и поведение которого глубоко возмущали левых социалистов, аттестовавших его как льстивого и увертливого манипулятора. Левые настаивали на решительном размежевании со сторонниками «муниципаль­ного» социализма.

    Большую роль в расколе левоцентристской группы сыграла серия статей, написанная Г. Титусом и изданная в газете «Соушелист» под на­званием «Революционный и реформистский социализм». Титус подверг критике компромиссную позицию центристов и заявил, что подлинно ре­волюционной может быть только партия, стоящая на принципах классо-

    вой борьбы пролетариата. Левые в СПА призывали покончить со случай­ным подбором партийных кадров, в результате чего представители наем­ного труда оказывались в меньшинстве по сравнению с представителями средней и мелкой буржуазии. Но главное зло центристов левые видели в   том,  что   те  задерживали  развитие  революционных   форм   движения, уповая на «нейтральность» профсоюзов в классовой борьбе пролетариата и поддерживая идеи классовой солидарности с буржуазией, выдвигаемые-идеологами АФТ. Поэтому все свои надежды левые социалисты в те годы возлагали на  ИРМ,  в  котором  они составили  наиболее  революционное его ядро.

    Левые социалисты настойчиво подчеркивали, что только через классо­вую борьбу, а не через  «классовый мир»  придет пролетариат к своему освобождению.    «Принцип,   на   котором   основывается   индустриальный юнионизм,— писал В. Сент-Джон,— заключается в признании никогда не­прекращающейся борьбы между работодателями и классом наемных рабо­чих» 43.   Что   касается   целей   организации,   то   они,   как   отмечал   Сент-Джон, состоят в том, чтобы  «взять под контроль производство и затем управлять им, распределяя богатство между теми, кто вложил свой мозг или   мускулы   в   совокупный   продукт»44.   Индустриальный   юнионизм явился   теорией,   исполненной   глубокого   революционного   содержания,, и в качестве таковой он был поддержан всеми левыми силами страны. Но   созданный  на   его  принципах   профессиональный   союз — ИРМ — по­шел в своем развитии иным путем, чем это было намечено идеологами индустриального юнионизма.

    В  ИРМ с момента  образования  присутствовала анархо-синдикалист-ская тенденция, которая со временем заметно усилилась и стала пред­ставлять угрозу для революционного рабочего движения. Появление этой тенденции следует объяснять не столько влиянием анархизма   (оно ни­когда  не  было  особенно  сильным  в   американском  движении),   сколько-реакцией   рабочего   движения   на   социал-оппортунизм   СПА   и   рефор­мизм АФТ. Как отмечал В. И. Ленин,  «крайности оппортунизма, „пар­ламентского идиотизма" и филистерского реформизма» вызывают «обрат­ные крайности революционного  синдикализма»45.  Создавая  ИРМ, идео­логи   индустриального   юнионизма   и   практические   организаторы   его-стремились  сформировать рабочий  союз,  который  ничем   бы   не   напо­минал консервативные тред-юнионы АФТ и который был бы свободен от политического влияния  оппортунистического  руководства   СПА,  зареко­мендовавшего себя не с лучшей стороны.

    Левые социалисты повели наступление против «крайностей револю­ционного синдикализма». На I съезде ИРМ они отстаивали «политиче­ский параграф» устава организации, в котором говорилось, что классовая борьба должна «продолжаться до тех пор, пока рабочие не объединятся как в политической (подчеркнуто нами.—Авт.), так и в экономической области...»46. Выступая в дискуссии по «политическому параграфу», Де Леон доказывал, что только при правильном сочетании политических и   экономических   действий   рабочий   класс   может   успешно   бороться   с

    пpедпринимателями47. Его речь была направлена против оппортунистов CПА   отвергавших   необходимость  независимых   политических   действий paбочего класса,  и вместе  с  тем  против  реформистов  АФТ,  провозгла­сивших лозунг «Никакой политики в профсоюзе».

    Первый съезд ИРМ после долгих дебатов принял устав, оставив в нем «политический параграф». Но, выступая в защиту политического действия в повседневной борьбе рабочего класса, Де Леон, как известно, одновре­менно утверждал, что после завоевания власти рабочим классом отпадет всякая необходимость как в партии, так и в государстве, которое будет заменено «полной индустриальной демократией». Это была крупная тео­ретическая и тактическая ошибка Де Леона. Организаторы ИРМ, боль­шинство из которых не имело основательной марксистской подготовки, некритически восприняли теоретическое положение Де Леона и распро­странили его на все аспекты современного им рабочего движения. Этим был дан толчок развитию анархо-синдикализма в ИРМ, который с порога отвергал роль политической партии в рабочем движении и признавал единственно эффективной тактикой борьбы тактику «прямого действия» и «саботажа». Положение усугублялось тем, что многие руководители ИРМ (среди них Сент-Джон, Траутман, Эдвардc и др.) заняли позицию, враждебную по отношению к политическим движениям и политическим организациям рабочего класса. Сент-Джон писал, например, что «нет ни­какой необходимости в политической партии, а тем, кто думает, что ра­бочим следует объединиться в политическую партию, мы говорим: про­буйте, но не пытайтесь в дальнейшем использовать экономическую ор­ганизацию в интересах этой партии» 48.

    Встретив недружественное отношение со стороны союза ИРМ, боль­шинство социалистов, входивших поначалу в его руководящие органы, вскоре вышли из них, предоставив событиям развиваться своим путем. Де Леон еще в течение нескольких лет пытался бороться с выпущенным им «джином», призывал ирмовцев возвратиться к первоначальным прин­ципам индустриального юнионизма, изложенным в преамбуле и уставе организации. Но все его усилия разбились о сопротивление анархо-син­дикалистов. На IV съезде ИРМ в 1908 г. Де Леон уже не присутствовал, ибо руководители организации не признали законным его мандат, и его лишили делегатских прав. На этом съезде «политический параграф», за который боролся Де Леон, был окончательно похоронен, а с ним был изгнан из ИРМ и «бес делеонизма» 49.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 105      Главы: <   42.  43.  44.  45.  46.  47.  48.  49.  50.  51.  52. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.