2. НА ДАЛЬНЕВОСТОЧНОМ НАПРАВЛЕНИИ - ИСТОРИЯ США. Т.2 - Автор неизвестен - История США - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 105      Главы: <   26.  27.  28.  29.  30.  31.  32.  33.  34.  35.  36. > 

    2. НА ДАЛЬНЕВОСТОЧНОМ НАПРАВЛЕНИИ

    На дальневосточную политику США — в отношении Кореи, Китая, Японии в конце XIX в. наложил определяющий отпечаток переход стра­ны в стадию монополистического капитализма. С 90-х годов, когда уже \ завершался раздел мира между капиталистическими странами, основной внешнеполитической линией становится борьба за захват источников сырья и рынков сбыта. И хотя расширение внутреннего рынка в стране замедлило внешнюю экспансию американской буржуазии, оно отнюдь не исключило ее. Доходы от колониального сбыта всегда были намного выше прибылей с внутреннего рынка, а расходы на экспансию капита­листы умело перекладывали через систему налогов на население страны. Правительство под давлением крупных промышленников и торговцев поощряло экспансию. Ее расширения в тихоокеанском направлении энер­гично добивались компании пароходного и железнодорожного сообще­ний, предприниматели, озабоченные сбытом текстиля и пушнины, дель­цы рыболовного промысла, а также заинтересованные в дешевом сырье импортеры сахара, чая, шелка и т. п. Кроме того, в переключении вни­мания на аннексии, на приобретения заморских территорий монополисты США видели удобный способ отвлечь массы от обостряющихся внутрен­них социальных и классовых проблем.

    Движимая этими мотивами американская дипломатия устремилась в тех направлениях, куда капитал США еще имел возможность «вклинить­ся». Дальний Восток открывал в этом отношении определенные перспек­тивы. Потенциальная емкость китайского рынка для американских пред­принимателей и торговцев представлялась безграничной. «Если бы мы смогли заставить 414 млн. китайцев покупать в среднем на 1 долл. в год наших товаров, то это более чем удвоило бы всю нашу торгов­лю»,— настойчиво подчеркивали жаждавшие прибылей бизнесмены18. Однако перед лицом сильной конкуренцни со стороны ранее утвердив­шихся там держав, прежде всего Великобритании, США оказались вы­нуждены маневрировать, пытаться потеснить более сильных соперников или хотя бы получить «равные возможности» с ними.

    Поскольку собственными силами обеспечить проникновение на Даль­ний Восток США еще не могли, практическая политика федерального правительства была направлена главным образом на поддержку агрес­сивных устремлений Японии. Провозглашая курс на поддержку «япон­ских интересов», США в действительности всячески стремились увели­чить собственные инвестиции в Восточной Азии, несмотря на противо­действие могущественных европейских конкурентов.

    Американо-японские отношения конца XIX в. характеризовались стремлением использовать японскую агрессию против Китая и Кореи для расчистки пути американскому капиталу в Восточную Азию. Наращивая темпы экономического проникновения на Дальний Восток, США постоян­но опирались на военный потенциал Японии.

    США не раз пытались захватить о-в Тайвань. Еще в начале 70-х го­дов консул США Ч. У. Лежанр подготовил и провел несколько пиратских налетов на этот остров, которые, однако, результатов не дали. В 1874 г. под командой американских офицеров японские суда атакова­ли Тайвань19. Значительным было содействие США японским захват­чикам при оккупации ими в 1879 г. о-вов Рюкю, ставших японской пре­фектурой Окинава.

    Вслед за Японией, которая в 1876 г. военными угрозами навязала Ко­рее, признав ее «независимой», кабальный Канхваский договор и получи­ла права экстерриториальности, США тоже потребовали для себя открытия корейских портов. Американский коммодор Шуфелдт, направленный правительством в соответствии с «дипломатией кононерок» в Корею, что­бы добиться «открытия» корейских портов для американских товаров, несколько лет пытался установить с нею дипломатические и торговые отношения, подписать договор. Усилия его остались безрезультатными А японское правительство и не думало поддерживать американские до­могательства. Вместо этого оно использовало свое влияние в Корее для срыва замыслов правительства США20.

    В 80-е годы Соединенные Штаты предприняли шаги в направлении закабаления Кореи неравноправными договорами. В результате активных усилий в 1882 г. в Чемульпо (совр. Инчхон) был подписан американо-корейский договор «о дружбе и торговле». Он ограничивал государствен-

    Захват острова не удался из-за эпидемии холеры в японских войсках, прибытия

    20-тысячного подкрепления китайцев и. упорного сопротивления островитян.

    История дипломатии. 2-е изд. М., 1963, т. 2, с. 214,

     

    вый суверенитет Кореи, но давал широкие привилегии американскому ка­питалу. Согласно договору три корейских порта, уже открытых для япон­цев, были открыты и для США, предусматривался обмен посланниками, американцам   предоставлялся   режим   наибольшего   благоприятствования.

    США отказались зафиксировать в договоре признание вассальной за­висимости Кореи от Китая, ибо это облегчало американскую экономиче­скую и политическую экспансию на полуострове, открывало возможность эксплуатации природных ресурсов и населения Кореи. Договор стал «об­разцом» для других колониальных держав, которые уже с 1883 г. до­бивались подписания аналогичных соглашений, что означало упраздне­ние «закрытых дверей» в Корее. С весны 1883 г. вслед за первым аме­риканским посланником Футом в Сеул стали прибывать американские советники и миссионеры. В угоду проводникам колониальной политики, которые, как известно, всегда прикрывали «политику грабежа распрост­ранением христианства» 21, они развернули в стране своеобразную идео­логическую экспансию. Оказывая влияние на молодежь, миссионеры рас­пространяли утверждения о «цивилизаторской» миссии американцев в Корее.

    В экспансии США на Дальнем Востоке миссионеры сыграли важную роль не только как идеологический авангард колонизаторов, но и как практические проводники целей внешнеполитического курса американ­ских правящих кругов. Заявляя, что распространение христианства явля­ется предпосылкой необходимого социального развития населения от­сталых регионов, миссионеры США при поддержке своего государства и торгово-промышленных кругов насаждали в Азии и Океании западные политические, социальные и идеологические концепции. Хотя среди мис­сионеров встречались и искренне служившие гуманистическим идеалам люди, объективно их усилия тем не менее сводились к содействию мате­риализации внешнеполитического курса буржуазного государства.

    Подрывая позиции Китая в Корее, американские и японские пред­приниматели добились контрактов на каботажные рейсы, добычу жемчу­га, заготовку леса, строительство электростанции и порохового завода. Специальная компания по эксплуатации богатств Кореи заполучила концессию на добычу золота и других ископаемых в Унсане на 25 лет. После японо-китайской войны (1894—1895) предприниматель Дж. Морз получил в 1896 г. права на строительство железнодорожной магистрали из Сеула в Чемульпо. В конце XIX в. Япония перекупила эту концессию. Одновременно США по соглашению 1887 г. направили инструкторов в корейскую армию. Усиленное внимание США к Корее в немалой степени объяснялось ее выгодным стратегическим положением как плацдарма экспансии — на юг и на север — против Китая и России на Дальнем Востоке.

    Отношения США с Китаем в последней трети XIX в. отличались с американской стороны двойственностью и противоречивостью. Политика США в Китае во многом определялась влиянием «европейского фактора». США вступили в отношения с Китаем позже других империалистических Держав. Чтобы потеснить европейских конкурентов, им приходилось при-оегать и к «нетрадиционным» методам, становиться в позу защитника ин­тересов Китая.

    Учитывая, что  Китай представлял огромный интерес как обширный рынок для сбыта товаров и располагал источниками различного сырья, в том числе запасами угля, минералов и руд, США опасались, что будут обойдены при дележе китайского рынка капиталистическими «партнера­ми-соперниками». Заигрывания американского посла, его турне во главе китайской делегации по европейским столицам с призывами к дружбе с Китаем — все это помогало США обрести новые торговые льготы и вы­годные концессии, противодействуя проникновению европейских держав в Китай. Однако в 80-е годы внешнее дружелюбие сменилось существен­ными трениями в американо-китайских отношениях. Они были вызваны несколькими факторами.

    Прежде всего сказалось постоянное поощрение японской агрессии се­вероамериканскими капиталистами. В США к японцам относились с ува­жением, считали их «азиатскими янки», энергичными и устремленными к   идеалам  и  ценностям,   близким   американцам.   «Американцы,— писал историк Ч. Кэмпбелл,— были гораздо более высокого мнения о Японии, чем о любой другой стране Азии» 22. Политика Японии изображалась в Соединенных  Штатах  как  прогрессивная23.  О китайцах  же  говорилось в пренебрежительных тонах. По расчетам США, военная победа Японии над Китаем открыла бы доступ американским капиталистам на дальне­восточные рынки и облегчила бы проникновение США в Китай, Корею, Маньчжурию.

    Одновременно усилился поток иммигрантов из Китая в США24, вы­звавший  антикитайские  настроения в Калифорнии,  где  китайцы в 80-х годах составляли уже 9 %  населения. Дело дошло до антикитайских по­громов, таких, какие были еще в  1855 г. в Рок-Спрингсе   (штат Вайо­минг), когда 28 китайцев погибли, 50 получили увечья, а сотни осталь­ных были вообще изгнаны из города. Подобные шовинистические акции происходили   п   в   1886—1887   гг.   «Для   американца   предпочтительнее смерть, чем сосуществование с китайцем»,—заявил Д.  Керни25, рядив­шийся в тогу рабочего лидера лжепатриот из Сан-Франциско, где 22 июля 1877 г. был учинен погром в китайском квартале. Экономические мотивы сочетались с расизмом, националистическими настроениями.

    Кроме того, буржуазия США была недовольна статусом торговых фирм в Китае. Доля Соединенных Штатов в торговле с Китаем падала (с 7,5% в 1885 г. до 6,7% в 1896 г.), капиталисты вынашивали далеко­идущие концессионные планы, охватывавшие не только Китай и Корею, но и Маньчжурию, Монголию как плацдармы вторжения на Русский Дальний Восток 26. Не прошли бесследно также выступления китайских народных масс против  заполнивших  страну иностранных  миссионеров.

    Все это отрицательно сказывалось на отношениях между Китаем и США, которые развивались далеко не столь благополучно, как того хотели сто­роны при подписании договоров 1868 и 1880 гг.

    Посланник Китая в Вашингтоне не раз протестовал против антики­тайских мер, вытекавших из принятых в 1882 и 1894 гг. конгрессом за­конов, по которым запрещалась иммиграция китайцев в США на 10 лет. Кандидаты обеих буржуазных партий на президентских выборах состя­зались в обещаниях по ограничению китайской иммиграции в США. А по законопроекту Скотта (сентябрь 1888 г.) китайцам вообще запре­щался въезд на жительство в США, в том числе даже лицам, выехав­шим из страны на время. Палата представителей и сенат быстро одобри­ли такое дискриминационное ущемление прав человека, а в октябре 1888 г. президент США скрепил этот документ своей подписью27. Все китайские официальные протесты Г. Кливленд игнорировал.

    В конфликтах, которые порождались территориальными аппетитами европейских держав в Китае, США не раз использовали такую форму вмешательства, как оказание «добрых услуг». Так, в 1879 г. экс-прези­дент США У. Грант посредничал в споре Китая и Японии об о-вах Рюкю. При этом США следили, чтобы соперники не получили слишком больших привилегий. Наблюдая за активностью европейских держав в Китае, США с тщательностью обеспечивали себе сохранение режима наибольше­го благоприятствования со стороны Пекина, чтобы получать из Китая не меньше, чем получали европейцы. Претендуя на «нейтральность», на деле США поддерживали японских захватчиков, противопоставляя Японию притязаниям европейских держав 28.

    Так, США не пожелали повлиять на Японию, когда та решила завла­деть Кореей, Тайванем и Пескадорскими островами. Вместе с тем США заняли выжидательную позицию, когда европейские империалисты и Япония начали борьбу за раздел Китая на территориальные «сферы влияния». Опасаясь оказаться полностью вытесненными с китайского рынка, США в обоснование своих экспансионистских устремлений вы­двигали требование проводить политику «равных возможностей».

    Такой курс учитывал и ухудшение американо-китайских отношений вследствие позиции США в период войны 1894—1895 гг. между Китаем и Японией29. Заняв «нейтральную» позицию, США отчасти под влия­нием англичан не хотели допустить полного поражения китайцев, и аме­риканские представительства брали под защиту как интересы китайцев в Японии, так и японцев — в Китае.

    Политика «добрых услуг» со стороны США в японо-китайской войне под давлением экспансионистских кругов переросла в «дипломатию ка­нонерок». Хотя правительство США формально сохраняло нейтралитет в 1894—1895 гг., «президент и государственный секретарь высадили вой-

    ска в Корее, направили почти половину военно-морского флота США в китайские воды, привели солдат в готовность к походу на Пекин» 30.

    Японская  пропаганда  поощряла  противопоставление  Японии  Китаю в глазах американской общественности. Японская секретная служба под­купила Э. Хауза, американского издателя «Токио таймc», чтобы он пуб­ликовал благоприятные Японии материалы. Японские посланники в Ва­шингтоне  и консулы в  Сан-Франциско и  Нью-Йорке  также  постоянно выступали в печати, защищая политику Японии в глазах американцев. Японский  консул в  Нью-Йорке  заявил:   «Мы  признательны  американ­ским газетам за то. что они говорят о  нас, и за то, что весомые мо­ральные гири общественного мнения этой страны оказались, похоже, поч­ти полностью на стороне Японии...» 31.

    После войны 1894—1895 гг. американцы в официальном и неофициаль­ном плане высказывались за то, чтобы восстановление в Китае проходило под эгидой США, а не Японии. Торгово-промышленные круги США ста­ли требовать от правительства более активной политики по обеспечению привилегий американцам в Китае,  более выгодных условий для  амери­канского капитала. Бизнесмены из  «Америкэн Чайна девелопмент ком-пани» образовали откровенно названный Комитет американских интересов в Китае, который апеллировал прямо к президенту Маккинли. Усилились экспансионистские призывы в  печати.  Их  подогревали промышленники и торговцы, в частности сбывавшая в Китай керосин компания Рокфел­лера   «Стандард  ойл».   Ее   главным  конкурентом   были  поставщики  из России. Когда же в соперничество вступила «Ройял-Датч шелл», разгоре­лась острая конкурентная борьба монополий за рынки Китая, охватив­шая и сбыт металлоизделий, по продаже которых американцев успешно обгоняли англичане.

    США активно участвовали в «битве за концессии» в Китае. На перед­нем крае были видные финансисты: Э. Гарриман, железнодорожный магнат; ряд банкиров (из «Ферст нэшнл бэнк», «Чейз нэшнл бэнк» и др.), представители моргановской группы, стального концерна Карнеги и т. п. Их домогательства через дипломатов А. У. Баша и Ч. Денби построить железную дорогу в Маньчжурии и в долине р. Янцзы, а также развернуть эксплуатацию недр Китая не увенчались успехом ввиду противодействия русских, английских, французских и бельгийских ка­питалистов. Тем не менее по интенсивности эксплуатации Китая США уступали только Англии.

    Определенный вклад в укрепление позиций Соединенных Штатов в Китае рассматриваемого периода внесли наряду с торговцами американ­ские миссионерские деятели, осевшие в Восточной Азии. В 1877 г. в Китае действовала 41 станция американских миссионеров и основанных ими 150 церквей32. Они немало сделали для утверждения политического влияния США, для обеспечения экономической экспансии в Китае аме­риканского капитала. За какие-то два десятилетия (1870—1890) число американцев-миссионеров в Китае возросло ъ 5 раз — с 200 до 1 тыс., а по некоторым оценкам, достигало и 1,5 тыс. В целом стоимость собст­венности американских миссий в  Китае  увеличилась  с   1  млн.  долл.  В

    1875 г. до 5 млн. в 1900 г., что составило пятую часть всех капиталовло­жений США в Китае 33.

    Зная местные условия, языки, конкретную ситуацию, миссионеры раз­личными путями поставляли информацию предпринимательским и внеш­неполитическим учреждениям, выполняли роль переводчиков, отбирали и инструктировали кадры, прислуживавшие иноземным пришельцам. Именно поэтому миссионеры неизменно пользовались широкой военной и дипломатической поддержкой со стороны правительственных ведомств США, особенно внимательно относившихся к деятельности религиозных организаций США в Китае.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 105      Главы: <   26.  27.  28.  29.  30.  31.  32.  33.  34.  35.  36. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.