1. ФЕРМЕРСКИЕ АЛЬЯНСЫ - ИСТОРИЯ США. Т.2 - Автор неизвестен - История США - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 105      Главы: <   19.  20.  21.  22.  23.  24.  25.  26.  27.  28.  29. > 

    1. ФЕРМЕРСКИЕ АЛЬЯНСЫ

    Ничем не сдерживаемое развитие стихии капитализма в результате-победы фермерского пути оказало значительное влияние на ускорение процесса концентрации и централизации капитала и способствовало ин­тенсивному формированию в конце XIX в. североамериканских моно­полий. Рабочие и фермеры Америки, белые и черные, которые в ходе второй Американской революции нанесли поражение олигархии южных плантаторов-рабовладельцев, в итоге оказались под господством появив­шейся после гражданской войны «олигархии объединенного капитала» 1 С протестами против растущей силы трестов и корпораций выступали рабочие и фермеры, ремесленники и мелкие предприниматели. Противо­действие американских трудящихся гнету монополистического капитала в конце XIX в. нашло выражение в крупных классовых схватках проле­тариата и в широком фермерском движении.

    Усиливающаяся эксплуатация фермеров — собственников и арендато­ров — со стороны железнодорожных корпораций, банкиров, владельцев элеваторов, торговцев и других различных посредников вызывала глубо­кое недовольство сельскохозяйственных тружеников. Реальная угроза разорения многомиллионных масс земледельцев США в 70—90-е годы XIX в. резко обострила классовые противоречия и послужила импуль­сом для активизации борьбы фермеров за экономическую самостоятель­ность. Выражением борьбы американского фермерства против натиска капитала в 70-х годах явилось движение грейнджеров и гринбекеров. На смену ему в 80-е годы пришло движение фермерских альянсов, привед­шее в начале 90-х годов к образованию массовой политической организа­ции — Народной партии.

    Хотя к началу 80-х годов фермерские альянсы существовали уже во многих штатах Юга, Северо-Запада и Северо-Востока, кульминация их деятельности приходится на конец этого десятилетия, когда в движении образовалось два центра притяжения — Северный альянс и Южный альянс.

    В октябре 1887 г. в Шривпорте (штат Луизиана) состоялся объеди­нительный съезд фермерских альянсов южных штатов. Приветствуя участников, председатель фермерского альянса Техаса Макьюн подчерк­нул, что  «единственная надежда фермеров — в их организации» 2.

    Делегаты придавали большое значение совместным действиям с ра­бочими, и по предложению руководителя делегации Луизианы Тэттса съезд принял резолюцию: «Национальный фермерский альянс... шлет братские приветствия всем рабочим организациям и просит оказывать помощь в борьбе за права трудящихся и стремиться к достижению единства целей и действий всех разнообразных организаций труда»3. Основная задача съезда была выполнена: Южный альянс пополнился ря­дом растущих фермерских ассоциаций. С 1889 г. Южный альянс стал официально именоваться Фермерский и рабочий союз Америки.

    Намного более сложным в южных штатах был процесс объединения фермеров — негров. Не допущенные в Южный альянс около 1,5 млн. нег­ров, работавших в сельском хозяйстве (издольщики, арендаторы за день­ги, сельскохозяйственные рабочие, мелкие фермеры), испытывали двой­ной  гнет:   классовое   угнетение   сочеталось   с  расовой  дискриминацией. Большинство негров Юга не получили при ликвидации рабства ни акра и остались без средств к существованию. После поражения негритянского движения за экономическое и политическое равенство в период Реконст­рукции несколько десятков тысяч бывших рабов в надежде на получение хоть участка земли устремились в канзасские прерии4 и юго-западные штаты. К 1900 г. в США насчитывалось всего лишь около 186 тыс. ферм, принадлежавших неграм 5.

    Члены Южного альянса неоднократно заявляли, что неграм не место в ассоциации белых. Поэтому неудивительно, что идея образования аль­янса негритянских фермеров, как в свое время и Прокламация об осво­бождении негров, пришла с Севера. Создание тайного ордена негритян­ских фермеров взял на себя белый баптистский священник Р. М. Хэмф­ри,   имевший   многолетний   опыт   миссионерской   работы   среди   негров. В   1886   г.   в  округе  Хьюстон   (штат   Техас)  он основал Национальный альянс и кооперативный союз цветных фермеров, который быстро рас­пространился и в других штатах Юга. Многие обездоленные негритянские фермеры вступили   в   организацию,   рассчитывая  на   улучшение   своего экономического    положения.    Возникновение    альянса    рассматривалось ими как своеобразный «вид второй эмансипации» 6.

    Процесс организации негритянских фермеров и сельскохозяйственных рабочих в штатах Юга проходил в обстановке преследований и террора. Во многих местах негры, объединенные альянсом, подвергались нападе­ниям, арестам и наказаниям. Их обвиняли в стремлении захватить земли плантаторов и в попытках поднять восстание против белых. По много­страдальному Югу снова прокатилась волна негритянских погромов, бес­чинств расистов из Ку-клукс-клана. Именно в 1886—1887 гг., когда бы­стрыми темпами шла работа по созданию негритянских альянсов, даже по официальным заниженным данным, число линчеваний достигло 1200, самой высокой цифры за 80-е годы 7.

    Несмотря на преследования и расистский террор, альянс успешно действовал в 11 штатах Юга. Меньшего масштаба организации негри­тянских фермеров существовали в Делавэре, Огайо, Иллинойсе, Индиа­не, Миссури, Небраске и других штатах Севера и Запада. Руководящий центр альянса располагался в Галвестоне (штат Техас). В 1891 г., по свидетельству его руководителя Хэмфри, численность альянса достигала 1250 тыс.8

    Альянс цветных фермеров выдвинул из негритянского народа плеяду выдающихся лидеров, которые немного позже сыграли важную роль в популистском движении: Гейнор, Кюни, Ричардсон, Грейвс, Уорвик и др. «Эти люди работали с опасностью для жизни, укрепляя политическое сотрудничество между неграми и белыми в этом важнейшем движении, несмотря на террор монополистов и плантаторов, который царил на про­тяжении 90-х годов» 9. Альянс цветных фермеров проводил ежегодные съезды, имел свой печатный орган — еженедельник «Нэшнл элайэнс».

    Параллельно развивался процесс объединения фермерских организа­ций в штатах Севера и Запада. Еще в 1880 г. конференция фермерских альянсов этих районов, созванная для выработки совместных действий против гнета железнодорожных монополистов, превратилась в объедини­тельный съезд фермерских альянсов, главным образом северо-западных штатов. Делегаты решили учредить Национальный альянс фермеров, по­лучивший известность как Северный альянс. Принятый конференцией устав облегчил формирование местных альянсов в штатах Небраска, Айова, Висконсин, Миннесота, Мичиган. Уже два года спустя на Севере насчитывалось около 2 тыс. местных альянсов 10.

    Период некоторого спада (1883—1884) в деятельности Северного аль­янса был непродолжительным. С 1885—1886 гг. он сменился периодом подлинного ее оживления. В связи с распространением действия аграрного кризиса на другие районы в среде фермерства с новой силой началось брожение. Газета Национального альянса фермеров, издававшаяся в Чи­каго, «Уэстерн рурал» с радостью сообщала: «Альянс фермеров никогда еще не являлся таким жизнедеятельным, как в настоящее время. Альян­сы создаются в небывалом числе, особенно на Западе». В 1887 г. в Мин­неаполисе состоялся II съезд Северного альянса, который выдвинул ряд радикальных требований мелкобуржуазного характера. Делегаты съезда наладили контакт с происходившей одновременно в том же городе Ге­неральной ассамблеей «Ордена рыцарей труда» (ОРТ), и оба ордена — тружеников городов и ферм — обменялись дружественными посланиями с пожеланиями успехов.

    Рост альянсов на Западе и Севере продолжался вместе с подъемом фермерского движения в стране. К 1980 г. в состав Северного альянса входили организации 10 штатов. Завершилось объединение местных альянсов еще в пяти штатах. Общее число участников доходило до 1 млн. «Народ наконец поднялся,— писала в августе 1890 г. газета «Уэстерн ру­рал».— Никогда в нашей истории не наблюдалось такого единства дей­ствий среди фермеров».

    Фермерские альянсы по социальному составу не были однородными. Основную массу рядовых участников движения составляли мелкие и   

    средние трудящиеся фермеры и арендаторы. Значительным числом были представлены крупные фермеры. Именно им, как правило, удавалось за­нять руководящие позиции. Среди руководства местных альянсов была и сельская интеллигенция — редакторы сельскохозяйственных газет, ад­вокаты и т. п.

    После ряда успешных выступлений фермеров на местных выборах в штатах в альянсы стали проникать ставленники буржуазии, задавшейся целью подорвать изнутри это угрожавшее крупному капиталу движение. О таких намерениях буржуазии сообщала еще за год-полтора до образо­вания  общенациональной фермерской партии корреспондентка журнала «Северный вестник» в «Письмах из Америки»: «Гигантская сила нарож­дающегося фермерского воздействия признается всеми... Впрочем, поли­тиканы  проявляют   большую   храбрость   отчаяния  и   отнюдь   не   теряют присутствия духа. Они крепко надеются на то, что фермерские органи­зации весьма скоро попадут под контроль заправских агитаторов и тогда быстро последуют разделение сил, распри и падение или, вернее, подпа­дение под эгиду той или другой из существующих партий» 11.

    В фермерские альянсы, особенно на Севере, вступали также ремеслен­ники, торговцы и даже мелкие промышленники. Их принимали в альян­сы на том основании, что они либо вели свое происхождение от ферме­ров, либо родились в сельской местности.

    Со временем в движении альянсов еще до наплыва чужеродных эле­ментов наметились две линии, две тенденции. Мелкие и средние ферме­ры, задавленные гнетом капиталистических корпораций и страдавшие от каждого   нового   понижения   цен   на   сельскохозяйственные   продукты, представляли  наиболее   радикальную   линию   движения.   Доведенные  до отчаяния,  они  готовы  были поддержать любую  реформу и  любые  сов­местные действия, если это хоть как-то могло облегчить их положение. Другую   тенденцию — консервативного   толка — представляли   капитали­стические слои фермерства. Они были против независимых политических действий и стремились ограничить сферу деятельности альянсов улучше­нием агрокультуры, просветительской работой среди фермеров и их се­мей, повышением их доходов, установлением добрососедских отношений между фермерами.

    Насколько представлялось возможным, фермерские альянсы вели борь­бу против гнета железных дорог,  мошенничества  оптовиков,  ростовщи­ков, владельцев элеваторов и скотобоен. Все это подталкивало фермеров Северного альянса к выступлениям в защиту своих интересов на полити­ческой арене. Но первоначально фермеры Севера, как и Юга, действовали через ту партию, которая соглашалась, по крайней мере на словах, от­стаивать их требования. Для фермерских лидеров Запада имело мало зна­чения,   будет ли  то  демократическая  или республиканская  партия.   На местных   выборах    1885  г.   альянс   Миннесоты   поддержал  демократов, а   в   1886  г.   фермеры   того   же   штата   отдали   голоса   республиканцам, обещавшим  отстаивать   их  интересы.   В   Айове   под  давлением  альянса республиканцы были вынуждены включить в программу ряд его требо­ваний. Получив голоса фермеров, республиканцы  провели через законо­дательное собрание    несколько    второстепенных    биллей,    но положение

    фермеров штата не улучшилось. Так же обстояло дело и в других местах. Постепенно у фермеров таяли иллюзии и доверчивое отношение к двум старым партиям. Нигде в стране ни один жизненно важный для фермеров закон не прошел с помощью той или другой партии. Эти партии много­кратным обманом   избирателей-фермеров   показали,   насколько   тщетны надежды на них трудящегося человека. 16 ноября 1889 г. газета «Фар-мерз элайэнс» писала: «Организованные капиталисты контролируют глав­ные партии, обеспечивая, чтобы обе действовали как одна, защищая их требования. Кто не знает того, что ни один человек не может быть вы­двинут в президенты США любой партией, если его кандидатура пред­варительно не одобрена денежными тузами Нью-Йорка и Бостона. Кто не   знает   того,   что   железнодорожные   бароны,   будь   они   представлены демократами или республиканцами,— это одно и то же в залах конгрес­са». У северных фермеров, как и их южных собратьев, зрело убеждение   в необходимости иметь собственные, независимые от других партий по­литические организации.

    Большое влияние на стремление фермерских альянсов к созданию третьей партии оказали рабочие объединения, в которых с середины 80-х годов проявился живейший интерес к самостоятельной политической деятельности. В декабре 1886 г. американская социалистка Флоренс Келли-Вишневецкая писала Фридриху Энгельсу, что «огромный энту­зиазм» охватил пролетариат США и «по всей стране проводится работа по организации рабочего класса и его независимых политических дей­ствий» 12.

    Вопросы сотрудничества с рабочими поднимались и обсуждались на собраниях фермеров. Эти же проблемы находили отражение на страни­цах фермерских газет. Многие из них указывали на необходимость сплочения тружеников полей и городских рабочих для оказания совмест­ного сопротивления крупному капиталу. На протяжении всего периода подъема движения альянсов их газеты подчеркивали, что интересы сель­ских и городских тружеников совпадают.

    Местные организации фермеров и рабочих во многих штатах устанав­ливали дружественные связи и приступали к выработке общих программ, нередко вопреки сопротивлению их лидеров. В 1888-1890 гг. местные ассамблеи ОРТ сотрудничали с фермерскими альянсами в 10 штатах (Иллинойс, Индиана, Миннесота, Южная Дакота, Канзас, Небраска, Нью-Йорк, Алабама, Северная Каролина и Техас). Этот процесс не все­гда проходил гладко. Возникали споры и разногласия. Чтобы примирить различные мнения представителей фермеров и рабочих и выработать об­щую линию, потребовалось много усилий и доброй воли с обеих сторон.

    Под влиянием развития на местах рабоче-фермерского сотрудничества происходило сближение между лидерами альянсов и ОРТ. С 1885 г. Ге­неральная ассамблея ОРТ стала призывать к установлению тесных отно­шений с Фермерским альянсом в целях укрепления политических пози- ' ций   обоих   объединений.   В   результате   переговоров   было   решено,   что каждая организация направит в  Вашингтон группу лоббистов, которые-будут   «консультироваться   и   договариваться   относительно   проведения

    через конгресс США законов в интересах обеих организаций» 13. В 1889 г. Генеральная ассамблея ОРТ создала комиссию по рассмотрению жалоб фермеров-должников, имевших заложенные фермы, а местным ассамбле­ям рекомендовала добиваться отмены законов, лишавших фермеров права на выкуп заложенных ферм. На сессии ОРТ присутствовала делегация Фермерского альянса Джорджии, которая пригласила рабочих Севера послать представителей на очередной съезд Южного альянса.

    Хотя многие лидеры Северного и Южного альянсов утверждали, что возглавляют неполитические организации, сама жизнь вносила неизбеж­ные поправки в такую позицию. Происходило это исподволь и постепен­но. Неудачи в кооперативных предприятиях усилили стремления ферме­ров к проведению экономических реформ, а наиболее эффективным путем к их принятию и осуществлению были независимые политические действия. Сторонники политических действий убеждали массы, что все их бедствия происходят оттого, что в стране господствуют тресты и корпо­рации, а вашингтонский сенат превратился в «учреждение банкиров, штаб железнодорожных корпораций и консультативную палату миллио­неров» 14.

    Выступая на митингах и собраниях, защитники фермерских интересов заостряли внимание на том, что облегчение положения фермеров зависит от них самих. Они должны проводить в законодательные собрания и кон­гресс только своих преданных представителей, людей, которые знают сельское хозяйство и нужды земледельцев и способны отстаивать их интересы. Вытекавший отсюда вывод о создании независимой фермер­ской партии встречал противодействие внутри альянса и за его пре­делами.

    Консервативные участники движения альянсов, возглавлявшие их в большинстве штатов, опасались, что разбуженные политическими дей­ствиями массы выйдут из повинования и в стране разразится классовый конфликт, который может поколебать все основы системы. Их пугала также возраставшая активность негритянского народа: в случае раскола реди белых фермеров при голосовании на местных выборах в южных штатах черные могли возобладать над белыми. Некоторые консерваторы высказывали опасения, что на выборах в штатах поражение альянсов может привести к их распаду. Поэтому они выступали за продолжение старой тактики укрепления позиций в существующих партиях и вклю­чения в их программы реформ, за которые выступали альянсы.

    В руководстве альянсов охотно говорили об «общности интересов про­изводителей», под которыми подразумевались как фермеры, так и рабо­чие. На деле же многие лидеры альянсов проявляли враждебность по отношению к рабочим, как только дело касалось конкретных проблем сотрудничества. Один из руководителей Северного альянса, М. Джордж, высказал мнение многих крупных фермеров, когда заявил, что рабо­чие организации, особенно профсоюзы сельскохозяйственных рабочих, на­носят ущерб сельскому хозяйству, что некоторые их доктрины являются «дикими   теориями»,   а   стачки — проявлением   «безрассудства».   Газета

    «Прэари фармер» называла профсоюзы «трестами, стачки же - откровен­ным грабежом» 15.

    Враждебное отношение консервативных лидеров к сотрудничеству с paбочими организациями осуждалось радикальными деятелями типа Доннелли и Симпсона, но влияние первых, особенно в руководящих ор­ганах альянсов, ощущалось на всех этапах развития фермерского дви­жения 80—90-х годов. Усиливавшиеся тенденции к независимым полити­ческим действиям фермеров вызывали неприязнь в кругах крупной буржуазии. Сознавая, что «альянс становится политическим инструмен­том» капиталисты утверждали, будто это «несовместимо со свободными институтами страны» 16. Газеты монополий писали, что фермеры «следу­ют за фальшивыми идолами», и запугивали обывателей сползанием фер­мерского движения к «коммунизму и откровенному социализму», называ­ли радикальных лидеров альянсов «грязными, скабрезными и тупыми демагогами» 17.

    Развитие движения фермеров и возможность объединения его с орга­низованными рабочими уже начинали серьезно тревожить олигархию объединенного капитала. «Поразительный рост этой организации (Фер­мерского альянса.—Авт.),—сообщала из США корреспондентка журнала «Северный вестник»,— признается всеми... Многие уверяют, что Фермер­ский союз проявит свое воздействие на выборы в конгресс и в законо­дательные собрания штатов, которые предстоят в ноябре; но это вопрос еще спорный. Несомненно одно, что фермерская силища поднимается и готова подорвать все устои, поддерживавшие до сей поры старые поли­тические партии в стране, лидеры которых давно привыкли делить меж­ду собою все доходные места. С фактом этим придется скоро считаться всем общественным деятелям. Уже и в настоящую минуту фермеры пред­ставляют собой слепую, но весьма грозную стихийную силу» 18.

    Ставленники корпораций и трестов постоянно предпринимали попыт­ки разделить рабочих и фермеров, натравливая рабочие союзы на фер­мерские альянсы и наоборот. На это обращал внимание представитель Фермерского альянса Миннесоты: «Все без исключения возможные сред­ства были использованы, чтобы воспрепятствовать работе членов Фермер­ского альянса, а также... возбудить ссору между альянсом и рабочими». В фермерские партии и альянсы, как и в рабочие организации, засыла­лись продажные политиканы и агенты капиталистов, всячески демонст­рировавшие на словах преданность делу народа. Одна из рабочих орга­низаций Миннесоты, подбадривая своих союзников-фермеров, в июне 1890 г. обратилась к альянсу с посланием, в котором говорилось: «Вы можете быть уверены, что наши усилия будут направлены на объедине­ние всех сторонников реформ и устранение из наших рядов всех посто­ронних, которые могут проникнуть в движение, чтобы сбить фермеров и рабочих с правильного пути» 19.

    В ряде штатов классовая борьба принимала довольно резкие формы. Массовая кампания запугивания была организована против негров. По­токи лжи и клеветы обрушивались на наиболее популярных фермерских вожаков. На некоторых даже совершались покушения20.

    Выборы 1890 г. в федеральный конгресс происходили в 39 из 44 шта­тов. Голосование 4 ноября принесло поражение республиканской пар­тии — в новом составе конгресса демократы получили 243 места, а рес­публиканцы — 89. Большинство в 154 голоса обеспечило демократической партии полное господство в законодательном органе страны. Решающую роль в такой перемене партийного состава конгресса сыграли фермерские партии и альянсы и особенно организации Юга и Северо-Запада — слиш­ком глубоким стало чувство неприязни фермеров к республиканской пар­тии, открыто проводившей политику в пользу воротил Уолл-стрит. Фер­мерские партии и альянсы провели в конгресс девять представителей. Кроме того, считалось, что еще 40 человек, прошедших по списку демок­ратов, являлись сторонниками альянсов.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 105      Главы: <   19.  20.  21.  22.  23.  24.  25.  26.  27.  28.  29. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.