3. БОРЬБА ЗА 8-ЧАСОВОЙ РАБОЧИЙ ДЕНЬ - ИСТОРИЯ США. Т.2 - Автор неизвестен - История США - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 105      Главы: <   12.  13.  14.  15.  16.  17.  18.  19.  20.  21.  22. > 

    3. БОРЬБА ЗА 8-ЧАСОВОЙ РАБОЧИЙ ДЕНЬ

    Первая половина 80-х годов — подъем массового рабочего движения в США. Именно тогда требование сокращения рабочего времени и улуч­шения условий труда, выдвинутое и поддержанное как квалифицирован­ными, так и неквалифицированными, организованными и неорганизован­ными рабочими различных профессий, стало всеобщим. Происходил не­уклонный рост забастовочного движения (1881 г.— 130 тыс., 1886 г.— 610 тыс. участников30), 77% предприятий, охваченных забастовками, находились в крупнейших промышленных штатах.

    Среди событий тех лет следует упомянуть одну из первых крупных забастовок рабочих железоделательной и сталелитейной промышленно­сти Пенсильвании, Огайо, Индианы, Западной Виргинии, Иллинойса и Висконсина (1882), когда 40 тыс. рабочих в течение четырех месяцев вели мужественную борьбу, в которой им не удалось добиться от компа­ний изменения заработной платы.

    В том же году произошла забастовка 2,5 тыс. горняков Пенсильвании, выступивших против снижения заработной платы предпринимателями. Как и забастовкой металлургов, горняками руководили местные проф­союзные организации, и хотя им была оказана материальная помощь и поддержка рабочими других специальностей, лишь незначительному чис­лу забастовщиков удалось отстоять свои требования.

    В те же месяцы потерпели поражение от железнодорожных компаний «Нью-Йорк сентрал — Гудзон ривер» и «Нью-Йорк сентрал — Лейк Эри — Вестерн роудз» грузчики железнодорожного узла Нью-Йорк и Джерси-Сити, зарабатывавшие всего около 40 долл. в месяц и лишенные предпринимателями права создавать рабочие организации. Требования грузчиков были отвергнуты, а с помощью штрейкбрехеров была сорвана забастовка.

    Летом 1883 г. бастовали рабочие и служащие телеграфной сети США. Фактически это была борьба Братства телеграфистов (ОРТ) с группой монополий, контролировавшихся Дж. Гульдом. 20 тыс. трудящихся вы-cтупили против систематического снижения заработков и за сокращение рабочего времени. С самого начала забастовки телеграфисты допустили серьезные тактические ошибки: некоторые категории рабочих, связан­ные с работой прессы, из опасения восстановить против себя газетчиков не бастовали. К тому же, несмотря на помощь Центрального рабочего союза Нью-Йорка, а также многих местных ассамблей ордена, телегра-фисты располагали крайне ограниченным денежным фондом. Руководст­во «Рыцарей труда», враждебно относясь к стачкам как средству борь­бы, проявило равнодушие, с опозданием выделило в помощь стачечникам незначительные средства. Тактика руководства исполкома ОРТ вызвала большое разочарование среди рядовых.

    Местные же организации ордена в первой половине 80-х годов успеш­но руководили стачечной борьбой. Таким примером может быть забас­товка на железных дорогах Дж. Гульда (1885), вызванная сокращением заработной платы рабочих на 10—15% и неуступчивостью администрации компании в переговорах с рабочими. В депо и мастерских на протяжении 11 тыс. миль железнодорожного полотна Канзаса, Техаса и Миссури ба­стовали 4,5 тыс. человек. Этих рабочих поддержали другие организации ордена. Большую помощь забастовщикам в создании новых ассамблей, а также в сборе средств оказал известный деятель рабочего движения, издатель рабочих газет Дж. Бьюкенен. Решающую роль сыграла поддерж­ка рабочих со стороны четырех железнодорожных братств (паровозных машинистов, кочегаров, кондукторов и проводников), в результате чего фактически были приостановлены все перевозки. Солидарность рабочих, решительность их действий, организованность, которую рабочие противо­поставили действиям Гульда, обеспечили им победу — повышение зара­ботной платы.

    Не удалось Гульду взять реванш через несколько месяцев, когда он предпринял попытку уволить значительную часть рабочих на «Уобаш рейлроуд» в Миссури, Иллинойсе и Индиане в июне — августе 1885 г. Этим актом Гульд рассчитывал разделаться и с организациями ОРТ в своих владениях. Компания наняла штрейкбрехеров и грубо отклонила инициативу местных ассямблей урегулировать вопрос путем пере­говоров.

    К сожалению, местные ассамблеи получили отказ в поддержке со стороны руководства ордена31. Такой подход в условиях наступления предпринимателей на права рабочих подрывал коллективные усилия по­следних. Но когда все местные ассамблеи решительно высказались за забастовку, секретарь исполкома «Рыцарей труда» Ф. Тернер в официаль­ном циркуляре (18 августа) информировал «Уобаш рейлроуд», что в случае упорства все ассамблеи ордена, получившие соответствующее указание исполкома, поддержат забастовщиков. Это была реальная угроза •всеобщей забастовки, и компания Гульда пошла на переговоры, уско­ренные сообщением о том, что местные ассамблеи пристально следят за их   результатами.   Гульд   вынужден   был   уступить:   перестал   нанимать

    ПОДЪЕМ МАССОВОГО РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ

    штрейкбрехеров, восстановил на работе уволенных, фактически признал орден.

    Эти события показали значение организованного давления рабочих для исхода борьбы с монополией. Активное участие ассамблей ордена в ста­чечном движении способствовало росту его рядов, что происходило часто вопреки линии руководства «Рыцарей труда». Непоследовательность Паудерли и его окружения оказала трагическое влияние на ход событий 1886 г.

    Весной того года Гульд перешел в наступление. Он отказался при­знать  организации  ордена,   закрыл  отдельные   мастерские, произвольно уволил рабочих, сократил их заработки. 1 марта 1886 г. рабочие ответили забастовкой, «самой крупной в истории США» 32, как отмечалось в офи­циальных документах того времени. Непосредственное руководство рабо­чими находилось в руках окружной ассамблеи № 101, уже зарекомендо­вавшей себя успешной борьбой с Гульдом. Возглавлял ее социалист Мар­тин Айронс. К 6 марта бастовали 10 тыс. рабочих железнодорожной се­ти, мастерских, в том числе стрелочники, линейные рабочие, грузчики угля, шахтеры,  телеграфисты.   «Рыцари труда»  требовали от компании признания своих организаций и установления минимальной заработной платы для неквалифицированных рабочих в размере  1,5 долл. в день. Против стачечников выступили компании, официальные власти и прес­са. Тяжелый удар был нанесен им также руководством железнодорожных братств и ордена.   Глава  Братства машинистов  П.  М. Артур  публично осудил  забастовщиков,   декларировав   отсутствие   общности  интересов у квалифицированных и неквалифицированных рабочих. Артур резко кри­тиковал принцип объединения ассамблей «Рыцарей труда» и поддержку в стачечной борьбе неквалифицированных рабочих33. Т. Паудерли также осудил стачки и действия М. Айронса, уповая на переговоры с админи­страцией и арбитраж, тем самым расхолаживая и дезориентируя рабочих. Гульд же, встретившийся 28 марта с Паудерли и обещавший путем арбит­ража учесть претензии рабочих, на следующий же день отказался от этой договоренности, в то время как Паудерли призвал рабочих прекратить стачку.

    Против рабочих выступили также и мелкие предприниматели, и тор­говцы бастовавших районов. В результате мужественно сражавшиеся стачечники, преданные руководством, потерпели тяжелое поражение. Действия Паудерли вызвали одобрение предпринимателей и прессы34. Доверие к нему в среде рабочих падало, чему способствовали и дру­гие события. В начале 1886 г. на чикагском заводе сельскохозяйственных машин Маккормика было объявлено о локауте 1400 рабочих — членов ас­самблеи «Рыцарей труда», а также профсоюзов формовщиков и металли­стов. Рабочие проявили исключительную организованность, согласован­ность действий, выработали единую программу требований и последова­тельно отстаивали ее. Лидер ордена Паудерли остался в стороне даже тог­да, когда Маккормик отказался вести переговоры с представителями тру­дящихся. Убедившись, что последним неоткуда ждать помощи, Маккор­мик нанял штрейкбрехеров и с помощью 400 полицейских разогнал пи-

    кеты рабочих и их митинг 35. В дальнейшем Чикаго стал центром борьбы за 8-часовой рабочий день.

    Как уже отмечалось, 1886 год характеризовался подъемом общенацио­нального рабочего движения и ростом рабочих организаций. Активное участие рядовых членов ассамблей «Рыцарей труда» и тред-юнионов в дви­жении влияло на позиции лидеров, хотя в целом эти позиции не отража­ли настроений масс, а зачастую были враждебны их интересам.

    Федерация тред-юнионов и рабочих союзов на втором съезде (1882) приняла резолюцию о требовании 8-часового рабочего дня, предложен­ную представителями чикагских рабочих, и обратилась к президенту США,  который,  однако,   оставил  призыв  тред-юнионов  без  внимания36.

    Важной вехой был съезд 1884 г., который принял резолюцию, внесен­ную Г. Эдмонстоном от имени Межнационального союза плотников и под­держанную многими другими делегатами. Резолюция призывала устано­вить 8-часовой рабочий день с 1 мая 1886 г. Организациям предлагалось провести голосование о всеобщей забастовке в поддержку этого требова­ния. Резолюция следующего съезда (1885) выражала надежду, что пред­приниматели согласятся с представленным им документом о 8-часовом рабочем дне 37.

    Федерация тред-юнионов оставалась единственным профсоюзным цент­ром, который поддерживал движение за сокращение рабочего дня, особен­но интенсивно развивавшееся с первых месяцев 1886 г. Оно сопровожда­лось небывалым ростом федерации. В 1886 г. в ее рядах насчитывалось 138 тыс. Показательно, что в одном штате Иллинойс в 1885 г. к 139 су­ществовавшим тред-юнионам присоединились 65, за первое полугодие 1886 г.— еще 75 образованных объединений.

    Местные организации ОРТ, активно участвовавшие в движении, рос­ли в этот период исключительно быстро. В том же штате за первое по­лугодие 1886 г. возникли 94 ассамблеи. Движение принимало массовый характер. Но руководство ордена решительно выступило против проведе­ния всеобщей забастовки за 8-часовой рабочий день. Игнорируя посту­павшие в исполком требования все новых и новых ассамблей самым ак­тивным образом включиться в подготовку всеобщей забастовки в мае 1886 г., Паудерли мотивировал свою позицию тем, что, во-первых, дви­жение такого характера носит недопустимую политическую окраску, а во-вторых, тем, что массы не созрели для таких решительных действий, в силу чего борьба обречена на неудачу. Паудерли фактически сорвал переговоры с представителями федерации о совместных действиях. 13 марта он разослал ассамблеям секретный циркуляр, где категориче­ски высказывался против участия в забастовке 1 мая. Несколько дней спустя циркуляр был опубликован в буржуазной прессе 38.

    Тем не менее движение развивалось повсеместно, в первую очередь в таких крупных центрах, как Чикаго, Нью-Йорк, Милуоки, Цинциннати, Бостон, Питтсбург, Сент-Луис. Руководили выступлениями главным обра­зом местные объединения рабочих организаций — центральные рабочие союзы (ЦРС). Под давлением организованных рабочих некоторые пред­приятия пошли на уступки и сократили рабочий день.  Часть рабочих

    добилась сокращения рабочего дня. В начале мая в движении участвовал! 340 тыс. человек, 190 тыс. рабочих бастовали.

    В конце апреля президент США Г. Кливленд выступил с посланием конгрессу по рабочей проблеме. Признавая остроту конфликта междз-рабочими и предпринимателями, Кливленд отметил «жадность и чрез­мерные требования» последних. Упрекнув трудящихся в «недостаточной осторожности», президент пообещал с помощью правительственного вмеша­тельства ликвидировать разногласия. Послание было направлено на то, чтобы успокоить общественное мнение и отвлечь рабочих обещаниями. Практического значения оно не имело. «Стачки следуют одна за дру­гой»,— сообщала «Нью-Йорк дейли трибюн» 1 мая 1886 г.

    Массовый характер носило выступление рабочих Чикаго. 40 тыс. ра­бочих бастовали, другие 45 тыс. добились сокращения рабочего дня без забастовки. 1 мая полностью остановилось все железнодорожное движе­ние через город, закрылись все складские, станционные и ремонтные по­мещения, замерли промышленные предприятия: машиностроительные, же­лезоделательные, деревообрабатывающие, мебельные, скотобойные и мя­соконсервные, приостановились погрузочные работы. «В течение несколь­ких дней число забастовщиков превысило 50 тыс.,— рассказывали впоследствии очевидцы,— Участились митинги, и росло число их участ­ников. Капиталисты были напуганы и пошли на уступки» 39.

    Руководство забастовкой в Чикаго осуществлял ЦРС города, в кото­ром большим влиянием пользовались Альберт Парсонс, Август Шпис и другие представители группы, испытавшей сильное влияние анархистских идей и называвшей себя революционно-социалистической. Однако в отли­чие от лассальянского руководства Социалистической рабочей партии чи­кагские лидеры видели свою задачу в работе среди профсоюзной массы, пропагандировали интернационализм, придавали большое значение как работе по организации иммигрантов, так и среди англоязычных пролета­риев.

    Ошибки чикагцев, прежде всего принижение значения политической борьбы, не мешали им отстаивать правильную идею о необходимости сос­редоточить   основную   революционную работу в профессиональных сою­зах. Трудно   переоценить   значение   четкой  и  острой  критики,   которую обращали   чикагцы   против   узкого,   «чистого»   тред-юнионизма,   против цеховщины, сговора с предпринимателями отдельных категорий рабочих за счет других. Именно с этих позиций ЦРС Чикаго критиковал консер- вативное объединение  тред-юнионов города — ассамблею,  с которой они порвали все  связи.  В  1886 г.  ЦРС объединял 20 профсоюзов. Он стал главным профсоюзным центром города, к которому присоединялись все новые и новые организации.

    Рабочим противостояли предприниматели и их объединения, в пер­вую очередь Ассоциация граждан, исполнительным органом которой был Комитет общественной безопасности, включавший представителей обеих буржуазных партий. Железнодорожные магнаты чикагского узла созда­ли Всеобщую ассоциацию предпринимателей также в целях борьбы с на­раставшим рабочим движением. Эти организации имели в своем распоря­жении огромные материальные средства, подкупленную полицию, штрейк­брехеров.    Пинкертоновская сеть шпионажа за  организациями рабочих

    разработала систему провокаций, которая была изложена в секретном цир­куляре 40. Так была подготовлена почва для событий, которые произошли в Чикаго 3—4 мая.

    В первый день уволенные с завода Маккормика устроили митинг, на котором выступил представитель ЦРС Шпис. Во время спровоцированно­го столкновения рабочих со штрейкбрехерами, специально вызванными во время митинга с завода, полиция открыла по рабочим огонь. Шесть че­ловек были убиты, многие ранены.

    Провокации  продолжались  и  на  следующий  день,  когда  в   19  час. 30 мин.  на площади Хеймаркет по  призыву ЦРС собрались 2—3 тыс. рабочих. Выступавшие Шпис, Парсонс и Филден разоблачили предприни­мателей как виновников кровопролития, виновников локаута 40—50 тыс. рабочих города, в результате чего их семьи обречены на голод. Ораторы вместе с тем призывали к бдительному и ответственному поведению рабо­чих  перед  лицом  вооруженных  противников41.   В  яркой  речи  Парсонс подчеркивал, что рабочим достается лишь 15% производимых ими мате­риальных ценностей, остальное присваивается капиталистами, которые ис­пользуют любой повод, чтобы скомпрометировать рабочее движение. «Вся­кий раз,— говорил Парсонс, обращаясь к участникам митинга,— когда вы требуете   увеличения   заработной   платы,   призываются   войска,   шериф, пинкертоновцы, чтобы стрелять в вас и избивать дубинками...» 42 Послед­ним выступил Филден. Начался дождь, и многие участники стали поки­дать площадь. Неожиданно прибыл большой отряд полицейских. Они ок­ружили повозку, с которой выступали ораторы.

    Появление полиции насторожило участников митинга, ибо в этом не было необходимости, тем более что мэр города, только что покинувший площадь, заверил капитана полиции, что ее вмешательства не требуется. Тем не менее офицер полиции настаивал на немедленном закрытии митин­га и велел всем разойтись. «Наш митинг мирный» — были последние слова Филдена. Однако полицейские начали наступать. В этот момент в их ряды полетела бомба. Один полицейский был убит. Полиция откры­ла по толпе рабочих огонь.

    . Эти события явились рубежом в движении рабочего класса в 80-е годы. В стране была инспирирована антирабочая кампания, «все конституцион­ные и законные гарантии личной свободы и неприкосновенности были растоптаны»43, начались массовые аресты, обыски. Парсонс, Шпис, Филден, Шваб, Нибе, Фишер, Энгель и Линг — известные в Чикаго дея­тели рабочего движения — оказались на скамье подсудимых.

    Вся процедура суда была нарушением законодательства. Большое жюри, определившее участь подсудимых, было подобрано тенденциозно. В ноябре 1887 г. Шпис, Парсонс, Фишер и Энгель по приговору суда были казнены44, несмотря на активный протест рабочих, осудивших деятельность властей на митингах и демонстрациях, несмотря на широ-

    кую кампанию рабочих Европы в защиту осужденных, на протест влия­тельных американских общественных деятелей демократического направ­ления.

    Однако в то время как съезд федерации тред-юнионов осудил реше­ние суда 45 и руководство высказалось в защиту приговоренных (хотя и не приняло на себя роль организатора этой кампании), Паудерли под­верг резкой критике чикагских революционеров.

    Движение  за сокращение рабочего времени оказало политическое и практическое воздействие на рабочее движение. Более 200 тыс. добились сокращения рабочего времени с  10—12 до 8 часов,   с   14—16 — до 12,. c  12 — до  9 часов46.  Важное значение движения заключалось в массо­вом   вступлении   трудящихся   в   союзы,   тред-юнионы,   ассамблеи   ОРТ Отсутствие   согласованности   и   общего   руководства  движением  нанесло ему серьезный ущерб. Вместе с тем предательство движения со стороны руководства ордена сказалось на судьбе этой организации, которая стала таять и в 90-е годы XIX в. пришла в полный упадок.

    Участие федерации тред-юнионов в рабочем движении 1886 г. укрепи­ло ее положение. Квалифицированные рабочие вынуждены были вести упорную борьбу и за сокращение рабочего времени, и за улучшение условий труда, и за право на организацию, они приняли участие и в по­литической кампании 1886 г. Впоследствии тред-юнионы сосредоточили усилия на защите узкоцеховых интересов, продиктованных потребностя­ми данной профессии и данной группы высококвалифицированных рабо­чих. Обособлению интересов этой категории рабочих способствовал про­цесс дальнейшего расслоения пролетариата, а также усилившийся приток неквалифицированных рабочих-иммигрантов.

    В русле этих же тенденций формировалась в тред-юнионах руководя­щая группа во главе с С. Гомперсом, стремившаяся сузить задачи клас­совой  борьбы и ограничить деятельность  федерации защитой  «индиви­дуальных»    интересов    квалифицированных    рабочих — членов    цеховых союзов. Этой задаче прежде всего была подчинена реорганизация феде­рации:  в декабре  1886 г. в г.  Колумбус состоялся съезд, оформивший образование Американской федерации труда, в основу которой лег прин­цип  «строгого соблюдения автономии каждой профессии»47.  Резолюция в поддержку политического движения рабочих, принятая на данном съез­де под непосредственным влиянием событий года, в руках исполнитель­ных органов АФТ во главе с С. Гомперсом не имела практического зна­чения. Выждав необходимое время, на съездах 1887 и 1888 гг. гомпер-систы осудили принятие   данной    резолюции,    а    на    съезде 1889 г. ее отменили, декларировав, что «АФТ не будет иметь ничего общего с по­литическим рабочим движением» 48.

    Открыто не требуя исключения социалистов из АФТ и формально до­пуская возможность доступа всем рабочим в тред-юнионы, включая рабо­чих-социалистов, тред-юнионистское руководство, однако, в 90-е годы перешло к откровенным антисоциалистическим выпадам. Гомперс в дис­куссии на съезде 1890 г. провозгласил, что единственными организация­ми рабочих в США могут быть тред-юнионы. Интернациональные пози­ции рабочего класса в этом споре с Гомперсом на съезде АФТ занимал социалист Т. Дж. Морган, слесарь по профессии, представлявший чикаг­ских рабочих. Следует отметить, что в обращениях ко многим видным европейским социалистам, в том числе в письме Ф. Энгельсу, Гомперс не упомянул об этой стороне дискуссии, пожаловавшись лишь на пре­тензии делеонистов превратить АФТ в политическую  организацию 49.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 105      Главы: <   12.  13.  14.  15.  16.  17.  18.  19.  20.  21.  22. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.