3. НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС - ИСТОРИЯ США. Т.2 - Автор неизвестен - История США - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 105      Главы: <   8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.  18. > 

    3. НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС

    После компромиссного соглашения двух буржуазных партий по негритянскому вопросу в результате сделки 1877 г. на Юге установился своего рода режим «реставрации». Конечно, полный пересмотр итогов гражданской войны и Реконструкции был невозможен: так, плантацион­ное рабство теперь уже прочно принадлежало прошлому. Но было сведе­но на нет значение XIV и XV поправок к конституции, провозглашавших гражданское и политическое равенство негров. Именно в негритянской политике США последней четверти XIX в. заключены исторические кор­ни того неравенства черных американцев, расовой сегрегации, которые остаются непреодоленными и по нынешний день.

    В годы Реконструкции южные расисты прибегали в борьбе против га­рантированных конституцией прав негров к террору и насилию. Южные бурбоны опирались на подпольные военизированные организации, такие, как Ку-клукс-клан, «Рыцари белой камелии», «Гвардия конституционно­го союза» и др. После 1877 г. они получили легальные возможности для осуществления своих целей: Север, республиканцы, федеральное прави­тельство не просто закрыли глаза на творимые ими беззакония, но прямо потворствовали расистам.

    Особо реакционную роль в утверждении расистского строя на Юге сыграл Верховный суд США. Пользуясь исключительным правом выно­сить мнение о конституционности любых законов, принимаемых в стране, Верховный суд, раз за разом попирая федеральную конституцию, благо­словлял все противоречащие ей постановления расистских властей Юга.

    В 1881 г. в штате Теннесси был принят закон о раздельном проезде белых и черных на железнодорожном транспорте, положивший начало легализованной системе расовой сегрегации. В южных штатах стали при­ниматься законы о раздельном пользовании и посещении неграми и бе­лыми ресторанов, театров, больниц. Встречая упорное сопротивление со стороны негритянского населения, расовая сегрегация тем не менее рас­пространялась повсюду в местах общественного пользования. Подобные акты отрицали тем самым федеральный закон о гражданских правах 1875 г. В 1883 г. Верховный суд США, вынося решение по поводу пяти разбирательств нарушений федерального закона о гражданских правах, объявил неконституционным сам этот закон. Верховный суд мотивировал решение тем, что XIV поправка к конституции США охраняла граждан­ские права от посягательств только со стороны государственных властей, но не частных лиц. А поскольку, железные дороги, рестораны, больницы являлись собственностью частных лиц, то сегрегация признавалась там допустимой 59. В 1882 г. Верховный суд узаконил запреты на межрасовые браки, введенные в Южной Каролине, Луизиане, Миссисипи и других штатах Юга.

    В 1896 г. Верховный суд США подвел новое обоснование под расо­вую сегрегацию, которое узаконивало ее в местах общественного поль­зования, принадлежащих как частным лицам, так и государству. Вынося определение по поводу луизианского закона о раздельном проезде черных и белых на общественном транспорте, верховный судебный орган США объявил, что сегрегация возможна, если не отрицает равенства в усло­виях обслуживания60. Как и прежде, он поворачивал против негров XIV поправку к федеральной конституции, утверждая, что эта поправка осуждала только неравенство прав, но не отрицала возможности раздель­ного пользования ими.

    Доктрина «равных, но разделенных прав» негров явилась самым ци­ничным оправданием расового угнетения. Было хорошо известно, что се­грегация негров обусловливается тем, что они всегда оказываются в го­раздо худших условиях, чем белые. Сегрегация негров на транспорте, в школах, больницах и даже в тюрьмах использовалась для того, чтобы низвести человеческое достоинство негров. Так, черных заключенных от­давали на фермы и заводы в качестве бесплатной рабочей силы. Их хозяева использовали кнут и другие средства физической расправы не реже, чем когда-то плантаторы-рабовладельцы. В результате такого об­ращения в 1887 г. в штате Миссисипи погибли 16% заключенных нег­ров, а в Арканзасе — 32 %.

    В 1890—1900-е годы в южных штатах было повсеместно изменено из­бирательное право с целью лишить его негритянское население. В 1890 г. в Миссисипи был созван специальный конвент для изменения существую­щей   или   принятия новой конституции. В прежней конституции штата

    указывалось, что ее замену должны санкционировать все избиратели. Но конвент, собравшийся в штате, где большинство голосовавших составля­ли негры, поступился этим правилом и самолично одобрил новую кон­ституцию, которая вводила ценз грамотности и своеобразный имущест­венный ценз в виде избирательного налога. Эти цензовые ограничения лишили права голоса более 96% черных избирателей. Аналогичные огра­ничения избирательного права были введены в других южных штатах.

    В 1898 г. Верховный суд США признал их законность, лицемерно за­явив, что они не отрицают XV поправки к конституции, ибо последняя запрещала лишать избирательного права только по признаку расовой принадлежности или цвета кожи61. Буквалистское толкование XV по­правки Верховным судом было на руку расистам, ибо давало им возмож­ность исключить негров из числа избирателей, прибегнув к любым спо­собам, не запрещенным федеральной конституцией. В результате на избирательных участках в южных штатах утвердился полный произвол.

    Введение избирательного налога и проверки грамотности должно было, по замыслу расистов, отстранить от участия в выборах только негров. Практика, однако, показала, что введенные цензы сократили п число голосующих белых граждан62. Дабы восстановить «справедли­вость» в отношении белых соотечественников, многие из которых были опорой расистов, южные законодатели пошли еще на одну конституцион­ную уловку. Была изобретена так называемая «дедушкина поправка», которая провозглашала, что голосовать могли даже лица, не знакомые с алфавитом и не имеющие за душой ни цента, если их отцы или деды пользовались избирательным правом до 1 января 1867 г. Естественно, что негры не могли представить подобных доказательств, поскольку XIV и XV поправки к федеральной конституции, наделявшие их пра­вом голоса, были ратифицированы после 1867 г.

    «Дедушкины поправки» были внесены начиная с 1895 г. в конститу­ции большинства южных штатов. Так негритянское население Юга, со­ставлявшее 89,7% всех черных американцев, было лишено основных гражданских и политических прав. Юг США предстал, по словам В. И. Ленина, как  «какая-то тюрьма для  „освобожденных"  негров...» 63.

    Поддержка федеральными властями устремлений южных расистов выразилась не только в откровенно реакционной позиции Верховного суда США. Исполнительные и законодательные органы внесли свою лепту в пересмотр оценки гражданской войны и Реконструкции. В 1887 г. Кливленд президентским указом распорядился вернуть знаме­на мятежной Конфедерации, захваченные во времена гражданской войны северянами, в южные штаты. Этот шаг чрезвычайно ущемил самолюбие ветеранов республиканской партии, и Кливленд должен был до поры до времени воздержаться от проведения его в жизнь (знамена Конфедера­ции оказались в родных штатах при республиканском президенте Т. Рузвельте в 1905 г.). Но лидер демократов не прекратил демонстри­ровать откровенную неприязнь к итогам гражданской войны. Раз за ра­зом он накладывал, например, вето на билли конгресса, устанавливавшие льготы ветеранам армии северян, которых называл не иначе, как мошен-

    никами. (Кливленд вошел в историю как президент, отклонивший наи­большее число законодательных предложений конгресса.)

    В 1890 г. конгресс США, будучи хорошо осведомленным о том, что в южных штатах творится произвол во время выборов и что расисты просто не допускают негров к избирательным урнам, тем не менее про­валил законопроект об использовании федеральных войск для защиты права голоса черных американцев. Республиканцы и демократы, депута­ты конгресса продемонстрировали верность духу сделки 1877 г. и как бы показали, что возврата  к  временам  Реконструкции  быть  не  может.

    Наряду с негритянской проблемой в национальной политике США последней четверти XIX в. особо важное место занимал индейский воп­рос. С момента образования США буржуазное государство последова­тельно проводило линию на оттеснение индейцев с их законных земель и заключение коренных обитателей Америки в резервации, площади кото­рых все сужались и сужались. Гражданская война, устранившая все препятствия на пути развития капитализма вширь, имела своим следст­вием еще более ожесточенное наступление промышленной и сельской буржуазии на земли индейских племен. Железнодорожные компании на­стойчиво требовали выселения индейцев со всех территорий, где прохо­дили их магистрали. Так возник план «концентрации», предлагавший перемещение индейских племен из всех штатов в одну резервацию, на небольшой пятачок, заключенный между Канзасом и Небраской. Эта переселенческая политика, начавшая проводиться в конце 70-х годов, обернулась настоящей трагедией для индейцев. Многие из них не выдер­живали тяжести переезда, заболевали, нередкими были смертельные ис­ходы.

    Политика «концентрации» провалилась как из-за решительного сопро­тивления индейских племен, не желавших переселяться с обжитых мест, так и в силу оппозиции со стороны земельных спекулянтов юго-запад­ных штатов, притязавших на земли отведенной индейцам национальной резервации. Тогда федеральное правительство взяло на вооружение идею «ассимиляции» индейцев, означавшую разрушение их племенной органи­зации п растворение краснокожих американцев среди белого населения. Эта идея, воплотившаяся в 1887 г. в законе Дауэса, на многие десяти­летия определила политику буржуазного государства в отношении ин­дейцев.

    Закон Дауэса был направлен на разрушение общинной земельной соб­ственности индейцев и раздел ее в частное пользование. Он означал не­избежно уничтожение всей племенной организации коренных жителей Северной Америки. Инициаторы закона представляли его как приобще­ние «варваров» — индейцев к плодам белой цивилизации 64 В тайне со­хранялся другой, подспудный, но самый важный мотив принятия закона Дауэса — желание железнодорожных и земельных компаний поживиться за счет экспроприируемой правительством большей части индейских тер­риторий. Согласно этому закону при разделе земельной собственности племени главе каждой семьи отрезался надел в 160 акров, остальным взрослым членам семьи отписывалось по 80 акров. При таких нормах только меньшая часть земель племени переходила в частную собствен-

    ность индейцев, большая же часть становилась достоянием федерально­го правительства, получившего право на их распродажу. К началу XX в. был произведен раздел 118 индейских резерваций. В результате индейцы потеряли   86 млн. акров земли   (62%), принадлежавшей им до  1887 г. Осуществленный по закону Дауэса перевод всей жизни и быта ин­дейцев на буржуазные рельсы принес им неисчислимые и непоправимые беды.   Фактически   подвергались разрушению весь уклад индейцев, его социально-экономические и этнические основы, а также самобытная, пи­тающаяся  вековыми  традициями  культура.   Взамен  индейцам  обещали блага,   которыми   пользовались  белые  американцы,— права  на  частную собственность и гражданство. В действительности это был обман, о ко­тором знали белые цивилизаторы. Так, не являлось тайной, что все имев­шие место до 1887 г. попытки насадить среди индейцев частную собст­венность оканчивались неизменно тем, что коренные американцы лиша­лись    своей    земли.    Опыт    показал,    что    общее    владение    землей   и племенной уклад жизни заключали для индейцев единственную возмож­ность самосохранения, спасения своей этнической общности и культуры. Авторы закона Дауэса лицемерно закрывали глаза на то, что индейцы, не умевшие ни писать, ни изъясняться на английском языке, не приспо­собленные к буржуазному образу жизни и капиталистической конкурен­ции, третировавшиеся белыми как «низшая раса», не могли в основной массе сохранить за собой земельные наделы и не могли, как и черноко­жие американцы, реально воспользоваться предоставленными им граждан­скими правами.

    В целом последняя четверть XIX в. предстает как один из консерва­тивных  периодов  в  истории внутренней политики США.  Буржуазия в полной  мере  воспользовалась   победой  в   гражданской  войне  для   того, чтобы подчинить служению своим социально-экономическим и политиче­ским интересам исполнительную власть, конгресс, суды. Щедрые земель­ные  пожалования  железнодорожным  корпорациям,   беспрецедентная  по жестокости протекционистская политика и другие меры буржуазного го­сударства благоприятствовали усилению экономических позиций крупно­го капитала, образованию повсеместно монополистических объединений. Социальная политика  правительства  освящала  ничем  не  ограниченную эксплуатацию крупным капиталом пролетариата и мелкой сельской и го­родской буржуазии. Правительство США отгородилось от социально-эко­номических   требований   эксплуатируемых   масс   при   помощи      лозунга «государственного невмешательства», но в то же время использовало все средства,   не   гнушаясь   силы,   для   защиты   экономического   могущества крупного  капитала.   В  области  национальной  политики  последняя  чет­верть XIX в. ознаменовалась подавлением и отменой многих экономиче­ских, политических и юридических прав черных американцев, завоеван­ных в ходе гражданской войны и Реконструкции. Две буржуазные партии преодолели различия эпохи гражданской войны и выступали отныне еди­ным фронтом по всем основным вопросам внутренней политики.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 105      Главы: <   8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.  18. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.