2. СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ США И ПРОБЛЕМЫ РАННЕЙ АМЕРИКАНСКОЙ ИСТОРИИ - ИСТОРИЯ США. Т.1 - Автор неизвестен - История США - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 100      Главы: <   87.  88.  89.  90.  91.  92.  93.  94.  95.  96.  97. > 

    2. СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ США И ПРОБЛЕМЫ РАННЕЙ АМЕРИКАНСКОЙ ИСТОРИИ

    Характерной чертой послевоенной американской историографии стало

    укрепление и расширение консервативных тенденций. На это были свои

    причины: в условиях «холодной войны» и расцвета маккартизма любая

    критика американской истории стала казаться опасной, а Ч. Бирд пре-

    вратился в подозрительного либерала и даже крамольного радикала. «Мы

    нуждаемся в истории США, написанной со здравой, консервативной точ-

    ки зрения»,— заявил в президентском послании Американской историче-

    ской ассоциации в 1950 г. профессор С. Э. Морисон26.

    В основе новой консервативной интерпретации истории США лежали

    теория «консенсуса» (согласия), всемерное подчеркивание единства и

    стабильности американского общества, преуменьшение и даже отрицание-

    роли классовых и социальных различий 27.

    В общей форме идеи «консенсуса» были кратко сформулированы

    Р. Хофстедтером в январе 1948 г. в предисловии к книге «Американская-

    политическая традиция и люди, которые ее сделали». По мнению Хоф-

    стедтера, политические традиции США свидетельствовали о существова-

    нии в стране общего идеологического климата, а в прежних историче-

    ских исследованиях на первый план выдвигался политический конфликт.

    «Острота политической борьбы часто вводила в заблуждение, если учесть,

    что различие во взглядах основных противников из ведущих партий не-

    изменно ограничивалось горизонтами собственности и предприниматель-

    ства. Как ни велики были разногласия по конкретным (specific) вопро-

    сам, главные политические традиции основывались на вере в право соб-

    ственности, философии экономического индивидуализма, ценности конку-

    ренции». За «временными и местными конфликтами», по словам Хофстед-

    тера, скрывались «общая основа, единство культурной и политической

    традиции, на которой зиждется американская цивилизация», цивилизация

    прежде всего «индивидуалистическая и капиталистическая» 28.

    Теория «консенсуса» оказала мощное воздействие на всю послевоен-

    ную историографию, но и в период ее расцвета (50-е годы) в американ-

    ской исторической науке продолжали сохраняться самые различные кон-

    цепции, школы и направления. Даже главные создатели концепции «со-

    гласия» (Бурстин, Харц и Хофстедтер) никогда не были настоящими

    единомышленниками, а со временем расхождения в их взглядах стали

    вполне очевидными.

    Политический и идеологический климат бурных 60-х годов (резкое

    обострение в стране социальных противоречий, подъем рабочего и негри-

    тянского движений, широкий размах антивоенных демонстраций, выступ-

    ления молодежи и т. д.) способствовал размыванию консервативного

    «согласия», которое еще сравнительно недавно занимало в американской

    историографии столь прочные позиции. Когда же в начале 70-х годов

    стал  таять   лед   «холодной  войны»,   сторонники  этой  теории  лишились

    важных аргументов и в сфере внешней политики. Показательна в этой

    связи эволюция взглядов Р. Хофстедтера, который в 1968 г. прямо и не-

    двусмысленно признал, что теория «согласия» больше не кажется ему

    столь же удовлетворительной, как 10 или 15 лет назад. «Если мы

    сделаем вывод, что Американская революция не носила действительно

    революционного характера, из-за традиционности ее идей,— подчеркивал

    Хофстедтер,— мы можем упустить главное» 29. Уже названием заключи-

    тельной главы «Конфликт и согласие в американской истории» автор кни-

    ги «Прогрессистские историки» обращал внимание на недостаточность

    теории «консенсуса» и признавал важную роль в истории США кон-

    фликтов и противоречий.

    В целом развитие американской историографии во второй половине

    XX в. представляло собой сложную и противоречивую картину. В 60-

    70-е годы в американской историографии завоевали широкое признание

    такие новые направления и отрасли исторической науки, как количест-

    венная история (клиометрия), «новая социальная» и «новая политиче-

    ская история», большое распространение получили различные междисцип-

    линарные методы. В поле зрения интенсивных исследований оказалась

    история афро-американцев, женщин, индейцев30. Среди либеральных и

    особенно радикальных историков все большее распространение получил

    нетрадиционный подход к рассмотрению исторических явлений, исследо-

    вание событий «снизу вверх», глазами так называемых «молчаливых»

    или, точнее, тех, кого не слышали и не хотели слышать элитистские

    историки31.

    Примером подобного подхода могут служить труды Г. Зинна, работы

    А. Янга, Дж. Лемиша об Американской революции XVIII в., книги

    Э. Пессена об углублении социальных противоречий в США в первой по-

    ловине XIX в. и др.

    Со второй половины 70-х и особенно в начале 80-х годов в историо-

    графии Соединенных Штатов вновь усиливаются охранительные, консер-

    вативные и апологетические тенденции. Этому способствовала широкая

    пропагандистская кампания в связи с 200-летием Американской револю-

    ции, а также общее изменение политического климата в стране.

    Еще не так давно «консенсусные» историки главным образом подчер-

    кивали своеобразный и уникальный характер Американской революции,

    отмечали, что война за независимость едва ли вообще была революцией

    или во всяком случае революцией консервативной. В новых условиях,

    связанных с празднованием 200-летия провозглашения независимости,

    в США появилось множество трудов, в которых прослеживается стрем-'

    ление придать Американской революции непреходящее всемирно-истори-

    ческое значение,  сделать  ее  «образцом»  и  «эталоном» для всех других

    народов, в том числе и для народов колониальных и развивающихся

    стран. Так, подчеркивая мировое значение Американской революции

    XVIII в., Д. Хиггинботам отмечал, что это была «народная война за по-

    литическую независимость, первая успешная война, разорвавшая импер-

    ские связи в новое время. Так или иначе, она помогла до основания

    встряхнуть человеческое общество сначала в Европе, затем в Латинской

    Америке и, наконец, в Африке и Азии, где ее влияние продолжает ска-

    зываться и сегодня»  32.

    Мы далеки от того, чтобы отрицать освободительный и революцион-

    ный характер войны за независимость и ее большое международное зна-

    чение для своего времени. Но если в XVIII в. эта война действительно

    прозвучала «набатным колоколом» для европейской буржуазии, то совре-

    менные Соединенные Штаты, раздираемые внутренними противоречиями

    и расовыми конфликтами, уже давно перестали служить образцом для

    революционных народов и превратились в оплот консерватизма. Это об-

    стоятельство не могут не признать и сами американские историки. В юби-

    лейной статье, опубликованной на страницах «Сатердей ревью», Генри

    С. Коммаджер пришел к печальному выводу: «Мы больше не являемся

    революционным народом. Мы больше не проявляем творческую актив-

    ность в политике и управлении: все важнейшие политические институты,

    которыми мы сейчас обладаем, были изобретены до 1800 г., и ни один

    не был изобретен с тех пор. Мы больше не открываем двери для бедных

    и угнетенных во всем мире... и когда мы желаем распространять наш об-

    раз жизни, мы распространяем его силой, а не моральным примером 33.

    Одним из главных, если не самым главным направлением деятельно-

    сти американских историков и архивистов на протяжении многих лет

    оставалась публикация бумаг «великих белых мужей». Еще в XIX — пер-

    вой половине XX в. были изданы и переизданы бумаги всех крупнейших

    государственных деятелей, начиная от Б. Франклина и Дж. Вашингтона

    и кончая А. Линкольном и Ф. Рузвельтом. В последние десятилетия ак-

    тивность в этом направлении не только не уменьшилась, но приняла по-

    истине грандиозные масштабы.

    Три десятилетия трудился над публикацией бумаг Т. Джефферсона

    проф. Дж. Бойд. Последний из опубликованных им томов охватывает со-

    бытия немногим более чем за два месяца (с 24 января по 31 марта

    1791 г.) 34, и остается только гадать, сколько понадобится лет и труда

    его  наследникам, чтобы довести  этот грандиозный проект  до  конца.

    Уже опубликовано более двух десятков томов бумаг семьи Адам-

    сов, которые издаются в четырех сериях35. В апреле 1982 г. скончался

    главный редактор и этого издания Л. X. Баттерфилд. Его преемник проф.

    Дж. Тейлор приступил к работе еще в 1975 г., но до завершения изда-

    ния еще очень далеко, так как должно быть опубликовано не менее

    100 томов.

    Первый и единственный проект, который уже удалось завершить,—

    публикация бумаг А. Гамильтона, осуществленная Г. Сайреттом в 1961—

    1979 гг.36 Продолжают издаваться бумаги Е. Франклина, Дж. Мэдисо-

    на, Э. Джексона, Г. Клея, Дж. Кэлхуна, Д. Вебстера и многих других

    выдающихся государственных и общественных деятелей Соединенных

    Штатов.

    Несмотря на исключительные масштабы всех этих публикаций, сле-

    дует иметь в виду, что в них включены не все бумаги соответствующих

    политических деятелей. В то же время одни и те же документы можно

    встретить в разных изданиях. Многие письма Дж. Адамса напечатаны в

    сочинениях Т. Джефферсона и наоборот. Это приводит к неразумному

    дублированию материала и вполне могло бы быть заменено отсылками к

    соответствующим публикациям. Далеко не бесспорными оказались и

    принципы воспроизведения исторических документов, о чем недавно вновь

    началась дискуссия в печати 37.

    Гигантский размах приобрела также публикация многочисленных био-

    графических трудов об «отцах-основателях» и других крупных политиче-

    ских деятелях Соединенных Штатов. Многие тысячи книг посвящены

    Дж. Вашингтону и А. Линкольну. Широко известны фундаментальная

    работа Д. С. Фримена о Вашингтоне в 7-ми томах, биография Вашинг-

    тона в 4-х томах, принадлежащая перу Дж. Т. Флекснера, 6-томный труд

    К. Сэндберга о А. Линкольне, жизнеописание Дж. Мэдисона И. Бранта

    и т. д.

    Федеральное правительство, фонды Форда, Рокфеллера и Гугенхей-

    ма, университеты, исторические общества и издательства в свое время

    всемерно содействовали публикации бумаг Франклина или Джефферсона,

    но не Т. Пейна или Ф. Дугласа. Президент Дж. Кеннеди не пожалел

    времени, чтобы лично присутствовать на торжествах в Бостоне по случаю

    выхода в свет первых томов бумаг Джона Адамса. Он не только высту-

    пил с речью на этом торжестве, но и написал для журнала «Америкэн

    хисторикал ревью» специальный обстоятельный обзор дневников и авто-

    биографии Дж. Адамса.

    Разумеется, ничего подобного в отношении бумаг Ф. Дугласа или

    У. Дюбуа произойти не могло. Ф. Фонер и Г. Аптекер, потратившие

    немало сил для их опубликования, так и не удостоились никакого прези-

    дентского внимания. С полным основанием поэтому Дж. Лемиш в 1971 г.

    призвал своих коллег приступить к систематической публикации бумаг

    тех людей, которые не были «ни великими, ни белыми и ни мужами».

    В числе первоочередных задач он выдвинул издание источников о народ-

    ных протестах в колониальной Америке, документальных материалов об

    американцах, находившихся в британских тюрьмах, отчетов очевидцев

    Американской революции и т. п. Дж. Лемиш отметил также расистские

    тенденции «элитистской» историографии, которая не занимается историей

    черных, индейцев и женщин 38.

    Важность и своевременность критического выступления Дж. Лемиша

    были признаны многими американскими учеными, в связи с чем на его

    имя за короткое  время поступило  более  50  одобрительных  писем39.

    В декабре 1974 г. президент Дж. Форд подписал законопроект, по ко-

    торому Национальная историческая комиссия по публикациям была пре-

    образована в Национальную историческую комиссию по архивам и пуб-

    ликациям (National Historical Publications and Records Commission), а ее

    ежегодный бюджет увеличен с 2 млн. до 4 млн. долл. Обсуждению «но-

    вых направлений» в издательской деятельности комиссии было посвяще-

    но специальное заседание 89-го ежегодного съезда Американской исто-

    рической ассоциации в Чикаго 28—30 декабря 1974 г.

    Принципиальный методологический подход к публикациям историче-

    ских документов остался в основном прежним: к изданию бумаг «вели-

    ких белых мужей» было решено лишь добавить публикацию материалов

    отдельных выдающихся американских женщин и негров (в частности,

    Б. Вашингтона и Ф. Дугласа). Это, конечно, хорошо, но недостаточно.

    Выступивший на заседании в Чикаго Дж. Лемиш не без оснований отме-

    тил, что докладчики ошибаются, если полагают, что его выступление в

    1971 г. с критикой общего направления публикаторской деятельности в

    США привело к существенным изменениям. «Мы все еще нуждаемся в

    бумагах тех, кто не был ни великим, ни „известным", ни „значительным"

    и ни „выдающимся"». Возросший интерес к социальной истории требует

    коренного изменения (wrenching change) в политике Национальной ко-

    миссии, перехода к сбору материалов «небольших религиозных и эконо-

    мических организаций и других групп на местном уровне» 40.

    Таким образом, несмотря на достигнутые в последние годы успехи,

    наиболее актуальной задачей историков и архивистов продолжает оста-

    ваться тщательное исследование действительной роли «молчаливых» ге-

    роев Американской революции: бойцов революционной армии и моряков,

    мелких фермеров и ремесленников, негров и индейцев, не только мужчин,

    но и женщин — всех участников драматических событий 1763—1787 гг.

    в Северной Америке.

    В президентском обращении к Американской исторической ассоциа-

    ции 28 декабря 1976 г. проф. Р. Б. Моррис справедливо подчеркнул,

    что на протяжении почти двух столетий историки и публикаторы доку-

    ментов обращали внимание на лидеров революции, «и теперь наступила

    очередь народа» 41. Не случайно, конечно, маститый историк назвал ре-

    волюцию в Америке в XVIII в. «народной революцией» — главными дей-

    ствующими лицами революционных событий того времени были трудя-

    щиеся массы.

    Еще в 50-е годы видные представители «консенсусного» направления

    супруги Роберт и Катерина Брауны начали пропагандировать тезис о

    существовании в колониальной Америке «демократии среднего класса»

    (middle-class  democracy) 42.   Большинство  взрослого населения в Масса-

    чусетсе были фермерами и, по мнению Р. Брауна, владели достаточным

    количеством земли, чтобы иметь право голоса. К. Браун подчеркивала,

    что в пуританском Массачусетсе «существовало не только широкое изби-

    рательное право, но и все политические деятели подлежали ежегодному

    переизбранию, и ни один человек не имел наследственного права на

    должность» 43.

    Концепции современных консерваторов во многом напоминали взгля-

    ды Дж. Бэнкрофта, который рассматривал всю историю Америки в пер-

    вую очередь как историю распространения свободы и утверждал, что аме-

    риканский народ издавна пользовался значительным кругом политических

    прав: законодательные органы колоний ежегодно переизбирались, насе-

    ление состояло главным образом из свободных фермеров, владевших соб-

    ственным участком земли, оружием и умевших в случае необходимости

    постоять за себя. В целом в колониальной Америке, по словам Дж. Бэн-

    крофта, «имелось гораздо больше личной независимости и гораздо больше

    народной власти, чем в Англии» 44

    Хотя «прогрессистские» историки, в частности К. Беккер и Ч. Бирд,

    несколько упростили картину, когда утверждали, что ремесленники и ма-

    стеровые в колониальной Америке были лишены права голоса, совре-

    менные исследования (Дж. Т. Мейн, А. Куликов, Дж. Хенретта и др.)

    убедительно показали существование и углубление в колониях, включая

    Массачусетс, имущественного и социального неравенства. «Большинство»

    портовых рабочих, матросов и неквалифицированных или полуквалифи-

    цированных наемных рабочих не могли участвовать в выборах», и в

    XVIII в. «их число увеличивалось по мере роста процента неимущих

    среди населения колониальных городов. Если добавить к этому лишенных

    права голоса негров и женщин... то где же тут демократия среднего клас-

    са колониальной Америки?» —спрашивал Ф. Фонер45.

    При рассмотрении восстания Д. Шейса «консенсусные» историки

    стремились доказать, что повстанцы по сути были «мелкими капиталиста-

    ми», которые находились «скорее внутри, чем вне либерального процесса

    американской политики», что они «требовали эволюции, а не револю-

    ции» 46. Между тем, обратившись к документальным источникам, Д. Сат-

    мари обнаружил многочисленные факты о нападениях фермеров на бо-

    гатых торговцев, сборщиков налогов, чиновников и юристов, что свиде-

    тельствовало о том, что волнения в Массачусетсе в 1786—1787 гг. были

    в принципе таким же радикальным аграрным бунтом, как и аналогичные

    крестьянские восстания в европейских странах47.

    Особенно прочными позиции «консенсусных» историков казались в

    отношении так называемой «джексоновской демократии». Ведь именно

    на основе знакомства с условиями жизни в Америке в 30-е годы XIX в.

    выдвинул свои идеи А. де Токвиль и в результате стал главным созда-

    телем так называемого «эгалитарного мифа». Уже в наше время Э. Пес-

    сен противопоставил этому мифу «американскую социальную реальность»

    и доказал, что денежная аристократия не только существовала в Амери-

    ке второй четверти XIX в., но и быстро усиливала свои позиции, особен-

    но в крупных городах Северо-Востока — в Нью-Йорке, Филадельфии,

    Бостоне и Бруклине. В противоположность мнению о социальной подвиж-

    ности американцев в первой половине XIX в. Пессен пришел к заключе-

    нию, что 90% богатых людей в городах Северо-Востока также происхо-

    дили из богатых, влиятельных и преуспевающих семей. Что касается

    «простого человека», то, несмотря на право голоса, он имел «мало влия-

    ния, не говоря уже о власти... в эру, которая была названа в его

    честь» 48.

    Особо следует сказать о клиометристах — историках, которые приме-

    няют в своих исследованиях количественные, экономико-математические

    методы. Революция в изучении экономической истории, начавшаяся пос-

    ле выхода статьи А. Конрада и Дж. Мейера о прибыльности плантацион-

    ного рабства (1958), вскоре привела к пересмотру важнейших проблем

    истории США XVIII—XIX вв. Острые дискуссии разгорелись о роли Аме-

    риканской революции XVIII в. и особенно гражданской войны 1861—

    1865 гг. в экономическом развитии страны, о значении железных дорог

    в процессе индустриализации Соединенных Штатов, о темпах роста про-

    изводства и распределении доходов на душу населения и т. д.49

    Благодаря широкому применению количественных методов были за-

    ново изучены старые (например, цензы) и освоены совершенно новые

    типы массовых источников, созданы специализированные хранилища ко-

    личественных данных. Оказалось возможным ввести в научный оборот

    колоссальную по своему объему документацию. Так, только по штату

    Айова земельная документация составляла 7500 томов, рассредоточенных

    по 99 округам. Еще более объемны и разнообразны материалы легисла-

    тур штатов и федерального конгресса.

    В результате применения электронно-вычислительной техники уда-

    лось разработать эффективные методы, позволившие выявить в массовых

    источниках взаимосвязи и зависимости, которые ранее не были доступны

    для анализа и понимания. Б. Пулсон, П. Дэвид, Д. Линдстром и другие

    внесли значительный вклад, чтобы 1809—1839 годы, считавшиеся «стати-

    стически темными годами», оказались включенными в сферу количест-

    венного анализа 50.

    В настоящее время большинство специалистов согласны с тем, что с

    начала XIX в. в США происходил значительный рост производства

    (в среднем от 0,8 до 1,1% в год). В 40-е годы или немного ранее,

    темп роста стал увеличиваться, достигнув 1,6% в 80-е годы. Если в на-

    чале 60-х годов XX в. в литературе прочно господствовала точка зрения

    Дугласа Норта о том, что главной причиной экономического роста США

    в 1815—1843 гг. был внешний спрос на хлопок51, то в 70-е годы XX в.

    было убедительно показано, что решающим фактором этого роста были

    изменения в технологии производства. Что касается экспорта хлопка, то

    даже в лучшие годы он составлял всего 4% валового национального про-

    дукта (а весь экспорт — менее 8%) 52.

    Следует иметь в виду, что достоинства количественных исследова-

    ний — строгость доказательства, глубокий анализ структуры и динамики

    развития изучаемого объекта, стремление довести объяснение до уровня

    модели — могут иногда превратиться в недостатки и свестись к бесцель-

    ной «игре в цифры», как это и произошло, в частности, с известной ра-

    ботой Р. Фогела и С. Энгермана об американском рабстве53. Нам уже

    приходилось отмечать близость позиций клиометристов с «консервативно-

    консенсусной» школой. Но даже наиболее активные сторонники «консен-

    суса» не решались писать о «согласии» интересов южных плантаторов и

    рабов. В середине 70-х годов это сделали Фогел и Энгерман. При бли-

    жайшем рассмотрении, однако, сенсационный «консенсус» рабов и план-

    таторов оказался лишь плодом изощренной эквилибристики цифр и фор-

    мул 54.

    Отсюда очевидно, что количественным анализом следует пользоваться

    разумно. Он дает прекрасные результаты при правильной постановке за-

    дачи и в сочетании с другими методами социально-экономического анали-

    за. Используя экономико-математические методы и вводя в научный обо-

    рот новые виды источников (записи актов гражданского состояния, заве-

    щания, данные о рождении и смерти, налоговую статистику и сведения

    о земельных наделах), историк может больше узнать о жизни общества

     

    в целом — не только его верхнего слоя, но и той главной подводной ча-

    сти   «айсберга»,   которая   ранее   находилась   вне   сферы   его   внимания.

    Значительную популярность в последние два десятилетия завоевали

    работы школы «новой социальной истории», исследование истории отдель-

    ных семей, общин и маленьких городков. Вслед за известной книгой

    Пейджа Смита «Как град на холме: город в американской истории» по-

    явились исследования Ф. Гревена, К. Локриджа, Дж. Демоса и др.55

    В отличие от клиометристов «новые социальные историки» при анализе

    экономического роста главное внимание уделяют не размерам производ-

    ства на душу населения, а изменениям в образе жизни, организации

    семьи и в некоторых случаях — в социальном положении 5б.

    Заслуживают упоминания и представители «новой рабочей истории»

    (Г. Гутман, А. Доули, Д. Монтгомери и др.), которые внесли существен-

    ный вклад в изучение формирования американского пролетариата в

    XIX в. Как заметил А. Доули, хотя американские рабочие жили лучше,

    чем европейские, делать вывод, будто в Соединенных Штатах существо-

    вал «эгалитарный социальный порядок, значит участвовать в создании

    мифов, в которых заинтересованы привилегированные слои». «Примени-

    тельно к послереволюционным десятилетиям,— отмечал Д. Монтгомери,—

    миф о гармоничных личных отношениях между хозяевами, работниками

    по найму и подмастерьями в обстановке домашнего патернализма стал

    уже в достаточной степени анахронизмом» 57.

    Ссылаясь на войну за независимость в XVIII в. и гражданскую вой-

    ну в XIX в., В. И. Ленин писал о революционной традиции американ-

    ского народа. Наиболее характерной чертой «консенсусных историков»

    во второй половине XX в. стало отрицание революционных и социалисти-

    ческих традиций в Америке, всемерное подчеркивание единства и ста-

    бильности американского общества. Даже гражданская война 1861—

    1865 гг., по мнению Д. Бурстина, не означала сколько-нибудь значитель-

    ного перерыва в развитии американских политических традиций. «Как

    Север, так и Юг считали, что они боролись за свои законные права в

    соответствии с неприкосновенной федеральной конституцией» 58.

    Но именно при анализе социальных движений и революций теория

    «консенсуса» оказалась особенно бесплодной. Не приходится сомневаться,

    в частности, что она не создавала благоприятных условий для исследо-

    вания наиболее сложных и острых проблем войны за независимость и

    гражданской войны, приводила к ослаблению интереса к фермерскому,

    негритянскому и рабочему движениям. «С 1950 г. историки поразительно

    мало писали о причинах гражданской войны»,—с сожалением констати-

    ровал Д. Доналд и даже приходил к выводу, что как предмет серьезного»

    исторического анализа эта тема «умерла» 59.

    Анализируя историографию Реконструкции, Дж. X. Франклин спра-

    ведливо заметил, что в последние годы специалисты гораздо большее

    внимание уделяли периоду рабства, чем времени свободы. Несмотря на

    возрастающее число разнообразных фрагментарных исследований и общеа

    увеличение объема информации, новой обобщающей интерпретации граж-

    данской войны и Реконструкции так и не появилось. «История США,—

    отмечал Э. Фонер,— подвергалась делению на более частные истории

    столь многократно, что ее идеал — воссоздание опыта прожитого — пред-

    ставляется сейчас гораздо более труднодостижимым, нежели когда бы то

    ни было» 60.

    В целом главные успехи в изучении коренных проблем истории

    США — Американской революции XVIII в., «джексоновской демокра-

    тии», гражданской войны и Реконструкции 1861—1877 гг.—были достиг-

    нуты не на основе теории «консенсуса», а в борьбе с ней, что получи-

    ло, в частности, отражение в работах М. Дженсена, Дж. Т. Мейна,

    Г. Гутмана, Э. Пессена, К. Стэмпа, Э. Фонера, А. Янга и многих

    других.

    Особо следует сказать о школе американских историков-марксистов.

    Первые работы по истории США, написанные с марксистских позиций,

    принадлежали перу учеников и соратников К. Маркса и Ф. Энгельса.

    Опираясь на труды основоположников марксизма и собственный практи-

    ческий опыт, И. Вейдемейер, Ф. Зорге, Г. Шлютер и другие опубликова-

    ли ряд работ по истории зарождения и развития американского рабочего

    движения, а также гражданской войны в США, которые не утратили

    своего значения вплоть до настоящего времени 61.

    Руководители Коммунистической партии США, и в частности У. 3. Фо-

    стер, неоднократно обращали внимание на необходимость изучения демо-

    кратических и революционных традиций американского народа и исполь-

    зования их в классовой борьбе. Специально отмечалась и актуальность

    создания фундаментального марксистского труда по общей истории

    США62. Выполнению этих задач были призваны служить обобщающие

    книги самого У. 3. Фостера «Очерк политической истории Америки»,,

    а также уже вышедшие тома «Истории американского народа» Г. Апте-

    кера 63.

    Пристальное внимание исследователи-марксисты уделяли истории

    войны за независимость и образованию США в XVIII в., гражданской

    войне и Реконструкции в XIX в.64 Большая работа была проведена по

    публикации источников, что позволило документально показать роль на-

    родных масс, проследить развитие рабочего и социалистического движе-

    ния, борьбу черных американцев за свободу, землю и гражданские пра-

    ва 65. Широкое признание получили труд Ф. Фонера «История рабочего

    движения в США», а также многочисленные работы Г. Аптекера по исто-

    рии борьбы афро-американцев за свое освобождение66. Все эти работы

    неоднократно служили предметом специального рассмотрения 67 и широ-

    ко использовались при подготовке настоящего издания.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 100      Главы: <   87.  88.  89.  90.  91.  92.  93.  94.  95.  96.  97. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.