3. НАУКА И ТЕХНИКА - ИСТОРИЯ США. Т.1 - Автор неизвестен - История США - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 100      Главы: <   75.  76.  77.  78.  79.  80.  81.  82.  83.  84.  85. > 

    3. НАУКА И ТЕХНИКА

    Научные и технические знания явились важной составной частью

    культуры американской нации, одним из факторов экономического и со-

    циального прогресса страны. В своем развитии наука и техника США

    прошли ряд этапов, соответствовавших основным вехам истории амери-

    канского общества. Большое влияние на науку в Новом Свете оказывала

    Европа, в первую очередь Англия. Как и в каждой стране, научно-тех-

    нический прогресс имел в Соединенных Штатах свои особенности. Они

    обусловливались быстрым продвижением США по капиталистическому

    пути, постоянным притоком извне квалифицированной рабочей силы и

    специалистов, отсутствием запрета со стороны церкви и относительна

    широким распространением образования среди массы населения. С другой

    стороны, развитие науки и техники в рассматриваемый период подталки-

    валось освоением природных богатств Американского континента, а в

    XIX в.—промышленным переворотом.

    Заселяя и осваивая Новый Свет, колонисты изучали его недра, геогра-

    фические и климатические условия. Много времени и сил отнимала эле-

    ментарная борьба за существование, но одного физического труда было

    недостаточно — требовались еще знания и опыт. В XVII и XVIII вв. тeми

    или иными экспериментами и наблюдениями занимались без специальной

    подготовки образованные люди: представители администрации, владельцы

    кораблей, врачи, священники, юристы и т. д. Научные интересы стиму-

    лировались главным образом их полезностью для мореплавания, сельского

    хозяйства, ремесел, лечения болезней. В колонии поступали книги науч-

    ного содержания, как правило, труды И. Ньютона и Ф, Бэкона, руковод-

    ства по практической медицине, геологии, астрономии, математике, ввози-

    лись различные астрономические приборы и инструменты.

    Одним из первых научных достижений колониального периода было-

    составление карт прибрежной полосы. Картографирование Северной Аме-

    рики проводилось еще в XVI столетии, но начиная с 1600-х годов оно

    приняло систематический характер (наблюдения С. де Шамплейна,

    А. Блока, Дж. Смита и др.). Точность карт повышалась с применением

    методов астрономии. Пользуясь английскими измерительными инструмен-

    тами, полученными Гарвардским колледжем, Т. Братл по положению не-

    бесных тел в 1694 г. вычислил долготу Бостона с точностью до 15'76.

    В XVIII в. проводилось больше наблюдений и появилось больше точных

    карт; в частности карта Дж. Митчелла использовалась при выработке

    соответствующих статей Парижского мирного договора 1783 г.77

    Видное место в истории колониальной науки принадлежало служите-

    лям церкви. Духовенство оказывало большое влияние на все стороны

    жизни колоний, особенно на образование и просвещение, и само принад-

    лежало к образованной верхушке общества. Ньютоновское учение в обла-

    сти математики, механики и астрономии, официально признанное в Анг-

    лии, не отвергалось церковью, а обладание наряду с богословскими еще

    и практическими знаниями повышало авторитет священнослужителей в

    Новом Свете. Так, известный своими жестокими гонениями на «ведьм»

    и «колдунов» Коттон Мезер увлекался медициной и был сторонником уже

    применявшейся в Европе вакцинации против оспы. В 1721 он сделал при-

    вивку своему сыну и двум пациентам-неграм78. Любознательный священ-

    ник скрупулезно исследовал растительный и животный мир Новой Анг-

    лии, собирал гербарии и занимался гибридизацией растений.

    Опыт лечения болезней в те времена, как правило, приобретался

    практикой. Наиболее известными американскими медиками XVIII столе-

    тия были У. Дуглас, Э. Холиок, Б. Раш. Незадолго до провозглашения

    независимости в Филадельфии и Нью-Йорке открылись первые медицин-

    ские учебные заведения. Много труда и времени положили медики на

    преодоление недоверия к прививкам оспы, которые вошли в обиход лишь

    после 1800 г.

    В анналы науки вошли имена представителей «династии» Уинтропов.

    Сын первого губернатора колонии Массачусетского залива Дж. Уинт-

    роп-мл. прославился в области металлургии, химии, астрономии и меди-

    цины. Он стал одним из первых членов основанного в 1662 г. Королев-

    ского научного общества Англии и первым в Америке обладателем теле-

    скопа. Второй Дж. Уинтроп, принятый в Королевское общество в 1743 г.,

    был крупным коллекционером минералов. Третий Уинтроп (тоже Джон),

    член Королевского общества с 1766 г., являлся профессором Гарвардского

    колледжа. Исходя из ньютоновской теории строения Солнечной системы,

    он наблюдал и описывал движение планет, солнечные и лунные затмения,

    а в 1761 и 1769 гг. такое редкое явление, как прохождение Венеры по

    солнечному диску. В своих публичных лекциях он раскрывал естествен-

    ные причины происхождения комет, затмений, землетрясений и других

    грозных явлений природы, считавшихся тогда проявлением «гнева гос-

    подня», популяризировал опыты Б. Франклина с электричеством.

    Современниками и коллегами Уинтропа были физик и астроном Д. Рит-

    тенхаус, основавший одну из первых в Америке обсерваторий, и Э. Стайлс.

    Последний имел сан священника, но благодаря своей пытливости и стра-

    сти к эксперименту приобрел репутацию ученого. Типичный представи-

    тель колониальной интеллигенции, Стайлс занимался многими предмета-

    ми — от астрономии и математики до разведения шелковичного червя,

    проводил опыты с электричеством и пытался разгадать природу теплоты.

    В колониальный период американская наука шла за английской, в ко-

    торой прочно утвердился авторитет Исаака Ньютона. Большинство экспе-

    риментов и наблюдений не отличалось особой оригинальностью. Развитие

    техники и ремесел сдерживала колонизаторская политика Лондона, а под-

    готовка профессиональных ученых только зарождалась. Однако широкий

    любительский подход к наукам, отсутствие формальных преград для полу-

    чения знаний создавали возможность для приобщения к ним талантливых

    людей из народа. Так пришел в науку и прославился на весь мир Бенд-

    жамин Франклин.

    Трудно найти область науки, в которую не проникал бы пытливый

    ум естествоиспытателя-самоучки. Электричество, теплопроводность метал-

    лов, распространение звука в воде, морские течения, ботаника, политиче-

    ская экономия, этнография, философия, история — таков в общих чертах

    круг научных интересов великого американца. Выдающийся ученый ста-

    вил перед собой и чисто практические задачи: он изобрел камин, широко

    вошедший в быт по обе стороны океана, занимался изготовлением очков,

    разрабатывал меры по благоустройству городов, по борьбе с пожарами

    и т. д.

    Бессмертную славу принесла ему серия опытов с электричеством

    (1746—1752) и изобретение молниеотвода. Как и все эксперименты

    Франклина, доказательство им электрической природы грозовых разря-

    дов было простым, остроумным и предельно наглядным. Один из приме-

    ненных им способов заключался в следующем. К воздушному змею, снаб-

    женному металлическим острием, привязывалась длинная бечевка с клю-

    чом на конце, изолированная от земли шелковой лентой. При грозе

    бечевка намокала и становилась электропроводной, и тогда, приближая к

    ключу палец, можно было «извлекать» из него искры. Полученным

    «электрическим огнем», писал Франклин в октябре 1752 г., можно зажи-

    гать спирт и проделывать все другие опыты, совершаемые обычно с

    помощью наэлектризованного стеклянного шара или трубки. Этим пол-

    ностью доказывается «тождество между электрической субстанцией и

    субстанцией молнии» 79.

    Более ранний вариант опытов Франклина с использованием вместо

    змея железного стержня был успешно повторен в том же году во Фран-

    ции. Рискованные эксперименты с грозовой стихией увенчались создани-

    ем простой и надежной конструкции, отводившей смертоносный «огонь»

    от людей и зданий в землю.

    Франклин ввел в науку понятие положительного и отрицательного

    электричества. Он обнаружил также, что одноименные заряды, взаимно

    отталкиваясь, собираются на поверхности наэлектризованного тела. Этот

    вывод полностью согласовался с открытыми позднее законами электро-

    статики, а размышления Франклина о сущности «электрической материи»

    (1749), состоящей, по его убеждению, из всепроникающих и невидимых

    глазу частиц, явились гениальной догадкой о существовании электронов.

    Франклин, таким образом, придерживался чисто материалистического

    взгляда на природу электричества.

    Б. Франклин состоял иностранным членом крупнейших научных об-

    ществ и академий мира (с ноября 1789 г.— Петербургской Академии

    наук), вел обширную переписку с учеными многих стран, а ряд универ-

    ситетов присвоил ему звание почетного доктора. Научный прогресс он

    считал делом всего человечества и заботу о нем ставил выше политиче-

    ских распрей, конфликтов и войн. Гуманистическая направленность жиз-

    ни и деятельности Франклина, его научные свершения и заслуги на

    гражданском поприще сделали его одним из замечательных людей

    XVIII столетия.

    Первая Американская революция прошла под знаком идей Просвеще-

    ния XVIII в. Ее интеллектуальный климат благоприятствовал развитию

    научных знаний. Широко и разносторонне образованные основатели аме-

    риканской республики выступали и в роли организаторов отечественной

    науки. В 1780 г. по инициативе Дж. Адамса была создана Американская

    академия искусств и наук в Бостоне. Ее первым президентом стал круп-

    ный торговец Дж. Боуден, вошедший в историю отечественной физики

    как один из оппонентов волновой теории света, которой придерживался

    Б. Франклин80. Хотя «отцов-основателей» интересовала прежде всего

    «наука управлять», среди их трактатов и рассуждений о политике можно

    встретить экскурсы в область естествознания.

    Особенно широки были познания Т. Джефферсона. Его интересовали

    математика, инженерно-строительное дело, архитектура. Много времени

    юн посвящал ботанике и зоологии — от разведения новых сельскохозяйст-

    венных культур до критического разбора научных классификаций орга-

    нического мира, представленных авторитетными трудами К. Линнея и

    Ж. Кювье. Будучи президентом США, Джефферсон учредил националь-

    ную метеорологическую и гидрологическую службы, направил в бассейн

    р. Миссури экспедицию под руководством Льюиса и Кларка (1803—

    1806). Учреждение Виргинского университета, руководство Американским

    философским обществом, организация Албемарлского сельскохозяйствен-

    ного общества, передача конгрессу своей богатой личной библиотеки после

    разграбления г. Вашингтона английскими войсками — таков весомый

    вклад Т. Джефферсона в развитие американской науки81.

    В XVIII — начале XIX в. в американском обществе еще имело место

    скептическое отношение к мануфактурам, фабрикам, машинам. Вошедший

    в поговорки практицизм янки, внедрявших у себя с молниеносной быст-

    ротой все отечественные и иностранные технические новинки, относится

    по существу к гораздо более позднему времени. Европейский опыт казал-

    ся неприменимым в условиях США, где свыше 90% населения занима-

    лись сельским хозяйством. В этой связи большое значение приобретала

    пропаганда развития техники и научно-технических знаний. Большую

    роль сыграл в этом деле А. Гамильтон, поощрявший начинания первых

    американских промышленников. В докладе конгрессу о мануфактурах

    (1791) министр финансов показал, какие громадные преимущества сулит

    молодой республике развитие собственной машинной индустрии. Его за-

    меститель Т.  Кокс содействовал созданию в Филадельфии Общества по

    внедрению полезных мануфактур   (1791), одной из задач которого стало

    заимствование технических достижений у Англии82.

    В XIX в. наука и техника США вступили в новый этап развития,

    обусловленный промышленным переворотом. Время следования за англий-

    ской наукой сменилось более творческим применением научно-техниче-

    ских достижений передовых стран Европы к условиям Америки. Ученые-

    энциклопедисты уступили место специалистам по отдельным отраслям

    знания. А главное, в Соединенных Штатах стало делаться все больше и

    больше собственных открытий и изобретений. США явились родиной

    парохода, телефонной связи, швейной машины, пишущей машинки, ре-

    вольвера, резины, жатки, культиватора и целого ряда станков и меха-

    низмов. Широкую популярность приобретали даже несложные техниче-

    ские устройства, если они делали «революцию» в той или иной сфере

    производства.

    Изобретения подобного рода требовали мастерства в механике, сме-

    калки, многосторонности знаний и навыков; для них не обязательны были

    чисто научные знания или сложные экспериментальные методы83. Изо-

    бретателями становились как ученые-профессионалы, так и талантливые

    самоучки. Имена Р. Фултона, Дж. Генри, С. Морзе, А. Белла,. Т. А. Эди-

    сона вошли в анналы мировой научно-технической мысли. Нередко оказы-

    валось так, что европейские технические новшества модернизировались

    американцами и уже в таком виде приобретали всеобщее признание-

    Так было со многими изобретениями в текстильной, деревообрабатываю-

    щей, металлургической промышленности и др.

    Первое крупное изобретение было сделано в области сельского хозяй-

    ства, которое на протяжении XVII—XVIII вв. оставалось наименее меха-

    низированной отраслью экономики. Создание в 1793 г. Эли Уитни усо-

    вершенствованного хлопкоочистительного станка (cotton gin) положило

    начало техническому прогрессу в этой области. Производительность тру-

    да повысилась в 50 и более раз. Пальцы руки, отделявшие хлопковое

    волокно от семян, заменил вращающийся вал с металлическими крючка-

    ми, приводимый в движение лошадьми или водяным колесом. На неболь-

    ших машинах его вращали вручную. Назвав изобретение Уитни «одним

    из выдающихся открытий нашего века», влиятельная американская газета

    писала в 1827 г., что с помощью такой машины можно переработать

    1 тыс. фунтов хлопка в день, тогда как при ручной очистке — только

    6 фунтов84.

    Большим вкладом Уитни в американский технический прогресс было

    внедрение принципа взаимозаменяемости частей машин и механизмов.

    Новый метод производства Уитни применил в своей оружейной мастер-

    ской в штате Коннектикут, когда в 1798 г. получил крупный правитель-

    ственный заказ на изготовление ружей. Обработка деталей производи-

    лась на сконструированных им станках в строгой последовательности и

    по заранее сделанным образцам, с которых как бы снимались копии.

    Процесс был настолько точен, что, разобрав на составные части любое

    количество ружейных замков, можно было перемешать детали и затем

    собрать замки заново85.

    Метод Уитни открывал путь к массовому производству стандартных

    деталей. Пользуясь им, Уитни за два года изготовил 15 тыс.. мушкетов.

    Принцип взаимозаменяемости был применен механиком Э. Терри при

    сборке часов, а известный оружейный мастер С. Кольт наладил таким

    образом производство револьверов. В 1862 г. его фабрика производила

    1 тыс. штук огнестрельного оружия в день и изготовляла машины для

    других подобных предприятий.

    Важные открытия делались порой совершенно случайно далекими от

    науки людьми. Чарлз Гудийр был разорившимся торговцем из Коннек-

    тикута, мечтавшим разбогатеть путем взятия патента на переработку

    каучука в прочный эластичный материал. Органической химии тогда не

    существовало, и поиски в этом направлении велись наугад. С редкой на-

    стойчивостью Гудийр в течение ряда лет экспериментировал с сырой

    каучуковой массой, смешивая ее с любыми попадавшимися под руку ве-

    ществами. Оставив как-то кусок обработанного серой каучука у раскален-

    ной печки, он обратил внимание, что «неподдающийся» материал резко

    изменил свои свойства. К 1841 г. он добился устойчивых результатов и

    разработал технологию термической обработки (вулканизации) каучука.

    Так была изобретена резина — материал, который ожидало большое

    будущее. Еще при жизни Гудийра (он умер в 1860 г.) в США, Англии

    и Германии изготовлялось около 500 видов различных резиновых изделий.

    Применение резины сделало возможным широкое развитие электротехни-

    ческой, а затем и автомобильной промышленности.

    Освоение Запада, рост внутреннего рынка поставили на повестку дня

    вопрос о новых средствах сообщения. В стране развернулось строитель-

    ство каналов и шоссейных дорог. Паровая машина стала внедряться в

    первую очередь на транспорте — вначале для передвижения по воде,

    а затем и по суше.

    Попытки строительства пароходов имели место задолго до спуска на

    воду знаменитой «Катарины Клермонт» Р. Фултона. Выходец из фермер-

    ской семьи Дж. Фитч запатентовал проект парового судна еще в 1788 г.,

    и построенный им пароход с кормовым гребным колесом ходил в 1790—

    1792 гг. по р. Делавэр. В 1793 г. капитан С. Морей испытывал судно

    с паровым двигателем на р. Коннектикут, а через 15 лет спустил на

    оз. Шамплейн пароход собственной конструкции. Экспериментами с «па-

    ровыми лодками» занимался ряд изобретателей, но их усилия преодолеть

    водную стихию с помощью пара оканчивались неудачей. Несовершенство

    паровых двигателей и механизмов, делавшихся кустарным способом в

    местных кузницах, недостаток инженерных знаний и отсутствие средств

    обрекли усилия энтузиастов на провал.

    Роберт Фултон оказался удачливее всех. Проработав несколько лет в

    Англии и Франции, он ознакомился с последними достижениями евро-

    пейской техники, а его связи в высших кругах Нью-Йорка дали ему

    необходимую финансовую поддержку. В 1807 г. первый пароход Фултона,

     снабженный выписанной из Англии паровой машиной мощностью в 20 л. с,

    проплыл по Гудзону от Нью-Йорка до Олбани со скоростью 5 миль в час.

    В 1814 г. в штате насчитывалось уже семь товаро-пассажирских паро-

    ходов. «Триумфальное шествие» парохода началось вскоре по всем вод-

    ным артериям США: в 1830 г. общий тоннаж судов с паровым двигате-

    лем  составил  8,2  тыс.,  в  1850 г.—56,9  тыс..   а  в   1870 г.—70,6 тыс.  т.

    Одним из самых смелых изобретений Фултона была подводная лодка,

    предназначавшаяся для потопления кораблей путем подведения к их

    днищу мин. В 1801 г. она прошла испытание во французских водах. Суб-

    марина «Наутилус» могла погружаться на глубину до 25 футов. В над-

    водном положении она двигалась под парусом, а в подводном — с по-

    мощью вращаемого вручную гребного вала. Изобретатель предвосхитил

    основные черты современной подводной лодки: боевую рубку, отсеки для

    балласта, резервуар со сжатым воздухом и т. д.86

    Проблему уничтожения кораблей Фултон пытался решить и с помощью

    «торпед» — шарообразный снаряд привязывали к гарпуну, которым стре-

    ляли в борт неприятельского судна с небольшого быстроходного катера.

    Несмотря на успешную демонстрацию, «торпеда» и подводная лодка Фул-

    тона так и не были взяты на вооружение. Уровень развития техники

    не позволял еще сделать это оружие достаточно эффективным, а его при-

    менение массовым. К проектам Фултона американские военные инженеры

    вернулись в годы гражданской войны.

    Быстрое развитие пароходного сообщения еще не решало транспорт-

    ной проблемы в целом. Механики и изобретатели первое время пытались

    ускорить и облегчить передвижение по суше за счет улучшения дорог.

    Наряду с мощением улиц, строительством мостов и прокладкой грунто-

    вых шоссе в конце XVIII в. появились первые рельсовые пути. По дере-

    вянным полосам, обитым железом, могли легко передвигаться пассажир-

    ские кареты или вагонетки с грузом, влекомые лошадьми. Однако воз-

    можности конной тяги были ограниченны, и до 30-х годов рельсовые до-

    роги не получили широкого распространения. Они использовались лишь

    для местных перевозок, обслуживания рудников и шахт. Железнодорож-

    ное строительство развернулось в масштабах страны, когда был изобретен

    паровоз.

    Одним из первых американских механиков, выдвинувших еще в

    80-е годы XVIII в. идею «паровой кареты», был Оливер Эванс. Талантли-

    вый изобретатель-самоучка успешно внедрял паровые машины собствен-

    ной конструкции на мукомольных предприятиях Пенсильвании и Мэри-

    ленда и построил компактный паровой двигатель высокого давления,

    но возможность создания «самодвижущегося экипажа» показалась химе-

    рой даже просвещенным членам Американского философского общества.

    Не имевшему средств изобретателю так и не удалось довести начатый

    труд до конца.

    Толчком к применению локомотивов на железных дорогах США по-

    служило успешное испытание паровоза в Англии (1829 г.). Через год

    первые паровозы появились в Америке. Новый вид транспорта успешно

    конкурировал с речным пароходом. По сообщению «Найлс уикли реджи-

      стер», уже в 1833 г. 4,5-тонный локомотив конструкции С. Лонга вез

    груз в 32 т со скоростью 15 миль в час, а паровоз Р. Л. Стивенса развил

    скорость до 40 миль в час87. Локомотивы, вагоны, рельсовые пути непре-

    рывно совершенствовались. К 50-м годам Соединенные Штаты обогнали

    другие страны как по протяженности железнодорожной сети (около

    9 тыс. миль), так и по мощности паровозов, весивших 150 т и водивших

    составы с большой скоростью.

    Применение телеграфной связи и изобретение в 1869 г. Дж. Вестин-

    гаузом воздушного тормоза сделали проезд по железной дороге более

    безопасным. Железнодорожный транспорт стал действенным средством

    освоения бескрайних просторов Запада. В 1870 г. по линии Бостон-

    Сан-Франциско пошли первые трансконтинентальные поезда. В обиход

    вошли спальные вагоны конструкции Дж. Пульмана, вагоны-рефрижера-

    торы и др   Технические достижения США оказали влияние на развитие

    НА ПАЛУБЕ «ПАРАГОНА», ОДНОГО ИЗ ПАРОХОДОВ ФУЛТОНА.

    Акварель П. П. Свиныгаа

    пароходного и железнодорожного сообщения  в ряде стран Европы, и в

    частности в России.

    Создавались принципиально новые виды связи, использующие взаимо-

    обусловленность электричества и магнетизма. Благодаря опытам А. Ам-

    пера и других европейских ученых стало известно, что электрический ток

    порождает магнитное поле и усиливает намагниченность стального бруска.

    Проблема заключалась в обратном — в возможности получать электриче-

    ский ток с помощью магнетизма. Проводя в конце 20-х годов опыты с

    катушкой проволоки и магнитом (замененным впоследствии другой ка-

    тушкой, присоединенной к источнику тока), американский физик Джозеф

    Генри независимо от заокеанского коллеги М. Фарадёя открыл явление

    электромагнитной индукции, а затем и самоиндукции. Под воздействием

    переменного магнитного поля в проводнике возбуждался ток. Открытие,

    сделанное Фарадеем и Генри  (именем последнего в физике названа еди-

    ница   индуктивности),   дало   возможность   использовать   электрическую

    энергию и передавать ее на большие расстояния.

    Первый электродвигатель Т. Дэвинпорта (1834) и электрический ва-

    гон М. Фармера (1847) не получили признания, поскольку электрическая

    энергия в промышленности и на транспорте еще не могла в те годы кон-

    курировать с паром или водой, но изобретенное в 1831 г. Дж. Генри

    электромагнитное реле открыло в Америке эру телеграфа. Сам он вплот-

    ную подошел к его созданию: помещенная между полюсами электромаг-

    нита стальная полоска колебалась под воздействием тока и давала сигна-

    лы, ударяя по звонку. Идея превратить этот несложный прибор в средство

    связи принадлежала Сэмюэлу Морзе.

    Подобно Ч. Гудийру, Морзе не имел никакого технического образова-

    ния, а в молодые годы был профессиональным художником. Однако опы-

    ты по электромагнетизму увлекали его больше живописи. Проработав не-

    сколько лет над созданием собственной модели телеграфа, Морзе в 1837 г.

    смог передать сигнал по проволоке длиной 1700 футов. Его помощник

    А. Вейл разработал систему сигналов (известная «азбука Морзе»), ввел

    телеграфный ключ и придал аппарату компактную форму, ставшую затем

    общепринятой. Он же изобрел запатентованный на имя Морзе буквопе-

    ча хающий аппарат. По словам Генри, Морзе «не сделал ни одного ориги-

    нального открытия в области электричества, магнетизма или электромаг-

    нетизма, применимого для изобретения телеграфа. Его заслуга... в том.

    что он комбинировал и применял открытия, сделанные другими» 88.

    Используя электромагнитное реле, Морзе добился того, что сигналы

    стали передаваться по проводам практически на любое расстояние без

    увеличения мощности батарей. После 1844 г. в США появились протя-

    женные телеграфные линии. Через 14 лет начал действовать первый

    трансатлантический телеграф, по которому английская королева Виктория

    обменялась приветственными телеграммами с президентом США Дж. Бью-

    кененом. По телеграфу стала передаваться и газетная корреспонденция,

    но из-за технических неполадок линия вышла из строя и была восста-

    новлена только в 1866 г. На полях сражений гражданской войны также

    нашлось применение телеграфу. В 1861—1865 гг. связисты уложили

    15 тыс. миль кабеля и отправили около 6 млн. сообщений.

    Развивалась и военная техника — у воюющих сторон появились

    крупнокалиберные нарезные орудия, разрывные снаряды, скорострельные

    ружья. Пулемет конструкции Р. Гатлинга делал 350 выстрелов в минуту.

    Были применены подводная лодка, мина с электрическим взрывателем,

    тяжелая артиллерия на железнодорожных платформах (прототип броне-

    поезда), привязной аэростат для воздушной разведки и т. д. Новые тех-

    нические средства ведения войны принадлежали главным образом севе-

    рянам. Гражданская война наглядно продемонстрировала превосходство

    бронированных судов с паровыми двигателями над парусным флотом.

    Против 6-пушечного броненосца Конфедерации «Мерримак», легко топив-

    шего деревянные корабли Севера, успешно действовал «Монитор» —

    низкобортное судно конструкции Дж. Эриксона. В отличие от других ко-

    раблей его орудия находились во вращающейся башне и могли стрелять

    по всем направлениям. Этот тип судна стал основным на военно-морском

    флоте США в послевоенные годы.

    ДЖОЗЕФ ГЕНРИ

    Рост потребления железа предъ-

    являл повышенный спрос к метал-

    лургии, которая в 40—50-е годы пере-

    ходила на применение минерального

    топлива, паровых машин и горячего

    дутья. Использование вместо древес-

    ного угля антрацита и кокса (в кон-

    це 70-х годов более 80% плавки)

    резко повысило производительность

    доменных печей. Внедрение после

    гражданской войны бессемеровского,

    а затем мартеновского способа пере-

    работки чугуна в сталь дало толчок

    развитию сталелитейной промышлен-

    ности, что имело большое значение

    для производства машин, станков и

    железнодорожного строительства.

    К началу 80-х годов стальных рельс

    было выпущено вдвое больше, чем

    чугунных89. Стальные конструкции

    стали применяться при возведении

    зданий, мостов и др.

    После окончания гражданской

    войны   усилия   ряда   американских

    инженеров и изобретателей были сосредоточены на модернизации средств

    связи. Выходец из Эдинбурга англичанин Александр Белл добился пере-

    дачи по одному проводу одновременно нескольких сигналов. Работая над

    усовершенствованием своего телеграфа, он и его помощник Т. Уотсон

    открыли в 1875 г. принцип телефонной связи. Колебания закрепленной

    металлической пластинки преобразовывались в электрические, а в прием-

    ном устройстве шел обратный процесс, заставляя вторую пластинку зву-

    чать в унисон с первой. На следующий год телефон Белла демонстриро-

    вался на национальной промышленной выставке в Филадельфии,

    а в 80-е годы был пущен в массовое производство.

    Одновременно с Беллом начал кипучую изобретательскую деятель-

    ность Томас Алва Эдисон. Прослужив ряд лет телеграфистом и монтером

    на телеграфных линиях, молодой изобретатель-самоучка в 1875 г. изго-

    товил свою модель усовершенствованного многоканального телеграфа. Он

    существенно улучшил конструкцию телефона, применив вместо магнита

    спрессованный угольный порошок, электропроводность которого менялась

    в зависимости от степени его сжатия. Звуковые волны создавали (через

    специальную мембрану) быстро менявшееся давление на угольный поро-

    шок, и вызываемые этим колебания тока передавались на приемное

    устройство.

    Работая над проблемой приема и передачи звуков, Эдисон изобрел

    «говорящую машину» — фонограф, продемонстрированную им в 1877 г.

    Для звукозаписи использовались вращающийся цилиндр, покрытый тон-

    ким слоем олова, и соединенная с мембраной игла. Колебания мембраны

    передавались игле, оставлявшей след на поверхности цилиндра. Чтобы

    воспроизвести звук, достаточно было поставить иглу на поставленную бо-

    розду и вращать цилиндр с исходного положения. Фонограф явился од-

    ним из оригинальных изобретений прославленного американского инже-

    нера, главным в деятельности которого было усовершенствование уже

    существовавших технических устройств. В этом он не знал себе равных,

    получив в течение жизни 1093 патента90.

    Бурно развивавшийся в США капитализм диктовал увлечение техни-

    кой и ее непрерывной рационализацией. Высокопроизводительные станки,

    скоростные поезда и точные приборы стали сферой выгодного приложе-

    ния капитала, а средства связи были поставлены непосредственно на

    службу бизнесу. С их помощью значительно расширились возможности

    управления капиталистическим производством. Эдисон наладил выпуск

    специальных биржевых телеграфных аппаратов, а фирмы «Белл компани»

    и «Вестерн Юнион» нашли широкое коммерческое применение телефону.

    По сравнению с развитием техники естественные науки в США отста-

    вали от уровня, достигнутого в наиболее развитых странах Европы. Су-

    губо теоретические исследования пользовались меньшим спросом.

    В астрономии, геологии, зоологии, ботанике преобладали методы наблю-

    дения и классификации. Научная мысль концентрировалась в немногих

    крупных городах северных, центральных и западных штатов. На Юге

    рабовладельческая система сковывала ее развитие, что ослабляло научный

    потенциал страны в целом. До создания в 1863 г. Национальной акаде-

    мии наук исследовательская работа не получала сколько-нибудь широкой

    и регулярной поддержки со стороны государства. Сказывались также

    недостаток капиталовложений (в основном частные пожертвования), от-

    сутствие широких контактов ученых между собой и с европейскими кол-

    легами, несовершенство учебных программ, университетских курсов и т. д.

    Вместе с тем в Соединенных Штатах было немало профессиональных ис-

    следователей, внесших определенный (а порой весьма значительный)

    вклад в развитие той или иной отрасли знания.

    После окончания англо-американской войны 1812 г. в Соединенных

    Штатах начали создаваться новые научные центры. Важнейшими из них

    стали Филадельфийская академия естественных наук (1812), Колумбий-

    ский институт поощрения искусств и наук (1816), Франклиновский ин-

    ститут в Филадельфии (1824), Бостонское общество естественных наук

    (1830) и др. Заметный шаг вперед сделала и университетская наука, от-

    ходившая от традиционных схем обучения «по Ньютону» и «по Евклиду».

    Усиливалась общественная потребность в знаниях не только утилитарного-

    характера. По мере освоения новых земель на Западе, усовершенствова-

    ния средств транспорта и связи становилась очевидной необходимость

    углубленного познания животного и растительного мира, географии и

    геологии страны. Это обогащало содержание науки, связывало ее с

    жизнью общества. Большую роль в раскрытии ее значения для амери-

    канской цивилизации сыграли Т. Джефферсон, Дж. и Дж. К. Адамсы.

    Наибольшей поддержкой государственных и частных организаций

    пользовались геологические и географические экспедиции. Начало им по-

    ложил Т. Джефферсон, сам занимавшийся обследованием Виргинии. Экс-

    педиции Д. Олмстеда в Северную Каролину, Э. Хичкока в Массачусетс,

    Д. Оуэна к верховьям Миссисипи показали целесообразность подобных

    методов выявления природных богатств Американского континента. Пер-

    вой крупной научной экспедицией за пределы Северной Америки стало

    организованное за государственный счет плавание шести кораблей под

    руководством астронома Ч. Уилкса в 1838—1842 гг. Ее участники обсле-

    довали южную оконечность Америки, Австралию и Новую Зеландию, по-

    бывали на Фиджи и Таити, Гавайских островах, в Калифорнии. Было

    собрано огромное количество материала по геологии, ботанике, зоологии,

    географии, и ученым понадобилось несколько лет, чтобы описать и клас-

    сифицировать его.

    Американские естествоиспытатели изучали побережье Тихого океана,

    Аляску и проявляли большой интерес к природе Дальнего Востока и

    Сибири. Так, в 70-е годы в трех экспедициях к северо-восточным бере-

    гам Сибири участвовал крупный натуралист из Массачусетса, хранитель

    Национального музея США У. Г. Далл91.

    Геологам принадлежало- первенство в деле координации всех отраслей

    естествознания в США. С 1840 г. в стране начала действовать Ассоциа-

    ция американских геологов, к которой примкнули зоологи и ботаники,

    а через восемь лет она была преобразована в Американскую ассоциацию

    для прогресса науки (American Association for the Advancement of Science),

    куда вошли представители всех естественных наук. Целями ассоциации

    являлись содействие научным исследованиям и контактам ученых между

    собой, улучшение условий их труда, помощь при внедрении в практику

    новых открытий. Это расплывчатое по структуре объединение представи-

    телей разнообразных научных обществ носило чисто совещательный ха-

    рактер и не могло направлять и координировать исследовательскую ра-

    боту 92.

    Научным центром национального значения стал основанный в 1846 г.

    в Вашингтоне Смитсоновский институт. Его первый руководитель (сек-

    ретарь) Дж. Генри поставил во главу угла фундаментальные исследова-

    ния . В число постоянных членов корпоративного руководства института

    входили президент и вице-президент США, председатель Верховного суда,

    государственный секретарь и главы других министерств и ведомств. Дея-

    тельность института субсидировалась и контролировалась федеральным

    правительством, дававшим заказы на те или иные научно-практические

    разработки в области геологии, географии, метеорологии, химии, военно-

    инженерного дела и т. д. Смитсоновский институт располагал крупней-

    шей в США библиотекой и естественнонаучной коллекцией, заложившей

    основу Национального музея.

    Определенную научную работу проводило и Топографическое управ-

    ление Соединенных Штатов. В 1843—1867 гг. им руководили такие вид-

    ные ученые, как А. Бейч и Б. Пирс. Опираясь на финансовую поддерж-

    ку правительства, управление проводило систематическое изучение

    Гольфстрима и других подводных течений, рельефа морского дна, прили-

    вов, погодных условий, земного магнетизма, определяло координаты не-

    бесных тел и т. д.

    Различные отрасли науки о природе тесно переплетались между собой..

    Натуралисты стремились познать окружающий мир во всем его много-

    образии. Ведущим представителем этого широкого направления в наука

    стал выходец из Швейцарии Жан Луи Рудольф Агассис, прошедший шко-

    лу у знаменитого французского зоолога и палеонтолога Ж. Кювье. Свою

    научную деятельность в Соединенных Штатах Агассис начал с чтения

    курса лекций по естественной истории в Гарвардском университете

    (с 1848 г.) и экспедиций в различные уголки страны. Одним из резуль-

    татов его наблюдений было развитие теории эволюции поверхности Земли,

    особенно доказательство того, что и на Североамериканском материке-

    имел место ледниковый период. В фундаментальном труде по естествен-

    ной истории США Агассис дал обзор происхождения ряда морских жи-

    вотных. Придерживаясь ошибочной «теории катаклизмов» Кювье, он от-

    стаивал тезис о неизменности видов, сменявших друг друга лишь вслед-

    ствие различных геологических катастроф. Это привело Агассиса в лагерь

    противников Ч. Дарвина 94.

    Известность получили также натуралисты Аса Грей и Джеймс Д. Дей-

    на. В 40—50-е годы Грей прославился сравнительными исследованиями

    флоры Америки, Азии и Европы. Его выводы о закономерностях распро-

    странения растений по земному шару проливали свет на далекое прошлое-

    Земли и, в частности, свидетельствовали в пользу гипотезы о едином про-

    исхождении Американского и Азиатского материков. После гражданской

    войны, когда в США велись споры вокруг учения Дарвина, Грей высту-

    пил в его защиту и показал справедливость многих положений эволю-

    ционной теории.

    Геолог и зоолог Дж. Д. Дейна был одним из участников экспедиции

    Уилкса. Собранный им материал составил основу для глубоких обобщаю-

    щих выводов относительно происхождения животного и растительного

    мира, а также эволюции земной коры. В его работах все науки о природе

    были слиты в одну. В начале 60-х годов Дейна сформулировал теорию

    цефалогенеза, т. е. зависимости форм животных организмов от степени

    развития их головного мозга и центральной нервной системы. Дейна не-

    стал на сторону Дарвина; его учение он признал (и то с оговорками)

    лишь в конце жизни (1895). И все же, по замечанию акад. В. И. Вер-

    надского, сделанное Дейной обобщение было по своей сути эволюцион-

    ным 95.

    В первой половине XIX в. усилился интерес и к астрономии. Крупным

    теоретиком в этой области стал Н. Боудич, опубликовавший в «Мемуа-

    рах» Американской академии искусств и наук ряд статей по математи-

    ческим методам изучения движения планет. В 1814—1817 гг. он перевел

    на английский язык и прокомментировал 4-томную «Небесную механику»

    П. С. Лапласа. Через год после учреждения Гарвардской обсерватории

    (1847) Дж. Бонд открыл 8-й спутник Сатурна Гиперион, а через два

    года третье, или так называемое темное, кольцо Сатурна96.

    Наряду с техническими изобретениями, прочно вошедшими в повсе-

    дневную жизнь и быт людей, Соединенные Штаты явились родиной важ-

    ного   открытия   и   в   области   медицины.   В   1846 г.  скромный дантист

    из Массачусетса Уильям Мортон успешно испытал действие эфирного

    наркоза во время хирургической операции. Обезболивание с помощью па-

    ров эфира произвело переворот в хирургии и во много раз повысило

    эффективность операций, а Мортон получил от Парижской академии наук

    почетный титул «благодетеля человечества» 97. Подобно большинству аме-

    риканских экспериментаторов и изобретателей-самоучек Мортон, не обла-

    дая глубокими познаниями в химии и медицине, сделал свое открытие

    благодаря настойчивому и целеустремленному поиску.

    В ходе гражданской войны и Реконструкции Юга американская наука

    стала общенациональной. Ее основные и лучшие силы сплотились вокруг

    правительства А. Линкольна. Смитсоновский институт занимался разра-

    боткой и испытанием военной техники и снаряжения, Топографическое

    управление снабжало армию соответствующей информацией, медики со-

    вершенствовали методы лечения раненых. Давно назревшая необходи-

    мость создания единого научного центра была реализована в марте 1863 г.,

    когда президент Линкольн подписал законопроект об учреждении Нацио-

    нальной академии наук. На первых порах ее деятельность заключалась

    в оказании квалифицированной научно-технической помощи федерально-

    му правительству, но основной целью академии провозглашались иссле-

    дования теоретического характера. По настоянию Дж. Генри, бывшего

    советником Линкольна по вопросам науки, прием в Национальную ака-

    демию рассматривался как высокая честь, а право стать ее членом полу-

    чали «исключительно лица, отличившиеся оригинальными исследова-

    ниями» 98.

    В послевоенные годы усилилось сближение научных обществ с выс-

    шей школой, все больше ученых привлекалось к целевым исследованиям.

    Национальная академия в большей степени, чем Смитсоновский инсти-

    тут, содействовала подбору научных кадров для решения общенациональ-

    ных задач.

    От основания колоний до создания развитого капиталистического об-

    щества наука и техника США проделали большой путь, отмеченный ря-

    дом значительных достижений. Уже в середине XIX в. Соединенные Шта-

    ты получили известность как страна всеускорявшегося технического про-

    гресса. Ему благоприятствовали быстрый рост внутреннего рынка,

    богатейшие природные ресурсы, относительная нехватка рабочей силы,

    приток квалифицированных кадров из Европы и т. д.

    Особенно заметны были успехи в развитии транспорта и связи. Рас-

    пространение капитализма «вширь» стимулировало прокладку каналов,

    строительство железных дорог и телеграфных линий. С помощью разветв-

    ленной сети коммуникаций преодолевались огромные расстояния и созда-

    валась единая капиталистическая система хозяйства.

    Сама же наука играла при этом довольно ограниченную роль. Техни-

    ческий прогресс носил в XIX в. в основном эмпирический характер и не

    базировался, как правило, на применении в практике крупных научных

    открытий. Для изобретательства и рационализации требовались главным

    образом прикладные знания. Бурно развивавшийся капитализм оказывал-

    ся не в состоянии обеспечить гармонического роста всех научных дис-

    циплин, и эта особенность американской науки стала долговременной

    тенденцией ее развития.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 100      Главы: <   75.  76.  77.  78.  79.  80.  81.  82.  83.  84.  85. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.