4. ОБРАЗОВАНИЕ РЕСПУБЛИКАНСКОЙ ПАРТИИ. НАЗРЕВАНИЕ КОНФЛИКТА - ИСТОРИЯ США. Т.1 - Автор неизвестен - История США - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 100      Главы: <   55.  56.  57.  58.  59.  60.  61.  62.  63.  64.  65. > 

    4. ОБРАЗОВАНИЕ РЕСПУБЛИКАНСКОЙ ПАРТИИ. НАЗРЕВАНИЕ КОНФЛИКТА

    Резкое обострение противоречий между сторонниками рабства и его

    противниками в первой половине 50-х годов XIX в. и особенно война в

    Канзасе привели к развалу «второй двухпартийной системы» (виги —

    демократы). На протяжении длительного времени (в 30—40-е годы) эта

    политическая система сдерживала и затушевывала противоречия по во-

    просу о рабстве. Как виги, так и демократы были общенациональными

    партиями, которые пользовались влиянием и поддержкой Севера и Юга.

    Всесторонний количественный анализ поименных голосований в конгрес-

    се, проведенный Дж. Силби, показал, что в большинстве случаев именно

    партийная принадлежность оказывала решающее влияние на позицию кон-

    грессменов, которые на протяжении 1841—1852 гг. действовали «в рам-

    ках стабильной и широкомасштабной системы национальных партий»

    (виги — демократы) 79. Даже во время острой борьбы в конгрессе по во-

    просу о расширении границ рабства в 1843—1848 гг. («поправка Уилмо-

    та», война с Мексикой и т. д.) рядовые члены все еще сохраняли лояль-

    ность в отношении своей партии80.

    В новых условиях открытой конфронтации между сторонниками и

    противниками рабства партия вигов, объединявшая в своих рядах про-

    мышленников Севера и часть плантаторов Юга, оказалась уже нежизне-

    способной. Попытки партийного руководства сохранить ее единство были

    тщетными, и недавно могущественная вигская партия переживала в пер-

    вой половине 50-х годов процесс распада. Главной причиной являлась

    капитуляция вигов перед рабовладением, выразившаяся в признании ком-

    промисса 1850 г.

    Президентские выборы 1852 г. стали для вигов последними. На нацио-

    нальном съезде в Балтиморе 16—21 июня они выдвинули кандидатом в

    президенты У. Скотта, больше полагаясь на его военную славу, приобре-

    тенную в войне с Мексикой, чем на популярность своей избирательной

    программы. В ней провозглашались традиционные требования «внутрен-

    них улучшений», принятия протекционистского тарифа и т. д. В отноше-

    нии рабства заявлялось, что партия целиком и полностью поддерживает

    закон о беглых рабах81. Сторонники антирабовладельческих взглядов по-

    кинули съезд. Отсутствие популярного лозунга о гомстедах вызвало

    разочарование многих избирателей. Глубокие противоречия между се-

    верным и южным крылом вигов ослабляли партию изнутри и вели ее к

    развалу.

    Основным оплотом политического господства рабовладельцев продол-

    жала оставаться демократическая партия. В классовом отношении она

    представляла союз плантаторов, большей части фермеров и фритредер-

    ской буржуазии. На выборах президента в 1852 г. демократы выдвину-

    ли требование прекратить всякую агитацию по вопросу о рабстве и ока-

    зать полную поддержку компромиссу 1850 г. Они также выступили про-

    тив национального банка, политики протекционизма, осуществления

    программы «внутренних улучшений» за счет государства. Демократам

    удалось одержать решительную победу на выборах. Их кандидат генерал

    Ф. Пирс собрал 1601117 голосов избирателей и 254 выборщиков,

    У. Скотт соответственно — 1 385 453 и 4282.

    Несмотря на достигнутый успех, положение демократов не было до-

    статочно прочным. В этой партии также происходили подспудные про-

    цессы, подготовившие ее раскол в 1860 г. В 1848 г. от нее отделились

    так называемые барнбернеры, или независимые демократы, сторонники

    нераспространения рабства на новые территории. Объединившись с ан-

    тирабовладельческими вигами и аболиционистами из Партии свободы, они

    образовали партию фрисойлеров, выдвинувшую на выборах 1852 г. своего

    кандидата в президенты Д. Хейла. В избирательной платформе этой пар-

    тии центральным пунктом было требование ограничения рабства сущест-

    вующей территорией и принятие закона о гомстедах83. Появление треть-

    их партий (фрисойлеры, нативисты, Партия свободы) свидетельствовало

    о начавшемся кризисе и развале «второй двухпартийной системы».

    В стране шла перегруппировка классовых и партийных сил — процесс,

    который неуклонно вел к формированию «третьей двухпартийной си-

    стемы»  (республиканцы — демократы).

    Развал партии вигов дал толчок росту Американской партии, или

    партии «ничего не знающих» (нативисты), основанной еще в 1843 г. в

    штате Нью-Йорк. Ее существование вначале являлось тайной, и члены

    на вопрос о своей деятельности были обязаны отвечать: «Я ничего не

    знаю». Партия возникла на основе деятельности таких шовинистических

    организаций, как «Орден объединенных американцев», «Орден усеянного

    звездами знамени», «Орден сыновей 1776 г.» и др., устроенных по прин-

    ципу масонских лож. Она принимала в свои ряды только «100-процент-

    ных американцев» и главной целью ставила борьбу против иммигрантов,

    особенно ирландцев-католиков. Нативисты добивались установления сро-

    ка натурализации иностранцев в 21 год и недопущения их на государ-

    ственные должности. Устраивались крикливые  антикатолические демон-

    страции, громились церкви, дома и клубы иммигрантов.

    В середине 50-х годов Американская партия добивается определенных

    политических успехов. В ее ряды попала часть американских рабочих,

    опасавшихся наплыва иммигрантов, снижавшего уровень заработной

    платы. За этническими и религиозными противоречиями вполне отчетли-

    во прослеживались социальные. Ирландские католики-иммигранты, как

    правило, оказывались низкооплачиваемыми неквалифицированными ра-

    бочими, тогда как коренные американцы-протестанты в большинстве слу-

    чаев    представляли    обеспеченные    слои    американских   трудящихся84.

    Партия привлекла к себе представителей собственнических классов,

    недовольных «высокими» налогами на содержание тюрем и домов для

    бедных, обитателями которых чаще всего становились иммигранты. Бур-

    жуазию сближала с этой партией глубокая враждебность к радикальным

    идеям, которые привозили с собой участники революций 1848 г. К на-

    тивистам примкнули многие фермеры, не желавшие усиления конкурен-

    ции в приобретении земельных участков на Западе. Привлекало их к этой

    партии  и   то,   что   она   выступала   за   принятие   закона   о   гомстедах.

    В современной американской историографии при объяснении успе-

    хов нативистов существует тенденция преуменьшить значение вопроса

    о рабстве и других общенациональных проблем (тариф, гомстед и др.)

    и заменить их конфликтами между протестантами и католиками, корен-

    ными американцами и иммигрантами, ввести «этно-культурное» объясне-

    ние политической борьбы. Такой подход оказывается применительно к

    50-м годам явно неприемлемым и недостаточным. Даже в период своего

    наибольшего влияния во время партийной перестройки и развала старой

    партийной системы в 1854—1856 гг. нативисты не смогли стать ведущей

    политической силой, а после выборов 1856 г. постепенно распались и пре-

    кратили свою деятельность85.

    Основной линией водораздела в новой партийной системе стали не ре-

    лигиозные взгляды и не национальная принадлежность или время пере-

    езда в Америку, а вопрос о рабстве ж необходимости свержения власти

    рабовладельческой олигархии. Очень четко эту мысль выразила влиятель-

    ная аболиционистская газета «Нэшнл ира», призывавшая 5 мая 1854 г.

    забыть старые споры, предрассудки и партийные привязанности и «как

    один человек объединиться для восстановления свободы и свержения вла-

    сти рабовладельцев». Активно выступая против рабства, за систему сво-

    бодного труда, эта газета, как и «Нью-Йорк дейли трибюн», много сдела-

    ла для сплочения борцов против рабовладельческой олигархии.

    Главным центром притяжения всех сил, недовольных засильем рабо-

    владельческой олигархии, стала новая, республиканская партия, пред-

    ставлявшая собой широкую коалицию демократических групп страны под

    руководством промышленной буржуазии Севера. Она объединила значи-

    тельную  часть   фермерства   и  рабочих,   шедших  ранее   за  демократами.

    В новую партию влились представители мелкобуржуазных слоев и интел-

    лигенции. Создание ее происходило в обстановке кризиса и раскола ста-

    рых партий. В ее состав вошли виги, нативисты, фрисойлеры, демократы,

    аболиционисты.

    Основание новой партии было связано с широким народным движе-

    нием протеста против билля Канзас — Небраска, который, по словам

    Г. Грили, нанес смертельный удар по спокойствию и благодушию севе-

    рян. 28 февраля 1854 г. в небольшом городке Рипон (штат Висконсин)

    состоялся митинг, на котором впервые было заявлено о создании новой

    организации. Руководил митингом А. Бовэй, известный деятель рабочего

    движения. Собравшиеся единодушно одобрили резолюцию, в которой го-

    ворилось: «Если билль Канзас — Небраска будет принят, то это уничто-

    жит старые партийные организации и создаст новую партию на единст-

    венной основе нераспространения рабства» 86.

    На следующем собрании, 20 марта, был избран комитет новой пар-

    тии, состоявший из трех вигов, одного фрисойлера и одного демократа.

    Бовэй предложил назвать новую организацию республиканской. Впослед-

    ствии он писал: «Мы собрались на небольшом митинге — виги, фрисойле-

    ры и демократы. Мы ушли с него республиканцами, и мы были первыми

    республиканцами в Союзе» 87.

    Летом 1854 г. был созван конвент новой партии в Саратога-Спрингс.

    В принятой платформе говорилось, что свобода и рабство не могут су-

    ществовать на одной земле, поэтому республиканцы выступают против

    билля Канзас — Небраска и требуют недопущения распространения раб-

    ства на новые территории. На выборах в конгресс в 1855 г. республи-

    канцы одержали значительную победу: в палате представителей они име-

    ли 108 мест, демократы — 83, нативисты — 43. Состав палаты отразил

    рост влияния как республиканцев, так и нативистов. Развернувшаяся в

    нижней палате борьба по вопросу об избрании спикера продолжалась два

    месяца и свидетельствовала об углублении политического кризиса. Лишь

    после 133 туров голосования был избран сторонник антирабовладельче-

    ских взглядов Н. Бэнкс.

    Сама логика событий в стране в середине 50-х годов вела к краху

    второй партийной системы и ее коренной перестройке уже на новой, сек-

    ционной основе. И дело было не только в том, что партия вигов потерпе-

    ла полный крах, что новая республиканская партия была по преимущест-

    ву партией Севера, в которой объединились противники рабства среди

    промышленной буржуазии, фермеров и рабочих, но и в том, что правя-

    щая демократическая партия, ранее имевшая общенациональное влияние,

    стала выражать главным образом интересы Юга.

    На протяжении более 20 лет (с 1834 по 1854 г.) между конгрессме-

    нами-демократами, представлявшими северные и южные штаты, сущест-

    вовало относительное равенство. В 1853—1855 гг. в конгрессе 33-го созы-

    ва число северных демократов (91) даже превышало число южных (67).

    В середине 50-х годов произошло резкое падение влияния демократов,

    в результате чего число северных демократов упало до 25, а на Юге —

    до 6388. Четкое понимание существа партийной перестройки обнаружил

    У. Сьюард в речи 21 октября 1856 г. Главную причину краха партии

    вигов, дезорганизации демократов и, наконец, возникновения республи-

    канской партии опытный государственный деятель усматривал в конф-

    ликте «двух полностью антагонистических систем» — «системы свободно-

    го труда с равным и всеобщим избирательным правом, свободой слова,

    мысли, действий и системы рабства с неравноправными выборами, обеспе-

    чиваемыми произвольными, деспотическими и тираническими зако-

    нами» 89.

    В феврале 1856 г. в Питтсбурге состоялся национальный конвент рес-

    публиканцев, посвященный проблеме участия партии в предстоявших

    президентских выборах. На нем были представители всех свободных шта-

    тов, а также Мэриленда, Кентукки, Миссури, Виргинии и Южной Кароли-

    ны. Был образован национальный республиканский комитет во главе с

    нью-йоркским банкиром Э. Морганом. Комитет обратился с воззванием

    «К народу Соединенных Штатов», в котором приглашал принять уча-

    стие в подготовке к предстоявшим президентским выборам и прислать

    делегатов на общереспубликанский съезд по выдвижению кандидата в

    президенты90.

    Съезд собрался в Филадельфии в июне 1856 г. Кандидатом на пост

    президента был выдвинут 43-летний Джон' Фримонт, вице-президента —

    В. Дэйтон. Дж. Фримонт был крупным землевладельцем и известным пу-

    тешественником, совершившим пять экспедиций на Дальний Запад. Он

    проводил топографические съемки в районе Скалистых гор, и одна вер-

    шина была названа в его честь. Калифорния избрала его своим предста-

    вителем в сенат США. «Фримонт,— отмечал К. Маркс,— кумир штатов

    Северо-Запада, создавших ему славу „pathfinder" (следопыта)» 91. Его вы-

    движение свидетельствовало о растущем влиянии этого района в нацио-

    нальной политике.

    Избирательная платформа республиканцев подтверждала верность

    принципам Декларации независимости, отстаивала право конгресса за-

    претить рабство на западных территориях. Она осуждала политику

    Ф. Пирса в отношении Канзаса и требовала принятия этого штата в

    Союз как свободного. В платформе содержались требования постройки

    трансконтинентальной железной дороги и осуществления программы

    «внутренних улучшений» 92. Однако она не содержала требований предо-

    ставления бесплатных участков земли нуждающимся и не выступала про-

    тив рабства и закона о беглых рабах.

    Несмотря на умеренный характер выдвигаемых требований, програм-

    ма республиканской партии потенциально представляла собой серьезную

    угрозу существованию рабства. К. Маркс писал, что «ограничение раб-

    ства пределами его старой территории должно было, согласно экономиче-

    скому закону,  привести к  его постепенному исчезновению, уничтожить

    политическую гегемонию, осуществляемую рабовладельческими штатами

    через сенат, и, наконец, подвергнуть рабовладельческую олигархию опас-

    ностям, угрожающим ей внутри ее собственных штатов со стороны «бе-

    лых бедняков». Своим принципом ... республиканцы... подсекали самый

    корень господства рабовладельцев» 93. Это понимали и сами рабовладель-

    цы. «Если Фримонт будет избран и введен в должность,— заявил губер-

    натор Виргинии Вайс,— существование рабства не продлится и 20 лет» 94.

    Конвент демократов собрался в Цинциннати 2—6 июня 1856 г. Он

    выдвинул кандидатами на пост президента известного политического де-

    ятеля и дипломата Джеймса Бьюкенена, вице-президента — Джона Бре-

    кинриджа. Платформа демократов требовала невмешательства конгресса

    в дела рабства, отрицала протекционизм и осуществление программы

    «внутренних улучшений» за счет государства.

    По всему Северу прошли многолюдные митинги за избрание Фримон-

    та под лозунгом «Свободная речь, свободный труд, свободный Канзас,

    Фримонт и Дэйтон». С тревогой взирали на рост народной активности

    представители демократической партии. В ее рядах оставались многие

    банкиры, судовладельцы, крупные купцы, опасавшиеся, что успех рес-

    публиканцев приведет к отделению Юга и разрушению их деловых свя-

    зей с плантаторами, пугало также и наличие радикальных элементов

    среди республиканцев. В Нью-Йорке был создан специальный комитет

    для финансирования избирательной кампании демократов. На тайных со-

    вещаниях представителей деловых кругов вносились значительные суммы

    денег, чтобы нанести поражение республиканцам. Общий вклад, выделен-

    ный банкирами Уолл-стрит в пользу демократов, оценивался прессой в

    150 тыс. долл.

    Победу на президентских выборах одержали демократы. За Бьюкене-

    на проголосовали 1838169 человек и 174 выборщика, за Фримонта—

    1341264 человека и 114 выборщиков. Кандидат нативистов М. Филмор

    собрал 874534 голоса и всего 8 выборщиков. Победа демократов, одна-

    ко, не была подавляющей. За Фримонта высказались 11 свободных шта-

    тов 95. Выборы 1856 г. показали, что в лице республиканской партии

    промышленная буржуазия приобрела мощное оружие в борьбе за власть

    в государстве. Завоевание политического господства становилось ее глав-

    ной целью. «...Север накопил достаточно энергии,—писал К. Маркс,—

    чтобы исправить те ошибки, которые были под давлением рабовладельцев

    совершены в течение полувека в истории Соединенных Штатов, и чтобы

    заставить страну вернуться к подлинным принципам своего развития» 96.

    Глубину противоречий, раскалывающих американское общество, ясно

    понимали наиболее дальновидные политические деятели в самих Соеди-

    ненных Штатах. «Это неотвратимый конфликт между противоположны-

    ми силами,— отмечал У. Сьюард.— Он означает, что США рано или позд-

    но должны стать полностью рабовладельческой или свободной страной...

    Существование этого великого факта делает все достигнутые ранее ком-

    промиссы бесполезными и иллюзорными» 97.

    Выступая в Спрингфилде 16 июня 1858 г., А. Линкольн — кандидат

    oт республиканской партии на выборах в сенат — произнес знаменитые

    cлова о том, что «дом, разделенный надвое, не может устоять», что пра-

    вительство США не может оставаться наполовину рабовладельческим,

    наполовину свободным. Поэтому неизбежна реорганизация всего Союза

    либо на основе рабства, либо на основе свободного труда98.

    Углублению противоречий в стране способствовал мировой экономи-

    ческий кризис 1857 г. Резко сократился объем промышленного производ-

    ства, закрывались фабрики, заводы, шахты. В передовой статье «Нью-

    Йорк дейли трибюн» от 3 декабря 1857 г. говорилось: «Не только круп-

    ные хлопчатобумажные фабрики, но и производство шляп, одежды, обуви

    и т. д. находится в состоянии глубокого кризиса. Никогда еще не было

    столько бездействующих или работающих неполное время предприятий».

    Кризис затронул и сельское хозяйство. Та же газета отмечала: «Фер-

    меры, как класс, находятся в глубокой депрессии... Снижение цен на

    хлопок и шерсть... дошло до 25%, и еще сильнее... снизились цены на

    cкот и лошадей. За зерно производитель получает не больше половины

    цены, которую получал 18 месяцев назад. На Западе падение цен на зер-

    но составляет 60—70%, и мало надежд на быстрое и значительное улуч-

    шение». Резко возрос государственный долг: с 45 млн. долл. в 1857 г. до

    90 млн. в 1861 г., т. е. за четыре года он удвоился. Число безработных

    в Филадельфии в октябре 1857 г. составляло 36 тыс., Нью-Йорке —

    40 тыс., по всей стране — 200 тыс."

    Неимоверные страдания кризис принес трудящимся, обострив классо-

    вую борьбу в стране. В Нью-Йорке, Филадельфии, Вильямсберге, других

    городах проходили многотысячные демонстрации и митинги безработных.

    «Мы хотим работы, а не благотворительности»,— заявляли рабочие.

    Маркс отмечал: «В Америке рабочее движение стало играть заметную

    роль лишь с 1857 года»100. Нередко выступления безработных заканчи-

    вались столкновениями с полицией. Усиливалось стачечное движение.

    В 1858 г. серьезные волнения происходили около Бруклина, на строитель-

    стве ирригационных сооружений. Помощник шерифа, пытавшийся наве-

    сти порядок, был ранен. Против рабочих выступила полиция. В результа-

    те несколько человек были убиты. Серьезные столкновения между ста-

    чечниками и полицией произошли в г. Элизабетпорт. Рабочие кидали в

    полицейских камни, а те открыли огонь. Были убиты 20 человек 101.

    Важным элементом назревания неотвратимого конфликта являлась

    борьба самих негров-рабов против бесчеловечной эксплуатации. В 1856 г.

    пo всему Югу прокатывается волна негритянских восстаний. Волнения

    охватили многие южные штаты: Кентукки, Арканзас, Теннесси, Мисси-

    сипи, Луизиану, Алабаму, Джорджию, Флориду, Южную и Северную Ка-

    ролины 102. Большой заговор рабов (до 300 участников) был раскрыт в

    Теннесси. Они планировали нападение на г. Эльдорадо. Луизианская га-

    зета писала о заговоре рабов в районе г. Сент-Мартин, в котором уча-

    ствовало несколько белых, помогавших неграм достать оружие.

    Волнениями был охвачен г. Франклин. У рабов было найдено 24 ружья

    и два бочонка с порохом. 15 негров были убиты. Расправа над подозре-

    ваемыми в заговоре рабами была произведена в районе г. Дувер

    (на р. Камберленд). Многие были арестованы, И повешены, белый, уча-

    ствовавший в заговоре, засечен насмерть   (900 ударов плетью).  В ряде

    ОТРЯД ДЖОНА БРАУНА ОБОРОНЯЕТСЯ В ХАРПЕРС-ФЕРРИ

    южных штатов вводилось патрулирование и поголовное вооружение всех

    белых жителей103. Серьезную тревогу у плантаторов вызывали волнения

    негров-рабочих в районе железоделательных промыслов (на реках Тен-

    несси и Камберленд), где были заняты 8—10 тыс.

    Новый толчок движению против рабства дало восстание под руковод-

    ством Джона Брауна, оказавшее огромное влияние на умы современни-

    ков. Беспримерное мужество и героизм, с которым 17 белых и 5 негров

    сражались в Харперс-Ферри (штат Виргиния) с отрядами рабовладель-

    цев и регулярных войск, произвели большое впечатление даже на их вра-

    гов. Восстание началось 16 октября 1859 г. Первые сведения о нем появи-

    лись в газетах на следующий же день. Заголовки газет гласили, что

    город и арсенал захвачены аболиционистами и рабами. Остановлено дви-

    жение на железной дороге. Для подавления восстания двинуты войска.

    «Вот он неотвратимый конфликт Сьюарда, Смита, Гиддингса в дейст-

    вии,— писала газета штата Огайо.— Кто несет ответственность за Хар-

    перс-Ферри? Разумеется, не Браун, ибо он просто сумасшедший. Несут

    ответственность те, кто своим поощрением и денежной помощью прину-

    дили его взяться за оружие, чтобы провести в жизнь свои безумные

    планы — это   они  обязаны   ответить   перед   страной   и   перед   миром»104.

    New York Daily Tribune, 1856, Oct. 23, Dec. 9—12.

    Ibid., 1859, Oct. 20; Craven A. The Coming of the Civil War. Chicago, 1957, p. 408—

    409.

     

    392

     

    II. ПУТИ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА

     

    III

     

     

     

    «Фанатик», «сумасшедший», «безумец» — таков был приговор

    Дж. Брауну большинства американских газет, политических деятелей, да

    и многих последующих историков. Среди тех, кто встал на защиту ге-

    роя, были Р. У. Эмерсон, Г. Д. Торо, Ф. Дуглас, У. Филлипс, У. Л. Гар-

    рисон...

    30 октября 1859 г. Г. Д. Торо созвал набатом жителей Конкорда и

    произнес пламенную речь в  защиту капитана Джона Брауна. Торо от-

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 100      Главы: <   55.  56.  57.  58.  59.  60.  61.  62.  63.  64.  65. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.