2. АНТИРАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ. ВОЙНА В КАНЗАСЕ - ИСТОРИЯ США. Т.1 - Автор неизвестен - История США - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 100      Главы: <   53.  54.  55.  56.  57.  58.  59.  60.  61.  62.  63. > 

    2. АНТИРАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ. ВОЙНА В КАНЗАСЕ

    Годы, предшествовавшие гражданской войне, характеризовались быст-

    рым нарастанием антирабовладельческого движения. В это критическое

    десятилетие борьба против рабства приобрела поистине народный харак-

    тер, охватив широкие слои населения северных штатов18. Ведущую

    роль в движении играли аболиционисты — сторонники немедленного

    уничтожения рабства и предоставления неграм политических прав.

    Организационно движение оформилось еще в начале 30-х годов. В декаб-

    ре 1833 г. было создано Американское антирабовладельческое общество.

    Его руководителями стали У. Л. Гаррисон, А. Таппан, Т. Велд,

    Дж. Смит и др. Наряду с этой организацией действовало Американское

    общество свободных цветных, образованное на негритянском конвенте в

    Филадельфии в 1830 г.

    В аболиционистском движении участвовали фермеры и ремесленни-

    ки, городская мелкая буржуазия, рабочие, интеллигенция. Хотя в або-

    лиционизме возникли различные течения — от умеренных сторонников

    реформ до защитников революционных методов, всех их объединяла

    ненависть к рабству и стремление содействовать его скорейшему уничто-

    жению. Ведущим печатным органом была еженедельная газета «Либе-

    рейтор» («Освободитель»), издаваемая У. Л. Гаррисоном. В первом но-

    мере, вышедшем 1 января 1831 г., он заявлял, что будет отстаивать

    немедленное освобождение всех порабощенных. «Я буду суров, как прав-

    да, и непреклонен, как правосудие... Я буду честен, не буду увиливать,

    не буду прощать. Я не отступлю ни на дюйм, и я буду услышан» 19.

    Несмотря на травлю и преследования со стороны защитников рабст-

    ва 20, движение аболиционистов росло и набирало силу. В 1840 г. на-

    считывалось уже 2 тыс. различных обществ, в которых участвовали

    250 тыс. человек. В том же году была создана первая политическая

    организация аболиционистов — Партия свободы. Впоследствии она вошла

    в состав партии фрисойлеров 21.

    В 40-е годы движение несколько ослабло в связи с расхождениями

    между умеренными и радикалами. Толчком к его активизации явилось

    проведение в жизнь закона о беглых рабах 1850 г. По всему Северу

    проходили массовые митинги, на которых выступали ораторы-аболицио-

    нисты. Во многих городах создавались «комитеты бдительности», поста-

    вившие целью помощь беглым ра-

    бам. Конгресс был засыпан пети-

    циями против ненавистного зако-

    на 22.

    УИЛЬЯМ ЛЛОЙД ГАРРИСОН

    Резко осуждали этот закон пе-

    редовые деятели американской

    культуры. Философ Р. У. Эмерсон

    записал в дневнике: «...подумать

    только, этот грязный закон принят

    в XIX в. людьми, умеющими чи-

    тать и писать. Клянусь небом,

    я не стану выполнять его»23.

    Историк и писатель Р. Хилдрет

    заклеймил компромисс 1850 г. в

    романе «Белый раб»: «Пусть ни-

    кто не поддается обману, когда

    при нем произносят эти полные

    лжи слова: „свободные штаты".

    Это название северных штатов не

    имеет под собой никакого основа-

    ния... Почтенные граждане свобод-

    ных штатов сами не владеют ра-

    бами — о, разумеется, нет. Раб-

    ство, по их словам,— это чудовищ-

    ная жестокость. У них нет рабов,

    и они довольствуются ролью сыщиков и полицейских, помогающих ра-

    бовладельцам» 24.

    Чудовищная охота за людьми, санкционированная законом, вызвала

    не только моральное осуждение, но и горячее стремление бороться. Воз-

    главили эту борьбу аболиционисты. В одной из резолюций, принятых в

    1851 г. Американским антирабовладельческим обществом, записано:

    «Что касается закона о беглых рабах, то мы проклинаем его, мы плю-

    ем на него, мы попираем его ногами» 25.

    Упоминавшийся Т. Паркер заявлял, что, хотя он и не сторонник на-

    силия, тем не менее готов сделать все, что в его силах, «чтобы освобо-

    дить любого беглого раба из рук любого чиновника, который попытает-

    ся вернуть того в рабство» 26. В октябре 1850 г. Бостонский комитет

    бдительности, руководимый Т. Паркером, освободил из рук полицейских

    двух негров — Эллен и Вильяма Крафтов, а спустя четыре месяца —

    другого беглеца, по имени Шадра. В октябре 1851 г. в г. Сиракьюс

    (штат Нью-Йорк) 2 тыс. аболиционистов, возглавляемые священником

    С. Меем и лидером Партии свободы Дж. Смитом, напали на здание суда

    и силой освободили беглого раба Д. Макгенри. Ему помогли перепра-

    виться в Канаду. День освобождения Макгенри было решено отмечать

    ежегодными митингами. Сопротивление закону о беглых рабах на Севе-

    ре приняло широкий размах. В г. Кристиана (штат Пенсильвания) дело

    дошло до вооруженного столкновения с агентами рабовладельцев, в ходе

    которого было убито несколько охотников за беглыми рабами.

    Под давлением плантаторов правительство стремилось во что бы то

    ни стало проводить новый закон в жизнь. В апреле 1851 г. в Бостоне

    был арестован и возвращен в рабство Т. Симе. Для этого были исполь-

    зованы полиция и федеральные войска. В течение девяти дней они долж-

    ны были охранять здание суда от возмущенной толпы, пытавшейся ос-

    вободить Симса. Возвращение его в рабство рассматривалось рабовла-

    дельцами как крупная победа. Президент М. Филмор писал по этому по-

    воду Д. Вебстеру: «Поздравляю Вас и страну с триумфом закона в

    Бостоне» 27.

    Наиболее острым столкновением на почве закона о беглых рабах

    стало дело Антони Бернса, беглого раба из г. Алекзандрия (штат Вир-

    гиния). В мае 1854 г. он был схвачен властями на улицах Бостона.

    Аболиционисты выступили в защиту Бернса. В Фанейл-Холле состоялся

    массовый митинг, организованный У. Филмонтом, Т. Хиггинсоном и нег-

    ром Р. Моррисоном. Паркер, обращаясь к собравшимся, заявил: «Нет,

    господа, теперь это не город Бостон, каким он был прежде. Теперь это

    северный пригород Алекзандрии... Я слышал много раз приветствия и

    крики в честь свободы, но я не видел дел в ее защиту». Он говорил,

    что в Массачусетсе попраны все права человека и торжествует закон

    рабства. Заканчивая выступление, он призвал всех собраться вечером у

    здания тюрьмы, где был заключен А. Берне, и перейти от слов к делу.

    Митинг принял резолюцию, в которой указывалось, что, поскольку закон

    является несправедливым, никто не может заставить исполнять его.

    Вечером аболиционисты, возглавляемые Т. Хиггинсоном и негром

    Л. Хэйденом, предприняли попытку освободить А. Бернса, однако про-

    никнуть внутрь тюрьмы не удалось. В завязавшейся перестрелке был

    убит один из охотников за беглыми рабами и ранен Т. Хиггинсон. На

    место происшествия прибыл полицейский отряд, который арестовал уча-

    стников нападения.

    Неудачная попытка освобождения А. Бернса вызвала резкие нападки

    на аболиционистов со стороны рабовладельческой прессы. Газеты призы-

    вали к немедленной расправе с руководителями «мятежа». В город были

    введены войска. Массачусетс, как писала 6 июня 1854 г. «Нью-Йорк дей-

    ли трибюн», «был унижен бандой наемников федеральных властей и вы-

    нужден смотреть на то, как честь и достоинство республики втоптаны в

    грязь».

    По решению суда А. Берне был возвращен своему хозяину. 2 июня

    1854 г. его, закованного в цепи, провели по улицам Бостона к гавани

    и на правительственном судне отправили в Виргинию. Город оцепили

    войска. 22 роты местной милиции, четыре взвода моряков, артиллерий-

    ский дивизион федеральных войск США и городская полиция были при-

    влечены, чтобы обеспечить выполнение этого позорного акта, стоившего

    правительству 40 тыс. долл. Десятки тысяч жителей города участвовали

    в уличной демонстрации протеста против действий властей, на фасадах

    домов  висели приспущенные  в  знак  траура  национальные  флаги 28.

    Гневно заклеймил действия властей Г. Д. Торо в знаменитой речи

    «Рабство в Массачусетсе», произнесенной на аболиционистском митинге

    в годовщину праздника национальной независимости. «Беглый раб Бернc

    возвращен в рабство. Человек, имеющий такое же право на свободу, как

    и любой другой на земле Массачусетса, схвачен в этом штате ... закован

    в цепи и отправлен в безнадежное рабство. Народ этого штата воочию

    убедился, что закон является грубым и непростительным проявлением

    тиранической власти, преступным поруганием неотъемлемых прав чело-

    века». Торо призывал к борьбе за справедливость: «Нынешние времена

    не располагают к отдыху, мы израсходовали весь наследственный запас

    свободы. Если мы хотим спасти себя, нам надо бороться» 29.

    После возвращения А. Бернса в рабство легислатура Массачусетса

    приняла закон о личной свободе, фактически отменявший закон о бег-

    лых рабах. Он предусматривал различные наказания — от штрафа до тю-

    ремного заключения — за преследование беглых рабов, если их принад-

    лежность тому или иному хозяину не доказана. Подобные законы были

    приняты в Висконсине, Коннектикуте, Нью-Йорке, Огайо, Пенсильвании.

    В 50-е годы активизировалась деятельность так называемой «подзем-

    ной железной дороги», тайной аболиционистской организации, которая по-

    могала беглым рабам. У. Фостер назвал ее одним из наиболее замеча-

    тельных и эффективных средств борьбы против рабства30. По самым

    скромным данным, ежегодно члены этой организации переправляли в Ка-

    наду 800—1000 человек31. Легендарным «кондуктором подземки» стала

    негритянка Гарриет Табмен, которая сделала 19 «рейсов» на Юг и по-

    могла бежать 300 рабам. За ее голову рабовладельцы обещали 40 тыс.

    долл., но она была неуловима 32.

    Распространению антирабовладельческих настроений в стране содей-

    ствовала обличительная аболиционистская литература. Появился ряд про-

    изведений, составляющих славу американской культуры. В знаменитом

    романе «Хижина дяди Тома» Г. Бичер-Стоу воочию показала ужасы

    рабства тем, кто знал о нем лишь понаслышке. Сцены охоты на нег-

    ров, продажи с аукциона, бесчеловечных истязаний, описанные достовер-

    но, живо и ярко, пробуждали высокие нравственные чувства и ненависть

    к рабству.

    Защитники «особого института» пытались принизить значение книги,

    утверждая, что картины рабства, нарисованные писательницей, не соот-

    ветствуют действительности. В статье «Пагубная сентиментальность гос-

    пожи Стоу», появившейся в прорабовладельческом «Де Боуз ревью», за-

    являлось, что положение невольников намного лучше, чем могут вооб-

    разить себе читатели романа. В ответ на этот роман защитниками

    рабства было написано 14 специальных книг. Среди них: «Дядя Робин

    в своей хижине в Виргинии и дядя Том без хижины в Бостоне» Т. Пей-

    джа, «Хижина тетушки Филлис, или жизнь на Юге, какова она в дейст-

    вительности»  М. Истмен и др. В южных штатах роман «Хижина дяди

     

     

    Тома» был запрещен. Его распро-

    странение или чтение наказыва-

    лось высылкой из южных штатов

    или тюремным заключением. Так,

    свободный негр Сэмюэл Грин в

    Мэриленде за чтение его неграм

    был приговорен к 10 годам тюрь-

    мы 33.

    В 1853 г. Бичер-Стоу опубли-

    ковала документы к своей книге

    под заголовком «Ключ к ,,Хижине

    дяди Тома"» в 2 томах. На 800

    страницах были собраны много-

    численные документальные мате-

    риалы о невыносимых условиях

    жизни рабов, о произволе рабовла-

    дельцев и прямом покровительст-

    ве их злодеяниям со стороны

    церкви. Книга объективно подво-

    дила читателей к выводу о необ-

    ходимости революционного унич-

    тожения рабства.

    ГАРРИЕТ ТАБМЕН

    Острая полемика по пробле-

    мам рабства стала характерной

    чертой этого периода. Аргументы

    рабовладельцев не отличались

    разнообразием. Искажая факты,

    они стремились представить раб-

    ство в виде благодетельной си-

    стемы для негров. «Де Боуз ревью»

    в  статье   «Благодеяния   рабства»

    писала, что положение рабов лучше, чем любого другого трудящегося

    класса в мире. Между плантаторами и их рабами существуют отношения

    патернализма. «Работа на плантации является здоровой и наиболее вос-

    хитительной разновидностью ручного труда»,—заявляла газета34.

    Главный аргумент плантаторов, который У. Фостер назвал «убийст-

    венной параллелью», заключался не столько в защите рабства, сколько

    в нападках на систему наемного труда. Сенатор из Южной Каролины

    Дж. Хаммонд заявлял: «Различие между нами заключается в том, что

    мы нанимаем рабов пожизненно и хорошо компенсируем их труд: они не

    голодают, не попрошайничают, не знают безработицы... Вы же нанимае-

    те поденщиков, о которых не заботитесь и труд которых плохо компен-

    сируется, что можно наблюдать в любой час, на любой улице ваших го-

    родов. Вы можете встретить в Нью-Йорке за один день больше нищих,

    чем за всю жизнь на Юге» 35.

    Защите рабовладельческой системы были посвящены книги виргин-

    ского плантатора Дж. Фитцхью «Социология для Юга, или Банкротство

    свободного общества» (1854) и «Каннибалы все, или Рабы без хозяев»

    (1857). В этих книгах, насквозь пронизанных белым шовинизмом и ра-

    сизмом, негры изображались как существа низшего порядка, неспособ-

    ные самостоятельно жить и мыслить. Идеализируя отношение плантато-

    ров к рабам, он сравнивал их с отношением родителей к детям. Фитц-

    хью утверждал, что «негры-рабы на Юге — счастливейшие и в некотором

    смысле свободнейшие люди в мире». На Юге нет нищеты, безработицы,

    т. е. тех социальных болезней, от которых страдает Север. Он уверял

    читателей, что социальная и политическая система свободного общества

    негуманна, неразумна и неудовлетворительна, ее следует заменить,

    и призывал создать сильное правительство, которое распределило бы

    государственные земли между собственниками, а безземельных и безра-

    ботных закрепило на этих участках в качестве пожизненных арендато-

    ров.

    Более того, для защиты рабовладения Фитцхью использовал доволь-

    но популярные в то время социальные теории, особенно Фурье, совер-

    шенно искажая их смысл. Он даже заявлял, будто рабовладельческая

    плантация — готовая ячейка социализма. «Южная ферма представляет

    собой нечто вроде акционерного общества с объединенной ответственно-

    стью, или социальной общины, куда хозяин вкладывает капитал и зна-

    ния, а рабы — свой труд, причем доходы делятся не в соответствии с

    вкладом каждого, а в соответствии с потребностями и нуждами отдель-

    ных личностей» 36.

    Идеология защитников рабовладения нашла распространение не толь-

    ко на Юге, но и в свободных штатах. «Существует большая группа га-

    зет и столько же политиканов на Севере, которые открыто признают

    себя подлинными выразителями южного общественного мнения и прин-

    ципов „особого института"» 37. Это объяснялось наличием тесных деловых

    связей между буржуазией Севера и плантаторами Юга. Один нью-йорк-

    ский купец цинично заявил аболиционисту С. Мею: «...мы не дураки,

    чтобы не знать, что рабство — величайшее зло и величайшая несправед-

    ливость... Но большая часть собственности южан инвестируется в

    него, и бизнес Севера так же хорошо, как и Юга, приспособлен к

    нему... Мы не можем позволить вам и вашим помощникам пытаться

    уничтожить рабство. Для нас это дело не принципа, а необходимости» 38.

    Противники рабства стремились показать преимущества свободного

    труда над рабским, убедить плантаторов в необходимости отмены «осо-

    бого института». Не случайно поэтому противники рабства придавали

    большое значение книге X. Хелпера «Неминуемый кризис Юга», вышед-

    шей в 1857 г. Около восьми месяцев потребовалось автору, чтобы найти

    издателя, который согласился бы выпустить книгу, содержащую уничто-

    жающую критику рабовладельческой системы. Произведение Хелпера яв-

    лялось острым аболиционистским документом, требующим освобождения

    рабов без какой-либо компенсации плантаторам.

     

    Особое внимание уделялось положению так называемых белых бед-

    няков. Мелкие хозяйства Юга не могли конкурировать с крупными рабо-

    владельческими плантациями и неизбежно разорялись. Большая часть

    фермеров, насчитывавших вместе с семьями 6 млн. человек, преврати-

    лась в белых бедняков, над которыми, как и над рабами, безраздельно

    господствовала рабовладельческая элита. «Как правило,— писал Хел-

    пер,— к белым беднякам относятся с меньшим уважением, чем к нег-

    рам, и хотя положение последних настолько ужасно, что не поддается

    описанию; положение подавляющего большинства первых неизмеримо

    хуже... Нищета, невежество, суеверие — вот главные черты тех белых

    бедняков, которые не владеют рабами. Многие из них достигают зрелого

    возраста и проходят свой жизненный путь, никогда не имея и 5 долла-

    ров в кармане» 39.

    Книга Хелпера получила самое широкое признание. На Севере было

    продано около 3 млн. экземпляров. Несколько тысяч отправили на Юг.

    Но плантаторы понимали, какое сильное оружие в руках их врагов

    представляла эта книга. «Рабовладельцы грозят линчевать любого, кто

    отважится распространять книгу Хелпера среди белых бедняков»,—

    отмечали современники. Все экземпляры, обнаруженные отрядами по ох-

    ране порядка на Юге, немедленно сжигались 40.

    Идеологи рабства сразу же попытались" опровергнуть точку зрения

    Хелпера. На Юге появился ряд сочинений под красноречивыми заго-

    ловками: «Обзор и опровержение „Неминуемого кризиса" X. Хелпера»

    (Дж. Биб); «Анатомированный „Неминуемый кризис" Хелпера»

    (С. Вольф); «Южное богатство и северные доходы» (Т. Кеттел). Но оп-

    ровергнуть выводы Хелпера и помешать распространению его книги не

    удалось. «Книга везде встречена с энтузиазмом противниками рабства,—

    писала 26 декабря 1859 г. „Нью-Йорк дейли трибюн".— Мы радуемся это-

    му в уверенности, что нынешнее столетие будет свидетелем смерти не-

    гритянского рабства».

    Видную роль в идейной борьбе против рабства сыграл Р. Хилдрет.

    В 1852 г. выходит его роман «Белый раб, или Записки беглеца», пред-

    ставлявший энциклопедию американской жизни. Автор отстаивал необхо-

    димость революционной борьбы против рабства. Он первым в американ-

    ской литературе создал образ негра-бунтаря. Его несомненной заслу-

    гой являлась критика общественного строя США, показывавшая, что в

    стране нет никаких реальных свобод: ни печати, ни слова, ни личной

    свободы белых граждан. Хилдрет осуждал также и христианство как

    религию, покровительствующую рабовладельцам. «Будет ли Америка тем,

    чем мечтали сделать свою страну отцы-основатели ее независимости —

    подлинной демократией, основанной на утверждении прав человека?

    Или ей суждено выродиться в несчастную республику... возглавляемую

    кучкой рабовладельцев-линчевателей, для которых не существует иного

    закона, кроме собственной прихоти и произвола?» 41

    Такой вопрос волновал не только писателя, но и все американское

    общество. Книга была переведена на многие иностранные языки и зани-

     

    мала второе место после «Хижи-

    ны дяди Тома» по своей популяр-

    ности.

    В 1854 г. выходит второе из-

    дание памфлета Хилдрета «Дес-

    потизм в Америке», представляв-

    шего собой полемику с книгой

    А. де Токвиля «О демократии в

    Америке». Центральной идеей

    памфлета была мысль о несовме-

    стимости рабства и демократии.

    Деспотизм южной олигархии про-

    тивостоит северной демократии,

    борьба между ними неизбежна,

    и она неминуемо приведет к уни-

    чтожению рабства — такой вывод

    делал автор42. По словам аболи-

    циониста У. Филлипса, памфлет

    Хилдрета может быть «отнесен к

    выдающимся политическим про-

    изведениям разоблачающего харак-

    тера» 43.

    ФРЕДЕРИК ДУГЛАС

    Значительную роль в пропаган-

    де    антирабовладельческих    идей

    играла прогрессивная печать. Это прежде всего знаменитая «Либерейтор»

    У. Л. Гаррисона в Бостоне. 7 января 1847 г. в Вашингтоне вышел пер-

    вый номер газеты «Нэшнл ира», которая активно выступала за свобод-

    ную землю, свободного человека, свободный труд и свободную тор-

    говлю 44. Важную роль в антирабовладельческой борьбе играли из-

    дания Ф. Дугласа, бывшего беглого раба, ставшего одной из самых

    значительных фигур в истории аболиционизма, выдающимся оратором,

    блестящим публицистом и редактором, вождем негритянского народа.

    В 1847 г. он выпустил первый номер газеты «Норт стар» («Северная

    звезда»). Впоследствии она была преобразована в «Фредерик Дуглас

    пейпер» с эпиграфом: «Все права для всех» 45.

    Особо следует отметить роль газеты «Нью-Йорк дейли трибюн»,

    имевшей в 50-е годы общий тираж 300 тыс. экземпляров и являвшейся,

    по словам К. Маркса, наиболее влиятельной, ведущей американской га-

    зетой 46. Исследователь истории американской журналистики У. Блей-

    ер отмечал, что в период критического десятилетия с 1850 по 1860 г.

    «Трибюн» становится последовательным и стойким защитником антира-

    бовладельческих идей. «Никогда в американской журналистике ни один

    редактор и ни одна газета не имели такого влияния в стране, как из-

    датель Грили и его газета в это время» 47.

    5 августа 1852 г. «Трибюн» писала: «Мы рассматриваем рабство как

    величайшее моральное и социальное зло, как главный источник праздно-

    сти, грязи и порока всюду, где оно существует... Мы настаиваем на том,

    что оно является величайшей несправедливостью и что ни один человек

    не имеет права использовать другого как свое движимое имущество или

    продавать другого человека для своей собственной выгоды». Газета пуб-

    ликовала многочисленные факты жестокого обращения с рабами, причем

    приводились в основном сообщения из южных газет. В 1854 г. появляет-

    ся специальная рубрика «Факты рабства», в которой печатались письма

    и корреспонденции с Юга. Многие редакционные статьи выходили под

    заголовками «Правление террора».

    Законы Юга дополнялись, как известно, законом Линча, т. е. рас-

    правой без суда и следствия. Одним из способов поддержания системы

    террора и насилий было создание патрульных отрядов и «комитетов на-

    блюдения». На Юге была создана террористическая полувоенная органи-

    зация «Рыцари золотого креста», которая поставила своей целью бороть-

    ся за присоединение к США Мексики и других стран Латинской Аме-

    рики.

    Приведение подобных фактов, несомненно, способствовало усилению

    антирабовладельческих настроений в стране. Знакомясь с описаниями

    преступлений рабовладельцев, читатель должен был прийти к выводу,

    что рабовладельческая система в Америке является самой жестокой из

    всех когда-либо существовавших тираний. Причем рабовладельческий

    террор угрожал не только рабам, но и белым южанам. Для расправы с

    ними было достаточно одного подозрения в симпатиях к аболициони-

    стам.

    В ответ на усиление антирабовладельческой агитации плантаторы

    требовали ограничений свободы слова и печати, призывали конгресс из-

    дать закон, запрещавший обсуждать вопрос о рабстве.

    Как на Севере, так и на Юге велась травля аболиционистов в печа-

    ти. Например, «Нью-Йорк геральд» писала: «Кто дал право этим рели-

    гиозным маньякам собираться в нашем торговом городе с намерениями,

    осуществление которых привело бы его к разорению и положило бы ко-

    нец его процветанию? Наш вывод, продиктованный благоразумием и

    патриотизмом, гласит; эти собрания опасны и заведомо злонамеренны как

    по своему характеру, так и по целям... Недопустимо, чтобы кучка одер-

    жимых  присваивала   себе   право   формировать  общественное   мнение» 48.

    Продолжали раздаваться угрозы физической расправы, часто приво-

    дившиеся в исполнение. В Джорджии за голову У. Л. Гаррисона была

    обещана награда в 5 тыс. долл. Губернатор Алабамы требовал у нью-

    йоркского губернатора выдачи Т. Уильямса, сотрудника «Эмансипейтор».

    В Луизиане предлагалось вознаграждение в 50 тыс. талеров за поимку

    Артура Таппана, видного нью-йоркского аболициониста. Расправа на

    Юге с аболиционистами была быстрой и беспощадной. Но и на Севере

    банды громил, нанятые богатыми купцами и судовладельцами, часто

    устраивали нападения на аболиционистские собрания, покушения на

    жизнь отдельных аболиционистов.

    После принятия билля Канзас — Небраска антирабовладельческое

    движение в стране усилилось.  «Мотивы создания билля так же подлы,

    как низок и отвратителен сам закон. Билль является низким мошенниче-

    ством и актом политического бесчестия, самым чудовищным преступле-

    нием, отъявленным бесстыдством и наглостью»,— писала «Трибюн»

    26 мая 1854 г.

    Митинги, демонстрации протеста, многочисленные петиции в конгресс

    стали на Севере обычным явлением. Нередко их участники вздергивали

    на виселице изображение С. Дугласа. Дуглас говорил, что мог бы путе-

    шествовать по стране ночью, как днзм, настолько светло было от кост-

    ров, на которых сжигались его изображения. Страна, но определению сов-

    ременников, оказалась на грани гражданской войны.

    Рабовладельцы предпринимали решительные действия с целью не до-

    пустить в Канзас противников рабства. Газета миссурийского сенатора

    Д. Атчисона писала 22 августа 1855 г.: «Мы можем сказать нахальным

    негодяям из „Трибюн", пусть они изводят хоть океан чернил, их общест-

    ва помощи эмигрантам — посылают миллионы долларов, их представите-

    ли в конгрессе — разглагольствуют о своих еретических теориях вплоть

    до второго пришествия ... все равно мы будем продолжать линчевать и

    вешать, мазать дегтем и валять в перьях каждого аболициониста, кото-

    рый осмелится осквернить нашу землю» 49.

    Уже в конце 1854 г. в газетах Севера появились сообщения о напа-

    дении вооруженных миссурийцев на поселения скваттеров из свободных

    штатов. Противники рабства предлагали усилить приток эмигрантов с

    Севера и таким образом превратить Канзас в свободный штат. В 1854—

    1855 гг. возникало несколько организаций, ставивших целью помочь эми-

    грантам из свободных штатов. Это Массачусетская компания помощи

    эмигрантам во главе с Эли Тайером, Нью-Йоркская канзасская лига

    (Тадеуш Хиатт), Вашингтонское эмигрантское общество (Дж. Гуерич)

    и др. На земле Канзаса столкнулись два потока переселенцев: рабовла-

    дельческий и фермерский. Согласно переписи, проведенной в феврале

    1855 г., в Канзасе имелось 8500 человек белого населения, 152 свобод-

    ных негра и 192 раба. Примерно 2/з белых поселенцев представляли

    рабовладельцы пограничного штата Миссури, стремившиеся любыми ме-

    тодами добиться утверждения рабства в Канзасе.

    Обстановку в Канзасе ярко характеризовал корреспондент «Трибюн»

    Джеймс Редпас. Он писал, что когда поселенцы отправлялись на пашню,

    они всегда брали винтовки и собирались в группы по 5—10 человек,

    чтобы отразить постоянные нападения банд из Миссури, Алабамы и

    Джорджии. Охрану несли днем и ночью. Когда два человека встречались,

    держа в руках пистолеты, то вместо приветствия задавался вопрос: «За

    свободный штат или рабовладельческий?» Нередко вслед за ответом сле-

    довал выстрел 50.

    Первоначально сторонникам рабства удалось добиться значительных

    успехов. На выборах представителя территории в конгресс, состоявших-

    ся 29 ноября 1854 г., победил сторонник рабовладения миссуриец

    Дж. Витфилд. Это был результат активных действий миссурийцев, кото-

    рые «импортировали» избирателей в Канзас. В обстановке запугивания

    и  прямого  давления  на  фристейтеров   (сторонников  свободного  штата)

     

    банды вооруженных миссурийцев контролировали ход голосования на из-

    бирательных участках.

    В подобных же условиях проходили выборы в законодательное соб-

    рание территории 30 марта 1855 г. На них прибыли 5 тыс. вооружен-

    ных до зубов миссурийцев. Описание выборов в Лоренсе дает их очеви-

    дец: «Накануне выборов в Лоренс прибыли тысячи миссурийцев, все

    хорошо вооруженные ружьями, пистолетами, кинжалами, а один отряд

    даже притащил два орудия с картечью. Никто и не старался соблюсти

    хотя бы кажущуюся законность или справедливость» 51.

    Избранный миссурийцами законодательный орган территории исклю-

    чил из своего состава всех сторонников свободного штата. Он принял

    конституцию по образцу конституций южных штатов. Смертная казнь,

    каторжные работы и другие суровые меры наказания грозили за призыв

    рабов к восстанию, за распространение среди них аболиционистской ли-

    тературы, за помощь беглым и их укрытие, за другие преступления

    против собственности рабовладельцев. Сторонники свободного штата не

    признали эту конституцию, и борьба еще более обострилась.

    Война в Канзасе стала настоящим прологом к гражданской войне.

    В 1856 г. слово «Канзас» не сходило со страниц газет. Редакционные

    статьи Севера выходили под заголовками: «Новая гражданская война в

    Канзасе», «Политика пограничных разбойников», «Рабовладельческий

    закон в Канзасе», «Что можно сделать для свободного Канзаса». В фев-

    рале 1856 г. «Трибюн» и «Ивнинг пост» привели знаменитые слова свя-

    щенника Генри Бичера о том, что винтовка Шарпа в условиях Канзаса

    обладает не меньшей действенностью и моральной силой, чем сотня

    библий. С этого времени их стали называть «библией Бичера». «Винтов-

    ка Шарпа... является подлинным умиротворителем, когда имеешь дело с

    пограничными грабителями»,— писали фристейтеры 8 февраля 1856 г.

    комитету помощи свободного Канзаса.

    На Севере был организован сбор средств в помощь фристейтерам.

    16 июля 1856 г. «Трибюн» напечатала письмо из Пенсильвании под за-

    головком «Полмиллиона для Канзаса». В нем предлагалось каждому

    подписчику или читателю газеты внести по 1 долл., создав тем самым

    канзасский фонд «Трибюн». Уже к концу года общая сумма пожертво-

    ваний составляла 20 тыс. долл. 25 сентября 1856 г. «Трибюн» привела

    заявление сенатора от штата Массачусетс Ч. Самнера: «Я с интересом

    наблюдаю за вашим великолепным фондом помощи освобождению Кан-

    заса, сейчас оскверненного и втоптанного в грязь, израненного и порабо-

    щенного президентом США, действующим как орудие тиранической рабо-

    владельческой олигархии».

    В, мае 1856 г. миссурийцы совершили новое преступление. Они орга-

    низовали нападение на Лоренс, оплот фристейтеров. Дома поселенцев

    были разграблены и сожжены. Ущерб, причиненный поселку, оценивался

    в 200 тыс. долл. Разгром Лоренса вызвал волну протеста и возмущения

    на. всем Севере. 19 мая Ч. Самнер произнес в сенате блестящую речь

    «Преступление против Канзаса». Он назвал миссурийцев пиратами, вы-

    ступавшими под черным флагом, говорил о рабстве как отрицании прав

    человека и всех гражданских свобод. Самнер подчеркнул, что война в

    Канзасе носит не местный, а национальный характер52. Его смелая

    речь вызвала у рабовладельцев приступ ярости. 22 мая член палаты

    представителей П. Брукс внезапно напал на Самнера в здании конгрес-

    са и жестоко избил его. Суд приговорил Брукса к штрафу всего лишь

    в 300 долл.; его даже не исключили из состава палаты.

    В Чикаго, Нью-Йорке и других городах прошли митинги, на которых

    осуждались преступления рабовладельцев против Канзаса и избиение се-

    натора Самнера. Тут же происходил сбор денег и запись добровольцев

    в помощь фристейтерам. Газеты Севера писали в эти дни, что рабство

    еще раз показало всему миру свое истинное лицо, что оно является уг-

    розой свободе не только на земле Канзаса, но и на Севере, даже в сте-

    нах Капитолия. Именно рабство воспитывает жестоких людей вроде Ат-

    чисона или Брукса 53

    После разрушения Лоренса наступил период ожесточенных парти-

    занских действий. В ответ на продолжавшийся террор и насилия скват-

    теры создавали вооруженные отряды, самым известным из которых был

    отряд Джона Брауна, и наносили решительные удары по силам сторон-

    ников рабовладения. Федеральное правительство открыто встало на сто-

    рону рабовладельцев. Президент Пирс приказал федеральным войскам

    присоединиться к миссурийцам и, таким образом, исключить прибытие

    эмигрантов из свободных штатов. Пароходы с переселенцами были оста-

    новлены и винтовки Шарпа конфискованы.

    Однако даже активная поддержка правительства не могла ликвидиро-

    вать кризиса и заставить фристейтеров отказаться от борьбы. «Долгом

    сторонников свободного Канзаса,— говорилось в одном из писем, опубли-

    кованных 26 ноября 1856 г. в „Трибюн",— является сопротивление феде-

    ральным войскам и правительству в их деспотических действиях так же,

    как колонисты сопротивлялись английским войскам при Лексингтоне,

    Конкорде, Банкер-Хилле. Это должно быть сделано, иначе их порабоще-

    ние будет завершено».

    Решительное сопротивление свободных фермеров рабовладельческой

    колонизации имело огромное значение для решения вопроса о том, сво-

    бода или рабство восторжествует в Канзасе. Следующим этапом борьбы

    за Канзас стала, по словам К. Маркса, борьба посредством политиче-

    ских интриг в конгрессе 54 . Рабовладельческая олигархия стремилась

    принять Канзас в состав Союза с конституцией, одобрявшей рабство.

    Эта конституция, известная как Лекомптонская (по названию города,

    где ее приняли), была отвергнута большинством населения штата.

    «Нью-Йорк дейли трибюн» 31 декабря 1857 г. заявила, что Лекомптон-

    ская конституция насильственно навязывается большинству народа

    Канзаса жульнической диктатурой меньшинства и является нарушением

    основ демократии.

    В 1858—1859 гг. в конгрессе шло бесконечное обсуждение этой кон-

    ституции и вопроса о допущении Канзаса в Союз. Окончательно вопрос

    решился уже в январе 1861 г., когда в связи с сецессией большинством

    в сенате стали располагать республиканцы. Канзас был принят в Союз

    как свободный штат.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 100      Главы: <   53.  54.  55.  56.  57.  58.  59.  60.  61.  62.  63. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.