3. ОРЕГОН И КОНЦЕПЦИЯ «ПРЕДОПРЕДЕЛЕНИЯ СУДЬБЫ» - ИСТОРИЯ США. Т.1 - Автор неизвестен - История США - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 100      Главы: <   47.  48.  49.  50.  51.  52.  53.  54.  55.  56.  57. > 

    3. ОРЕГОН И КОНЦЕПЦИЯ «ПРЕДОПРЕДЕЛЕНИЯ СУДЬБЫ»

    С присоединением Техаса орегонская проблема выдвинулась на пер-

    вый план в экспансионистской программе администрации Полка. Этот

    политический курс активно поддерживали другие члены кабинета (ми-

    нистр финансов Уокер, морской министр Бэнкрофт, военный министр Мар-

    си, с некоторыми колебаниями — государственный секретарь Бьюкенен)

    и демократическое большинство конгресса.

    Программа экспансии была весьма полно и достаточно отчетливо из-

    ложена в президентском послании конгрессу 2 декабря 1845 г. Особое

    внимание в США и за их пределами привлек тот раздел этого простран-

    ного документа, который непосредственно перекликался с доктриной

    Монро и являлся в определенном смысле ее дальнейшим развитием. На-

    помнив принцип, сформулированный в свое время пятым президентом,

    Полк счел нужным «повторить и вновь подтвердить», что США не допу-

    стят захвата или колонизации какой-либо части Северной Америки евро-

    пейскими державами, а также не потерпят их вмешательства в дела этого

    субконтинента. Явно полемизируя с июньским заявлением французского

    министра иностранных дел Гизо, высказавшегося за сохранение «равно-

    весия сил» в Новом Свете и косвенно осудившего аннексию Техаса, пре-

    зидент подчеркнул, что, если какое-нибудь американское государство либо

    территория пожелает «объединиться с нашей конфедерацией», это нико-

    го, кроме обеих непосредственно заинтересованных сторон, не касается38.

    Конкретно в тот момент подразумевались Техас, Орегон и Калифор-

    ния. Об аннексии Техаса Полк упомянул кратко, как о свершившемся

    факте. Утверждая, будто Мексика признала его независимость, он зая-

    вил, что «она не имела ни права, ни оснований предписывать ограниче-

    ния в отношении формы правления, которую Техас после этого пожелал

    бы избрать»39. Президент информировал конгресс о принятых прави-

    тельством военных «мерах предосторожности» на случай враждебных дей-

    ствий с мексиканской стороны.

    Наиболее существенное значение имела та часть послания Полка, ко-

    торая относилась к Орегону. Сообщив о том, что после отклонения

    Англией предложений вашингтонского правительства переговоры зашли

    в тупик и в конце августа были прерваны, президент рекомендовал кон-

    грессу денонсировать соглашение 1827 г. и взять американских колони-

    стов в Орегоне под защиту США. «Не может быть никакого компромисса,

    на который Соединенным Штатам следовало бы согласиться,— заметил

    он, объявляя об отказе от  сделанного ранее компромиссного предложе-

    ния, и добавил: — Мы отстаиваем свои права на всю территорию Оре-

    гона» 40.

    Важным объектом экспансии США являлась также Верхняя Кали-

    форния, прямо не упоминавшаяся в президентском послании. Эта обшир-

    ная мексиканская провинция (а с 1824 г. одна из территорий Мексики),

    богатая полезными ископаемыми, к середине 20-х годов насчитывала

    примерно 23,5 тыс. жителей, из которых около 85% составляли индейцы.

    С начала XIX в. у ее берегов стали появляться суда американских и

    английских купцов, скупавших и выменивавших у местного населения

    шкурки калана (морской выдры). По мере того как пушные ресурсы

    истощались, с 20-х годов первое место в торговле стали занимать кожи,

    сало, продовольствие и топливо для китобоев, а в обмен с востока США

    доставлялись скобяные изделия, одежда, обувь, мебель и иные товары.

    Постепенно в Монтерее, Лос-Анджелесе и других пунктах Калифорний-

    ского побережья возникли небольшие селения купцов и лавочников, при-

    бывших морем из Новой Англии. Некоторые из них представляли круп-

    ные торговые фирмы восточных штатов. Обосновавшийся в Калифорнии

    с 1832 г. Томас Оливер Ларкин, по прозвищу «Бостонец», вел торговлю

    кожами, лесом, сахаром, спиртными напитками, промышленными изде-

    лиями по всему Тихоокеанскому побережью Америки, занимался ростов-

    щичеством.

    По следам первой крупной сухопутной экспедиции Джедедия Смита

    (1826—1828) на протяжении 30-х годов в Калифорнию с востока про-

    никали группы охотников за пушниной. Переломным моментом амери-

    канской колонизации Калифорнии явился 1841 год, когда часть партии

    переселенцев, двигавшейся по Орегонской тропе, повернула от верховьев

    р. Снейк на юго-запад и вышла в долину р. Сан-Хоакин. В 1843 г. там

    же появилось еще около сотни колонистов. Некоторые из них поселились

    в долине р. Сакраменто, где эмигрировавший в США швейцарец Джон

    Саттер основал колонию Новая Гельвеция. В 1841 г. он купил у рос-

    сийских властей крепость Росс. Большое значение для освоения Кали-

    форнии американцами имела экспедиция Джона Чарлза Фримонта, кото-

    рая, преодолев горные хребты Сьерры-Невады, в марте 1844 г. достигла

    Тихого океана.

    В 1845 г. по Калифорнийской тропе, ответвившейся от Орегонской,

    в долины Калифорнии прибыло около 250 человек. Американцы состав-

    ляли большинство среди иностранных колонистов, общая численность

    которых в течение первой половины 40-х годов возросла с 400 до 70041.

    Мало общаясь с местным населением, они держались обособленно и обыч-

    но даже не знали испанского языка, но тем не менее постоянно вмеши-.

    вались в борьбу различных политических группировок Калифорнии.

    Проявляя значительный интерес к отдаленной и слабо контролируе-

    мой мексиканскими властями территории, правительство США еще в

    период второго президентства Джексона пыталось купить хотя бы часть

    Калифорнии, включая гавань Сан-Франциско, но безуспешно. Столь же

    безрезультатными оказались попытки, предпринятые в этом направлении

    администрацией Тайлера. В октябре 1842 г. американские военные суда

    нод флагом командующего тихоокеанской эскадрой коммодора Джонса

    в связи с ложными слухами о начале войны между США и Мексикой

    оккупировали    Монтерей.    Вследствие    преждевременности    этой    акции

    инцидент был быстро ликвидирован, но он наглядно свидетельствовал о

    намерениях США в отношении Калифорнии. В их осуществлении нема-

    лую роль сыграл Ларкин, назначенный в 1843 г. консулом в Монтерее,

    а позднее и секретным агентом США в Калифорнии.

    Получив в конце мая 1845 г. сообщение о смещении (с помощью

    американцев) губернатора Калифорнии Мичельторены, правительство

    Полка, как указывалось, распорядилось, чтобы в случае возникновения

    войны с Мексикой военно-морские силы заняли важнейшие калифорний-

    ские порты. В середине года по инициативе морского министра Бэнкроф-

    та и сенатора Бентона военный департамент направил в Калифорнию

    хорошо снаряженную экспедицию (третью по счету) капитана Фримон-

    та42. В октябре-ноябре Ларкину ж Фримонту были посланы инструкции

    способствовать подготовке мятежа мексиканцев и американских колони-

    стов в целях отделения Калифорнии от Мексики и последующего присое-

    динения ее к США. Государственный секретарь Бьюкенен указывал, что,

    если жители Калифорнии «захотят соединить свою судьбу с нашей, они

    будут приняты как братья»43. Одновременно подтверждались прежние

    инструкции коммодору Слоуту.

    Экспансионистские круги США давно проявляли интерес и к сосед-

    ней с Калифорнией провинции (а с 1824 г. территории) Новая Мексика.

    На протяжении 30-х годов торговля с ней, которую вели преимуществен-

    но миссурийские купцы, неуклонно росла. Их обозы регулярно отправля-

    лись в Санта-Фе. К началу 40-х годов стоимость товаров, доставлявшихся

    туда из США, достигла в среднем 0,5 млн. долл. в год. Закупаемые в

    Новой Мексике серебро, меха, мулы находили широкий спрос на амери-

    канских рынках. Лидеры техасских мятежников, в свою очередь, стре-

    мились изменить направление этой торговли с тем, чтобы указанная

    продукция перевозилась вниз по р. Колорадо или какой-либо другой реке

    Техаса в один из портов Мексиканского залива. Претендуя на часть

    Новой Мексики, расположенную восточнее Рио-Гранде, они снарядили

    весной 1841 г. комбинированную военно-торговую экспедицию в верховья

    этой реки. Однако при подходе к Санта-Фе техасцы были разгромлены

    мексиканскими войсками.

    Развивая концепции, потенциально заложенные в доктрине Монро,

    вашингтонское правительство в середине 40-х годов устами Полка объ-

    явило, что США претендуют на особые отношения с другими американ-

    скими странами и рассматривают себя как великую державу, призванную

    вершить судьбы всего западного полушария. Для идеологического обос-

    нования подобных претензий и экспансионистских тенденций большое

    значение имел комплекс идей, среди которых видное место занимала тео-

    рия «предопределения судьбы» (Manifest Destiny). Это выражение впер-

    вые появилось на страницах печати в июле 1845 г., когда журнал

    «Демократик ревью» опубликовал статью своего редактора Джона

    О'Салливэна по техасскому вопросу. Но в политический лексикон оно

    вошло и получило широкое распространение полгода спустя в связи с

    передовой нью-йоркской газеты «Морнинг ньюс» от 27 декабря, озаглав-

    ленной «Истинное право» и написанной, судя по всему, тем же О'Салли-

    вэном.

    В ней указывалось: «И, наконец, помимо неопровержимых доказа-

    тельств наших законных прав на Орегон... у нас есть еще большее пра-

    во, нежели любое, которое когда-либо может быть выведено из всех этих

    устаревших документов древнего международного права. Мы не нуждаем-

    ся во всех этих покрытых пылью бумагах о правах открытия, иссле-

    дования, заселения, преемственности и т. д. Если быть откровенными и

    говорить прямо, чем мы пренебрегаем, то можно сказать, что, будь

    соответствующие доводы и аргументы обеих сторон, касающиеся всех

    этих исторических и юридических вопросов, противоположными — имей

    Англия все наши, а мы только ее,— наши претензии на Орегон тем не

    менее были бы самыми вескими и бесспорными. Эти претензии основаны

    на праве, вытекающем из того, что нам предопределено судьбой распро-

    странить свое владычество на весь континент, который дарован нам Про-

    видением для выполнения возложенной на нас великой миссии: устано-

    вить свободу и федеративное самоуправление» 44.

    Идею «предопределения судьбы» мгновенно подхватили ярые привер-

    женцы экспансионистской политики: журналисты и конгрессмены, воен-

    ные и чиновники, плантаторы и предприниматели, коммерсанты и бан-

    киры. С первых дней нового года она стала часто фигурировать в прессе

    и в речах, раздававшихся с трибуны конгресса, причем, высказанная

    применительно к Орегону, сразу же приобрела гораздо более широкое

    звучание. Ее адепты утверждали, будто североамериканцы — избранный

    народ, которому сама судьба предназначила превратить Америку в «зону

    свободы». Реставрируя старую «доктрину естественных границ», они заяв-

    ляли, что на западе такой «естественной» границей США является Тихий

    океан. Из этого вытекало, что весь Орегон, Калифорния, Новая Мексика,

    не говоря уже о Техасе, должны в конечном счете войти в состав

    Соединенных Штатов45.

    На протяжении первых месяцев 1846 г. в сенате и палате представи-

    телей разгорелись жаркие споры по орегонскому вопросу. Твердую по-

    зицию Полка, который любил повторять, что «единственный способ обра-

    щения c Джоном Буллем —это посмотреть ему прямо в глаза»46, и пред-

    лагал предупредить Англию о предстоящем денонсировании соглашения

    1827 г., разделяли многие члены конгресса. Ядро их составляли демокра-

    ты, представлявшие штаты Среднего Запада.

    Но к ним примыкали и некоторые руководители вигов, в том числе

    многолетний лидер антирабовладельческих сил нижней палаты Дж.

    К. Адаме. Оставаясь убежденным аболиционистом и противником экспан-

    сии южнее 36°30', 78-летний конгрессмен от Массачусетса заодно с

    воинствующими «ястребами» Запада в своих речах требовал захвата

    всего Орегона. Подобные притязания он аргументировал «предопределе-   

    нием судьбы», отсутствием у Англии, по его словам, оснований претен-

    довать на какую-либо часть спорной территории, и т. д. Адамc ссылался

    и на библейскую заповедь «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте

    землю, и обладайте ею» (Быт., I:28), и на более близкий пример — короля

    Фридриха II, сперва занявшего Силезию, а уж потом вступившего в

    переговоры по этому поводу. В ходе острой политической дискуссии,

    достигшей к середине февраля апогея, экстремисты выдвинули лозунг:

    «54°40/ или война».

    Однако им противостоял разношерстный блок вигов и умеренных де-

    мократов, выражавших интересы торгово-промышленных кругов восточ-

    ных штатов и рабовладельцев Юга, которые склонялись к компромиссу

    с Англией. Даже столь рьяные вдохновители экспансионистской полити-

    ки, как Кэлхун и Бентон, в данном случае призывали к большей осмо-

    трительности. 23 апреля 1846 г. обе палаты приняли резолюцию, предо-

    ставлявшую президенту решать вопрос о предварительном уведомлении

    Англии относительно намерения США денонсировать соглашение 1827 г.

    по собственному усмотрению. В ближайшие дни американскому послан-

    нику в Лондоне было предписано официально передать британскому пра-

    вительству соответствующее предупреждение.

    Но администрация Полка, озабоченная резким обострением отноше-

    ний с Мексикой и начавшимися военными действиями на Рио-Гранде,

    не собиралась вступать в серьезный конфликт с Англией. К мирному

    урегулированию затянувшегося спора из-за Орегона стремился и кабинет

    Пиля. Поэтому США согласились с компромиссным решением, предло-

    женным английским министром иностранных дел Эбердином. 15 июня

    1846 г. государственный секретарь Бьюкенен и британский посланник

    Пакенхэм подписали в Вашингтоне договор, устанавливавший линию раз-

    межевания между владениями обеих держав к западу от Скалистых гор

    по 49-й параллели47. Англо-американская граница стала трансконтинен-

    тальной.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 100      Главы: <   47.  48.  49.  50.  51.  52.  53.  54.  55.  56.  57. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.