2. АННЕКСИЯ ТЕХАСА - ИСТОРИЯ США. Т.1 - Автор неизвестен - История США - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 100      Главы: <   46.  47.  48.  49.  50.  51.  52.  53.  54.  55.  56. > 

    2. АННЕКСИЯ ТЕХАСА

    Наибольший интерес эта пограничная мексиканская провинция вы-

    зывала в юго-западных штатах. Южан привлекали ее богатые природные

    ресурсы, плодородные почвы и климат, благоприятствовавшие разведению

    хлопка, табака и других сельскохозяйственных культур. Вместе с тем

    экстенсивное по своим методам плантационное рабовладельческое хозяй-

    ство Юго-Запада непрерывно требовало захвата и освоения новых земель,

    а чтобы обеспечить политическое преобладание в Союзе, господствующим

    классам Юга необходимо было образование новых рабовладельческих шта-

    тов к западу от Миссисипи. «Вооруженное распространение рабства во-

    вне сделалось признанной целью национальной политики» 5.

    Миссурийский компромисс 1820 г. способствовал усилению территори-

    альной экспансии рабовладельцев в южном направлении. К тому же в

    1819 г. в США разразился экономический кризис, воздействие которого

    усугублялось предшествовавшими земельными спекуляциями. У многих

    плантаторов и фермеров накопилась большая задолженность государству.

    Резко сократилась продажа «общественных земель».

    В этих условиях разорившиеся землевладельцы Юго-Запада, дельцы,

    спекулянты, авантюристы устремились в Техас. Последней попыткой его

    захвата силой оружия явился безуспешный рейд отряда некоего Джейм-

    са Лонга, который в июне 1819 г. переправился через р. Сабин и занял

    Накогдочес, но к концу года был вытеснен испанцами. После провала этой

    затеи метод вооруженного вторжения сменился «мирным» проникнове-

    нием.

    В ноябре 1820 г. в Сан-Антонио прибыл уроженец Коннектикута ком-

    мерсант и горнопромышленник Мозес Остин, обратившийся к губернато-

    ру Мартинесу с просьбой о предоставлении ему земли для основания ко-

    лонии. В январе 1821 г. 300 американских семей получили разрешение

    поселиться в Техасе при условии, если они исповедуют католическую

    религию (практически это требование соблюдалось не слишком строго)

    и согласны присягнуть на верность испанской монархии.

    После провозглашения независимости Мексики (28 сентября 1821 г.)

    сын Остина Стивен стал добиваться от ее правительства подтверждения

    контракта и расширения прав, предоставленных колониальной админист-

    рацией. Предприимчивый делец просил разрешить въезд в Техас еще

    200 семьям сверх установленной ранее квоты, настаивал на предоставле-

    нии колонистам права на организацию милиции и создание собственного

    органа власти. Привлеченные неслыханной дешевизной земли  (12,5 цен-

    та за акр, т. е. 10% стоимости акра «общественных земель» в США) и

    большими размерами наделов, в Техас вслед за Остином ринулись дру-

    гие предприниматели и множество переселенцев.

    Тем временем правительство Монро, выражая интересы американской

    буржуазии, добивавшейся доступа на рынки Латинской Америки,

    пришло к выводу о необходимости установить официальные отношения

    с молодыми испаноамериканскими государствами. 28 марта 1822 г. кон-

    гресс принял решение о признании их независимости. Но вместо назна-

    чения дипломатического представителя в Мексику туда в неофициаль-

    ном порядке был направлен конгрессмен от штата Южная Каролина

    Джоэл Робертc Пойнсетт.

    Пойнсетт встречался с императором Агустином I, министром иност-

    ранных дел, членами мексиканского конгресса и другими политическими

    деятелями. В беседе с полковником Аскарате он заявил, что установлен-

    ная американо-испанским договором 1819 г. граница не устраивает США,

    и провел на карте другую линию таким образом, что Техас, Новая Мек-

    сика, Верхняя Калифорния, а также часть Нижней Калифорнии, Соноры,

    Коауилы и Нуэво-Леона отходили к Соединенным Штатам6. Хотя Пойн-

    сетт оговорился, что выражает только личное мнение, предпринятый

    им зондаж, несомненно, отражал намерения экспансионистов США и под-

    линную цель его миссии. Несмотря на приезд в декабре 1822 г. мексикан-

    ского посланника и его аккредитование в Вашингтоне, администрация

    Монро продолжала уклоняться от установления нормальных двусторон-

    них отношений со своим южным соседом, что было связано с отсутствием

    политической стабильности в Мексике и экспансионистскими планами в

    отношении Техаса.

    Под давлением американских предпринимателей правительство Агу-

    стина I издало 4 января 1823 г. закон о колонизации, который предусмат-

    ривал раздачу земли наряду с мексиканскими гражданами иностранцам-

    католикам, гарантировал охрану их прав, предоставлял им существенные

    льготы и привилегии. Минимальный размер надела для переселенцев

    составлял 1 лабор пахотной или 1 кв. лигу7 пастбищной земли на каж-

    дую семью. Земли, полученные иностранцами ранее, сохранялись за их

    владельцами. В частности, специальными декретами трижды (в связи со

    сменой правительства) был подтвержден контракт Остина. В результа-

    те американская колонизация Техаса заметно активизировалась. Начал-

    ся массовый наплыв иммигрантов из США, особенно из южных и юго-

    западных районов. Некоторые, чтобы облегчить получение земельных на-

    делов, принимали (обычно фиктивно) мексиканское подданство и

    католичество.

    Под нажимом американцев Учредительный конгресс Мексики принял

    18 августа 1824 г. постановление, гарантировавшее неприкосновенность

    имущества иностранных колонистов. Повторяя в основном общие поло-

    жения, сформулированные в законе о колонизации 1823 г., оно предо-

    ставляло их развитие и конкретизацию властям отдельных штатов мек-

    сиканской федерации. В соответствии с этим законодательное собрание

    штата Коауила и Техас издало 24 марта 1825 г. местный колонизацион-

    ный закон, в принятии которого важную, если не решающую роль сыграл

    член легислатуры, международный авантюрист Бастроп, являвшийся

    близким другом Остина. Сохраняя нормы земельных наделов, предусмат-

    ривавшиеся прежним законодательством, акт 1825 г. обеспечивал посе-

    ленцам еще более выгодные условия получения их. За каждую квадрат-

    ную лигу пастбища надо было уплатить государству всего 30 долл., за

    минимальный участок орошаемой земли — 3,5, неорошаемой — 2,5 долл.,

    причем первый взнос полагалось внести только через 6 лет, а остальные

    деньги в рассрочку на 15 лет. В течение первого десятилетия колонисты

    полностью освобождались от налогов и пошлин.

    Всего к 1835 г. с американскими компаниями8 и отдельными лицами

    был заключен 41 контракт. По официальным данным, с 1824 по 1835 г.

    около 5 тыс. иностранцев получили в Техасе 26 280 тыс. акров земли9.

    Но практически масштабы колонизации не определялись этими цифрами,

    поскольку в Техас с севера прибывали партии переселенцев и многочи-

    сленные искатели приключений и помимо всяких контрактов. Переселя-

    лись из США, спасаясь от преследований и истребления, также многие

    индейские племена: чироки, делавары, кикапу, крики, семинолы и др.

    Их приток особенно усилился после принятия конгрессом 28 мая 1830 г.

    акта о «перемещении» индейцев из восточных штатов в резервации, со-

    зданные западнее Миссури и Арканзаса на так называемой «Индейской

    территории», обманным путем отнятой у индейцев прерий.

    Техасские плантаторы-рабовладельцы (хотя крупных плантаций с

    большим числом рабов в то время насчитывалось мало, многие англо-

    американские колонисты были так или иначе связаны с рабовладением)

    испытывали крайнее недовольство мерами мексиканских властей, направ-

    ленными против рабства. Еще закон 1823 г. запрещал куплю-продажу

    рабов в Мексике и предписывал освободить их детей, родившихся на мек-

    сиканской территории, по достижении 14 лет. В 1824—1825 гг. правитель-

    ство Гуадалупе Виктории запретило работорговлю и ввоз в страну рабов,

    а также декретировало освобождение последних. Легислатура штата

    Коауила и Техас в 1825 г. специально предупредила новых колонистов,

    что они обязаны неукоснительно соблюдать мексиканское законодательст-

    во касавшееся ввоза рабов.

    Правда, вскоре удалось найти лазейку: в 1828 г. Остин и его влиятель-

    ные покровители сумели добиться принятия поправки к конституции шта-

    та, дававшей возможность ввозить рабов под видом «наемных слуг», кото-

    рых нанимали на 70—99 лет, т. е. фактически пожизненно. Но в 1829 г.

    президент Мексики Висенте Герреро в подтверждение декрета своего

    предшественника обнародовал указ о полной отмене рабства. Хотя под-

    разумевалось, что действие указа не распространяется на Техас, он вы-

    звал там сильное волнение среди колонистов-американцев.

    Деятельность Остина и других «пионеров» американской колонизации

    нельзя рассматривать только как их частное предприятие и проявление

    личной инициативы. Она была тесно связана с позицией таких видных

    представителей правящих кругов США, как Генри Клей, Эндрю Джек-

    сон, Дж. Р. Пойнсетт. Не следует забывать, что доктрина Монро, направ-

    ленная против вмешательства европейских держав в дела Американского

    континента, была прежде всего продиктована и обусловлена экспансио-

    нистскими намерениями США по отношению к молодым государствам

    Испанской Америки. Непосредственно для Мексики она означала вполне

    реальную угрозу территориальной экспансии. «Рабовладельцы Юга ви-

    дели в доктрине Монро санкцию на захват мексиканской территории с

    целью распространения там рабовладельческого хозяйства» 10. Заселение

    Техаса американцами являлось не просто стихийным процессом, а в

    значительной мере продуманной политикой влиятельных сил Соединен-

    ных Штатов.

    Планы правящих кругов США и опасность, грозившая Мексике, ко-

    нечно, не были секретом для мексиканского правительства. Встревоженное

    растущей угрозой с севера, оно неоднократно предлагало приступить к

    уточнению и демаркации границы в соответствии с линией, установлен-

    ной американо-испанским договором 1819 г. Но эти предложения остава-

    лись без ответа. Вместе с тем США пытались дипломатическим путем

    добиться уступки всего или части Техаса. По инструкции президента

    Дж. К. Адамса и государственного секретаря Г. Клея Пойнсетт, заняв-

    ший в 1825 г. пост американского посланника в Мехико, в неофициаль-

    ном порядке настойчиво предлагал правительству Мексики продать Со-

    единенным Штатам территорию до Рио-Гранде или хотя бы до р. Коло-

    радо. Однако эти попытки успеха не имели. В 1828 г. США вынуждены

    были заключить с Мексикой договор о границе (ратифицированный ими

    лишь в 1832 г.), подтверждавший положения Трансконтинентального до-

    говора 1819 г., а в конце 1829 г. Пойнсетт по требованию мексиканских

    властей был отозван. Столь же безуспешными оказались усилия его пре-

    емника А. Батлера.

    Между тем численность американских колонистов в Техасе быстро

    росла, «пока их не стало больше, чем мексиканцев, населявших прежде

    эту страну», указывал американский автор середины XIX в.11 К концу

    1829 г. были заключены контракты на наделение землей около 7 тыс.

    семей12. Многие привозили с собой негров-рабов. Хотя иммигранты вели

    е основном плантационное хозяйство, большинство из них, чтобы полу-

    чить более крупные участки, заявляло о намерении заняться скотовод-

    ством. Их владения, как правило, во много раз превышали минимальную

    норму, благо максимум, предусмотренный колонизационным законом

    1824 г., достигал почти 49 тыс. акров. Вскоре американцы фактически ус-

    тановили полный контроль над Техасом. Считая мексиканцев низшей ра-

    сой, подобно неграм и индейцам, они относились к ним с нескрываемым

    презрением, игнорировали законы Мексики.

    В декабре 1826 г. группа колонистов подняла мятеж в районе Hаког-

    дочес, привлекла на свою сторону часть племени чироки и провозгласила

    создание «Республики Фредонии» 13. Правда, уже в январе следующего

    года мексиканские войска разгромили мятежников, но в прессе США им

    открыто выражались сочувствие и симпатии, что весьма беспокоило пра-

    вительство Мексики. В том же году для ознакомления с положением в

    Техас был направлен генерал Мьер-и-Теран, который в отчете, представ-

    ленном в середине 1828 г., нарисовал крайне тревожную картину и на-

    стойчиво рекомендовал президенту Гуадалупе Виктории принять срочные

    меры.

    В связи с обострением внутриполитической борьбы в Мексике дело не-

    сколько затянулось, но 6 апреля 1830 г. по инициативе министра иност-

    ранных дел Аламана, озабоченного проникновением североамериканцев в

    Техас, мексиканский конгресс запретил дальнейшую иммиграцию из со-

    седних государств в пограничные с ними штаты Мексики (т. е. из США

    в Техас). Новый закон предписывал также поощрять переселение в не-

    освоенные районы мексиканцев и европейцев, строить на колонизуемых

    территориях укрепления и размещать там воинские гарнизоны, не до-

    пускать ввоза рабов 14.

    Несмотря на запрет, американская иммиграция в Техас продолжалась.

    Но действия мексиканских властей (увеличение численности войск на

    техасской территории, подготовка к сбору налогов и платы за землю в

    связи с истечением в 1830 г. предоставленной отсрочки, ограничение в

    1832 г. продолжительности контрактов с ввозимыми в Техас «наемными

    слугами» 10 годами и т. д.) вызывали раздражение колонистов. В июне

    1832 г. оно вылилось в вооруженное столкновение с правительственными

    силами в селении Анауак, на побережье залива Галвестон. Вслед за тем,

    чтобы разрядить обстановку, мексиканские гарнизоны были выведены

    из восточной части Техаса.

    Собравшиеся в октябре 1832 г. в Сан-Фелипе 58 представителей техас-

    ских колонистов потребовали отмены закона 1830 г. и отделения Техаса

    от Коауилы с преобразованием его в самостоятельный штат. Чтобы обес-

    печить удовлетворение этих требований, в апреле 1833 г. в Мехико от-

    правился С. Остин. Ему удалось добиться аннулирования запрета на им-

    миграцию в Техас из США и некоторых других уступок (гарантия веро-

    терпимости, разрешение употреблять английский язык в официальных

    документах и т. д.), но правительство республики категорически отка-

    залось предоставить Техасу статус штата. Когда же из перехваченного

    письма стало известно, что Остин посоветовал техасцам действовать в

    этом вопросе самим, не считаясь с позицией федеральных властей, вице-

    президент В. Гомес Фариас (в руках которого находились тогда бразды

    правления) распорядился арестовать его.

    При диктатуре Санта-Анны (1834—1835) федералистская конститу-

    ция 1824 г. была отменена и установлена централистская форма прав-

    ления. Прежние штаты, пользовавшиеся широкой автономией, преврати-

    лись в департаменты, губернаторы которых назначались президентом.

    В начале 1835 г. в Техас были посланы дополнительные воинские контин-

    генты с целью обеспечить взимание таможенных пошлин. Под воздейст-

    вием этих перемен обстановка еще больше накалилась. Все громче зву-

    чали голоса тех, кто призывал взяться за оружие, чтобы осуществить от-

    деление от Мексики. Это были главным образом вновь прибывшие

    иммигранты (приток которых с 1834 г. заметно увеличился), еще не ус-

    певшие   получить   землю   или   найти   себе   занятие.   Общая   численность

    техасских колонистов к середине 30-х годов достигла 30 тыс. (не считая

    5 тыс. негров-рабов), тогда как мексиканское население составляло все-

    го около 3,5 тыс.15

    В июне 1835 г. отряд американцев под командованием У. Трейвиса

    занял Анауак, гарнизон которого капитулировал. Вскоре крупные мекси-

    канские силы, переправившись через Рио-Гранде, приблизились к Сан-

    Антонио. Однако их дальнейшее продвижение на восток 2 октября было

    приостановлено у селения Гонсалес. Заставив мексиканцев повернуть об-

    ратно, техасские волонтеры, в свою очередь, стали продвигаться в запад-

    ном направлении.

    Между тем в Сап-Фелипе собрался конвент представителей муници-

    палитетов Техаса, который 7 ноября принял декларацию о создании

    временного правительства, основанного на «принципах федеральной кон-

    ституции Мексики 1824 г.». Заявляя на словах о полной лояльности «на-

    рода Техаса» по отношению к мексиканской федерации, конвент подчер-

    кивал его решимость вести вооруженную борьбу против находящихся в

    Техасе войск незаконного режима Санта-Анны16. С этой целью преду-

    сматривалось сформировать армию17, а командующим был назначен лич-

    ный друг и протеже президента Джексона, бывший член конгресса и

    губернатор Теннесси Сэм Хьюстон. Многоопытный Остин и два других

    депутата направились за помощью в США, откуда немедленно стали по-

    ступать деньги, оружие и боеприпасы. Границу переходили многочислен-

    ные добровольцы. В США было закуплено несколько военных кораблей,

    препятствовавших подходу мексиканских судов к побережью Техаса. Од-

    нако техасские уполномоченные быстро обнаружили, что необходимым

    условием широкой и эффективной поддержки Техаса с севера является

    полный разрыв всяких связей с Мексикой.

    Подобное решение было ускорено ходом событий. После почти 1,5-ме-

    сячной осады мятежники 9 декабря овладели Сан-Антонио, и мексикан-

    ским войскам пришлось покинуть Техас. Но уже через два месяца там

    появилась 6-тысячная армия под командованием самого Санта-Анны.

    Совершив длительный переход по пустынной местности, она 23 февраля

    1936 г. подошла к Сан-Антонио и, блокировав миссию Аламо, где укры-

    лись мятежники, 6 марта захватила ее. Все находившиеся там были пе-

    ребиты.

    За несколько дней до этого в Вашингтоне-на-Бразос открылся кон-

    вент «представителей народа Техаса», среди которых преобладали выход-

    цы с юга США. Ссылаясь на то, что в результате политики Санта-Ан-

    ны «англо-американское население Техаса» оказалось под гнетом «самой

    пестерпимой тирании», посягающей на его свободу, права, интересы и

    имущество, конвент 2 марта провозгласил отделение от Мексики и обра-

    зование независимой республики18. Конституция «Республики Техас»,

    составленная по образцу североамериканской, узаконила рабство и ввоз

    рабов. Был принят техасский флаг с изображением пятиугольной золо-

    той звезды на голубом поле. Все здоровые мужчины в возрасте от 17 до

    50 лет призывались под ружье. Конвент обратился к правительству США

    с просьбой помочь людьми, деньгами и снаряжением. Президентом рес-

    публики стал Дэвид Бэрнет, а вице-президентом — один из немногих

    мексиканцев, поддержавших мятеж, крупный техасский землевладелец

    Лоренсо де Савала, считавшийся в Мексике изменником.

    На протяжении марта 1836 г. мексиканские войска очистили от мятеж-

    ников побережье Мексиканского залива до р. Колорадо и, тесня их, вы-

    нудили отходить дальше на восток. Охваченные паникой, жители с семья-

    ми бежали к границе. Встревоженный этим отступлением, командую-

    щий вооруженными силами США в Луизиане генерал Гэйнс по указа-

    нию военного министра приказал занять позиции вдоль пограничной реки

    Сабин, мотивируя этот шаг мнимой опасностью вторжения техасских ин-

    дейцев. Преследуя мятежников, Санта-Анна с авангардом своей армии

    достиг устья р. Сан-Хасинто, где беспечно расположился на отдых, не

    приняв элементарных мер предосторожности. Воспользовавшись этим,

    колонисты во главе с Хьюстоном, ободренные тем, что в тылу у них на-

    ходятся регулярные американские части, 21 апреля внезапно атаковали

    мексиканцев и полностью разгромили их. Санта-Анна, оставив поле боя,

    пытался спастись бегством, однако попал в руки победителей.

    Находясь в плену, он, не имея на то никаких полномочий, 14 мая

    1836 г. заключил с президентом «Республики Техас» Бэрнетом капиту-

    лянтское соглашение о прекращении военных действий и выводе мекси-

    канских войск с техасской территории, а также обязался обеспечить при-

    знание Мексикой независимости Техаса и установление границы между

    ними по Рио-Гранде. Это означало по существу согласие отдать не только

    Техас, южной границей которого издавна считалась р. Нуэсес, но и часть

    Коауилы и Тамаулипаса, расположенную в междуречье Рио-Гранде и

    Нуэсес. В дальнейшем Санта-Анна, доставленный в Вашингтон, вел пе-

    реговоры по этому вопросу с президентом Джексоном (январь 1837 г.),

    но они ни к чему не привели.

    Дело в том, что правительство А. Бустаманте, пришедшее к власти

    после поражения при Сан-Хасинто, поспешило дезавуировать действия

    Санта-Анны. Мексиканский конгресс 20 мая, а затем 29 июля объявил,

    что все соглашения, заключенные Санта-Анной во время пребывания в

    плену, и данные при этом обязательства не имеют законной силы. Это

    не помешало, правда, конгрессу «Республики Техас» 19 декабря 1836 г.

    заявить, что ее южная и западная границы проходят по Рио-Гранде19.

    Однако правительство США, учитывая, что бывший диктатор Мексики не

    имеет никаких официальных полномочий и никого не представляет, не

    могло заключать с ним соглашений. Его вскоре освободили и на амери-

    канском корвете препроводили на родину.

    Осторожность, проявленная администрацией Джексона, вытекала из

    ее противоречивой и сложной позиции в отношении Техаса. Вспыхнув-

    ший там мятеж американских колонистов, провозглашение независимо-

    сти, победа над мексиканскими войсками и их изгнание вызвали в США

    бурную реакцию. По всей стране, особенно к югу от р. Огайо, обществен-

    ное* мнение и пресса выступали с нападками на правительство Мексики,

    открыто выражали сочувствие и симпатии мятежникам. В городах и се-

    лениях для них собирали деньги, банки предоставляли займы, в Новом

    Орлеане, Луисвилле, Цинциннати, Нью-Йорке шла вербовка добровольцев.

    Тысячи людей в Алабаме, Теннесси, Кентукки, Огайо и других шта-

    тах, привлеченные перспективой получения земли, вступали в формиро-

    вавшиеся подразделения, которые двигались к переправам через р. Са-

    бин или в Новый Орлеан, откуда морем перевозились в Техас. Спустя

    несколько месяцев после Сан-Хасинто, по неполным данным, 39 рот те-

    хасской армии были укомплектованы теми, кто прибыл уже после этого

    сражения, и лишь 14 рот — коренными техасцами20. Из США поступа-

    ли, главным образом через Новый Орлеан, вооружение, боеприпасы, сна-

    ряжение.

    Летом 1836 г. регулярные войска генерала Гэйнса с ведома прави-

    тельства перешли границу и заняли Накогдочес, в 50 милях от нее. Мек-

    сиканский посланник в Вашингтоне М. де Горостиса заявил решитель-

    ный протест, но не получил от государственного департамента удовлет-

    ворительного ответа. Нейтралитет США «существует лишь на словах и

    причиняет нам в тысячу раз больший вред, чем явная враждебность»,

    доносил он 4 октября своему правительству21. В том же месяце Горо-

    стиса выехал из Вашингтона.

    На протяжении всего 1836 г. нарастал поток петиций о признании

    независимости «Республики Техас», адресованных президенту и конгрессу

    США. Этого усиленно добивались через своих эмиссаров и сами руко-

    водители мятежа. Более того, их целью являлось немедленное включение

    Техаса в состав США. В ходе плебисцита, проведенного 5 сентября

    1836 г., за присоединение высказалось подавляющее большинство голо-

    совавших.

    Но президент Джексон не спешил с формальным признанием техас-

    ской «республики». Прекрасно понимая фиктивный характер ее незави-

    симости, он не сомневался в том, что стоит только вашингтонскому пра-

    вительству признать «Республику Техас», как перед ним неминуемо вста-

    нет вопрос об ее аннексии. В принципе это было как раз то, о чем мечта-

    ли предшественники Джексона, чего желали он сам и его окружение.

    Но в Вашингтоне не без оснований опасались, что такой шаг может

    вызвать серьезные международные осложнения: вооруженный конфликт

    с Мексикой, противодействие европейских держав, прежде всего Англии,

    имевшей свои виды на Техас. К тому же нельзя было не считаться с

    позицией влиятельных кругов Северо-Востока, решительно возражавших

    против возможного присоединения рабовладельческого Техаса к США.

    Исходя из указанных соображений, Белый дом оттягивал решение,

    последствия которого могли создать значительные трудности. В июне

    1836 г. Джексон поручил чиновнику госдепартамента Морфиту ознако-

    миться с положением в Техасе. Получив его доклад, он 21 декабря напра-

    вил конгрессу послание, в котором, по совету государственного секрета-

    ря Форсита и вновь избранного президента Ван-Бюрена, рекомендовал

    отложить дипломатическое признание «Республики Техас», ссылаясь,

    в частности, на неясность намерений Мексики22. Однако под усилившим-

    ся давлением конгрессменов-экспансионистов, земельных спекулянтов и

    других вдохновителей техасского  «лобби»  3 марта 1837  г., в последний

    день пребывания на президентском посту, Джексон подписал, наконец,

    принятые несколько раньше резолюции сената и палаты представителей

    о признании независимости Техаса23 и назначил поверенного в делах

    при техасском правительстве.

    Между тем влиятельные силы в США, рассматривая отделение Теха-

    са от Мексики всего лишь как промежуточный рубеж на пути к его пол-

    ному поглощению Соединенными Штатами, настойчиво действовали в

    этом направлении. Их позиция диктовалась не только давними экспан-

    сионистскими тенденциями политики Вашингтона и специфическими

    интересами рабовладельцев Юга, но и конкретными материальными мо-

    тивами. Приток в Техас людей, капиталов и товаров с севера усиливался

    с каждым годом. За счет наплыва иммигрантов из США численность аме-

    риканского населения «республики» в течение второй половины 30-х годов

    почти удвоилась. Североамериканские дельцы охотно приобретали акции

    подвизавшихся в Техасе компаний24, вкладывали деньги в облигации»

    выпускавшиеся техасским правительством, участвовали в земельных спе-

    куляциях. В 1839 г. «Банк Соединенных Штатов» (Пенсильвания) пре-

    доставил Техасу заем на сумму 400 тыс. долл.

    Быстро развивалась торговля, важнейшим центром которой стал Но-

    вый Орлеан. За 1837—1839 гг. стоимость американского экспорта в Те-

    хас возросла с 1007 928 до 1687 086 долл., а импорта — с

    163 284 до 318116 долл.25 В 1838-1840 гг. из портов США прибыли во-

    семь боевых кораблей, которые под командованием кадровых офицеров

    американского военно-морского флота курсировали вдоль побережья Мек-

    сиканского залива и доходили даже до Юкатана, нападая на прибрежные

    селения мексиканцев и захватывая их суда.

    Выражая настроения кругов, по разным причинам заинтересованных

    в присоединении Техаса, такие люди, как Джон Кэлхун, президент упо-

    мянутого банка Никлас Биддл, сенатор Роберт Уокер, бывший губернатор

    Виргинии Томас Гилмер, видный издатель Дафф Грин и другие, реши-

    тельно требовали в печати и с трибуны конгресса немедленных действий»

    Весьма расположенное внять этим настояниям правительство Ван-Бюре-

    на вынуждено было, однако, прислушиваться и к голосам противников

    аннексии. Их рупором в числе других являлись престарелый

    Дж. К. Адамc и известный теолог и проповедник У. Э. Чаннинг. Послед-

    ний в открытом письме Г. Клею (1837 г.) заявлял, что отделение Теха-

    са обусловлено не притеснениями со стороны мексиканцев, а земельными-

    спекуляциями и стремлением к экспансии с целью распространения раб-

    ства. Аннексия же, писал он, неминуемо вовлечет США в войну с Мекси-

    кой и Англией, приведет к подрыву американских институтов и распаду

    Союза26. В сложившейся ситуации государственный секретарь Форсит

    25 августа 1837 г. отклонил официальное обращение «Республики Техас»

    о ее присоединении к Соединенным Штатам.

    В 1839—1840 гг. независимость Техаса признали Англия, Франция,

    Нидерланды, Бельгия, полагавшие, что новая «республика» станет барье-

    ром на пути дальнейшей экспансии США на юг. Европейские державы

    были заинтересованы в этом, так как сами преследовали корыстные цели

    в данном регионе. Однако мексиканское правительство категорически от-

    казывалось признать «Республику Техас», и все усилия техасских эмис-

    саров, в 1839—1841 гг. неоднократно посещавших Мехико и предлагавших

    компенсацию в размере 5 млн. долл., были тщетны.

    Правда, в связи с неустойчивостью политического положения, обост-

    рением социальных противоречий, непрерывной борьбой за власть,

    с французской агрессией Мексика была тогда не в состоянии направить

    крупные силы для восстановления своего суверенитета над Техасом. Но

    в 1842 г. ее войска дважды демонстративно переходили Рио-Гранде и на

    несколько дней занимали Сан-Антонио. Техасцы, предпринявшие в декаб-

    ре того же года ответные рейды через реку, были немедленно отброшены

    обратно на левый берег.

    После временного затишья,  вызванного в значительной мере  аболи-

    ционистской пропагандой и внутриполитической борьбой, с начала 40-х

    годов и особенно с приходом в Белый дом Дж. Тайлера, который откры-

    то симпатизировал планам аннексии, США были охвачены новым при-

    ступом  «техасской лихорадки». Формулируя официальную позицию, го-

    сударственный секретарь Д. Уэбстер 8 июля 1842 г. писал американско-

    му посланнику в Мехико: «Со времени сражения при Сан-Хасинто в ап-

    реле 1836 г. до настоящего момента Техас обладает теми же внешними

    признаками  национальной независимости,  что  и  сама  Мексика,   и   его

    правительство столь же стабильно. Практически он свободен и независим,

    «го политический суверенитет признан главными державами мира, на его

    территорию в течение шести или семи лет не ступала нога неприятеля,

    и сама Мексика на протяжении всего этого периода воздерживается от

    всяких дальнейших попыток восстановить свою власть над этой террито-

    ;рией» 27. Очередному оживлению аннексионистских тенденций способст-

    вовали распространившиеся в 1843 г. слухи об усилиях британской дип-

    ломатии добиться урегулирования конфликта между Мексикой и Техасом

    и намерении Англии подчинить последний своему влиянию.

    Встревоженное возобновлением пропагандистской кампании в поль-

    зу аннексии и сообщениями о предстоящих шагах в этом направлении,

    мексиканское правительство энергично протестовало. 23 августа 1843 г.

    устами министра иностранных дел Боканегры оно заявило, что «приня-

    тие акта о присоединении Техаса к территории Соединенных Штатов

    будет считать равносильным объявлению войны Мексиканской республи-

    ке» 28. 3 ноября о том же предупредил государственного секретаря Ап-

    шера посланник Мексики в Вашингтоне Альмоыте. Тем не менее полити-

    ческая и дипломатическая подготовка аннексии продолжалась. В ответ

    на заявления мексиканского правительства президент Тайлер в годичном

    послании конгрессу в декабре 1843 г., оперируя теми же доводами, что

    тголтора года назад Уэбстер, публично подтвердил решимость Белого

    дома рассматривать Техас как суверенное государство29.

    12 апреля 1844 г. государственный секретарь Кэлхун и уполномочен-

    ные «Республики Техас» подписали в Вашингтоне договор о присоедине-

    нии последней к США. Выразив протест по этому поводу, правительство

    Мексики 30 мая вновь выступило против посягательств на свою тер-

    риторию и повторило прежние предостережения. Между тем вследствие

    сопротивления аболиционистски настроенных буржуазных кругов Севера,

    считавших аннексионистские планы затеей южан с цельи распростране-

    ния рабства, сенат отказался ратифицировать договор30.

    Однако экспансионисты не оставили своих намерений, и в ходе пред-

    выборной кампании проблема аннексии заняла центральное место. Еще

    27 апреля 1844 г. наиболее вероятные кандидаты на пост президента

    Клей и Ван-Бюрен одновременно заявили в печати, что, хотя в принципе

    не возражают против присоединения Техаса, считают такую акцию

    невозможной без согласия Мексики. После этого собравшийся в мае съезд

    вигов единодушно выдвинул кандидатуру Клея, тогда как Ван-Бюрену,

    оттолкнувшему своим заявлением многих представителей Юга и Запада,

    не удалось собрать требуемых 2/з голосов участников съезда демократи-

    ческой партии. В результате кандидатом демократов неожиданно стал

    относительно малоизвестный человек, бывший спикер палаты представи-

    телей и губернатор Теннесси Джеймс Полк — ярый сторонник экспансио-

    нистской политики, пользовавшийся поддержкой президента Тайлера и

    экс-президента Джексона.

    Хотя в ходе политической борьбы, развернувшейся во время подго-

    товки к президентским выборам 1844 г., Орегону уделялось меньшее по

    сравнению с Техасом внимание, англо-американское соперничество в этом

    регионе к середине 40-х годов крайне обострилось. Согласно договорам,

    заключенным Россией с США (1824 г.) и Англией (1825 г.), граница рос-

    сийских владений на Тихоокеанском побережье устанавливалась по

    54°40/ с. ш. Таким образом, спорной оставалась территория между этой

    линией и 42-й параллелью, на которую претендовали США и Англия. Все

    попытки договориться об ее разделе оказались безуспешными, так как

    США добивались признания своей северной границей 49-й параллели,

    Англия же требовала провести границу по р. Колумбия. Статус, преду-

    смотренный лондонской конвенцией 1818 г., 6 августа 1827 г. был прод-

    лен на неопределенный срок с правом денонсирования соглашения при

    условии уведомления за один год.

    В 30-х годах перевес в борьбе за Орегон явно стал склоняться в сто-

    рону Англии. «Компания Гудзонова залива», слившаяся в 1821 г. с «Се-

    веро-Западной компанией», постепенно вытеснила американских скуп-

    щиков пушнины и фактически монополизировала меховую торговлю к се-

    веру от р. Колумбия. На всем протяжении от этой реки до Аляски она

    строила торговые фактории и укрепления. Активность англичан вызвала

    тревогу в США и стимулировала колонизацию Орегона американцами.

    В авангарде их движения к Тихому океану, носившего первоначально

    индивидуальный характер, шли миссионеры, еще в 30-х годах обосновав-

    шиеся в долине р. Уилламетт — южного притока Колумбии. Сообще-

    ния о плодородных, орошаемых землях Орегона в условиях экономической

    депрессии, охватившей с 1839 г. Средний Запад, привлекали колонистов,

    числo которых быстро росло. К началу 40-х годов они проложили так

    называемую Орегонскую тропу от устья Миссури на запад, вдоль ее пра-

    вого притока р. Платт, через Южный перевал Скалистых гор, долину

    р. Снейк (левый приток Колумбии) и далее вниз по р. Колумбия. Летом

    1842 г. этот долгий и тяжелый путь проделала первая крупная партия

    переселенцев — более сотни людей и около 18 крытых фургонов, сопро-

    вождаемые стадами скота. Колонисты предпочитали селиться, как прави-

    ло, к югу от Колумбии, особенно вдоль притока Уилламетт. Вследствие

    ваплыва американцев в Орегон на рубеже 30—40-х годов в конгрессе

    США неоднократно выдвигались требования присоединить эту террито-

    рию, ибо иначе, как утверждал сепатор Линн, ее захватит Англия. Такое

    же мнение высказал в своем отчете Чарлз Уилкс, исследовавший по по-

    ручению правительства Ван-Бюрена орегонское побережье.

    Однако никакой реальной британской угрозы Орегону в то время не

    существовало. Напротив, интерес к нему с английской стороны заметно

    ослаб, так как в связи с первой «опиумной» войной 1840—1842 гг. и от-

    крытием китайских портов (согласно Нанкинскому договору 1842 г.) мно-

    гие купцы и предприниматели, занимавшиеся скупкой пушнины в Оре-

    гоне, переключились на торговлю с Дальним Востоком. Поэтому админи-

    страция Тайлера, прежде всего озабоченная Техасом, не очень спешила

    с решением орегонской проблемы, полагая, что время работает на США.

    Правда, подписание 9 августа 1842 г. договора Уэбстера — Ашбертона, уре-

    гулировавшего спор о северо-восточной границе США с Канадой31, спо-

    собствовало возобновлению переговоров об Орегоне. Но поиски взаимо-

    приемлемого компромисса осложнились вследствие резкого усиления экс-

    пансионистских настроений, вызванного ростом американской ршмигра-

    ции на Запад. Весной 1843 г. началось «великое переселение»: около

    1 тыс. человек и 5 тыс. голов скота покинули берега Миссури, держа путь

    на Орегон. За ними последовали другие. В итоге американское население

    этой территории, составлявшее в 1841 г. примерно 400 человек, в 1845 г.

    превысило 5 тыс.32 Они создали свои местные органы самоуправления.

    В этих условиях на протяжении 1843—1844 гг. в конгрессе и на стра-

    ницах печати велась интенсивная кампания за захват всего Орегона до

    54°40' с. ш. Этого требовали, особенно в ходе избирательной кампании,

    многие деятели демократической партии, в том числе сенатор Дж. Бью-

    кенен. Даже президент Тайлер в послании 5 декабря 1843 г. упомянул о

    правах США «на всю территорию страны, расположенной на побережье

    Тихого океана между 42°и54°40' с. ш.»33. Но в процессе официальных

    переговоров, происходивших в Лондоне и Вашингтоне, американская сто-

    рона ограничивалась прежним предложением об установлении границы по

    49-й параллели. Подобная сдержанность в значительной мере обусловли-

    валась.состоянием техасской проблемы.

    Победа Полка на выборах в ноябре 1844 г. была воспринята прави-

    тельством как мандат на немедленную аннексию Техаса. По рекомендации

    Тайлера палата представителей и сенат приняли соответственно 25 янва-

    ря и 27 февраля 1845 г. совместную резолюцию, предлагавшую Техасу

    войти в состав США на правах штата34. 1 марта, перед уходом с прези-

    дентского поста, ее подписал Тайлер. Его преемник Полк заявил 4 мар-

    та, что аннексию Техаса следует рассматривать как «мирное приобрете-

    ние» территории, ранее принадлежавшей США35.

    В ответ Мексика тотчас же порвала дипломатические отношения с

    США. Вместе с тем новое правительство Эрреры, более трезво оценивав-

    шее финансово-экономическое состояние и военный потенциал страны и

    потому склонное к компромиссу, 19 мая выразило готовность признать

    независимость «Республики Техас» при условии, что та обязуется не

    присоединяться к США36. Этот отчаянный шаг подсказала британская дип-

    ломатия, которая рассчитывала на то, что Англия, выступая совместно

    с Францией в роли посредника и гаранта «независимости» Техаса, смо-

    жет фактически установить контроль над ним. Но было уже поздно.

    Не дожидаясь, пока население и правительство Техаса выразят свое

    отношение к предложению США, как это предусматривалось совместной

    резолюцией конгресса, правительство Полка 15 июня 1845 г. распоряди-

    лось, чтобы корпус генерала 3. Тейлора, дислоцировавшийся восточнее

    р. Сабин, вступил на техасскую территорию и занял позиции вдоль

    Рио-Гранде. Спустя месяц американские войска вышли к р. Нуэсес и в

    полной боевой готовности сосредоточились близ ее устья, в районе Кор-

    пус-Кристи — самого южного населенного пункта Техаса. К осени их

    численность вместе с прибывшими дополнительными контингентами до-

    стигла 4 тыс., что составляло почти половину всей регулярной ар-

    мии США.

    Инструкции военного департамента предписывали Тейлору подойти

    как можно ближе к Рио-Гранде, и если мексиканцы переправятся через

    нее, форсировать реку и начать военные операции на южном берегу. Он

    получил указания в случае необходимости запросить подкрепления из

    Техаса, а также Луизианы, Алабамы, Миссисипи, Теннесси, Кентукки.

    Эскадра коммодора Коннера, базировавшаяся в Галвестоне, должна была

    при переходе мексиканцев через Рио-Гранде немедленно блокировать

    побережье Мексиканского залива, а командующий тихоокеанской эскад-

    рой коммодор Слоут в июне получил приказ, как только начнется война

    с Мексикой, захватить Сан-Франциско и другие порты Калифорнии.

    21 июня 1845 г. техасский конгресс единодушно отверг идею согла-

    шения с Мексикой, а затем высказался за присоединение к США. 4 июля

    это решение одобрил конвент представителей населения Техаса в Остине,

    состоявший почти исключительно из уроженцев США. В пользу аннек-

    сии было подано подавляющее большинство голосов в ходе всенародного

    референдума 13 октября, в котором участвовало около 4,5 тыс. человек.

    29 декабря президент. Полк подписал одобренный конгрессом билль о

    включении Техаса в состав США на правах штата37, конституция кото-

    рого юридически санкционировала рабство и ввоз рабов.

    Последняя  стадия   затянувшегося  процесса  поглощения  Техаса  про-

    шла быстро и вполне гладко, так как долголетнее сопротивление его

    противников из северных и западных штатов было парализовано. В тот

    момент они не могли противодействовать рабовладельцам Юга в техас-

    ском вопросе, поскольку крайне нуждались в их поддержке для захвата

    Орегона.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 100      Главы: <   46.  47.  48.  49.  50.  51.  52.  53.  54.  55.  56. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.