5. «ДЖЕКСОНОВСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ» - ИСТОРИЯ США. Т.1 - Автор неизвестен - История США - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 100      Главы: <   43.  44.  45.  46.  47.  48.  49.  50.  51.  52.  53. > 

    5. «ДЖЕКСОНОВСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ»

    4 марта 1829 г. верховный судья Дж. Маршалл принял президентскую

    присягу у генерала Э. Джексона. У ступеней Капитолия нового президен-

    та приветствовала многотысячная толпа, численности которой мог бы по-

    завидовать Дж. Вашингтон. С первых же дней пребывания в Белом доме

    Джексон занялся «чисткой авгиевых конюшен». Обязанности государст-

    венных чиновников, по мнению нового президента, были столь просты и

    несложны, что никто не мог иметь на них преимущественных прав. В ре-

    зультате многие пожилые служащие были заменены молодыми и неопыт-

    ными протеже нового хозяина Белого дома. Только за первый год прези-

    дентства Джексона было смещено более 900 правительственных чиновни-

    ков. Spoils system, т. е. система, когда государственные должности

    раздавались сторонникам победившей партии, прочно вошла в политиче-

    скую жизнь Соединенных Штатов.

    Наряду с официальными членами правительства важную роль в опре-

    делении политической линии новой администрации играл так называе-

    мый «кухонный кабинет», куда входили журналисты А. Кенделл,

    И. Хилл, Ф. Блеир. майор У. Б. Льюис, а также влиятельный государ-

    ственный деятель п один из руководителей демократической партии —

    М. Ван-Бюрен.

    Уже в годичном послании конгрессу 8 декабря 1829 г. президент

    Э. Джексон подчеркнул, что избрание главы исполнительной власти при-

    надлежит народу и воля народа не должна нарушаться. «Первый прин-

    цип нашей системы заключается в том, что править должно большинст-

    во» 85. Но, как часто бывает в подобных случаях, волю большинства

    Э. Джексон отождествлял с собственной. За время правления он пользо-

    вался правом вето больше, чем все его предшественники, вместе взятые,

      и годы президентства демократа Джексона современники назвали «царст-

    вованием короля Эндрю».

    В личных качествах Джексона воплотились многие противоречивые

    черты американской действительности. Его представления о демократии

    неразрывно сочетались с рабством негров, истреблением индейцев,  вой-

    нами и захватами новых территорий. По словам Г. Зинна, «Джексон был

    земельным спекулянтом, купцом, работорговцем и самым агрессивным

    врагом индейцев в ранней американской истории» 86. Более чем кто-либо

    иной, он был ответствен за уничтожение индейцев и переселение их за

    Миссисипи 87.

    Родившись в 1767 г. в пограничном районе Южной Каролины в бед-

    ной семье, он стал позднее богатым плантатором в Теннесси, владевшим

    обширными землями, рабами и породистыми лошадьми. «Из всех наших

    президентов,— писал биограф и издатель бумаг Джексона проф. Дж. Бас-

    сет,— вероятно, ни один не прочитал меньше книг и не узнал меньше из

    того, что прочел, чем Джексон» 88.

    Вместе с тем новый президент лучше многих своих образованных

    противников понимал сложившуюся в стране обстановку. Он опирался на

    поддержку довольно широких слоев населения, прежде всего плантато-

    ров, фермеров, новых групп поднимавшейся буржуазии, а в ряде случаев

    и наемных рабочих.

    Центральное место в политической жизни США первой половины

    30-х годов занимала проблема тарифов и вопрос о национальном банке

    Соединенных Штатов. Хотя летом 1832 г. конгресс несколько сбалансиро-

    вал и понизил ставки «тарифа абсурдов», пошлины на хлопчатобумаж-

    ные и шерстяные товары, металлические изделия и т. д. оставались

    достаточно высокими (от  30 до 36% стоимости товаров). Растущее возму-

    щение протекционистской системой вылилось в открытый вызов авторите-

    ту федеральной власти, который был брошен Южной Каролиной. 24 ноября

    1832 г. Южная Каролина объявила тарифы 1828 и 1832 гг. недейст-

    вительными и запретила федеральному правительству сбор соответствую-

    щих пошлин на территории штата после 1 февраля 1833 г. В случае

    принятия принудительных мер Южная Каролина грозила выходом из

    Союза 89.

    Со своей стороны президент Джексон в обращении к жителям Южной

    Каролины подчеркнул, что считает отмену одним штатом закона США

    несовместимым с существованием Союза и противоречащим букве кон-

    ституции. Что касается выхода из Союза путем применения силы, то

    президент квалифицировал такой акт как измену. Заняв в отношении

    Южной Каролины столь решительную позицию, президент одновременно

    отмечал в годичном послании конгрессу 4 декабря 1832 г., что в связи

    с приближавшимся погашением государственного долга стало возможным

    существенно сократить тарифные ставки, ограничившись защитой лишь

    тех товаров, которые необходимы для безопасности страны во время

    войны 90.

    Некоторое время спустя, 2 марта 1833 г., Джексон смог подписать два

    новых закона: один давал президенту право использовать в случае необ-

    ходимости армию и флот для обеспечения сбора таможенных пошлин;

    другой предусматривал постепенное снижение тарифных ставок вплоть до

    уровня в 20% стоимости товаров к середине 1842 г. В свою очередь,

    Южная Каролина отменила свое прежнее постановление, хотя и объявила

    новый акт о применении силы незаконным. Впрочем, это было сделано

    лишь для спасения престижа, так как применять силу президенту в от-

    ношении Южной Каролины теперь уже не было необходимости.

    Еще более острой оказалась борьба по вопросу о продлении полномо-

    чий центрального банка США, срок которых истекал в 1836 г. По образ-

    ному выражению проф. Р. Ремини, «война с банком» была необычайно

    многопланова. «Некоторые сравнивали ее со спрутом, щупальца которого

    проникают всюду: в политику, экономику, финансы, в борьбу за власть

    между отдельными личностями, классами и секциями, в социальные и

    идеологические различия между главными антагонистическими силами».

    Именно «война с банком» и ее последствия могут, по мнению специали-

    стов,   дать   ключ   и   к   пониманию  существа   «джексоновской  демокра-

    тии»91 .

    Инициаторами продления полномочий банка США были виги — оппо-

    зиционная правительству политическая группировка, возникшая на осно-

    ве прежних национальных республиканцев и пользовавшаяся значитель-

    ной поддержкой в конгрессе. Поспешность в выдвижении этого вопроса

    (за четыре года до истечения полномочий) объяснялась предстоящей

    предвыборной кампанией. Виги делали ставку на продление полномочий

    центрального банка, полагая, что конгресс одобрит их законопроект и

    Э. Джексону придется смириться с этим из боязни потерять значительное

    число голосов. Этим расчетам не суждено было оправдаться.

    Хотя обе палаты конгресса одобрили билль о продлении полномочий

    банка США, 10 июля 1832 г. президент Джексон наложил на законо-

    проект вето и направил сенату специальное послание (Veto Message),

    в котором подробно обосновывал свое решение. Президент обращал вни-

    мание, что примерно четвертая часть акций банка находится у иностран-

    цев, а основной капитал сосредоточен в руках нескольких сотен лиц,

    «главным образом принадлежащих к самому богатому классу». Из доку-

    ментов, представленных конгрессу, следовало, что из акций на сумму

    28 млн. долл., находившихся в частных руках, 8 405 500 долл. принадле-

    жали иностранцам и всего 140 200 распределялись среди жителей запад-

    ных и юго-западных штатов. Зато жители средних и восточных штатов

    владели 13 522 тыс., а южных — 5 623100 долл.92 Пришедшие вместе с

    Джексоном демократы были раздражены засильем в банке представите-

    лей старой денежной аристократии, и в этом, по-видимому, была одна из

    главных причин недовольства центральным финансовым учрежде-

    нием.

    В связи с бурным развитием капиталистических отношений, промыш-

    ленным переворотом, освоением западных земель и т. д. в стране усили-

    вался протест против всевозможных привилегий и ограничений предпри-

    нимательской деятельности. Новые слои буржуазии требовали «равных

    возможностей» и защиты от иностранной конкуренции. Президент Джек-

    сон подчеркивал, что банк США должен быть чисто американским. «Его

    акционерами должны быть исключительно наши собственные граждане,

    которые по крайней мере дружественно настроены в отношении своего

    правительства и намерены поддерживать его в трудные и опасные време-

    на» 93. Как установил американский исследователь Л. Л. Маршалл, фак-

    тическим автором послания президента с обоснованием вето на законо-

    проект о продлении полномочий банка США был радикальный член «ку-

    хонного кабинета» президента Джексона журналист пз штата Кентукки

    А. Кенделл 94.

    Частный вопрос об авторстве президентского послания имеет сущест-

    венное значение для выяснения сил, на которые в первую очередь опи-

    рался Э. Джексон в борьбе против банка США. Еще не так давно в ли-

    тературе прочно утвердилось мнение Б. Хэммонда о том, что главной

    опорой президента служили новые слои буржуазии Северо-Востока, и

    прежде всего предприниматели Нью-Йорка, недовольные засильем ста-

    рой финансовой аристократии (Уолл-стрит против Чеснут-стрит). Между

    тем основными советниками и инициаторами борьбы с банком оказались

    представители западного штата Кентукки рабовладельцы А. Кенделл и

    Ф. Блеир. Именно на этом основании Р. Летнер предпринял попытку

    вернуться при истолковании политики Джексона к идеям Ф. Дж. Терне-

    ра, который связывал развитие «джексоновской демократии» с влиянием

    Запада 95.

    Не приходится сомневаться, что президент Джексон опирался на весь-

    ма широкую коалицию, куда входили и новые слои буржуазии Севера,

    и фермеры Запада, и плантаторы Юга, и даже рабочие. Обосновывая не-

    обходимость ликвидации банка США в Филадельфии, сенатор Томас

    Бентон подчеркивал, что это финансовое учреждение обладает слишком

    большой мощью и «слишком одиозными привилегиями», чтобы его можно

    было терпеть «под эгидой любого правительства, основанного на законах

    свободы и равенства» 96. О борьбе за свободу и равенство в период «джек-

    соновской демократии» было сказано немало проникновенных слов. Но

    если уж говорить об этой борьбе, то это была борьба за обеспечение

    свободы и равенства капиталистического предпринимательства, за после-

    довательное осуществление принципа laissez faire, против любых форм

    контроля и регламентации в сфере экономики, и в частности против моно-

    польных привилегий второго банка США 97.

    Выступая с вето, джексонианцы преследовали прежде всего политиче-

    ские цели. Они считали, что одобрение вето широкими народными масса-

    ми послужит реальной гарантией переизбрания Э. Джексона на второй

    президентский срок. И не ошиблись. В ноябре 1832 г. большинство голо-

    сов (687 502) было отдано Джексону. Представитель вигов Г. Клей полу-

    чил только 530 189 голосов.

    Одной из наиболее важных причин победы Джексона было недоволь-

    ство деятельностью банка со стороны широких слоев населения страны,

    фермеры, мастеровые и мелкие торговцы выступали в то время против-

    никами бумажных денег — источника инфляции. Их недоверие к банкам

    разделяли и рабочие, с которыми хозяева расплачивались подчас обесце-

    ненными банкнотами, а не твердой валютой 98. Банк США осуществлял

    контроль над банками штатов, ограничивая их кредитные функции и тем

    самым вызывая недовольство владельцев частных банков. Наконец, са-

    мыми решительными противниками центрального банка выступали за-

    падные фермеры, остро нуждавшиеся в кредите. Таким образом, боль-

    шинство населения оставалось на стороне Э. Джексона, а это, в свою

    очередь, поощряло президента к решительным действиям.

    Несмотря на ожесточенное сопротивление со стороны директора банка

    Н. Биддла и его многочисленных сторонников в конгрессе, а также необ-

    ходимость уволить двух министров финансов, отказавшихся выполнять

    соответствующие распоряжения, Джексон в конечном итоге настоял на

    изъятии из центрального банка правительственных депозитов и передал

    их банкам отдельных штатов (так называемые «банки-любимчики» —

    pet-banks). Что касается банка США в Филадельфии, то после истече-

    ния срока его привилегий в 1836 г. он продолжал действовать лишь в

    качестве банка штата Пенсильвания.

    Освободившись от контроля единого центра, банки штатов активно

    включились в спекулятивную лихорадку, которая охватила страну в се-

    редине 30-х годов. Число банков возросло с 329 в 1829 г. до 788 в

    1837 г., а общий размер займов увеличился соответственно с 137 млн. до

    525 млн. долл. В невиданных ранее масштабах возросла продажа госу-

    дарственных земель, оплачивавшихся обесценивавшимися бумажными

    банкнотами. Если в 1832 г. было продано 2462 тыс. акров, то в 1835 г.

    объем продажи увеличился до 12 569 тыс., а в 1836 г. достиг 20 074 тыс.

    акров! 99

    Пытаясь предотвратить переход государственных земель в руки спе-

    кулянтов и капиталистов в ущерб действительным поселенцам, министр

    финансов Л. Вудбури по указанию президента опубликовал циркуляр,

    в котором предусматривалось, что после 15 августа 1836 г. в качестве

    платы за землю принималась только звонкая монета (золото и серебро).

    Исключение делалось лишь для реальных поселенцев, приобретавших

    участок не более 320 акров до 15 декабря 1836 г.100

    В ходе острой политической борьбы в середине 30-х годов происходит

    и окончательная консолидация так называемой второй двухпартийной

    системы, основу которой составили две крупные национальные партии —

    виги и демократы. В отличие от первой системы (федералисты и респуб-

    ликанцы) вторая система возникла не в стенах конгресса, а вне его.

    Решающее значение, по мнению специалистов, имели выборы 1836 г. Кан-

    дидат демократов М. Ван-Бюрен не был столь популярен, как Э. Джек-

    сон, но рассчитывал в первую очередь на партийную организацию и ло-

    яльность своих сторонников. На партийном конвенте в Балтиморе он был

    «единогласно выдвинут кандидатом с тем, чтобы сохранить силу демокра-

    тической партии и обеспечить триумф джексоновских принципов. С дру-

    гой стороны, виги рассчитывали восстановить «американскую систему»

    национальных республиканцев Дж. К. Адамса: банк, «внутренние улучше-

    ния», тариф и т. д.101 Благодаря большей партийной сплоченности побе-

    ду, хотя и с незначительным перевесом голосов, одержал Ван-Бюрен.

    При этом выяснилось, что ни одна из двух партий не располагала

    прочным большинством в каком-либо определенном районе и могла рас-

    считывать на победу только при поддержке своих сторонников в нацио-

    нальном масштабе.

    Демократы, пользовавшиеся поддержкой Юга, одновременно имели

    большое число сторонников на Севере и Западе (сам Ван-Бюрен, как

    известно, представлял Нью-Йорк). В значительной мере это относится

    и к другой главной политической партии — вигам, за которых голосовало

    большое число избирателей не только на Севере, но и на Юге. Именно

    партийная принадлежность, а не секционные интересы оказывали решаю-

    щее влияние и на голосование в конгрессе. Представляя различные окру-

    га и районы, конгрессмены действовали в рамках стабильной системы на-

    циональных партий и, как правило, голосовали, следуя партийной

    линии 102.

    Обстановка в стране стала особенно напряженной, когда в 1837 г. в

    Соединенных Штатах разразился экономический кризис, сопровождав-

    шийся затяжной депрессией. По оценке специалистов, доля безработных

    составила 6—8%, и это с учетом того, что большинство самодеятельного

    населения было занято в сельском хозяйстве. Только в Нью-Йорке ра-

    боты лишилось около 50 тыс. человек, а общие потери, вызванные кризи-

    сом, включая обесценение имущества, достигли к 1840 г. огромной сум-

    мы — 6 млрд. долл. Импорт США к 1843 г. упал по сравнению с 1836 г.

    с 190 млн. до 65 млн. долл., а заработная плата рабочих между 1839 и

    1843 гг. сократилась в среднем на 30—50%.

    В связи с тяжелым экономическим положением в стране президент

    Ван-Бюрен предложил созвать чрезвычайную сессию конгресса, которая

    открылась 4 сентября 1837 г. Несмотря на широкую критику правитель-

    ственной политики, президент решительно подтвердил принцип невмеша-

    тельства государства в экономику и подчеркнул, что те, кто настаивает на

    специальной помощи отдельным группам населения, не учитывают спе-

    цифику американского правительства. «Создатели... конституции и народ,

    который ее одобрил... мудро рассудили,— писал президент,— что, чем

    меньше правительство вмешивается в частные дела, тем лучше для обще-

    го блага... Я воздерживаюсь от предложения конгрессу какого-нибудь

    специального плана урегулирования денежного обращения в стране, об-

    легчения экономических трудностей или вмешательства в обычный ход

    внешней и внутренней торговли, поскольку убежден, что подобные меры

    не входят по конституции в компетенцию центрального правитель-

    ства» 103.

    Даже самые скромные меры, предложенные правительством Ван-Бю-

    рена для упорядочения денежного обращения и сводившиеся к изъятию

    государственных фондов из «банков-любимчиков» и созданию независи-

    мого федерального казначейства, дебатировались в конгрессе на про-

    тяжении нескольких лет. Лишь в 1840 г. законопроект о создании неза-

    висимого федерального казначейства прошел обе палаты конгресса и

    4 июля был подписан Ван-Бюреном 104

    Вторую четверть XIX в., и прежде всего годы президентства Э. Джек-

    сона и Ван-Бюрена, со времени опубликования книги А. де Токвиля

    «О демократии в Америке (1835—1840)» принято считать «эпохой равен-

    ства». Часто пишут также об «эре простого человека», а наиболее распро-

    страненным и, можно сказать, даже общепринятым названием в амери-

    канской историографии до сих пор остается термин «джексоновская де-

    мократия» 1О5.

    Как известно, больше всего французского аристократа поразило в Аме-

    рике  «равенство общественных положений» 106, и именно он стал одним

    из создателей «эгалитарного мифа», который пользуется популярностью в

    ученых кругах вплоть до настоящего времени. Токвиль являлся также

    родоначальником теории «консенсуса» не только фактически, но и бук-

    вально, так как именно ему принадлежит утверждение, что «в Америке

    существует  республика  без  борьбы,  без  оппозиции,   без  доказательств,

    в силу молчаливого согласия, вроде некоторого consensus universalis» 107.

    Многочисленные   документальные   материалы   достаточно   определен-

    но показывают, что американское общество в период «джексоновской де-

    мократии» было обществом классовым, причем имущественное неравен-

    ство продолжало углубляться. Так, 1%   бостонских налогоплательщиков

    владел 33% «некорпоративной собственности» в 1833 г. и 37% —в 1848 г.

    На другом полюсе было 86% налогоплательщиков, которые владели 14%

    собственности в 1833 г. и только 4% — в 1848 г. В Нью-Йорке на долю-

    1% богатых налогоплательщиков в 1828 г. приходилось 29%  «некорпора-

    тивной собственности», а в 1845 г.—уже 40%. Пробиться в число бога-

    тых малоимущему и даже представителю так называемых средних слоев

    было не только трудно, но практически невозможно. Из 100 наиболее со-

    стоятельных    людей    Нью-Йорка    95%    происходили   из   богатых,  3%

    были  выходцами  из   средних  слоев   и  только   2%   родились   в бедных

    семьях108.

    Сторонники мифа о существовании в «эпоху Джексона» подлинной

    демократии обычно ссылаются на демократизацию политической жизни,

    и в первую очередь избирательной системы. Между тем введение всеоб-

    щего избирательного права для белых мужчин, избрание выборщиков пре-

    зидента народным голосованием, а не законодательными собраниями шта-

    тов, назначение кандидатов в президенты национальными конвентами и

    т. д. не изменили главного — реальная власть продолжала оставаться в

    фуках господствующих классов. «Изменился стиль правления элиты, но

    власть элиты по-прежнему сохранилась» 109. Участники партийных кон-

    вентов в действительности лишь следовали диктату партийных лидеров.

    В своем большинстве они были партийными активистами и государствен-

    ными служащими и в результате легко поддавались манипуляциям и

    контролю. Сенатор Т. Бентон был недалек от истины, когда говорил:

    «Народ имеет не больше власти при выборах лица, которое должно быть

    его президентом, чем подданные наследственного монарха над рождением

    ребенка, который в один прекрасный день должен будет над ними цар-

    ствовать» 110.

    Одной из характерных черт периода «джексоновской демократии»

    явился подъем рабочего движения. С 1828 по 1834 г. «независимые рабо-

    чий партии возникли в 61 торговом и промышленном городе, а в мест-

    ностях, где рабочих партий не было, это движение стимулировало рост

    клубов мастеровых, боровшихся за проведение законов в пользу наемных

    рабочих». В связи с возникновением многочисленных рабочих партий в

    Соединенных Штатах в конце 20-х - начале 30-х годов выходило около

    50 еженедельных рабочих изданий111. Сторонники теории «консенсуса»

    приложили немало труда, чтобы доказать, что это движение по сущест-

    ву не было рабочим, а его лидеры — или настоящими или во всяком слу-

    чае «потенциальными» капиталистами.

    Вряд ли приходится сомневаться, что первые рабочие партии и ор-

    ганизации в США действительно не были по-настоящему пролетарскими,

    их лидеры чаще всего происходили из мелкобуржуазных слоев, а полити-

    ческие цели сводились по преимуществу к обычным демократическим

    требованиям того времени: отмена тюремного заключения за долги, со-

    здание системы общественных школ, ликвидация обязательной службы

    в милиции и т. д. Хотя отдельные рабочие лидеры не относились к рево-

    люции отрицательно, только Томас Скидмор начал реально ее пропаган-

    дировать, да и то если она будет проводиться мирными средствами112.

    Любопытно, что Скидмор высказывался и за раздел собственности, счи-

    тая, что «естественное право каждого человека на равную часть собст-

    венности» является самоочевидным и неоспоримым 113.

    При всей очевидной незрелости рабочего движения в США конца

    20-х — 30-х годов это движение следует все же считать в основе своей

    рабочим, поскольку его участники в первую очередь выступали с требо-

    ваниями улучшения условий труда и повышения заработной платы. Цен-

    тральным вопросом всего движения стала борьба за 10-часовой рабочий

    день. Совершенно очевидно, что такое требование является типичным

    именно для рабочих, именно для лиц наемного труда, а не для мелкой

    буржуазии или будущих предпринимателей. Знаменитый Союз механиков

    и производственных ассоциаций, организованный в Филадельфии в конце

    1827 г., возник на основе солидарности рабочих города с бастовавшими

    плотниками, которые требовали введения 10-часового рабочего дня114.

    Наконец, созданная летом 1828 г. на этой основе Рабочая партия Фила-

    дельфии выступила за выдвижение на выборах тех кандидатов, которые

    поддерживали бы интересы трудящихся масс (букв.: рабочих классов —

    the working classes). В решениях, принятых на первом же митинге этой

    партии 11 августа 1828 г., указывалось: «Мастеровые и рабочие города

    и округа Филадельфия теперь решили взять защиту своих интересов

    как класса (подчеркнуто нами.— Авт.) в собственные руки...» 115.

    В Нью-Йорке, где трудящиеся раньше всех добились введения 10-ча-

    сового рабочего дня, первая рабочая партия возникла из движения, на-

    правленного против попыток предпринимателей изменить положение в

    свою пользу. Создание 23 апреля 1829 г. Нью-Йоркской рабочей партии

    вынудило предпринимателей отказаться от проектов увеличения продол-

    жительности рабочего дня. Показательно, что в руководящий орган пар-

    тии — «Комитет 50-ти» — вошли по преимуществу представители рабочих.

    Составленный позднее список кандидатов в законодательное собрание

    штата включал двух плотников, двух машинистов, маляра, жестянщика,

    литейщика, печатника, бондаря, бакалейщика и врача116.

    В середине 30-х годов был создан Национальный союз тред-юнионов,

    что было первой попыткой объединить различные профсоюзы в масшта-

    бе страны. Крупным успехом рабочих была всеобщая забастовка 1835 г.

    в Филадельфии, в результате которой был установлен 10-часовой рабочий

    день117. К концу года такая продолжительность рабочего дня стала уже

    правилом в самых различных городах Соединенных Штатов, исключая

    Бостон.

    Разумеется, не следует забывать, что в рабочем движении участвовало

    много ремесленников и мастеровых, мечтавших в будущем завести само-

    стоятельное предприятие, а среди руководителей преобладали представи-

    тели мелкой буржуазии, радикальные интеллигенты и т. п. Генри Эванс,

    Роберт Дейл Оуэн, Стефан Симcон и другие были по преимуществу мел-

    кобуржуазными реформаторами, и, пожалуй, лишь Томас Скидмор яв-

    лялся образованным рабочим-самоучкой. Даже профсоюзные деятели да-

    леко не всегда оказывались рабочими. Эли Мур, Леви Сламм, Уильям

    Инглиш, в известной мере и Чарлз Дуглас рассматривали свое участие в

    рабочих союзах как первый шаг к политической карьере. Однако почти

    все они были убеждены, что главные политические партии и вся систе-

    ма в целом служат обогащению имущих классов за счет трудящихся

    масс 118.

    И хотя в Соединенных Штатах, как известно, существовали важные

    факторы, которые замедляли процесс формирования рабочего класса, при-

    водимые факты показывают, что в годы президентства Джексона рабочие

    начинают выступать как активная и самостоятельная сила. Во второй

    четверти XIX в. уже сказывались социальные результаты промышленного

    переворота, а классовая структура американского общества просматрива-

    лась все более и более отчетливо.

    Многие современники событий и позднейшие исследователи отмечали

    широкое распространение в Америке 30-х годов мятежей (riots), уличных

    боев и драк, линчеваний и других актов насилия. Любопытно в этой свя-

    зи свидетельство французского наблюдателя М. Шевалье, писавшего

    в сентябре 1835 г.: «Бунт, который во Франции привел бы к остановке

    деловой жизни, никому не мешает здесь идти на биржу, спекулировать...

    и делать деньги. Встречаясь утром, каждый спрашивает и рассказывает

    новости; в одном месте повесили негра, в другом — высекли белого;

    в Филадельфии разрушили десять домов; в Буффало, в Итаке несколь-

    ко цветных были наказаны плетьми. Затем они переходят к ценам на

    хлопок и кофе, поставкам муки, леса, табака и погружаются на целый

    день в расчеты... Прощай справедливость, прощай великие принципы

    1776 г. и 1789 г.!—восклицал автор и приходил к выводу: — Распад Сою-

    за, если это случится, будет самой полной революцией из всех имевших

    место» 119.

    Рост подобных актов в период «джексоновской демократии» (в отли-

    чие от первой четверти XIX в., когда их почти не было) отмечали и со-

    временные исследователи. Так, по подсчетам Д. Гримстеда, между 1828

    и 1833 гг. в США произошло около 20 мятежей, в 1834 г.— 16 и, нако-

    нец, в 1S35 г.— 37 120. Наиболее крупным и драматичным эпизодом «бес-

    покойной эры» были этно-религиозные бунты в Филадельфии в 1844 г.,

    явившиеся следствием острой вражды между местными протестантами

    и иммигрантами-католиками из Ирландии121.

    Все эти мятежи, по мнению специалистов, не были случайными или

    нетипичными, а порождались тенденциями и противоречиями внутри аме-

    риканского общества.

    В целом американская действительность в 1830—1840 гг. мало соот-

    ветствовала идиллическим представлениям о существовании в период

    «джексоновской демократии» равенства и согласия. Приведенные факты

    свидетельствуют, что в действительности американское общество в пе-

    риод «джексоновской демократии» было обществом классовым со всеми

    присущими ему чертами и противоречиями. Ключом к пониманию харак-

    тера и движущих сил «джексоновской демократии» является в первую

    очередь развитие американского капитализма, и в частности успехи про-

     

    мышленного переворота на Северо-Востоке. Новые слои буржуазии,

    и прежде всего молодая промышленная буржуазия, вступили в эти годы

    в соперничество со старой «финансовой аристократией», олицетворявшей-

    ся банком США в Филадельфии, и стали важной составной частью коа-

    лиции, на которую опирался президент Джексон. В основе же этой коа-

    лиции лежал союз плантаторов Юга и фермеров Запада. И те и другие

    были заинтересованы в экспансии на Запад. И те и другие были недо-

    вольны деятельностью национального банка, который ограничивал спеку-

    ляцию и выпуск новых банкнот.

    Эта коалиция, однако, могла существовать лишь до тех пор, пока

    центральной проблемой политической борьбы не стал вопрос о рабстве.

    Все более жесткая позиция южан в этом вопросе вела к тому, что поли-

    тика демократической партии оказалась в итоге в явном противоречии с

    ее социальной базой. «Начавшийся с середины 40-х годов XIX в. кризис

    двухпартийной системы демократы - виги проявился в создании целого

    ряда третьих партий: партии свободы, фрисойлеров, партии „ничего не

    знающих"» 122. Однако только после образования республиканской пар-

    тии в 1854 г. крах старой политической системы стал уже очевидным фак-

    том. Что же касается 40-х годов, то в это время основное внимание ока-

    залось прикованным к проблемам экспансии, присоединению Техаса, Оре-

    гона и к войне с Мексикой.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 100      Главы: <   43.  44.  45.  46.  47.  48.  49.  50.  51.  52.  53. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.