1. «ЭРА ДОБРОГО СОГЛАСИЯ» - ИСТОРИЯ США. Т.1 - Автор неизвестен - История США - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 100      Главы: <   39.  40.  41.  42.  43.  44.  45.  46.  47.  48.  49. > 

    1. «ЭРА ДОБРОГО СОГЛАСИЯ»

    После окончания англо-американской войны в Соединенных Штатах

    наблюдалась существенная перегруппировка политических сил. Некогда

    влиятельная федералистская партия практически перестала существо-

    вать. На выборах 1816 г. кандидатура представителя республиканцев

    Джеймса Монро не встретила серьезного сопротивления. Он получил

    183 голоса выборщиков, а его соперник федералист Руфус Кинг — все-

    го 34. Одной из задач администрации новый президент считал не только

    поглощение бывших федералистов республиканцами, но и ликвидацию

    политических партий вообще. По мнению Монро, президент — глава на-

    ции, а не лидер одной партии. На следующих президентских выборах

    (1820 г.) у Дж. Монро уже не было соперников, и он собрал 231 голос

    против одного. Подводя теоретическую базу под свои взгляды, он писал,

    что, поскольку в США отсутствуют «классовая система и привилегиро-

    ванные слои», нет необходимости и в партиях, которые служили бы вы-

    разителями различных интересов. Народу же, являющемуся единствен-

    ным хозяином, остается лишь выбрать настоящего лидера, который су-

    мел бы подняться над личными амбициями 1.

    Важной задачей конгресса после окончания войны с Англией, по

    мнению Монро, должны были стать «меры по сохранению и поощрению

    мануфактур», которые достигли «беспрецедентного расцвета» и стали

    источником «национальной независимости и благосостояния» Соединен-

    ных Штатов2. Т. Джефферсон, первоначально высказывавшийся против

    промышленного развития, теперь подчеркивал, что «владельца промыш-

    ленного предприятия следует поставить в один ряд с землевладельцем...

    Опыт показал нам, что мануфактуры столь же необходимы для нашей

    независимости, как и для нашего процветания» 3.

    Уже весной 1816 г. был принят первый протекционистский тариф и

    при активной поддержке Дж. Кэлхуна и Г. Клея учрежден второй на-

    циональный банк Соединенных Штатов. В соответствии с новым законом

    таможенные пошлины колебались от 7,5 до 30% стоимости товаров, при-

    чем особо  оговаривалась  защита хлопчатобумажных и шерстяных тка-

     1 The Writings of James Monroe: Vol. 1—7. N. Y., 1898—1903, vol. 5, p. 342—348; Am-

    mon H. James Monroe and Era of Good Feelings.— Virginia Magazine of History and

    Biography, 1958, Oct., vol. 66, N 4, p. 389—390, 397—398.

    A Compilation of the Messages and Papers of the Presidents, 1789—1902: Vol. 1—Ю/

    Ed. by J. D. Richardson. Wash., 1903, vol. 1, p. 333.

    The Writings of Thomas Jefferson: Vol. 1—20 / Ed. by A. Lipscomb, A. Bergh. Wash.,

    1905, vol. 14, p. 391—392.

     

    ней железа, бумаги и других изделий молодой американской промыш-

    ленности. Первоначальный капитал банка США устанавливался в

    35 млн. долл., пятая часть которых принадлежала правительству. Соот-

    ветственно 5 из 25 директоров банка назначались федеральными властя-

    ми, а банкноты признавались законным платежным средством по всей

    территории страны. Он должен был хранить государственные фонды и

    обеспечивать выплату звонкой монеты. В качестве агента министерства

    финансов банк мог ежегодно продавать правительственные акции на

    2 млн. долл., в его функции входила уплата государственных долгов,

    пенсий и т. д.

    Если ранее за учреждение первого банка США выступали федерали-

    сты во главе с А. Гамильтоном, то теперь главными сторонниками на-

    ционального банка стали республиканцы. В 1791 г. учреждение цент-

    рального банка поддерживал Север, а Юг был против. В 1816 г. пред-

    ставители Юга и Запада в основном проголосовали за его учреждение,

    тогда как большинство представителей Севера высказались против4.

    Выступая 4 апреля 1816 г. в защиту нового тарифа, Дж. Кэлхун под-

    черкивал, что в отдельности каждая отрасль экономики — сельское хо-

    зяйство, промышленность и торговля — не может стать основой общего

    благосостояния. Лишь взятые вместе они обеспечивают процветание,

    которое зависит от любой из них5.

    Как и члены администрации, сторонником расширения власти феде-

    рального правительства, укрепления права частной собственности и

    единства молодой республики выступал Дж. Маршалл, возглавлявший

    Верховный суд США на протяжении более 30 лет (1801—1835). «Аме-

    риканские Штаты, как и американский народ,—подчеркивал Маршалл,—

    убеждены в важности тесного и прочного союза для их свободы и

    счастья. Опыт показал, что наш Союз не может существовать без едино-

    го правительства, и этот же опыт свидетельствовал, что американское

    правительство превратилось бы в простой символ, который разрушил все

    их надежды, если бы оно не включило значительную часть суверенной

    власти, принадлежавшей независимым штатам». Дж. Маршалл отмечал

    далее, что по многим наиболее важным причинам Соединенные Штаты

    образуют одну нацию: «Мы единый народ во время войны. Мы единый

    народ при заключении мира. Мы единый народ во всех торговых согла-

    шениях... Мы единый народ и во многих других отношениях и единст-

    венный орган, который может контролировать и управлять нашими ин-

    тересами во всех областях,— это правительство Союза» 6.

    Укрепление национального единства, безраздельное господство рес-

    публиканской партии и определенное умиротворение в политической

    жизни страны послужили основанием для современников назвать прези-

    дентство Монро «эрой доброго согласия» (the Era of Good Feelings).

    Впервые этот термин употребила бостонская газета «Коламбиан сенти-

    нел» 12 июля 1817 г.. и он сразу же получил довольно широкое распро-

    странение 7.

    Однако благополучие и спокойствие в стране были только внешними.

    Послевоенное «процветание», основанное на неустойчивой почве земель-

    ного и хлопкового «бума», оказалось непродолжительным. Восстановле-

    ние мирной жизни в Европе и усиление конкуренции английских това-

    ров на американском рынке усугубляли положение. Торговый баланс

    США в 1815—1819 гг. складывался крайне неблагополучно. Импорт

    сильно превышал экспорт. В этих условиях национальный банк не смог

    обеспечить нормализацию денежного обращения и, более того, даже спо-

    собствовал углублению экономических трудностей. Современники видели

    корень зла именно в банковских спекуляциях, не понимая, что развал

    финансов являлся скорее следствием, чем причиной кризиса, раз-витие

    которого неизбежно вытекало из природы капиталистического произ-

    водства.

    Экономический кризис 1819 г. в той или иной степени затронул са-

    мые различные слои населения. Особенно тяжелым было положение тру-

    дящихся. «По крайней мере 30 тыс. человек лишились работы, и многие

    из них стали пауперами»8. Резко сократилось промышленное производ-

    ство. В 1815 г. в Питтсбурге и его окрестностях было занято 1960 рабо-

    чих, а в 1819 г.—лишь 672. Стоимость создаваемой ими продукции со-

    ответственно упала с 2,6 млн. долл. до 0,8 млн.9 Участились случаи

    тюремного заключения за долги: в 1820—1822 гг. в бостонские тюрьмы

    попали 3,5 тыс., в филадельфийские — 1,8 тыс. человек. Газеты помеща-

    ли объявления о продаже имущества несостоятельных должников, о мно-

    гочисленных случаях банкротства и т. д. Особенно тяжелым было поло-

    жение в хлопчатобумажной промышленности, где число занятых сокра-

    тилось почти на 75%. Учитывая, однако, что в стране большинство

    самостоятельного населения было занято в сельском хозяйстве, специа-

    листы снижают процент безработных до 3—4%, а максимальную числен-

    ность безработных оценивают в 120 тыс.10

    Исключительно остро в эти годы обстояло дело с распределением го-

    сударственных земель. К 30 сентября 1819 г. было продано свыше

    20 млн. акров11. Кризису 1819 г. предшествовала невиданная до того

    спекулятивная горячка, особенно резко проявлявшаяся в таких штатах,

    как Алабама и Миссисипи. В Алабаме земля продавалась по цене, пре-

    вышавшей минимум (2 долл. за акр), в 3 раза, а иногда даже в 10—

    15 раз. Резко возросла и задолженность за землю, составив в целом

    около 22 млн. долл. Крупные спекулянты и плантаторы, широко поль-

    зуясь кредитом, задолжали государству огромные суммы денег. В числе

    должников находилась многочисленная армия фермеров, тяжелое поло-

    жение которых особенно усилилось в результате резкого падения цен на

    сельскохозяйственные продукты.

    В этой обстановке в апреле 1820 г. был принят новый аграрный

    закон, снижавший, минимальную цену за акр до 1,25 долл. с одновремен-

    ной отменой кредита и предоставлением права покупать участки разме-

    ром в 80 акров (вместо прежних 160 акров) 12. По специальному закону

    o помощи от 2 марта 1821 г. прежним покупателям предоставлялось

    право отказаться от неоплаченной части земли при сохранении уже оп-

    лаченной. Эти постановления, безусловно, облегчили приобретение земли,

    но радикального решения земельной проблемы они не дали. Трудящим-

    ся предстояло еще многие годы бороться за облегчение доступа к земле.

    Зато большие выгоды эти законы принесли крупным спекулянтам землей

    и плантаторам, освободив их от ряда тяжелых финансовых обязательств.

    К 1832 г. задолженность за землю была фактически ликвидирована. В це-

    лом эти акты были одним из этапов борьбы американского народа за

    более свободный доступ к западным землям и способствовали победе

    фермерского пути развития капитализма в сельском хозяйстве.

    Большой остроты в 1819—1820 гг. достиг конфликт по вопросу о раб-

    стве. Он возник в связи с петицией территории Миссури в конгресс о

    предоставлении ей прав штата. 13 февраля 1819 г. Дж. Толмадж (штат

    Нью-Йорк) внес поправку, по которой принятие Миссури в число штатов

    обусловливалось введением там конституции, предусматривавшей сначала

    ограничение, а затем и запрещение рабства 13.

    Разгорелся яростный спор, охвативший всю страну и продолжавший-

    ся два года. Юридически конфликт выглядел как старый спор об «узком»

    и «широком» толковании конституции. Представители Юга ревностно

    защищали суверенитет штатов и отрицали право федерального конгресса

    налагать ограничения при вступлении территории Миссури в Союз. По

    существу же речь шла об увековечивании рабства в Миссури, о полити-

    ческом преобладании в Союзе и о том, кто будет получать выгоды от

    присоединения новых территорий к Соединенным Штатам.

    Для плантаторов Юга было важно добиться распространения рабст-

    ва за пределы Миссисипи и одновременно создать перевес сил в сенате,

    где число свободных и рабовладельческих штатов было одинаковым

    (по 11). Учитывая более быстрый рост населения свободных штатов,

    Юг не мог уже рассчитывать на преобладающее влияние в палате и по-

    этому стремился укрепить свои позиции в сенате.

    В конце концов конфликт удалось временно уладить. Инициатором

    так называемого Миссурийского компромисса 1820 г. выступил Г. Клей,

    представлявший пограничный штат Кентукки и имевший большой опыт

    парламентской деятельности. После того как с просьбой о приеме в чис-

    ло штатов обратился Мэн, было решено, чтобы, не нарушая равновесия

    сил в сенате, принять обе территории формально, без всяких предвари-

    тельных ограничений в отношении рабства. Конечно, было ясно, что фак-

    тически Миссури принимается как рабовладельческий, а Мэн— как сво-

    бодный штат. Территория к западу от р. Миссисипи делилась параллелью

    36°30' с. ш.—рабовладельческая к югу и свободная к северу. Предусмат-

    ривалось также возвращение беглых рабов, если на этом настаивали

    их хозяева.

    Фактическими победителями в конфликте оказались рабовладельцы,

    которые усиливали влияние в федеральном правительстве, блокируясь с

    определенными кругами западных фермеров и буржуазии Севера.

    К. Маркс подчеркивал, что характерной чертой истории США было

    превращение Союза в «раба рабовладельцев», которое шло через ряд

    компромиссов, означавших   «новую  агрессию  со  стороны Юга...» 14.   Од-

    ной из таких уступок и был Миссурийский компромисс 1820 г., расши-

    ривший границы рабства на новые территории к западу от Миссисипи и

    явившийся, по выражению государственного секретаря Дж. К. Адамса,

    «титульным листом огромного трагического тома» 13.

    Миссурийский компромисс еще более усилил стремление рабовладель-

    цев к экспансии. Закрытые двери к северу от 36° 30' удваивали энергию

    плантаторов в отношении территорий к югу от границ Соединенных Шта-

    тов (Техас, Куба и др.). Экспансионистские настроения в стране подо-

    гревались и длительной борьбой за Флориду. Еще в 1810 г. под предло-

    гом помощи восставшим колонистам в Батон-Руже Соединенные Штаты

    оккупировали Западную Флориду, а позднее конгресс оформил присоеди-

    нение этой области к штату Луизиана и территории Миссисипи. В де-

    кабре 1817 г. вооруженные силы США оккупировали о-в Амелия, хотя

    последний был освобожден от испанского господства и объявлен частью

    территории Мексики. Опасаясь освобождения Восточной Флориды от ис-

    панского господства, генерал Э. Джексон в 1818 г. под предлогом пресле-

    дования индейцев оккупировал и эту территорию 16.

    Испании, не располагавшей реальными возможностями отстоять свои

    территории, не оставалось иного выхода, кроме уступки Флориды по до-

    говору 22 февраля 1819 г., ратифицированному, однако, лишь в 1821 г.17

    Наряду с присоединением Флориды США согласно договору добились

    разграничения территории на Западе по 42-й параллели вплоть до бере-

    гов Тихого океана.

    Это было первое договорное признание притязаний Соединенных Шта-

    тов на территории Тихоокеанского побережья, и неудивительно поэтому,.

    что условиями соглашения с Испанией государственный секретарь

    Дж. К. Адамc очень гордился. Будучи уже в преклонном возрасте, он

    называл этот договор «самым большим достижением в своей жизни» и

    результатом наиболее успешных переговоров, которые когда-либо велись

    правительством США18. Вместе с тем сам Дж. К. Адамc подчеркивал,,

    что действия Э. Джексона были одной из «непосредственных и важных

    причин, которые привели к договору»19. Следует учитывать также, что

    Испания в то время крайне нуждалась в нормализации отношений с

    США, для того чтобы иметь возможность продолжить борьбу со своими

    восставшими колониями и заручиться в этой борьбе поддержкой или

    хотя бы нейтралитетом Вашингтона. По образному выражению россий-

    ского посланника в Соединенных Штатах А. Я. Дашкова, Испания ампу-

    тировала ногу, чтобы, быть может, спасти туловище 20.

    Расширение США происходило не только за счет владений европей-

    ских держав, но в первую очередь за счет территорий, принадлежавших

    индейцам. Колонизация Запада сопровождалась физическим истреблени-

    ем и оттеснением индейцев, которые считались «бесполезным и опасным

    населением»21.   Видимость   законности   обеспечивалась   заключением   со-

    ответствующих «договоров». К концу 1819 г. общий размер «купленных»

    y индейцев земель составил  191978 536 акров,  а  стоимость этих  «поку-

    пок» -  вcего 2 542 916 долл. 22

    Американцы, однако, этим не ограничились, и в докладе военного

    министра Дж. Кэлхуна конгрессу в начале 1823 г. рекомендовалось от-

    теснение индейцев за Миссисипи. Свое «право» на изгнание индейцев

    Соединенные Штаты обосновывали многочисленными ссылками на «про-

    гресс цивилизации» и «намерения творца». Именно этим аргументирова-

    ли в частности, свою позицию американские уполномоченные в пере-

    говорах с «Советом ирокезской нации», когда предложили последнему про-

    дать занимаемую ирокезами территорию в пределах штата Джорджия

    и переселиться за Миссисипи, где США якобы имели «огромные владе-

    ния». Уполномоченные Соединенных Штатов особо подчеркивали, что

    президент проявляет к индейцам «доброжелательное отношение отца» и

    долгом его «детей» является благодарность и послушание. Ссылаясь на

    малочисленность индейцев и огромный размер занимаемых ими террито-

    рий, американские представители утверждали, что в намерения «творца

    вселенной» не входило наличие такого неравенства между его  «белыми

    и красными детьми»   .

    Ответ ирокезского совета от 20 октября 1823 г. был не лишен горь-

    кого юмора. Благодаря «отца-президента» за «множество благодеяний»,

    ирокезские вожди обращали внимание, что когда-то они действительно

    владели обширной страной, но с тех пор «делали уступку за уступкой...

    чтобы удовлетворить желание своих соседних братьев». Тем не менее

    страстному желанию «наших братьев» получить землю нет конца,

    и «для нас было бы неразумным полагать, что небольшая уступка ког-

    да-либо удовлетворит их». Ирокезские вожди признавали, что не знают

    конкретных намерений «верховного творца», но одновременно отмечали,

    что принцип равного наследования земли между его «детьми» никогда

    не соблюдался. Если же намерения «верховного творца» действительно

    таковы, как это представляют «белые братья», то как могло случиться,

    что «законы цивилизованных и просвещенных наций допускают, чтобы

    один человек монополизировал больше земли, чем он может обрабо-

    тать» 24.

    Если у «белых братьев» отсутствовало преимущество в логике, то

    они обладали таким веским аргументом, как сила огнестрельного оружия,

    и это оказывалось решающим, чтобы заставить сомневавшихся индей-

    цев признать справедливость предъявлявшихся требований. Неудивитель-

    но поэтому, что территория США непрерывно расширялась и в состав

    союза один за другим принимались новые штаты: Индиана (11 декабря

    1816 г.), Миссисипи (10 декабря 1817 г.), Иллинойс (3 декабря

    1818 г.), Алабама (14 декабря 1819 г.), Мэн (15 марта 1820 г.), Мис-

    cypи (10 августа 1821 г.). С 1820 по 1830 г. население западных шта-

    тов возросло   с   2217   тыс.   до   3700   тыс. Как отмечал   Ф.   Дж.   Тернер,

    «подъем нового Запада был наиболее значительным фактом американ-

    ской истории в годы, непосредственно следующие за войной 1812 г.» 25.

    Однако то, что означало прогресс для белых американцев, одновре-

    менно вело к вытеснению и уничтожению коренных обитателей Север-

    ной Америки. По подсчетам современных исследователей, еще в 1820 г.

    к востоку от Миссисипи проживало 125 тыс. индейцев. К 1844 г. их

    осталось там менее 30 тыс. и главным образом в районе оз. Верхнее26.

    Новая цивилизация в буквальном смысле строилась на индейских моги-

    лах.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 100      Главы: <   39.  40.  41.  42.  43.  44.  45.  46.  47.  48.  49. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.