<img width=479 height=2 src="books/../books/o069/ИСТОРИЯ%20США.%20Т.1_image043.gif">2. ПОЛИТИКА ДЖЕФФЕРСОНОВСКИХ РЕСПУБЛИКАНЦЕВ - ИСТОРИЯ США. Т.1 - Автор неизвестен - История США - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 100      Главы: <   36.  37.  38.  39.  40.  41.  42.  43.  44.  45.  46. > 

    2. ПОЛИТИКА ДЖЕФФЕРСОНОВСКИХ РЕСПУБЛИКАНЦЕВ

    В 1800 г. политическая власть в США впервые перешла из рук од-

    ной партии — федералистской — в руки другой — джефферсоновских

    республиканцев. В глазах современников это событие приравнивалось к

    коренному политическому перевороту, а победившая партия свой успех

    устами Т. Джефферсона определила как «революцию 1800 г.», не усту-

    павшую по важности революции 1776 г.48 Страна жила в ожидании ра-

    дикальных перемен, залогом чему служила как идеология джефферсонов-

    цев в целом, так и конкретные требования их предвыборной платформы.

    Победа джефферсоновской партии на выборах 1800 г. была обуслов-

    лена многими обстоятельствами. Сыграли свою роль и острые фракцион-

    ные распри среди федералистов (их духовный глава А. Гамильтон раз-

    вернул злобную агитацию против кандидата партии на президентских

    выборах Дж. Адамса), и огромный авторитет у американцев их против-

    ников — Т. Джефферсона и Дж. Мэдисона, и, безусловно, то, что послед-

    ние смогли создать в предшествующее десятилетие гораздо более дейст-

    венную и сплоченную партийную организацию, нежели соперники. Одна-

    ко главная причина триумфа джефферсоновцев заключалась в том, что

    они сформулировали и предложили нации альтернативу скомпрометиро-

    вавшему   себя   экономическому   и   политическому   курсу   федералистов.

    Пропаганда джефферсоновцев в лапидарной и выразительной форме

    указала на непопулярные в массах итоги пребывания федералистов у

    власти: британское влияние, постоянная армия, прямые налоги, государ-

    ственный долг, дорогостоящий флот, непомерно высокое жалованье для

    членов конгресса, аристократический дух. Джефферсон и его окружение

    противопоставили иные, более демократические пути развития США, от

    которых на протяжении 12 лет пребывания у власти федералисты настой-

    чиво отказывались.

    Прежде всего джефферсоновцы обещали вдохнуть жизнь в Билль о

    правах, вступавший в силу еще в 1791 г., но фактически положенный фе-

    дералистами «под сукно». Джефферсон в инаугурационной речи в марте

    1801 г. в категорической форме потребовал восстановить основательно

    подорванное в 90-е годы доверие к народовластию и республиканской

    форме правления49. Правда, ни в этой речи, ни в других публичных об-

    ращениях президентского периода Джефферсон не рисковал обращаться

    к теме развития в США принципов прямого народоправства, занимавших

    важнейшее место как в его собственных воззрениях, так и в идеологии

    его последователей предшествующего периода 50. Тем не менее политиче-

                    ТОМАС ДЖЕФФЕРСОН

    ские формулы нового президента и победившей партии резко контрасти-

    ровали с откровенно элитарными установками федералистов.

    Среди экономических требований предвыборной платформы джеффер-

    соновцев, сохранившихся в их идейном арсенале на протяжении всего

    периода пребывания у власти, особое значение для простых американцев

    имело предложение о радикальном изменении налоговой системы, наме-

    чавшее перенесение тяжести налогов с плеч трудящихся на богатую

    часть общества. В первом послании конгрессу Джефферсон выдвинул за-

    дачу отмены всех прямых налогов, увеличивавшихся в период правле-

    ния федералистов подобно снежному кому. Он особо подчеркнул социаль-

    ный смысл налоговой реформы: в результате нее, доказывал президент,

    трудовой люд будет вообще освобожден от налогового бремени, ибо вся

    тяжесть   сохранившихся  внешних   налогов,   выражавшихся   в   пошлинах

    на предметы импорта, падет на зажиточных граждан, которые только и

    являются потребителями заграничных товаров 51.

    У победившей партии имелись и другие радикальные предложения.

    Ее лидеры намеревались распустить армию, прекратить строительство

    флота, ликвидировать государственный долг и закрыть национальный

    банк, реформировать суды, упростить чиновничий аппарат. Это вызвало

    настоящую панику среди федералистов, многие лидеры которых, подобно

    Ф. Эймсу, пророчили Соединенным Штатам погружение вскоре в «есте-

    ственное состояние»52. В создавшейся ситуации немногие федералисты

    сохранили присутствие духа. Одним из них оказался, как ни странно,

    А. Гамильтон, подлинный творец «федералистской системы». В конце

    1800 г., когда члены палаты представителей раздумывали, предпочесть

    им в качестве президента А. Берра или Джефферсона, Гамильтон на-

    стаивал, чтобы федералистская фракция доверилась Джефферсону, ука-

    зав, что последний в достаточной мере прагматичен и, став во главе пра-

    вительства, не посмеет посягнуть на основы существующих отношений.

    В сравнении с другими федералистами Гамильтон обнаружил гораз-

    до большую наблюдательность и прозорливость в оценке политического

    поведения Джефферсона. В предвыборной кампании демократических рес-

    публиканцев взгляду внимательного наблюдателя открывались два

    момента. Один, напугавший федералистов и привлекший симпатии масс,

    заключался в требованиях смелых демократических преобразований во

    всех сферах общественной жизни. Другой, гораздо менее приметный со-

    стоял в обещании сохранить преемственные связи с политикой предыду-

    щих администраций. Политика джефферсоновских республиканцев благо-

    даря этой ее второй стороне дала толчок развитию основополагающего

    принципа американской двухпартийной системы: континюитета, являв-

    шегося важнейшим условием поддержания власти буржуазии в стране.

    В период президентских выборов джефферсоновская партия подчер-

    кивала, что является сторонницей конституции 1787 г. и идеи прочного

    союза штатов не в меньшей степени, чем федералисты. В ряде штатов

    джефферсоновцы даже предпочитали называть себя «республиканскими

    федералистами», всячески отводили обвинения в связях с антифедералист-

    ским движением 1787—1789 гг. и возмущались попытками соперни-

    чавшей партии утверждаться в качестве единственной хранительницы фе-

    деральной конституционной системы. Сам Джефферсон счел необходимым

    подчеркнуть единую позицию двух партий в отношении основ государст-

    венного союза и протянул поверженным соперникам примирительную

    «оливковую  ветвь»:   «Все  мы республиканцы,   все   мы   федералисты»53.

    В годы президентства Джефферсона, а затем и его «наследника» по

    «виргинской династии»54 Дж. Мэдисона преемственность в политике

    двух партий распространялась на все новые и новые сферы государст-

    венной деятельности. В некоторых случаях джефферсоновцам приходи-

    лось идти на уступку федералистским доктринам вопреки своей воле под

    давлением объективных, не зависящих от их мировоззрения требований

    развития американского капитализма. Так, уже в начале президентства

    Джефферсон должен был отречься от одной из основополагающих офи-

    циальных доктрин партии — развития нации по «чисто» аграрному пути.

    В ежегодном послании конгрессу США он объявил сельское хозяйство,

    мануфактуры, торговлю, мореплавание четырьмя столпами процветания.

    Постепенно президент вынужден был поступиться и принципом госу-

    дарственного невмешательства в частнокапиталистическое развитие, ко-

    торый также всегда занимал ведущее место в идейном багаже джеффер-

    соновских республиканцев и который сам он энергично пропагандировал

    в первых посланиях конгрессу. С 1805—1806 гг. Джефферсон стал дока-

    зывать, что средства государственной казны должны активно использо-

    ваться для развития судоходства, каналов, дорожного строительства и

    даже для поощрения мануфактур. Предалась забвению и фритредерская

    идея, а государству вменялось в обязанность защищать национальную

    промышленность от иностранной конкуренции с помощью протекционист-

    ской политики. Джефферсон никогда не отказывался от планов преоб-

    разований, но с течением времени их все более и более стали отличать

    двусмысленность, половинчатость, противоречивость.

    Склонность Джефферсона к компромиссам подтачивала цельность и

    единство ведомой им партии, что усугублялось развитием в ней широкого

    спектра политических мнений, грозившего расколом демократических

    республиканцев на фракции. Наиболее многочисленную группировку со-

    ставляли так называемые «старые республиканцы», твердо настаивавшие

    на осуществлении принципов, которым партия присягнула в 90-е годы.

    Однако под именем «старых республиканцев» выступали разнородные

    элементы.

    На правом фланге ортодоксов стояли консервативные политические

    деятели Дж. Тейлор, Дж. Рэндолф, Э. Пендлтон, решительно требовавшие

    от правительства ни в чем не уступать торгово-промышленным кругам

    (развитие торговли и мануфактур несло в себе согласно их риторике фа-

    тальную угрозу моральной и социальной деградации нации) и добивать-

    ся превращения США в чисто аграрную страну55. Их доктрина носила

    откровенно реакционный характер, ибо была направлена на закрепление

    господствующей роли в государстве за южными плантаторами. Эти орто-

    доксы восприняли как кощунство попытку Джефферсона включить в

    свою политическую стратегию идею межпартийного согласия и очень ско-

    ро оказались в оппозиции к администрации.

    На левом фланге «старых республиканцев» находились политики, для

    которых приход к власти Джефферсона означал начало решительной

    борьбы за демократизацию всех сторон общественной жизни. Их опор-

    ным пунктом стала Филадельфия, а самой колоритной фигурой среди ра-

    дикалов был, безусловно, Дж. Логэн, острый памфлетист, сохранивший

    до конца жизни верность эгалитарному социальному идеалу. Дж. Логэн,

    подобно ряду других пенсильванских демократов, таких, как Б. Остин,

    У. Дуэн (редактор ведущей газеты джефферсоновской партии «Аврора»),

    отверг попытки Джефферсона осуществлять нововведения при сохране-

    нии известной преемственности политики федералистов.

    Изолировав себя от «старых республиканцев», Джефферсон стремил-

    ся опереться на умеренное крыло партии, способное осуществить праг-

    матический курс. Один из ключевых постов в правительстве — государст-

    венного секретаря — был доверен Дж. Мэдисону, который еще в годы

    войны за независимость обнаружил удивительную способность выводить

    из тупика разногласия между северо-восточными и южными депутатами

    Континентального конгресса и заслужил славу «великого примирителя».

    Джефферсона и Мэдисона связывала давняя дружба, хотя их полити-

    ческий союз был необычен во многих отношениях. Между двумя вир-

    гинцами всегда сохранялись серьезные мировоззренческие расхождения.

    Главное сводилось, по удачному определению американского историка,

    к тому, что «для Джефферсона опасность тирании заключалась в цент-

    рализации власти, а Мэдисон, напротив, видел такую опасность в бе-

    сконтрольном и самодовлеющем волеизъявлении большинства»56. Прео-

    долению этого и других разногласий между Джефферсоном и Мэдисоном

    способствовала их (пусть и разная по мотивам) оппозиция гамильтонов-

    скому плану развития США и свойственный обоим политический праг-

    матизм.

    Второй ключевой пост в правительстве — министра финансов — занял

    пенсильванец А. Галлатин, символизировавший связь северо-восточного

    и южного крыла джефферсоновцев. Предоставление пенсильванцу поста,

    который в 90-е годы занимал Гамильтон, не было, однако, вынужденной

    уступкой северо-восточному крылу со стороны виргинских вождей пар-

    тии. Галлатин зарекомендовал себя в конце XVIII в. самым компетент-

    ным критиком финансовой политики федералистов, в частности он сумел,

    что называется, «с цифрами в руках» показать наличие злоупотреблений

    в деятельности Гамильтона и его окружения.

    Именно А. Галлатину предстояло осуществить на практике главное

    требование идейной платформы джефферсоновских республиканцев —

    ликвидировать финансовые начинания Гамильтона, составлявшие крае-

    угольный камень всей «федералистской системы» 90-х годов. Наибольших

    успехов ему удалось добиться в двух пунктах: погашение государственно-

    го долга и уничтожение всех прямых налогов.

    Государственный долг США, в котором Гамильтон видел надежную

    основу цементирования союза штатов и тесной унии правительства и фи-

    нансовой буржуазии, в глазах джефферсоновских республиканцев высту-

    пал исключительно в качестве источника обогащения северо-восточных

    денежных воротил и средства ограбления массы налогоплательщиков.

    К 1801 г. этот долг составил 83 млн. долл. Галлатин надеялся, экономя

    на военных и административных расходах и выплачивая каждый год по

    7 млн. долл., погасить его'в течение 10 с небольшим лет.

    В силу разных обстоятельств (покупка Луизианы, увеличившая го-

    сударственный долг на 15 млн. долл., непредвиденный рост военных рас-

    ходов, вызванный обострением американо-английских противоречий,

    и др.) план этот так и не был осуществлен. Тем не менее сокращение

    государственного долга джефферсоновскими республиканцами оказалось

    весьма существенным: к 1809 г. сумма его снизилась до 57 млн. долл.,

    а в 1812 г., перед началом войны с Англией, составляла уже 45 млн.

    долл. (с началом войны кривая государственного долга, естественно, рез-

    ко поднялась вверх).

    Одной из самых радикальных социальных мер правительства Джеф-

    ферсона являлась отмена всех прямых налогов, составлявших предмет

    острейших разногласий между ними и федералистами (в 1798 г., когда

    федералисты ввели налоги на дома, землю и рабов, один из идеологов

    джефферсоновских республиканцев, Дж. Тейлор, даже потребовал отде-

    ления южных штатов от Союза) 57. Среди отмененных налогов были и

    акцизные сборы, которые в середине 90-х годов явились причиной изве-

    стного «восстания из-за виски» и которые для фермеров являлись особо

    тяжелым побором. После отмены последнего прямого налога — на соль —

    Джефферсон имел основания обратиться к конгрессу США с риториче-

    ским вопросом, в котором заключалось нескрываемое удовлетворение от

    совершенной реформы: «Кто отныне среди американских фермеров, ме-

    хаников   и   рабочих   должен   иметь   дело   со   сборщиками   налогов?»58.

    Противоречивый характер носила политика джефферсоновских рес-

    публиканцев в отношении национального банка, являвшегося одной из

    основ финансовой системы Гамильтона. Национальный банк и его соци-

    альная опора — финансовая буржуазия Северо-Востока традиционно

    рассматривались джефферсоновцами в качестве главного источника рас-

    пространения «аристократической опасности» в США. В борьбе с банком

    джефферсоновцы смогли заручиться поддержкой не только аграриев, но

    и многих представителей торгово-мануфактурной буржуазии, возмущав-

    шихся монопольной позицией этого финансового гиганта в сфере креди-

    та59. Оказавшись у власти, они стали всячески поощрять развитие бан-

    ков в штатах —число их в годы президентства Джефферсона возросло в

    4 раза. Однако, когда дело дошло до лобовой атаки на национальный

    банк, в рядах партии произошел глубокий раскол.

    Срок действия хартии национального банка истек в 1811 г., когда пре-

    зидентское кресло занимал преемник Джефферсона Мэдисон. Но эконо-

    мическая политика администрации продолжала оставаться в руках

    А. Галлатина, сохранившего за собой пост министра финансов. Галлатин

    как раз и воспротивился ликвидации национального банка, заявив, что

    сохранение этого института только и способно обеспечить кредитование

    растущих расходов правительства на оборонные нужды.

    Решительную оппозицию в отношении банка заняли «старые респуб-

    ликанцы». В результате острой фракционной борьбы среди джефферсо-

    новских республиканцев в сенате при решении вопроса о банке сложилось

    равенство сил: 17 законодателей высказались за его ликвидацию и 17 —

    за продление хартии банка. Будущее банка оказалось в руках вице-пре-

    зидента Дж. Клинтона, отдавшего свой голос противникам банка. Однако

    по иронии судьбы через некоторое время сама администрация выступила

    в роли инициатора создания второго национального банка: острейшие фи-

    нансовые затруднения федерального правительства в годы англо-амери-

    канской войны принудили ее добиваться воссоздания «аристократическо-

    го» института.

    В годы пребывания у власти Дж. Мэдисона (1809—1817) противоре-

    чия между экономической доктриной и практикой джефферсоновской пар-

    тии достигли критической точки. Мэдисон выказал себя решительным

    сторонником учреждения второго национального банка, который и был

    создан в 1816 г. Англо-американская война 1812 г. воочию раскрыла зна-

    чение гамильтоновских идей о поощрении национальной промышленности,

    торговли, финансов. В послании конгрессу в 1815 г. Мэдисон решительно

    настаивал на необходимости интенсивного развития в стране мануфактур

    и указывал, что при рассмотрении вопроса о тарифах следует принимать

    во внимание потребности национальной промышленности. Страна, писал

    Мэдисон под впечатлением горьких уроков англо-американской войны,

    крайне заинтересована в строительстве «дорог и каналов, что может быть

    лучше всего осуществлено под началом национальной власти»60. Феде-

    ралисты заявили, что Мэдисон «обокрал» платформу их партии. В послед-

    нем послании конгрессу Мэдисон, словно испугавшись, что зашел слиш-

    ком далеко в уступках «духу» Гамильтона, отрекся от идеи государствен-

    ных субсидий на строительство дорог и каналов.

    До прихода к власти джефферсоновские республиканцы неизменно

    рассматривали аграрное общество, опору которого составляли мелкие не-

    зависимые фермеры, в качестве антитезы «федералистской системы».

    В «резерве» позитивной программы экономических преобразований

    Т. Джефферсона имелась идея о бесплатном наделении всех неимущих

    и малоимущих граждан земельными участками по 50 акров, выдвинутая

    им еще в первый год Американской революции. Он не рискнул воспро-

    извести ее в программе партии во время пребывания на посту президен-

    та. Однако им были предприняты усилия для облегчения доступа про-

    стым американцам к государственному фонду «свободных» земель.

    26 марта 1804 г. конгресс США издал постановление, снижавшее по сра-

    внению с актом 1800 г. минимальную цену за акр продаваемой земли с

    2 до 1,64 долл., а минимальный размер поступающего в продажу участ-

    ка—с 320 до 160 акров. Так был сделан еще один шаг к утверждению

    фермерского  пути  развития  капитализма  в   сельском  хозяйстве   США.

    Самым острым вопросом внутренней политики джефферсоновских рес-

    публиканцев являлась проблема рабства. Подход к ней администрации

    наиболее полно раскрывает противоречивость и ограниченность джеф-

    ферсоновской «демократии», включавшей требования распространения

    буржуазно-демократических прав и свобод на широкие слои белого насе-

    ления, но не выдвинувшей решительных мер по уничтожению рабства.

    В годы президентства, впрочем, как и в 90-е годы, и в отличие от

    революционного периода Джефферсон воздерживался от публичной кри-

    тики рабства, высказывая ее только в частной переписке с друзьями61.

    Он надеялся исключительно на постепенные способы борьбы с ним. От-

    кровенно консервативный характер носила его идея о репатриации сво-

    бодных негров из США, с которой он выступал еще в годы войны за

    независимость62 и которой продолжал придерживаться впредь.

      Когда в 1800 г. в Виргинии был раскрыт заговор рабов, Джефферсон

    предложил   губернатору   Дж.   Монро   вместо   наказания   выслать   их   в

    Сьерра-Леоне, что должно было проложить негритянскому населению

    страны путь на его прежнюю родину, в Африку. Однако руководители

    Сьерра-Леоне, свободной негритянской колонии, основанной при помощи

    английского филантропического общества, отказались принять американ-

    ских негров. Впоследствии взоры Джефферсона обратились к соседке

    США, Сан-Доминго, где в конце XVIII в. в результате успешного анти-

    французского восстания негров-рабов во главе с легендарным Туссэном

    Лувертюром было отменено рабство. Этот замысел президента не получил

    поддержки среди его окружения, явно тяготившегося соседством негри-

    тянской республики63. В 1804 г. правительство США пошло на разрыв

    отношений   с   первым   в мире   свободным   негритянским   государством.

    Ужесточение расистской политики в плантаторских штатах привело,

    в свою очередь, к усилению трений между северо-восточным и южным

    крылом джефферсоновской партии. Прямое столкновение между ними в

    вопросе о рабстве произошло в конце 1801 г., когда северо-восточное

    крыло, объединившись с федералистами из своих штатов, провалило за-

    конопроект, требовавший от каждого работодателя, нанимавшего негра,

    помещения описания его внешности в двух газетах.

    Консервативная позиция южной фракции джефферсоновских республи-

    канцев в вопросе о рабстве не помешала, однако, быстрому и единодуш-

    ному принятию в 1807 г. конгрессом США законопроекта, запрещающего

    ввоз в страну черных невольников с 1 января 1808 г. (эта дата была

    обусловлена еще конституцией 1787 г.). Данный факт имеет простое

    экономическое объяснение: южные плантаторы полностью удовлетворяли

    свои потребности в рабской силе за счет ее естественного воспроизводст-

    ва. В хлопковых штатах возникал постоянный избыток черных невольни-

    ков, за счет которого покрывались гораздо более острые потребности в

    неграх-рабах районов, специализировавшихся на выращивании табака.

    Но хотя закон, запрещающий ввоз негров в США, не подрывал основ

    рабовладения в штатах, его необходимо занести в актив Джефферсона-

    президента, который требовал от конгресса обратиться к этому вопросу

    еще в 1806 г., т. е. за два года до истечения срока запрещения ввоза

    черных невольников в страну, как он был определен создателями феде-

    ральной конституции.

    Среди политических мер джефферсоновских республиканцев наиболь-

    шую известность наряду с отменой ненавистных законов об иностранцах

    и измене приобрела реформа судебной системы. В последние месяцы пре-

    бывания у власти администрации Дж. Адамса конгресс США существен-

    но преобразовал федеральную судебную систему, в результате чего ее ап-

    парат резко возрос. Очень скоро выяснилось, что акт конгресса носил от-

    кровенно партийный характер: федералисты заполнили новые должности

    своими ставленниками, а президент Дж. Адамc утвердил назначения в

    последний день пребывания у власти (вошли в анналы под названием

    «полуночных назначений»). В результате федералисты удачно подсласти-

    ли горькую пилюлю поражения на президентских выборах и одновремен-

    но выставили на пути преобразовательных планов джефферсоновцев мощ-

    ный бастион консервативных судей.

    Разгневанный Джефферсон уже в первом послании конгрессу потре-

    бовал отменить судебный закон 1801 г. Его сторонники без промедления

    подготовили соответствующий билль и провели его через обе палаты.

    Джефферсоновцы радовались успеху не только потому, что отстранили

    политических противников от важных государственных должностей, но и

    потому, что, ослабив федеральную судебную систему, в определенной сте-

    пени укрепили имевшуюся в идейном арсенале их партии доктрину «прав

    штатов».

    При проведении судебной реформы в жизнь джефферсоновские рес-

    публиканцы натолкнулись на отчаянное сопротивление Верховного суда,

    который, оправдывая функцию, возложенную на него федеральной кон-

    ституцией, твердо встал на пути нововведений. Особым консерватизмом

    отличалась позиция председателя Верховного суда Дж. Маршалла, став-

    шего в начале XIX в. фактическим главой федералистской партии.

    В 1803 г. Маршалл, рассмотрев решение правительства о лишении пол-

    номочий одного из «полуночных назначенцев», У. Марбури, объявил су-

    дебную реформу джефферсоновцев противоречившей конституции. По-

    добный вердикт  оказался  первым  в истории  Верховного  суда  США.

    Джефферсон принял вызов высшего судебного органа страны. По ини-

    циативе президента республиканцы попытались отстранить от должностей

    наиболее одиозных федералистских судей, прибегнув к процедуре импич-

    мента. Добившись в 1804 г. смещения окружного судьи Дж. Пикеринга,

    они «посягнули» и на члена Верховного суда С. Чейза.

    Чейз был известен всей стране в первую очередь жестокими судебны-

    ми расправами над американскими демократами. В 1803 г. он в резкой

    форме публично осудил мэрилендских законодателей, добившихся отмены

    в штате имущественного избирательного ценза, и заклеймил преобразо-

    вательные усилия администрации как подрывающие безопасность собст-

    венности и личную свободу. Чейз был обвинен в действиях, не совмести-

    мых с его полномочиями. Однако последовавшие длительные дебаты в се-

    нате привели к результату, обескуражившему администрацию: часть

    джефферсоновских республиканцев выступила в защиту Чейза, и феде-

    ральный судья-реакционер был оправдан. Решение сената положило конец

    кампании против судей-федералистов, носившей ярко выраженный поли-

    тический и, безусловно, демократический характер.

    Демократическая окраска отличала и военную доктрину джефферсо-

    новской партии и администрации. В годы президентства Джефферсон,

    как и прежде, неизменно отстаивал тот широкораспространенный в идео-

    логии Просвещения принцип, что создание и содержание регулярной ар-

    мии и флота в мирное время не совместимы с основами демократическо-

    го правления.

    Как в частной переписке, доверительных беседах, так и в публичных

    обращениях, ежегодных посланиях конгрессу Джефферсон неизменно до-

    казывал, что в мирное время штаты должны полагаться исключительно

    на добровольные милицейские формирования. В подобные подразделения

    он предлагал включить молодых американцев в возрасте от 18 до

    26 лет, которые призваны были овладевать военным искусством в свобод-

    нов от основных занятий время64. Что касается регулярной армии, то

    Джефферсон добивался ее постепенного сокращения, пока она не будет

    ликвидирована совсем. Уже в начальный период деятельности админи-

    страции армия США была сокращена более чем в 1,5 раза — с 5438 до

    3312 человек. Большая ее часть была рассредоточена мелкими подразде-

    лениями на западной границе65.

    Резкому сокращению подвергся и военно-морской флот. Уже в кон-

    це первого года деятельности джефферсоновской администрации ее отче-

    ты зафиксировали продажу 15 фрегатов. Конгресс принял решение оста-

    вить в военно-морских силах 13 фрегатов, причем 7 должны были нахо-

    диться в постоянном резерве. Военно-морская доктрина джефферсонов-

    цев предполагала развитие американского флота исключительно за счет

    легких судов, которые должны были нести береговую охрану.

    Военная доктрина джефферсоновцев дала трещину в момент обостре-

    ния в 1807 г. англо-американских противоречий. Они вынуждены были

    отказаться от нее в условиях чрезвычайных обстоятельств и вопреки сво-

    им желаниям санкционировали расширение военных расходов.

    В целом внешнеполитические проблемы, с которыми приходилось

    иметь дело администрации Джефферсона, были чреваты серьезными ис-

    пытаниями и для многих других доктрин партии. Одна из таких проблем

    была связана с приобретением в начале 1800-х годов Луизианы.

    Возможность присоединения Луизианы, в результате чего территория

    США увеличилась почти вдвое, возникла в связи с неудачей попыток

    Наполеона Бонапарта осуществить французскую колониальную экспан-

    сию в Новом Свете. Заключив осенью 1800 г. секретную сделку с Ис-

    панией, Наполеон Бонапарт добился возвращения Луизианы и Нового

    Орлеана, ключевого порта в устье Миссисипи, в лоно Франции. Лидеры

    джефферсоновских республиканцев, как только узнали о соглашении, за-

    били тревогу. Профранцузский тон внешней политики меняется на анти-

    французский. В послании конгрессу (декабрь 1802 г.) Джефферсон объ-

    явил, что передача испанской провинции Луизианы Франции ведет к

    смещению всех акцентов во внешнеполитической стратегии США66. В пись-

    ме американскому посланнику в Париже Р. Ливингстону президент был

    еще более категоричен. «Новый Орлеан,— заявлял он,— единственное ме-

    сто на земном шаре, владелец которого является естественным и извеч-

    ным врагом американского народа» 67. В случае сохранения Нового Ор-

    леана за Францией, заключал Джефферсон, американцы должны будут

    предпочесть в качестве друга и союзника Англию.

    Государственный секретарь Дж. Мэдисон в докладе конгрессу указы-

    вал, что Новый Орлеан и Флорида должны либо путем покупки, либо

    завоевания стать частью США. А в инструкциях государственного сек-

    ретаря американскому посланнику в Париже предписывалось добиваться

    в переговорах как минимум свободного судоходства по р. Миссисипи.

    В случае же неудачи он должен был пересечь Ла-Манш и вести перего-

    воры уже с английским правительством. Эволюция внешнеполитической

    доктрины джефферсоновских республиканцев налицо: партия отказыва-

    лась быть «французской» и выражала готовность стать «английской»,

    т. е. перейти на позиции своих политических противников — федера-

    листов!

    Дальнейшее развитие событий все же благоприятствовало сохранению

    американо-французских связей.  После  того как в  1802 г.  французская

    армия под командованием Леклерка потерпела поражение в Сан-Домин-

    го, советники Наполеона Бонапарта внушили ему мысль, что без Сан-

    Доминго Луизиана не представляет никакой ценности для Франции. Его

    готовность уступить США «луизианскую пустыню» за изрядный денеж-

    ный куш укрепилась в 1803 г., когда Франция возобновила военные дей-

    ствия на Европейском театре. В итоге всех этих перипетий американским

    представителям на переговорах в Париже сопутствовал сенсационный ус-

    пех: французская сторона согласилась уступить Луизиану вместе с Но-

    вым Орлеаном за 15 млн. долл.

    Точные границы купленной у Франции территории в соглашении ого-

    ворены не были, и администрация США, воспользовавшись этим обстоя-

    тельством, вскоре объявила, что Луизиана включает в себя также и Фло-

    риду и что американцы, следовательно, должны стать хозяевами обеих

    названных областей. Испания решительно опротестовала экспансионист-

    ские притязания правительства США. В целях давления на Мадрид

    джефферсоновские республиканцы использовали угрозы, подкуп, шантаж

    и явно переступили грань, отделявшую рекламируемые ими добродетели

    от пороков федералистов. Теперь уже федералисты обвиняли Джеффер-

    сона и Мэдисона в том, что, организовав покупку Луизианы, они грубо

    поступились принципами американской конституции.

    Приобретение Луизианы означало нарушение конституции, ни

    одна статья которой не предоставляла подобных прав правительству. На-

    рушив принципы высшего закона США, Джефферсон и его окружение

    выказали себя достойными партнерами Наполеона Бонапарта, цинично

    отрекшегося от данного Испании торжественного обещания не передавать

    Луизиану какой-либо третьей державе.

    Выгодная покупка Луизианы способствовала обретению джефферсо-

    новцами своего прежнего лица «французской партии» и отказу от идеи

    зондирования возможностей американо-английского сближения. Дальней-

    шее развитие событий способствовало стремительному ухудшению отно-

    шений между США и Англией. После возобновления в 1803 г. войны

    в Европе в Англии и Франции была принята серия указов, направлен-

    ных на блокирование торговых связей противника с другими, в том чис-

    ле и нейтральными, государствами. Репрессивные меры Англии, утвер-

    дившей после разгрома в 1805 г. французского флота под Трафальгаром

    свое бесспорное превосходство над Наполеоном на море, были особенно

    чувствительны и оскорбительны для американцев. Англичане могли за-

    хватывать американские суда в любой точке океана, а французы были в

    состоянии контролировать только европейские порты.

    Особенно оскорбительными для американцев были обыски их судов

    англичанами с целью вылавливания и наказания так называемых дезер-

    тиров — американских моряков английского происхождения, что подры-

    вало основы национального суверенитета США. Лондон обращался с се-

    вероамериканской республикой как со своей колонией. Действия Англии

    ставили под сомнение сохранение морского флота США: их экипажи, как

    подсчитал Галлатин, включали 9 тыс. бывших граждан Великобри-

    тании — почти половину наиболее опытного и подготовленного состава.

    Чашу терпения американцев переполнил инцидент с судном «Чеса-

    пик», случившийся 22 июня 1807 г. В этот день «Чесапик» был атакован

    английским фрегатом «Леопард», капитан которого потребовал выдачи

    четырех    английских    «дезертиров».   Получив   отказ,   англичане   откры-

     

    ли по американскому судну огонь. В результате три члена экипажа «Че-

    сапик» были убиты, 18 ранены, а четыре пленены как «дезертиры».

    После этого антианглийские настроения в США достигли своего пика.

    Действия королевского военного флота сравнивали с провокацией англий-

    ской армии при Лексингтоне в 1775 г., а дух мщения среди американцев

    был так же силен, как в первый год войны за независимость.

    Следствием нарушения прав США на море явилось подписание Джеф-

    ферсоном 22 декабря 1807 г. закона об эмбарго, которым фактически за-

    прещались все внешнеторговые связи. Закон об эмбарго преследовал цель

    укрепить национальный суверенитет США, и ради ее достижения прави-

    тельство было готово идти на серьезное ограничение интересов торговых

    и финансовых кругов страны.

    «Плата» за укрепление национального суверенитета США, назначен-

    ная администрацией, оказалась, однако, неприемлемой для самих торго-

    вых и финансовых кругов и их политического лидера — федералистской

    партии. В ответ на закон об эмбарго федералисты организовали в штатах

    Новой Англии серию митингов протеста, которые привели к усилению

    сепаратистских   настроений   и   тенденций   на   северо-востоке   страны.

    Сепаратистская идея пустила корни в штатах Новой Англии еще в пер-

    вые годы президентства Т. Джефферсона. В 1803—1804 гг. так называе-

    мая «эссекская хунта», включавшая в себя наиболее консервативных

    федералистов Массачусетса, организовала заговор, направленный на отде-

    ление Новой Англии от Союза. Ее глава Т. Пикеринг вступил в ожив-

    ленную переписку с другими лидерами федералистской партии с целью

    склонить их в пользу образования Северо-Восточной конфедерации. Пла-

    ны «эссекской хунты» отражали не только протест против усиления поли-

    тического влияния в Союзе южных штатов, но и попытку приостановить

    процесс демократических нововведений хотя бы в штатах Новой Анг-

    лии68. После того как их отказались поддержать Дж. Кэбот, А. Гамиль-

    тон и другие видные вожди федералистов, сепаратистское движение пош-

    ло на убыль. Но в 1808 г. оно обрело «второе дыхание» и развивалось

    по восходящей линии вплоть до Хартфортского конвента, созванного в

    1814 г., в разгар англо-американской войны.

    Единство Союза штатов было ослаблено как действиями новоанглий-

    ских сепаратистов, федералистов, так и получившим широкую огласку

    «заговором» А. Берра (1804—1807), направленным на образование из

    западных территорий США и части испанских колоний независимого го-

    сударственного объединения69. Борьба с угрозой раскола нации как на

    Северо-Востоке, так и на Юго-Западе еще более сужала возможности про-

    ведения социально-экономических преобразований, начертанных на зна-

    мени джефферсоновской партии. Во второй срок президентства Джеффер-

    сона программа демократических преобразований внутри страны факти-

    чески была полностью свернута.

    Неудачи и противоречия джефферсоновской «демократии» объясня-

    ются как внутри- и внешнеполитическими факторами, так и известной

    иллюзорностью и, конечно же, классовой ограниченностью реформистских

    намерений республиканской администрации. Однако очевидные минусы

    деятельности Джефферсона-президента не должны заслонять и положи-

    тельных итогов пребывания его у власти. В годы президентства Джеф-

    ферсона под влиянием сознательных усилий возглавляемой им партии про-

    исходит укрепление буржуазно-демократических тенденций в развитии

    американского общества, которые были «законсервированы» в период

    правления федералистов.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 100      Главы: <   36.  37.  38.  39.  40.  41.  42.  43.  44.  45.  46. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.