3. СКЛАДЫВАНИЕ АМЕРИКАНСКОГО ПУТИ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ - ИСТОРИЯ США. Т.1 - Автор неизвестен - История США - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 100      Главы: <   32.  33.  34.  35.  36.  37.  38.  39.  40.  41.  42. > 

    3. СКЛАДЫВАНИЕ АМЕРИКАНСКОГО ПУТИ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ

    Фундаментальное значение при изучении аграрной (а также общей)

    пстории США имеет ленинская концепция о двух объективно возможных

    путях развития капитализма в сельском хозяйстве: американском и прус-

    ском 62. Первый — наиболее прогрессивный, фермерский путь буржуаз-

    ного развития — тип а и второй — помещичье-плантаторский, латифун-

    дистский путь — тип ß.

    Назвав два пути развития условно «американским» и «прусским»,

    В. И. Лешга не ограничивался обобщением опыта только Соединенных

    Штатов или Германии. Его концепция может быть с успехом применена

    и ко многим другим странам и регионам. При этом в реальной дейст-

    вительности элементы этих двух путей буржуазного развития переплета-

    лись и сочетались самым различным образом. Даже в самих Соединенных

    Штатах американский, или фермерский, путь сложился и победил далеко

    не во всех районах и не в полной мере. Он явился результатом длитель-

    ной п сложной эволюции, занявшей более 2,5 столетий и завершившейся

    в масштабах всей страны в общем и целом лишь в результате граждан-

    ской войны и Реконструкции63.

    Отправляясь в Северную Америку, европейские переселенцы мечтали

    о земле и свободе, но реальная действительность за океаном мало соот-

    ветствовала романтическим легендам, которые получили столь широкое

    распространение в исторической литературе. В XVII—XVIII вв. англий-

    ская корона щедро раздавала девственные земли Северной Америки. Но

    ее получали не безземельные крестьяне, а высшая английская аристокра-

    тия. Миллионы акров были пожалованы семействам Балтиморов, Пеннов,

    Калвертов, Ферфаксов, Гренвиллей. Огромными латифундиями владели

    и многие другие влиятельные лица. На этих землях трудились арендато-

    ры, сервенты, а в южных колониях все шире распространялось рабство

    негров. Значительное развитие в колониях получили некоторые элементы

    феодальной системы — майорат, право неотчуждаемости земли, фиксиро-

    ванная рента и т. д.

    Тем не менее предотвратить развитие свободного фермерского хозяй-

    ства английской короне и лордам-собственникам не удалось. Уже на ран-

    них этапах колонизации широкий размах принимает скваттерство. В даль-

    нейшем в ходе и в результате революционной войны за независимость

    1775—1783 гг. происходила конфискация земельных латифундий лояли-

    стов и создание государственного фонда западных земель. Из общей тер-

    ритории континентальных Соединенных Штатов (1905 млн. акров) лишь

    463 млн. находились первоначально во владении отдельных лиц и шта-

    тов. Остальные 1442 млн. акров перешли во владение федерального пра-

    вительства в течение 1781—1853 гг.64

    Напомним, что принятые в 80-е годы XVIII в. условия распродажи

    государственных земель были явно неблагоприятны для беднейших слоев

    населения: земля распродавалась большими участками в 640 акров,

    а минимальная цена за акр устанавливалась в 1 долл.65 Руководители мо-

    лодой республики, и в частности министр финансов А. Гамильтон, рас-

    сматривали доходы от продажи общественных земель как источник вы-

    платы государственного долга. Размеры продаваемых участков не ограни-

    чивались, и основными покупателями оказывались спекулянты и земель-

    ные компании, которые в дальнейшем перепродавали землю тем, кто дей-

    ствительно селился на ней66.

    В результате на протяжении многих десятилетий вплоть до граждан-

    ской войны 1861—1865 гг. и принятия гомстед-акта велась упорная борь-

    ба за облегчение доступа к западным землям, за демократизацию аграр-

    ного законодательства (земельные законы 1800, 1804, 1820, 1841 гг.

    и др.). Большое значение имел, в частности, закон о заимке (pre-emption

    act) от 4 сентября 1841 г., предоставлявший скваттерам право на покуп-

    ку обрабатываемых ими участков по минимальной цене67.

    С конца XVIII в. на огромной территории Соединенных Штатов шла

    последовательная распродажа фонда государственных земель, что при-

    вело к полному торжеству буржуазной поземельной собственности. И в

    этом заключалась суть всего процесса, тогда как часто обращалось внима-

    ние лишь на существование в Соединенных Штатах в XIX в. миллионов

    независимых, по преимуществу патриархальных и полупатриархальных

    фермерских хозяйств. Между тем В. И. Ленин писал о пути развития ка-

    питализма в сельском хозяйстве, так как в конечном итоге рождался

    именно капитализм, причем американский путь и оказывался наиболее

    благоприятным для быстрого и свободного развития товарно-капитали-

    стических отношений.

    На примере России В. И. Ленин убедительно доказал, что «„семейная

    кооперация" служит основой для расширения хозяйства и превращается

    таким образом в капиталистическую кооперацию». При развитом же ка-

    питализме простое товарное хозяйство становится одной из его мелких

    разновидностей. «...Под эту категорию,—по словам В. И. Ленина,—под-

    ходит всякий мелкий, покрывающий свои расходы самостоятельным хо-

    зяйством, товаропроизводитель при том условии, что общий строй хозяй-

    ства основан на... капиталистических противоречиях...» 68

    Быстрыми темпами осуществлялось освоение западных земель. Если

    в 1790 г. за Аппалачами находилось всего 222 тыс. человек, то к 1850 г.

    здесь проживали 10,4 млн., что составляло уже 45% -всего населения

    Соединенных Штатов69. Особенно быстро заселялись среднезападные

    штаты (Огайо, Индиана, Иллинойс, Мичиган, Висконсин, Айова, Мин-

    несота) . В 1800 г. на этих территориях проживала всего 51 тыс. человек

    (1% всего населения страны), а к 1860 г.—почти четверть всего населе-

    ния Соединенных Штатов 70.

    Для правильного понимания механизма действия «подвижной грани-

    цы» на Западе принципиальное значение имеет ленинская формула о раз-

    витии капитализма вширь, о процессе распространения капитализма на

    новые территории. Это развитие шло в соответствии с общим циклом ка-

    питалистического производства, и его пики, естественно, приходились на

    периоды подъемов. Немалый интерес представляет сопоставление роста

    цен на пшеницу, который находился в определенной связи с резкими

    скачками в продаже государственных земель и ростом деловой активно-

    сти переселенцев в периоды экономических подъемов71 (см. с. 223).

    Уже в первой половине XIX в. хозяйство зажиточного фермера но-

    сило, как правило, товарный характер. Достаточно сказать, что в 1816—

    1820 гг. стоимость экспорта зерновых (пшеница, кукуруза и мука) со-

    ставляла 58,2 млн. долл., а в 1856-1860 гг.- 182,4 млн., т. е. возросла

    более чем в 3 раза. За тот же период стоимость экспорта мясных товаров

    (мясо, свинина, бекон и т. п.) увеличилась соответственно с 7,9 млн. до

    75 7 млн. долл., т. е. выросла почти в 10 раз72. Будущее западного фер-

    мера оказывалось тесно связанным с поставками товаров в южные и во-

    сточные районы и, в частности, с развитием промышленного капитализ-

    ГРАФИК  ПРОДАЖИ  ГОСУДАРСТВЕННЫХ  ЗЕМЕЛЬ  И   ИЗМЕНЕНИЯ  ЦЕН   НА   ПШЕНИЦУ

    Сост. по: Historical Statistics of the United States, p. 124, 239.

    ма на северо-востоке страны, способного обеспечить емкий рынок для

    сельскохозяйственных продуктов и дать взамен промышленные товары.

    Налаживанию регулярного товарообмена между различными района-

    ми долгое время препятствовало плохое состояние средств сообщения и

    дороговизна транспортировки грузов. В 1817 г. было совершено первое

    пароходное путешествие вверх по Миссисипи от Нового Орлеана к Луис-

    виллу. Уже в 1818—1819 гг. привоз в Новый Орлеан возрос до 136 300 т

    на сумму в 16 771711 долл., а к 1825 г. пароходы перевозили по Мисси-

    сипи уже более половины товаров73. Из выступления члена палаты пред-

    ставителей Флойда (штат Виргиния) видно, что если раньше для пере-

    возки товаров от Луисвилла к Новому Орлеану требовалось от 30 до

    40 дней, а чтобы подняться на 1500 миль вверх по реке — около 90

    дней, то благодаря пароходу к 1822 г. это время сократилось соответствен-

    но до 7 и 16 дней74.

    В 1816—1820 гг. бочонок свинины в Новом Орлеане стоил на 7,50 долл.

    дороже, чем в Цинциннати, а 10 лет спустя разница составила всего

    2 долл. 40 ц.75 Уже в 1830 г. в Новом Орлеане было зарегистрировано

    прибытие 989 пароходов, доставивших 260 900 т груза. В 1860 г. эти

    цифры составляли соответственно 3566 и 2 187 56076.

    Еще большее значение имело налаживание товарообмена между за-

    падными и северо-восточными штатами. О масштабах перевозок товаров

    в этом направлении можно судить по тому факту, что в 1820 г. только из

    Филадельфии в Питтсбург и обратно проследовали более 3 тыс. повозок,

    которые перевезли товары стоимостью около 18 млн. долл.77 Трудно пе-

    реоценить поэтому значение сооружения системы каналов, связавших

    бассейн Миссисипи — Огайо с Северо-Востоком США, и прежде всего

    строительства штатом Нью-Йорк по инициативе Д. Клинтона грандиоз-

    ного Эри-канала. Его постройка была начата 4 июля 1817 г. и закончена

    6 октября 1825 г. Длина канала составляла 363 мили, что превышало дли-

    ну всех каналов Франции. Одновременно в 1817—1823 гг. был построен

    другой большой канал, соединивший оз. Шамплейн с Эри-каналом близ

    Олбани.

    Революция в транспортных средствах, каналы, железные дороги и

    т. д.— все способствовало переходу от полунатурального к товарному ти-

    пу фермерского хозяйства, специализировавшегося в первую очередь на

    производстве зерна.

    В результате объем внутренней торговли оценивался в 1851—1852 гг.

    в денежном выражении колоссальной для того времени цифрой —

    1461 млн. долл., в том числе торговля по Великим озерам — 157 млн.,

    но рекам — 170 млн., каналам — 594 млн. и железным дорогам —

    540 млн. долл.78

    Развитие внутренней торговли определялось не только разделением

    труда, быстрым ростом городского населения и т. д., но и территориальной

    специализацией трех основных районов страны. Исследователи давно уже

    обратили внимание на взаимозависимость между аграрным Западом,

    плантационным Югом и торгово-промышленным Востоком. К 1830 г.

    внутренняя торговля страны приняла, так сказать, «треугольный харак-

    тер» 79. Запад значительно больше покупал на Востоке, чем продавал,

    но в то же время продавал на Юг больше, чем покупал. Юг покупал

    большинство промышленных товаров на Востоке в обмен на хлопок, са-

    хар, рис и табак, которые шли на экспорт. Таким образом, Запад платил

    за покупку промышленных товаров Востока за счет продажи сельскохо-

    зяйственных продуктов Югу, подобно тому как в колониальный период

    Новая Англия оплачивала свои покупки в метрополии за счет продажи

    продуктов в Вест-Индии.

    Тезис о зависимости Юга от поставок сельскохозяйственных продук-

    тов с Запада в последнее время был подвергнут критике А. Фишлоу и

    некоторыми другими американскими исследователями80. Не отрицая

    больших размеров поставок муки, мяса, кукурузы и т. д. в Новый Ор-

    леан в 1840—1860 гг., А. Фишлоу утверждал, что значительная часть

    этих продуктов (чуть ли не половина) вывозилась затем за границу или

    на Северо-Восток81. Оставляя в стороне достоверность этих выводов

    (Р. Фогел обратил внимание, что они основаны на предположении, будто

    вся торговля между Западом и Югом шла через Новый Орлеан) 82, сле-

    дует отметить, что они в общем не опровергают утверждение о высокой

    товарности сельского хозяйства Запада, а лишь переносят центр тяжести

    на значение экспортной торговли через Новый Орлеан и быстро растущие

    связи между Западом и Востоком. Как отмечал Фишлоу, в 1859 г. стои-

    мость товарооборота между Востоком и Западом составляла как мини-

    мум 175 млн. долл., а возможно, даже доходила до 300 млн. долл., т. е.

    приблизительно была равна объему торговли между Севером и Югом или

    превышала его83.

    В целом по мере улучшения транспортных средств все более расширя-

    лась и углублялась специализация сельскохозяйственного производства.

    В середине XIX в. плодородные земли, прилегавшие к Чикаго (Иллинойс,

    южный Висконсин и восточная Айова), стали быстрорастущим пшенич-

    ным районом, покрывшимся густой сетью железных дорог. Новые тран-

    спортные средства позволили фермерам доставлять в города свежее моло-

    ко и молочные продукты. Новая Англия, Нью-Йорк и северная Пенсиль-

    вания превратились в районы высокотоварного мясного и молочного хо-

    зяйства. На рынки крупнейших американских городов (Нью-Йорк, Фи-

    ладельфия, Бостон, Балтимор и др.) стали поступать разнообразные ово-

    щи и фрукты (за исключением, пожалуй, тропических) 84.

    Но если товарность фермерского хозяйства не вызывает никаких сом-

    нений, то гораздо сложнее обстоит дело с определением степени исполь-

    зования фермерами наемного труда. По свидетельству современников

    (1818), английские фермеры, переселившиеся в Иллинойс с большими

    средствами, не смогли организовать крупного хозяйства из-за отсутствия

    «класса сельскохозяйственных рабочих». Эти трудности не удалось окон-

    чательно преодолеть, даже когда они попытались выписать сельскохозяй-

    ственных батраков из Англии. И в конце концов они пришли к выводу,

    что «Иллинойс является подходящим местом только для мелкого ферме-

    ра, который стремится обрабатывать свою землю без применения наем-

    ного труда» 85.

    Большие трудности создает и отсутствие каких-либо данных о при-

    менении наемного труда в первых американских цензах 1790—1850 гг.

    Между тем некоторые источники, и в первую очередь материалы прес-

    сы первой половины XIX в., содержат отдельные сведения об использо-

    вании наемного труда не только в восточных, но и в наиболее развитых

    районах западных штатов. Исключительно важно в этой связи и свидетель-

    ство известного исследователя американского сельского хозяйства проф.

    П. Гейтса о том, что к середине XIX в. в хорошо развитых аграрных

    районах страны наемный рабочий стал почти такой же обычной деталью

    американского сельского хозяйства, как «ферма в 160 акров, ведро для

    молока или мотыга». Как отмечал в феврале 1846 г. издававшийся в Чи-

    каго фермерский журнал «Прери фармер», в большей или меньшей степе-

    ни наемный труд использовался по всей стране, «почти на каждой хоро-

    шо устроенной ферме». Некоторые лица нанимались на целый год,

    другие — на лето, третьи — на короткий период, когда работы было осо-

    бенно много 86.

    В 1860 г., когда американская статистика впервые начала учитывать

    число   сельскохозяйственных   рабочих,   в   стране   было   зарегистрировано

    795 679 батраков при общем числе фермеров 2 423 89587. Особое внима-

    ние следует обратить на имевшуюся в американских переписях разницу

    между числом ферм и фермеров. Так, в штате Нью-Йорк в 1860 г. было

    зарегистрировано 254 786 фермеров и только 196 990 ферм, в штате Айо-  

    ва — 88 628 фермеров и 61163 фермы и т. д. В целом чуть ли не каж-

    дый шестой фермер в США оказывался «фермером без фермы», или без-

    земельным фермером.

    Кем в действительности были эти люди, считавшие себя фермерами,

    но не имевшие ферм? Значительная часть их, по-видимому, должна быть

    отнесена к арендаторам и сельскохозяйственным рабочим, которые, одна-

    ко, считали свое положение лишь временным, переходным к положению

    фермера. В то время это было вполне естественным, так как сельскохо-

    зяйственный рабочий через определенное время (обычно к 35 годам) имел

    возможность стать, и действительно становился, арендатором или само-

    стоятельным фермером. В разряд «безземельных» могли быть зачислены

    и некоторые скваттеры, уже поселившиеся на своих участках, но еще не

    успевшие их приобрести88.

    Общее представление о числе  фермеров и сельскохозяйственных ра-

    бочих по штатам дают материалы переписи 1860 г.80 Наибольшее число

    сельскохозяйственных  рабочих  было  в  таких  северо-восточных  штатах,

    как Нью-Йорк (115 728 при общем числе ферм 196 900)  и Пенсильвания

    (соответственно 69 104 и 156 357). С другой стороны, в Южной Каролине

    насчитывалось всего 6312 сельскохозяйственных рабочих и 33 171 ферма,

    в Техасе — соответственно — 6537 и 42 891 и т. д. Следует особо отметить,

    что перепись 1860 г. обнаружила наличие сельскохозяйственных рабочих,

    и притом в относительно значительном числе на Западе, в частности в

    таких штатах, как Иллинойс, Индиана, Мичиган, Айова и др., где в то

    время еще имелись так называемые «свободные» земли.

    Общая картина становится еще более впечатляющей, если учитывать

    не только число сельскохозяйственных рабочих, но и так называемых

    «фермеров без ферм». В целом по стране в 1860 г. таких

    «фермеров» насчитывалось 393110 (т. е. 2 423 895—2 030 785). В резуль-

    тате число лиц, не имевших собственных ферм, в 1860 г. фактически

    составляло 1188 789 (795 679+393110). Таким образом на каждые

    100 ферм приходилось около 59 батраков и так называемых «фермеров

    без ферм». Без преувеличения можно сказать, что каждый третий земле-

    делец был в 1860 г. безземельным, чаще всего батраком, иногда «ферме-

    ром без фермы», «семейным рабочим» и т. д.

    Важную роль в развитии сельского хозяйства уже в середине XIX в.

    играли арендаторы. На основе применения современных количественных

    методов американские исследователи установили, что в 50—60-е годы

    арендаторы на Среднем Западе, в частности в Айове, составляли 15—

    20%, а на Юге даже выше (в некоторых районах Джорджии накануне

    гражданской войны доля арендаторов среди земледельцев доходила до

    40%) 90. И это самые консервативные оценки, не учитывающие так на-

    зываемых «фермеров без ферм», которые в своем большинстве причисля-

    ются к фермерам. Если же отнести «фермеров без ферм» к арендаторам,

    то доля последних должна быть увеличена еще на треть или даже на

    половину91. Клиометристы считают систему аренды не отрицательным,

    а положительным явлением, «разумным ответом на экономические усло-

    вия границы». Производительность фермы арендатора, по их подсчетам,

    соответствовала производительности хозяйства собственника земли, и су-

    ществование арендаторов не замедляло, а способствовало экономическо-

    му росту92.

    В быстром росте американского сельского хозяйства, в общем, сомне-

    ваться не приходится, но этот прогресс был прогрессом капиталистиче-

    ским. И очень показательно, что общий процент арендаторов продолжал

    неуклонно возрастать, превысив к концу века по стране в целом 35%.

    Больших успехов американские фермеры достигли в применении раз-

    личных сельскохозяйственных машин и инструментов. Самое широкое

    распространение в середине XIX в. получил металлический плут с взаи-

    мозаменяемыми частями. К 1850 г. в США производилось около 200 раз-

    личных типов металлических плугов. О масштабах производства можно

    судить по тому факту, что в 1836 г. две компании в Питтсбурге

    производили в год около 34 тыс. плугов, а еще одна фирма в Ву-

    стере выпускала в год 20 тыс. плугов в 150 различных вариантах. Бла-

    годаря «простоте, легкости тяги, изяществу и дешевизне» американский

    плуг считался лучшим в мире93.

    Узким местом сельскохозяйственного производства стала уборка, ко-

    торую надо было проводить в сжатые сроки и одновременно во всем райо-

    не, что затрудняло привлечение дополнительного труда соседей. Первая

    жатвенная машина была запатентована О. Хасси в 1833 г., а на следую-

    щий год С. Маккормиком. Новая машина оказалась довольно несовершен-

    ной и дорогой, поэтому фермеры не спешили ее приобретать.

    Расширение посевов, высокие цены на пшеницу в 50-е годы и хрони-

    ческий недостаток рабочих рук заставили фермеров пересмотреть отно-

    шение к уборочной машине, которая между тем стала более совершенной.

    Построив в 1848 г. свою знаменитую фабрику в Чикаго, С. Маккормик

    сумел снизить цену жатки до 100—150 долл. Проблема уборки урожая по-

    лучила теперь радикальное решение. Если до 1850 г. были выпущены

    3373 уборочные машины, то в последующие восемь лет продали уже-

    69 700 штук94.

    В целом стоимость различных машин и орудий в сельском хозяйст-

    ве США уже в 1850 г. достигла 152 млн. долл., а к 1860 г. возросла до

    246 млн.95 По числу и качеству сельскохозяйственных машин США, бес-

    спорно, занимали ведущее место в мире, и уже в 1865 г. в стране нахо-

    дились в употреблении не менее 250 тыс. жатвенных машин96.

    Тезис о капиталистическом пути развития сельского хозяйства США,,

    включая западные штаты, подтверждается, таким образом, самыми раз-

     нообразными данными: высокой товарностью фермерского хозяйства,

    значительными размерами применения наемного труда, наличием «фер-

    меров без ферм», арендаторов и т. д. В последние годы была установлена

    и важная роль, которую играли в капиталистическом развитии сельского-

    хозяйства в США спекулянты землей97. «...Господство капитала,— ука-

    зывал В. И. Ленин,— остается и в самой демократической республике и

    при каком угодно переходе ,,всей земли народу"» 98.

    Вместе с тем американский путь развития сельского хозяйства был

    в принципе наиболее прогрессивным и передовым из всех возможных

    при капитализме. Поскольку переселенец мог получить участок от феде-

    рального правительства, а не от землевладельца, эта земля оказывалась

    свободной от абсолютной ренты. В результате существенно снижалась

    себестоимость сельскохозяйственной продукции, появлялись дополнитель-

    ные стимулы для частной инициативы, повышения производительности

    труда. Неудивительно, что сельскохозяйственное производство в Соеди-

    ненных Штатах быстро увеличивалось, обеспечивая не только внутренние

    потребности, но и поставляя во всевозраставшем количестве товары на

    экспорт   (общая стоимость продукции американских ферм увеличилась с

    343 млн. долл. в 1800 г. до 2186 млн. в 1860 г.) 99.

    Победа американского пути развития капитализма в сельском хозяй-

    стве на Севере, а после гражданской войны и в масштабах всей страны

    оказывала благотворное влияние на экономическое и политическое разви-

    тие Соединенных Штатов в целом, способствовала укреплению демокра-

    тических традиций, быстрому росту сельскохозяйственного и промышлен-

    ного производства и превращению США в развитую аграрно-индустри-

    альную державу.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 100      Главы: <   32.  33.  34.  35.  36.  37.  38.  39.  40.  41.  42. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.