РАЗВИТИЕ КОЛОНИЙ И ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ - ИСТОРИЯ США. Т.1 - Автор неизвестен - История США - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 100      Главы: <   12.  13.  14.  15.  16.  17.  18.  19.  20.  21.  22. > 

    РАЗВИТИЕ КОЛОНИЙ И ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ

    медлили воспользоваться, а с другой — их возросшим самосознанием и

    стремлением к экономической независимости. В период, непосредственно

    предшествовавший началу освободительного движения, колониальная

    промышленность производила большое количество шерстяной и льняной

    одежды. Местное производство приносило хороший доход и освобождало

    купечество от необходимости прибегать к кредиту под высокий процент

    у английских торговых домов, что было неизбежно при покупке перевози-

    мых в колонии британских товаров. Это относится также к изделиям из

    железа, торговлю которыми Англия длительное время считала своей мо-

    нополией.

    Колониальные купцы сравнительно легко преодолевали введенные ме-

    трополией запретительные меры, нередко при негласной поддержке мест-

    ных властей, с которыми находили общий язык, а иногда просто игно-

    рируя запреты. Капитаны морских судов благодаря умелым действиям

    обходили таможенные заслоны. Одним из итогов колониального развития

    было широкое распространение превосходно отлаженной системы контра-

    банды, которая превратилась в отрасль американской экономики.

    Независимо от целей британской политики внутреннее развитие коло-

    ний вело к результатам, которые противоречили интересам метрополии.

    Прибрежное морское судоходство, например, широко практиковавшееся

    во второй половине XVII в., было сперва полностью подчинено англий-

    ским интересам. Но по мере развития ремесла и сельского хозяйства в

    колониях ассортимент перевозок расширился за счет товаров местного

    производства для внутреннего потребления. К началу XVIII в. объем

    внутренней торговли, которую Новая Англия вела с остальными колония-

    ми, почти равнялся объему их торговли с метрополией 3.

    К середине XVIII в. колонии, прежде производившие исключительно

    сырье для метрополии, приступили к производству готовых изделий. Это

    были первые шаги важного процесса, который носил необратимый харак-

    тер. Чтобы представить, насколько ничтожны были пока успехи колони-

    альной промышленности, достаточно сказать, что в канун войны за не-

    зависимость 11 жителей провинции Нью-Йорк из 12 носили одежду бри-

    танского изготовления4. В сельской местности положение было несколько

    иным, но и там преобладали британские товары.

    Успехи экономического развития провинций в Северной Америке за-

    висели   от   многих   факторов.   Рост   собственного   производства   являлся

    лишь одним из показателей. Известно, сколь важную роль играли мор-

    ские перевозки для межколониальных связей, без которых  был бы не-

    возможен прогресс местного производства.  Операции,  связанные  с  мор-

    ской торговлей, явились важнейшим источником так называемого перво-

    начального накопления. Особое значение имела «треугольная»  торговля,

    которая возникла еще в XVII в.  «Это был своего рода перпетуум-моби

    ле...— писал американский историк  Э.  Мире— Вест-Индия производила

    патоку и сахар, из которых в Новой Англии изготовляли ром, на него-

    покупали рабов в Африке, чтобы продать их в Вест-Индии и купить там

    еще патоки и сахара» 5. В более широком плане «треугольная» торговля

    образовала вокруг себя настолько прочный комплекс интересов, что ока-

    залась одной из отраслей колониального хозяйства.

    Торговые отношения с Вест-Индией стали развиваться еще в начале

    XVII в. Одним из важнейших стимулов этих отношений было то, что за

    поставляемые товары Вест-Индия платила американским купцам звонкой

    монетой, в которой они испытывали острую нехватку при внешнеторго-

    вых расчетах. Позднее отношения с Вест-Индией приобрели специфиче-

    ский характер как составная часть «треугольной» торговли. Следует до-

    бавить, что доставляемых из Африки рабов продавали не только в Вест-

    Индии, но и в американских южных колониях — Джорджии, Виргинии,

    Мэриленде и Каролинах 6.

    Не менее важными для развития рынка колоний и их экономического

    роста в целом были также и сухопутные средства сообщения, выпуск

    бумажных денег и т. п. Сложился круг проблем, от решения которых за-

    висел экономический прогресс колоний. Можно констатировать, что к на-

    чалу революции межколониальные связи приобрели такие масштабы, что

    в Америке возникло некое экономическое сообщество, складывался еди-

    ный рынок.

    Говоря об экономическом развитии колониального общества и выте-

    кавших из него предпосылках революции, следует помнить, что на про-

    тяжении всего предреволюционного периода основным видом занятий ко-

    лонистов являлось сельское хозяйство. «Американское общество к момен-

    ту начала революции,— отмечал известный историк М. Дженсен,— было

    в подавляющем большинстве сельскохозяйственным. Вероятно, 90% из

    2,5 млн. проживали на фермах и плантациях. Остальные 10% жили в ма-

    леньких городах и лишь немногих центральных городах, которые зави-

    сели от американских ферм и их благополучия». Дженсен оговаривал,

    что «американская экономика, конечно, не была чисто сельскохозяйствен-

    ной», что быстро развивалось ремесло и промышленность. Тем не менее,

    «несмотря на растущую диверсификацию американской экономики, сель-

    ское хозяйство оставалось основным занятием для большинства амери-

    канцев» на протяжении всего этого периода 7.

    Вопросы промышленности и торговли, а также ограничений, налагае-

    мых метрополией на их развитие, и связанные с этим обстоятельства

    сыграли колоссальную роль в англо-американском конфликте, завершив-

    шемся войной за независимость. Однако аграрные отношения и вытекав-

    шие из них проблемы объективно явились не менее важной предпосыл-

    кой, определившей направление и характер Американской революции.

    Америка обладала бескрайними земельными пространствами, и с са-

    мого начала английской колонизации существовали реальные условия

    для развития сельского хозяйства по свободнопредпринимательскому

    пути, который в дальнейшем сформировался как американский путь раз-

    вития капитализма в сельском хозяйстве. Однако прежде чем это свер-

    шилось, прошло немало времени.

    Земли Нового Света, в особенности на Юге и в средней полосе; были

    плодородными, а климат благоприятным. Но для того чтобы вести хозяй-

    ство и получить доход, нужны были рабочие руки. Прикрепить местное

    население — индейцев — к земле и заставить их работать на себя англий-

    ские колонизаторы не смогли. Поэтому заселение Нового Света, как уже

    отмечалось, сопровождалось массовым импортом рабочей силы. Основную

    массу эмигрантов составляли бедняки. Не имея средств для переезда за

    океан, они заключали кабальные соглашения с купцами и судовладель-

    цами, а последние перепродавали их в Америке. Этих людей называли

    сервентами или «законтрактованными слугами»; им предстояло работать

    в течение нескольких лет на тех, кто покупал их. «Законтрактованные

    слуги» составили почти половину англичан, эмигрировавших в Америку.

    В некоторых колониях (Пенсильвания, Мэриленд и Виргиния) к концу

    колониального периода трое из четырех жителей в настоящем или прош-

    лом были сервентами. Ввоз «законтрактованных» прекратился только с

    началом войны за независимость. Но до этого они были важнейшим

    источником пополнения рабочей силы, и большинство из них, естествен-

    но, оседали в сельском хозяйстве 8.

    Однако использование в таких больших масштабах эмиграции не в

    состоянии было удовлетворить потребность в рабочей силе. Уже с конца

    XVII в. в Америке широко эксплуатировался труд рабов — черных не-

    вольников, которых привозили из Африки. К началу революции не-

    гритянское население в Америке составляло около 0,5 млн.9

    Аграрные отношения в колониях представляли собой сложный, запу-

    танный клубок. Сама Англия уже прочно вступила на путь развития ка-

    питализма, а в Америке метрополия предприняла попытку насадить и

    закрепить старый порядок — феодализм. Переселившиеся в Америку лор-

    ды-собственники эксплуатировали труд белых сервентов и черных неволь-

    ников. Но наряду с последними на берегах Нового Света обосновались

    также свободные фермеры и ремесленники — люди с небольшим или

    средним состоянием. Их положение было иным, чем положение «закон-

    трактованных». Но если свободные переезжали в колонии собственников,

    они обязаны были платить феодальную квит-ренту 10.

    Некоторые исследователи даже пришли к заключению, что XVIII век

    был отмечен «возрождением феодализма» в Америке. «Историки допу-

    скают ошибку,— отмечали американские исследователи Р. Бертхов и

    Дж. Маррин,— когда отвергают значение феодализма в Америке на том

    основании, что никто всерьез не намеревался возродить средние века».

    Этот вывод они подкрепляли данными об увеличении феодальных пода-

    тей в период «возрождения феодализма» в Америке XVIII в., когда до-

    ходы феодальных собственников достигли весьма внушительных разме-

    ров, превышая прибыли землевладельцев и купцов метрополии11. Од-

    нако   эти  авторы упускают  из   виду,  что,   каковы  бы  ни  были  успехи

    американских собственников-«феодалов» в отдельные годы или даже пе-

    риоды, система феодализма в Америке была с самого начала обречена

    на провал. Как можно было поддерживать феодальную иерархию или

    феодальные порядки, если всегда имелась возможность переменить место

    поселения, облюбовав себе ничем не худший участок земли и обосновав-

    шись на нем? Подобного рода поселения так называемых скваттеров по-

    лучили массовое распространение.

    Противодействие скваттерам занимало важное место в политике ме-

    трополии и местных колониальных властей. Борьба по вопросу о земель-

    ных отношениях приняла характер острого классового конфликта. Она

    велась повседневно, выливаясь порой в жестокие схватки, сопровождав-

    шиеся вооруженными столкновениями. Под давлением обстоятельств,

    в результате упорного сопротивления фермеров феодальным институтам

    Лондон вынужден был пойти на ряд уступок. Практически еще до ре-

    волюции провалились попытки насадить феодальные порядки в земле-

    пользовании Новой Англии. Большинство собственнических колоний, по-

    жалованных  в  свое  время королем  отдельным лицам,  перешло  в  руки

    короны.

    Хотя никаких реформ, пересматривавших систему земельных отноше-

    ний, не последовало и продолжали действовать старые порядки, налицо

    были признаки глубокого кризиса аграрной политики, которые определя-

    лись не только разраставшимся конфликтом по вопросу об отношении и

    уплате феодальной ренты и поддерживаемым Англией другим феодаль-

    ным институтам (система майората и т. п.). Политика метрополии в аг-

    рарном вопросе затрагивала жизненные интересы фермерства — основную

    эксплуатируемую массу, составлявшую в канун революции подавляющее

    большинство населения страны. Эта политика привела к обострению

    классовых противоречий и росту демократического движения.

    Своеобразие положения заключалось в том, что в лагере врагов ме-

    трополии оказалась также значительная часть богатой верхушки коло-

    ний — плантаторов и землевладельцев, живших за счет эксплуатации ни-

    зов. Как в торгово-промышленной сфере колониальный период сопровож-

    дался ростом так называемого первоначального накопления и созданием

    нового богатства, так и в аграрной этот процесс привел к появлению

    крупных  состояний,   нажитых  на  ведении плантационного   хозяйства и

    земельных спекуляциях.

    Плантаторам не приходилось терпеть лишения, которые переживали

    бедные и средние земледельцы. Они вели расточительный, богатый образ

    жизни. Но эта жизнь в огромной степени зависела от английских креди-

    торов, а задолженность плантаторов британским торговым домам состав-

    ляла астрономическую для того времени цифру. По данным Л. М. Хэке-

    ра, общий долг американских колоний Англии накануне революции до-

    стигал 5 млн. ф. ст., из которых 5/е приходились на долю плантаторов.

    Один этот факт служил постоянным источником раздражения и нена-

    висти к британским кредиторам, все более затягивавшим плантаторов в

    сети долговой зависимости 12.

    Плантационное хозяйство требовало постоянной смены земельных

    участков и связанного с этим перемещения на новые территории. По-

    литика метрополии препятствовала переходу на новые земли. Это вызы-

    вало всеразраставшееся недовольство. Ту же ненависть к метрополии

    испытывали земельные спекулянты, обогащению которых за счет скупки

    и перепродажи новых земель также препятствовали введенные Англией

    ограничения.

    В результате британская аграрная политика, вызвав недовольство

    разных социальных групп, послужила одной из важных объективных

    предпосылок надвигавшейся революции 13.

    Таким образом, к середине XVIII в. в сфере экономики и социаль-

    ных отношений североамериканских колоний Англии сложилась острая

    и противоречивая обстановка, чреватая серьезными конфликтами. С од-

    ной стороны, политика метрополии привела к столкновениям, связанным

    со стремлением насадить в Новом Свете отжившие порядки, которые

    противоречили новым тенденциям развития буржуазных отношений.

    С другой — благодаря развитию этих тенденций в колониях наметился

    прогресс, который привел к росту ремесла и мануфактур, расширению

    межколониальной торговли, формированию единого американского рын-

    ка. Появились достаточно сильные имущие группы, связанные с амери-

    канской экономикой, интересы которых пришли в резкое столкновение

    с политикой метрополии. Их интересы соединились с оппозицией демокра-

    тических сил, что в конечном итоге сыграло решающее влияние на разви-

    тие революционной ситуации. Это был существенный фактор, создавший

    условия формирования новой нации.

    В процессе складывания новой нации важное значение принадлежало

    также политическим факторам. В канун освободительного движения в

    каждой колонии существовали свои особенности и порядки управления,

    свои традиции 14. Тем не менее к середине XVIII в. все они имели прак-

    тически однотипную политическую организацию. В большинстве колоний

    губернаторы назначались королем из представителей местной аристокра-

    тии, королевских чиновников либо присылались из Лондона. Там, где

    оставалась власть собственников, последние назначали и губернаторов.

    Только две колонии Новой Англии — Коннектикут и Род-Айленд — сами

    избирали губернаторов, хотя избранное таким образом лицо могло при-

    ступить к исполнению обязанностей, лишь получив утверждение короля.

    Каждая колония имела законодательный орган, который мог издавать за-

    коны и постановления при условии отсутствия противоречий с законами

    метрополии. Контроль за деятельностью этих органов был возложен на

    губернаторов. Но и губернаторы зависели от законодательных ассамблей,

    так как те вотировали средства на управление колоний, включая жало-

    ванье губернаторам.

    На протяжении всего колониального периода между губернаторами

    и законодательными ассамблеями шла борьба, отражавшая обострение об-

    становки, связанной с ростом политического самосознания американцев.

    Депутаты законодательных ассамблей заметно активизировали свою дея-

    тельность. К середине XVIII в. они добились того, что их роль в поли-

    тической жизни стала более значимой. Это, однако, не дает основания для

    вывода, который делают американские историки-«неоконсерваторы»,

    утверждающие,  что  еще  до  войны  за  независимость  колонии добились

    беспримерных демократических свобод, сохранение которых и явилось

    якобы целью революции.

    Один из основных аргументов «неоконсерваторов» заключается в том,

    что такие органы политической власти в колониях, как низшие палаты

    законодательных ассамблей, уже накануне революции якобы представля-

    ли собой демократические учреждения, и задача заключалась лишь в том,

    чтобы отстоять их свободу. Американский историк Дж. П. Грин утверждал

    даже, что эта задача была одной из основных в революции15. Однако

    и этот тезис не выдерживает критики. Мейн доказал, что подавляющее

    большинство депутатов законодательных собраний были представителями

    имущих классов, составлявших лишь 10% населения16. Ассамблеям та-

    ких колоний, как Нью-Йорк и Нью-Джерси, Мэриленд и Виргиния, Се-

    верная и Южная Каролины, а также Нью-Гэмпшир, был свойственен

    олигархический характер 17. Дж. Лэмиш справедливо отмечал, что даже

    при наличии права голоса колонистам в большинстве случаев была за-

    крыта дорога к участию в управлении и административным должностям.

    Так же верно и то, что некоторая демократизация низших палат зако-

    нодательных ассамблей к середине XVIII в. не означала установления

    народного правления. Не случайно между народом и законодательными

    ассамблеями происходили постоянные столкновения по вопросу о граж-

    данских правах 18.

    Вопреки утверждению «неоконсерваторов», задача революции заключа-

    лась именно в том, чтобы демократизировать законодательные органы

    власти. И, если говорить о политических предпосылках революции, эта

    задача принадлежала к числу наиболее важных, хотя ее реализация и

    была  возможной,  естественно,  лишь  в  рамках буржуазной  демократии.

    Если сравнивать американское общество второй половины XVIII в.

    с западноевропейским, то, несомненно, оно было менее стратифицирован-

    ным. По сравнению со странами Западной Европы в колониях разграни-

    чение классов и социальных групп было менее определенным, и можно

    говорить о значительно большей «мобильности» американского общества.

    Однако, несмотря на особенности исторического развития Нового Света,

    трудно согласиться с тезисом «неоконсерваторов», утверждающих, что

    революционные преобразования в Америке были бесконфликтным про-

    цессом и будто Американская революция была бесклассовой войной за

    свободу. Факты говорят о другом. В Америке существовало социальное

    неравенство, и оно усиливалось. Классовое расслоение и противоречия

    колониального общества, хотя и менее выраженные, чем в Европе, яви-

    лись важнейшим условием возникновения революционной ситуации.

    Это видно на примере развития трех крупнейших колониальных горо-

    дов — Бостона, Филадельфии и Нью-Йорка, где процесс классовой диф-

    ференциации привел к росту социального протеста низов.

    Известный американский исследователь ранней истории Г. Нэш отме-

    чал, что «растущий классовый антагонизм и политическая сознательность

    наряду с экономическими переменами были отличительной чертой жизни

    городов к концу колониального периода» 19. Исследования других амери-

    канских историков показали, что аналогичные процессы протекали и в

    сельской местности, где также усилилось имущественное неравенство и

    обострился классовый конфликт. Касаясь положения американского об-

    щества в целом накануне революции, А. Янг, составитель и редактор

    одного из самых серьезных на эту тему коллективных трудов, а также

    автор послесловия к нему, отмечал, что факты убедительно доказывают

    существование накануне революции «общества, в котором классовые

    различия, классовое сознание и классовый антагонизм имели важное зна-

    чение» 20.

    Марксистская наука рассматривает Американскую революцию как ре-

    волюцию, в которой борьба за освобождение от колониальной зависимо-

    сти тесно переплеталась с внутренней революционной борьбой за эконо-

    мические и политические пробразования. Американская революция ока-

    залась неразрывно связанной с процессом формирования новой нации во

    всех его многообразных проявлениях, как материальных, так и идей-

    ных. Поэтому, говоря о предпосылках революции, необходимо подчерк-

    нуть такой важный фактор, как подъем национального самосознания.

    Это был процесс, в ходе которого складывались новые идеология и

    культура.

    Как и в сфере экономики, где развитие осложнялось пережитками

    старого, в области идеологии новые, передовые идеи пробивали себе путь

    в борьбе с отжившими, реакционными теориями. Вплоть до начала

    XVIII в. в колониальной культуре господствовали клерикалы, насаждав-

    шие нравственно-религиозный фанатизм. Это сковывало формирование

    общественной мысли и развитие общей культуры.

    С  середины XVIII  в.   в  развитии культуры  и  общественной  мысли

    колоний происходят серьезные перемены, которые были прямым следст-

    вием  роста среднего   сословия  и  формирования  национальной   буржуа-

    зии21.  Широкое распространение получили идеи буржуазного просвети-

    тельства, успешно развивались светское образование, наука, литература

    и искусство. Если в начале XVIII в. в колониях было только три кол-

    леджа, то к середине столетия появились еще шесть 22. Обучались в этих

    колледжах не только жители колонии, в которой находился колледж, но

    и соседних и даже далеко отстоящих колоний. Влияние церкви на обуче-

    ние в колледжах к этому времени заметно ослабло. В отличие от Евро-

    пы, где борьба с духовенством  была осложнена тем,  что  оно  являлось

    крупнейшим землевладельцем и занимало прочные экономические пози-

    ции, в североамериканских колониях Англии духовенство этими позиция-

    ми, не располагало. К тому же церковь была раздроблена на многочис-

    ленные враждующие секты, и это облегчало борьбу с ней.

    Буржуазное просветительство, будучи идеологией нарождавшегося ка-

    питализма, имело для того времени прогрессивное значение. Середина и

    вторая половина XVIII в. характеризовались широким распространением

    грамотности, печатной продукции и библиотек. Быстро развивалось ти-

    пографское дело; в Бостоне, Филадельфии и Нью-Йорке появились де-

    сятки книжных магазинов. В 1754 г. в Нью-Йорке открылась первая

    публичная библиотека, а через несколько лет в колониях существовала

    уже целая сеть библиотек, служивших важными центрами просвещения.

    Немалую общественно-просветительскую роль сыграла журналистика.

    Привозимые из Англии и печатавшиеся в самих колониях различного

    рода альманахи, а также газеты и журналы оказали сильное влияние

    на развитие образованности и рост общественно-политического сознания.

    В 1765 г. в колониях издавались 43 газеты. Большинство из них печата-

    лось в северных и центральных колониях, где уровень образованности

    среди массы населения и интерес к политическим новостям был отно-

    сительно более высоким, чем на Юге 23

    Первыми очагами культурного развития в Америке являлись Вирги-

    ния и Новая Англия. Однако в силу различных социально-экономических

    и общественно-политических условий культурное развитие этих колоний

    пошло разными путями. В Виргинии, как и вообще на Юге, где преобла-

    дали олигархические порядки, культурные ценности становились достоя-

    нием сравнительно узкого круга лиц из состава имущей элиты, причем

    культура была в значительной степени «импортированной», привезенной

    из метрополии. Иначе протекала культурная эволюция в Новой Англии

    с ее сильно выраженными чертами общинной жизни, что давало сильный

    импульс формированию самобытных национальных традиций. Американ-

    ское просвещение неразрывно связано с именами таких блестящих уче-

    ных и мыслителей, как Бенджамин Франклин и Томас Джефферсон, ко-

    торым предстояло сыграть выдающуюся роль в борьбе колоний за неза-

    висимость.

    Сын небогатого ремесленника, Франклин в юности работал в типогра-

    фии. В «Автобиографии» он писал: «...по происхождению я не был ни

    богат, ни знатен, и первые годы моей жизни прошли в бедности и без-

    вестности» 24. В сравнительно еще молодом возрасте Франклин просла-

    вился на весь мир опытами в области электричества и изобретением гро-

    моотвода. Его исследования о природе молний нанесли удар по религиоз-

    ным представлениям. Ученый широкого диапазона и вместе с тем

    выдающийся общественный деятель, Франклин стремился соединить свои

    теоретические изыскания с практикой, с конкретными задачами общест-

    венной жизни. Он выступил против распространенного в американских

    колониях религиозного фанатизма и пропагандировал научное естество-

    знание. Он критиковал церковь с позиции прогрессивного для того време-

    ни умеренного философского течения — деизма, которое, хотя и не отри-

    цало существования бога, содержало в себе черты атеизма.

    Франклин отмечал в «Автобиографии», что, воспитанный в строгих

    религиозных правилах, он все же решил не посещать публичные собра-

    ния своей религиозной общины, «сделав воскресенье днем занятий».

    Объясняя  подобное  решение,   Франклин  писал,  что  цель   богослужений

    БЕНДЖАМИН ФРАНКЛИН

    скорее состояла в том, чтоб сделать нас пресвитарианами, чем в том,

    чтобы сделать нас хорошими гражданами» 25. Как видно, быть хорошим

    гражданином американский просветитель считал важнее, чем соблюдать

    религиозные догматы.

    Наряду с естественными науками и Философией Франклин занимался

    политической экономии и истории. И в этих областях он выступал

    как передовой учёный и общественный деятель. Франклин идеализировал

    буржуазные  отношения,   рассматривая   прибыль,   получаемую   купцами

    и промышленниками, как справедливое вознаграждение за вложенный ка-

    питал. Однако в области экономической науки Франклин высказал гени-

    альные догадки, в частности в отношении природы стоимости, которую

    он считал необходимым измерять количеством затраченного труда. Впо-

    следствии это положение Франклина получило высокую оценку Маркса26.

    Перу американского ученого принадлежал и ряд исторических сочи-

    нений, в которых он с позиций буржуазного демократизма выступал про-

    тив тех, кто интересовался лишь «великими» — историей войн и полко-

    водцев, а не историей «мельчайших существ» — простых поселенцев Аме-

    рики 27. Много и настойчиво Франклин занимался пропагандой идей

    просвещения.

    Приверженность идеям просвещения у Франклина сочеталась с не-

    приятием системы рабовладения. Он доказывал, что труд раба неэффек-

    тивен и что его использование требует значительно больших капитало-

    вложений, чем использование труда наемного рабочего28. Наконец, важно

    подчеркнуть, что Франклин явился одним из пионеров освободитель-

    ного движения.   Он  показал  себя  сторонником  объединения  колоний  и

    расширения их прав29 .

    Как и передовые мыслители Западной Европы, Франклин возражал

    против обложения налогами без согласия представителей колоний. Это-

    было требование подымающейся буржуазии, направленное на защиту бур-

    жуазной свободы и собственности. В дальнейшем, с началом освободи-

    тельного движения в колониях, вопрос о налогах занял одно из централь-

    ных мест в конфликте с Англией, и выдвинутый тогда колонистами

    лозунг «Никаких налогов без представительства» по существу уже со-

    держался в проекте Франклина. Он писал, что «союз колоний абсолютно-

    необходим для их сохранения... для их взаимной защиты и безопасности

    и для расширения британских поселений в Северной Америке» 30.

    Франклин предусматривал усиление самостоятельности колоний, но

    исходил из того, что они остаются в составе Британской империи. Толь-

    ко позднее, с развитием революционного движения, Франклин изменил

    точку зрения и стал сторонником полного отделения от Англии и провоз-

    глашения независимости. Но даже тогда, в ранние годы, его взгляды

    отражали рост национального самосознания. 21 сентября 1765 г. фила-

    дельфийская газета «Конститюшнл курант» поместила рисунок Франкли-

    на, который считается первой американской политической карикатурой:

    разрубленная на 14 частей змея с названием колонии под каждой частью

    и общая подпись «Объединимся или умрем». На протяжении всей жизни

    Франклин последовательно выступал за сплочение колоний в единый

    союз.

    Выразителем национального самосознания американского народа был

    и Томас Джефферсон, выходец из среды земельной аристократии. Раз-

    носторонне образованный человек, Джефферсон, как и Франклин, много

    сделал для пропаганды идей просвещения. Идеалом Джефферсона была

    республика мелких земельных собственников. Тружеников земли он назы-

    вал «избранным богом народом». Джефферсон приветствовал революции,

    которые сравнивал с кризисом, переживаемым человеком во время болез-

    ни, и считал необходимым их периодическое повторение 3i. Он примыкал

    к левому, революционному крылу просветительства, выражал интересы

    фермерства   и  демократически  настроенной  части   буржуазии.

    Подобно Франклину, Джефферсон испытал сильное влияние француз-

    ских и английских просветителей 32. В произведениях этих деятелей, как

    и многих других американских писателей и публицистов того времени,

    можно без труда обнаружить влияние Руссо, Монтескье, Кондорсе, Воль-

    тера, Бэкона, Локка, Гаррингтона, Мильтона и др. Особенно импонирова-

    ла буржуазии североамериканских колоний философия Джона Локка с

    его доктриной естественного права на жизнь, свободу и собственность.

    Философия Локка, с одной стороны, развивала и обосновывала идею пра-

    ва на революцию, а с другой — пропагандировала классовый компро-

    мисс 33. Выдержки из сочинений Локка, равно как и других прогрессив-

    ных философов того времени, популяризировались в альманахах и пам-

    флетах и даже приводились в проповедях пасторов, когда затрагивались

    политические вопросы.

    Подводя итоги состояния американской культуры к началу освободи-

    тельного движения, необходимо подчеркнуть, что она уже имела собст-

    венное, четко выраженное лицо, но ее уровень все еще находился на не-

    высокой ступени. Это определялось трудными условиями материальной

    жизни колонистов и пестротой компонентов, из которых складывалась

    культурная жизнь нарождавшейся американской нации. Практически

    развитие культуры в каждой колонии шло своим путем. Только спустя

    несколько десятилетий в Америке сложилась единая национальная куль-

    тура, хотя и по сей день сохраняются региональные особенности34. На-

    кануне освободительного движения против Англии в колониях уже явст-

    венно проступали черты самобытной культуры, причем ее фундаментом

    служила европейская и прежде всего английская культура. В этом нет

    ничего удивительного, ибо большинство колонистов были выходцами из

    Англии.

    Как уже отмечалось, поселенцы при освоении почти девственного кон-

    тинента отдавали этой нелегкой работе все силы. Это обстоятельство бла-

    гоприятствовало «импорту» европейской культуры. С другой стороны,

    особенности трудовой жизни и всего жизненного уклада за океаном поро-

    ждали самобытные черты и явления, что привело, в частности, к разви-

    тию художественной народной культуры — в мастерстве изустного рас-

    сказа, народных песнях и произведениях ремесленников.

    Важным компонентом новой культуры явились заимствования из

    древней культуры аборигенов континента — индейцев, а также ввезен-

    ных в Америку африканских невольников. Г. Аптекер отмечал, что нали-

    чие и деятельность населения африканского и индейского происхождения

    оказали весьма значительное влияние на все развитие Америки35. Ин-

    дейские слова и названия перешли в словесный обиход поселенцев.

    В американском фольклоре можно наблюдать заимствования из мифологии

    индейцев, а индейская тема стала одной из классических тем националь-

    ной литературы американцев. Что же касается негров, то они внесли

    значительный вклад в развитие художественных ремесел, а также оказали

    сильное воздействие на поэзию и музыкальное творчество 36.

    Формирование национальной культуры и развитие просвещения в

    Америке носили сложный и многообразный характер. Следует еще раз

    подчеркнуть, что решающее значение в этом процессе имели условия ма-

    териальной жизни колонистов, под воздействием которых определялись

    степень и характер влияния английской культуры, складывались черты

    и особенности новой американской культуры. «...Было неизбежно,— от-

    мечал американский историк,— что культурные течения из Англии, уда-

    ряясь об американский берег, должны были подвергаться глубоким пере-

    менам, и это отражалось различным образом в каждой сфере (культу-

    ры.— Авт.) в зависимости от того, каким был берег» 37.

    Наконец, остается сказать, что, хотя население колоний по националь-

    ному составу было далеко не однородным и наряду с англичанами, пред-

    ставлявшими лишь около 2/з поселенцев, были французы, немцы, гол-

    ландцы, испанцы и др., основная масса колонистов пользовалась англий-

    ским языком. Язык этот успел приобрести здесь некоторые особенности

    как вследствие определенного выговора, отличавшегося от английского,

    так и вследствие появления новых слов, заимствованных из языков дру-

    гих иммигрантов, а также индейцев. «Вы говорите не по-английски и не

    по-шотландски,— заявлял англичанин одному из приезжих американ-

    цев,— ваш язык отличается от того и от другого, и я заключаю, что этот

    язык американский» 38.

    Таким образом, к середине XVIII в. в североамериканских колониях

    Англии налицо были признаки складывания новой нации. В разных ко-

    лониях по-разному сказывалось влияние просвещения на развитие куль-

    туры и на ход социально-экономической жизни и общественно-политиче-

    ских отношений. Бесспорно, однако, что повсюду к началу освободитель-

    ного движения был достигнут значительный прогресс, выявилась

    определенная общность в развитии культуры и просвещения, что наряду

    с прочими факторами являлось важной предпосылкой буржуазной ре-

    волюции.

    Многие современники, наблюдая за развитием американских колоний,

    начинали понимать, что разрыв колоний с метрополией неминуем. Анг-

    лийский писатель Оливер Голдсмит в 1762 г. писал, что колонии пережи-

    вают бурный рост и что, таким образом, «разрушается» их зависимость

    от Англии. А французский путешественник, посетивший Америку в

    1765 г., отмечал, что «эта страна не может быть долго подчинена Ве-

    ликобритании, как и любой другой находящейся на расстоянии державе...

    Ее размеры так велики, ежегодный прирост населения так значителен,

    и она имеет такое количество всего необходимого для ее собственной обо-

    роны, что ни одна нация никому не кажется более подготовленной к не-

    зависимости» 39.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 100      Главы: <   12.  13.  14.  15.  16.  17.  18.  19.  20.  21.  22. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.