1. КОЛОНИИ ВО ВРЕМЯ АНГЛИЙСКОЙ  РЕВОЛЮЦИИ XVII В. - ИСТОРИЯ США. Т.1 - Автор неизвестен - История США - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 100      Главы: <   7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17. > 

    1. КОЛОНИИ ВО ВРЕМЯ АНГЛИЙСКОЙ  РЕВОЛЮЦИИ XVII В.

    Бурные события 1640 г. в Англии ознаменовались созывом Короткого

    (весна), а затем Долгого парламента (осень). Те, кто до этого не видел

    иного выхода из гнетущей атмосферы абсолютистской реакции, кроме

    эмиграции в Америку, стали добиваться своих целей, включаясь в поли-

    тическую, а потом и в вооруженную борьбу. Приток поселенцев в замор-

    ские владения, особенно усилившийся в период беспарламентского прав-

    ления Карла I, сильно сократился. Некоторые колонисты возвращались

    на родину.

    Вместе с иссякающим притоком эмигрантов иссякал и приток в коло-

    нии английских товаров. Купцы участвовали в борьбе, не рисковали от-

    правлять корабли и товары в Америку: по дороге их могли перехватить

    сочувствовавшие делу короля испанцы и французы. Колонии волей-нево-

    лей стали налаживать производство наиболее необходимых предметов,

    которые ранее доставлялись из Англии. Больше других преуспел в этом

    Массачусетс, где уже имелись зачатки кустарно-мануфактурного произ-

    водства.

    К гражданской войне в Англии колонии отнеслись неодинаково, как

    и различные группы населявших эти колонии людей.

    Виргинцы, особенно состоятельные, являясь приверженцами англикан-

    ской церкви, имея ассамблею и послушного ей губернатора, помня уступ-

    чивость короля и питая свое тщеславие местных «аристократов» приоб-

    щением к делу действительных аристократов, встали на сторону Карла I.

    Ему верно служил назначенный в 1641 г. новый губернатор колонии ярый

    роялист Беркли. При всем при том плантаторы не забывали собственных

    интересов. Пока в Англии шла война, они сумели расширить сферу дея-

    тельности Генеральной ассамблеи. Когда Беркли становился непреклон-

    ным, его не гнушались пугать переходом на сторону парламента. Губер-

    натор уступал, хотя плантаторы фактически его шантажировали. Они

    знали, что угнетаемые ими и не заседавшие в ассамблее колонисты дей-

    ствительно в немалом числе сочувствовали революционерам, ожидая от

    них избавления от произвола колониальных властей, и особенно от гнёта

    местных «аристократов». Путь «аристократов» не совпадал с путем ре-

    волюционеров.

    В Мэриленде с началом революции политическая pi религиозная враж-

    да разделила страну на два лагеря. Правящая католическая верхушка

    осталась верна монарху. Большая, протестантская часть населения гото-

    ва была встать под знамена парламента. При этом фригольдеры и сер-

    венты обоих лагерей, включаясь в борьбу, надеялись, что участие в ней

     

    позволит им освободиться от квит-ренты и других повинностей. Одни —

    ожидая вознаграждения за свою верность короне, другие — надеясь на

    покровительство парламента.

    Активный характер борьба враждующих лагерей приняла не без влия-

    ния старого врага лорда Балтимора виргинца Клейборна и при прямом

    вмешательстве в дела провинции сторонника парламента полукупца-

    полупирата Ричарда Ингла. В феврале 1645 г. на своем корабле «Рефор-

    мация» он подошел к Сент-Мэри. Когда его отряд высадился на берег,

    столица, не подготовленная к защите, сдалась. Новое правление продол-

    жалось более года, пока из Англии не вернулся Леонард Калверт. Со-

    брав верных ему людей и получив небольшое подкрепление из Виргинии,

    в декабре 1646 г. губернатор восстановил свою власть. Калверт правша

    недолго. Он умер в 1647 г. На его место был назначен пуританин Уиль-

    ям Стоун.

    Новый губернатор старался не разжигать страсти, для чего поддер-

    живал веротерпимость, в несоблюдении которой протестанты обвиняли

    колониальную католическую администрацию, делая из этого знамя для

    борьбы против нее. При Стоуне протестанты заняли много мест в ассамб-

    лее и получили большинство в совете колонии. В 1649 г. был из дан-

    особый «акт о веротерпимости» 1.

    От прежних инструкций лорда в этом направлении и акта 1638 г.

    новый акт отличался своей недвусмысленностью. Он прямо объявлял

    полную свободу любого христианского вероисповедания и запрещал вся-

    кие к тому помехи. Хотя действие акта распространялось только на хри-

    стиан, принятие eго для того времени имело большое значение. Тем бо-

    лее для колонии, где население в религиозном отношении было особеннo

    неоднородным и куда стекались теперь многрте преследуемые за веру в

    соседних колониях, главным образом пуритане-виргинцы.

    Колонии Новой Англии проявляли сочувствие делу парламента, но

    держались независимо. В 1643 г. они объединились в конфедерацию2.

    Формально — для совместной защиты от возможного нападения индейцев.

    Однако более важным мотивом создания конфедерации можно считать

    опасения пуритан, что успехи роялистов, которых те добились в первый

    период гражданской войны, могут натолкнуть короля на мысль о вмеша-

    тельстве в жизнь колоний. Рядом с Новой Англией была католическая

    Новая Франция, роялистские Мэриленд и Виргиния. Немалую роль пpи

    создании конфедерации сыграло желание укрепить торговые связи ме-

    жду новоанглийскими колониями — в условиях утраты таких связей с

    Англией — и наладить после этого более тесные коммерчесkиe отношения-

    с Новыми Нидерландами и даже Новой Францией. В соглашении о кон-

    федерации имелся пункт, который обязывал ее участников возвращать бег-

    лых сервентов и пленных: рост торговли и местных промыслов требовал

    увеличения числа рабочргх рук, когда эмиграция из метрополии прекра-

    тилась.

    Конфедерация не была прочным политическим объединением. Пред-

    ставленные в ее комитете восемь членов (по два от Массачусетса, Кон-

    нектикута, Нью-Хейвена pi Нового Плимута) редко действовали согласо-

    ванно.   Прежде   всего   сказывались   гегемониcтские   претензии   наиболее

    сильной и богатой колонии — Массачусетса. Ее поселенцы подчинили себе

    Нью-Гэмпшир и Мэн, посягали на Род-Айленд, который спасся от погло-

    щения только благодаря энергии Роджера Уильямса. Будучи в Англии,

    где он принимал активное участие в революционных событиях, священ-

    ник выхлопотал у Долгого парламента отдельный патент для своей ко-

    лонии, утверждавший ее самостоятельность.

    Массачусетс пугал своих соседей не только экспансионизмом, но и

    агрессивным пуританским фанатизмом, от которого бежали ранее осно-

    ватели новых колоний. Держа сторону противников королевского абсолю-

    тизма, массачусетская олигархия одновременно пресекала на своей тер-

    ритории всякую политическую инициативу и любое проявление свободо-

    мыслия. Борьба между олигархией и фрименской «демократией» в этот

    период вылилась в разделение Общего собрания на две палаты — маги-

    страт и палату депутатов — с правом вето у каждой.

    В 1649 г. в Англии был казнен Карл I и установлена республика.

    Виргиния, куда бежало большое число роялистов, объявила о своем под-

    чинении власти Карла II. Поднял голову, опираясь на «кавалеров», гу-

    бернатор Беркли, тем более что принятый парламентом Навигационный

    акт 1651 г. ущемлял торговые интересы колоний. Чтобы подчинить ко-

    лонию республиканскому правительству, туда направили два корабля с

    войсками под командованием капитана Денниса. В марте 1652 г. Беркли

    капитулировал и был смещен со своего поста. Власть перешла к Гене-

    ральной ассамблее, которая теперь сама избирала губернатора и членов

    колониального совета. Иначе говоря, виргинские «аристократы» еще боль-

    ше укрепили свои позиции. Политический режим колонии, как никогда,

    приблизился к олигархическому.

    Владелец Мэриленда признал власть Кромвеля. Это позволило ему

    сохранить за собой провинцию, но туда была отправлена военная экспе-

    диция. Учитывая обстановку, лорд несколько расширил права местной

    ассамблеи. Она стала двухпалатным законодательным органом. Депута-

    ты верхней палаты назначались лордом, нижней — избирались фрпме-

    нами.

    Страна раскололась на две части: столица находилась в руках роя-

    листов-католиков, остальная часть — в руках республиканцев-пуритан.

    Борьба шла с переменным успехом. Тем временем лорд Балтимор сумел

    сблизиться с Кромвелем. Протектор подтвердил все его прежние права,

    которые в законодательной форме и явочным порядком были ограничены

    ассамблеей. Формально республиканский Мэриленд оказался во власти

    скрытого роялиста лорда Балтимора. Но он, понимая, что подавляющую

    часть населения его провинции составляют протестанты-республиканцы,

    постарался умерить местных роялистов. Лорд сместил возглавлявшего

    последних Стоуна и вернул к жизни ассамблею, где протестанты заняли

    прочное место.

    Казнь короля и установление республики, казалось, должны были бы

    радовать пуритан Массачусетса. Известие об этом они приняли, однако,

    достаточно спокойно, даже с некоторой настороженностью. Метрополия

    явно хотела ограничить самостоятельность колоний, вернуть себе торго-

    вое господство. Решительный Кромвель, имевший закаленную армию,

    в отличие от короля мог вмешаться в жизнь колоний. Массачусетс воз-

    держался от публичного признания Кромвеля протектором. Конфедера-

    ция   не   подчинялась   Навигационным   актам   и   другим   постановлениям,

     

    стеснявшим местную торговлю, не выступила против Новых Нидерландов

    во время англо-голландской войны 1652—1654 гг.

    Если кратко суммировать влияние революционных событий в метро-

    полии на судьбу ее колоний, то оно заключалось в оживлении там тор-

    говли, стимулировании роста зачатков промышленности, активизации

    деятельности местных ассамблей и участии масс колонистов в политиче-

    ской жизни. Иначе говоря, в колониях получили развитие те буржуаз-

    ные начала, которые были заложены в них со дней основания. Социаль-

    ная структура, сложившаяся до Английской революции, осталась преж-

    ней: «аристократы» — фримены — «обитатели» — сервенты — рабы. Внутри

    этой структуры изменения шли в направлении обогащения богатых, уве-

    личения числа фрименов и их имущественного расслоения, усиления экс-

    плуатации сервентов и рабов, вызванного как потребностью в рабочей

    силе, так и развивающейся страстью к наживе.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 100      Главы: <   7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.