Путевой  дневник–как исторический источник (по материалам Каспийской экспедиции 1853-1857 ГГ.) - Запад-Россия-Кавказ. Научно-теоретический альманах - Автор неизвестен - История России - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 90      Главы: <   84.  85.  86.  87.  88.  89.  90.

    Путевой  дневник–как исторический источник (по материалам Каспийской экспедиции 1853-1857 ГГ.)

    Колесникова М.Е.

    Ставропольский государственный университет

    Одним из перспективных направлений современной отечественной исторической науки является историческая антропология науки. Это не просто изучение менталитета, а по определению ряда ученых, само это направление гораздо шире, включает «в первую очередь изучение разнообразных форм быта и социальных практик»(1). Оно позволяет рассматривать науку «как быт людей, именующих себя учеными», т.е. определенный уклад жизни, совокупность обычаев, привычек, нравов и т.д., тех, кто занимается научными исследованиями; «показать, как повседневная деятельность людей в данном случае ученых, связана с их взглядами», а также «значение того, что они делают, в той культуре, к которой они принадлежат»(2).

    Подобные исследования тесно связаны с изучением истории науки. И здесь наиболее важными источниками представляются источники личного происхождения, «функцией которых является установление межличностной коммуникации в эволюционном и коэкзистенциональном целом и автокоммуникации»(3). Эти источники наиболее последовательно воплощают процесс сомосознания личности и становление межличностных отношений. Одним из видов источников данного типа являются дневники (автокоммуникативные источники). Они направлены главным образом на коммуникацию. Уже с момента своего создания они предназначены для длительного сохранения, а следовательно – для потенциального «прочтения потомками». Разновидностью дневников, как исторических источников, являются путевые дневники, которые велись в ходе различных путешествий, поездок, экспедиций ученых.

                Исходя из определения исторического источника, данного А.С.Лаппо-Данилевским, как реализованного продукта человеческой психики, пригодного «для изучения фактов с историческим значением», представляется возможным рассматривать путевые дневники как «продукт человеческого творчества», интеллектуальной деятельности. Беглые, но в то же время скрупулезные, ежедневные записи позволяют не только детально воспроизвести маршрут, проследить дорожные впечатления, уникальность зафиксированных встреч в пути, но и уловить элементы того самого «научного быта» ученого, познакомиться с культурой его полевой и лабораторной работы («лабораторный быт»). Они позволяют увидеть повседневную деятельность ученого, определяемую усвоенными навыками, привычками и научными традициями.

                Путевые дневники велись, как правило, в дороге (в разъездах) с целью запечатлеть, то особенное, необычное, что встречалось в пути. Чаще всего они велись «для себя», для своей памяти и содержали «мысли вслух», рассуждения с самим собой. Написанные не для  научных оппонентов, не для публики, они не были рассчитаны на какую-либо цензуру и поэтому лучше, чем любые другие источники передают непосредственность и индивидуальность автора. Написанные простым и доступным языком, дневники отражают его мировоззрение, отношение к жизни, людям, раскрывают в какой-то мере черты характера.

                Наряду с чисто научной информацией путевые дневники содержат сведения о сопутствующих явлениях, фактах, увиденных и услышанных в дороге, в разговорах с местными жителями, прочитанных в старинных бумагах и документах. Они также дают возможность проследить зарождение научных идей, мыслей, которые впоследствии вылились в важнейшие обобщения и научные труды. И тогда анализ этих трудов, дополненный сведениями из  путевых дневников, может помочь в решении ряда научных и историографических проблем.

    Зачастую отрывочные, ежедневные записи путевого дневника могут являться единственным свидетельством исторического прошлого, сведения о котором в силу разных причин не сохранились до наших дней. Это особенно актуально для территорий, через которые только пролегал маршрут той или иной экспедиции или путешествия и которая не являлась объектом специального научного изучения и сведения о которой, по каким-либо причинам не вошли в изданные позже научные труды. Такой территорией в конце XVIII – середине  XIX вв. было Центральное Предкавказье (преимущественно территория современного Ставрополья), через которую пролегал маршрут не одной экспедиции, направлявшейся для изучения Северного Кавказа и Закавказья.

                Одной из таких экспедиций была Каспийская экспедиция К.М.Бэра 1853-1857 гг. Несмотря на то, что перед экспедицией была поставлена определенная задача, ее исследования, подобно знаменитым академическим экспедициям второй половины XVIII - начала XIX вв. на Северный Кавказ (И.А.Гюльденштедт, С.Г.Гмелин, П.С.Паллас, Г.Ю.Клапрот и др.), затронули широкий круг вопросов по ряду областей научного знания. Помимо трудов в области географии, геоморфологии после экспедиции остались материалы исторического и этнографического характера, а также личный архив ее руководителя К.М.Бэра, куда вошел путевой дневник и разрозненные материалы (в основном письма, как официальные и личные, также являющиеся уникальным и очень информативным историческим источником).

                Путевой дневник К.М.Бэра был написан немецкой готикой, на тетрадной бумаге, кое-где рукой автора были сделаны зарисовки встречающихся достопримечательностей, поясняющие текст. История рукописи сама по себе чрезвычайно интересна и уже стала предметом научного изучения. До Великой отечественной войны изучением дневника занимался М.М.Соловьев. С 1948 г. Академия наук начала серийное издание архивных материалов «Научное наследство», в первый том которого и вошла большая часть материалов из дневника К.М.Бэра. В 1984 г. в девятом томе этого серийного выпуска были опубликованы путевой дневник К.М.Бэра и материалы архива Каспийской экспедиции (4).

                В опубликованном дневнике день за днем описываются будни экспедиции, трудности, тяготы, связанные с переездом по бездорожью, со сложностями геополитического положения региона. В них отражены моменты пребывания на почтовых станциях, невозможность получить лошадей, упоминания об обычных и «курьезных» вещах. Впечатляет описание природы, пейзажей, неповторимых красот и контрастов гор и степей. Дневник К.М.Бэра это своеобразный источник по истории южнороссийской провинции, запечатлевший ее такой, какой она была в реальности (как выглядели люди, во что они были одеты, что они ели и пили, как говорили, чему радовались и огорчались, чем они занимались, как общались друг с другом и с «чужаками»  и т.д.). В дневнике содержатся многочисленные научные описания и наблюдения, что еще больше придает ему ценность как исторического источника по истории отечественной науки.

                Автор дневника обладал мастерством письменной речи. По отзывам современников «Бэр не отличался ораторским искусством», вместе с тем, «в письменной речи оказывается (был) необыкновенно изящным и легким. Все его сочинения написаны таким превосходным, плавным, красивым и богатым языком, что подобное изложение сделало бы честь не только немцу, но и французу»(5). Эти слова в полной мере можно отнести и к его путевым дневникам.

                Карл Эрнст (Карл Максимович – как его звали в России) Бэр (1792-1876) родился в Гервенском округе Эстляндской губернии. Отец его – Магнус фон Бэр и мать – Юлия фон Бэр принадлежали к эстляндскому дворянству. Детство Бэра прошло в имении его дяди Карла Генриха фон Бэра в Вирландском округе Эстляндии, куда он был отдан на воспитание вместе со своим старшим братом ввиду многодетности их семьи. Владения Лассилы, которые принадлежали дяде были живописным уголком природы, что не могло не сказаться на увлечениях мальчика. Очень рано Бэр стал интересоваться природными явлениями, изучением окружающей среды. Однако единственными источниками информации для него были разговоры с дядей и собственные наблюдения. Позже он напишет в своей биографии, что был доволен тем, что «не принадлежал к числу тех феноменальных детей, которые из-за честолюбия родителей лишаются светлого детства».

                В 1799г. родители забрали Карла обратно к себе и началось время его учебы. Свою роль в обучении и воспитании сына сыграл отец. По воспоминаниям Бэра он был «человеком недюжинного ума и прекрасного доброго сердца». В воспитании он придерживался принципа, что общее образование должно предшествовать специальному и составлять для него основу. Будучи необыкновенно любознательным и трудолюбивым человеком он стремился и у детей выработать сознательность и самостоятельность. Интерес к естественным наукам сформировался у Бэра под влиянием его учителя Глапштрема. Дальнейшее образование Бэр получил в дворянской школе г.Ревеля. О времени проведенном в школе (1807- 1810 гг.) Бэр сохранил самые теплые воспоминания. Здесь он продолжил занятия естественными науками, собирал коллекции насекомых, растений, раковин и т.д.

                Студенческие годы связаны с медицинским факультетом Дерптского университета, который он окончил в 1814 г. с защитой диссертации «Об эндемических болезнях в Эстляндии». Позже он какое-то время продолжал совершенствовать свои знания по практической медицине в Вене, а в 1816 г. получил приглашение от своего дерптского профессора Бурдаха, возглавлявшего уже в тот период кафедру физиологии в Кенигсберге, поступить к нему прозектором. Впереди была заманчивая профессорская карьера.

    С 1817 г. начинается кенигсбергский период жизни Бэра и его научная деятельность. Он становится анатомом-прозектором при университете, позже профессором зоологии. В сфере его научных интересов – ихтиология, водные животные, влияющие на жизнь рыб. Он занимается сравнительной физиологией, читает курсы лекций по беспозвоночным животным. по анатомии человека и антропологии. В этот период Бэр пишет целый ряд своих научных работ по эмбриологии, выводит «закон развития, или зародышевого сходства», который лег в основу современной эмбриологии. Ему принадлежит и разработка теоретических основ систематики за что он был признан одним из выдающихся зоологов и теоретиков биологии XIX в. Сам он важнейшим из сделанного в науке считал свой тезис о развитии млекопитающих из яйца. Это открытие он  в 1827 г. посвятил Петербургской Академии наук, которая избрала его своим членом-корреспондентом, позже – ординарным академиком. В 1834 г. он стал действительным членом Петербургской Академии наук, переселился в Россию и посвятил себя занятиям по географии. Еще в Кенигсберге он задумал путешествие в Россию, научную экспедицию по поиску и изучению морских животных. Уже в России он изучал ихтиофауну и рыболовство северных морей. В 1837 г. составил проект обследования берегов Аральского моря и еще неизученного Каспия.

    Каспийская экспедиция для обследования рыболовства на Волге и в Каспийском море «в техническом, статистическом и естественно-историческом отношениях» состоялась в 1853-1857 гг. Это была комплексная научная экспедиция, в ходе которой Бэр совершил четыре научных путешествия на берега Каспийского моря. Листая путевой дневник ученого мысленно совершаешь путешествие с ним: дорожные встречи, происшествия, лица и территории всплывают перед взором. Дневник – это своеобразная хроника научных наблюдений, дающая возможность увидеть специфику «экспедиционного быта» XIX в.

    Энциклопедические знания Бэра, его ум и организаторские способности позволили собрать интереснейший материал по Волго-Каспийскому региону, далеко выходящий за сравнительно узкие задачи экспедиции. Особое внимание Бэр уделял картографированию, в результате чего мы сегодня имеем превосходные карты, интересные не только географам, но и историкам. Задача комплексного изучения Каспия, определенная Бэром как руководителем экспедиции, предопределила проведение этнографических наблюдений. Знакомство с местным бытом, изучение образа жизни, облика народов проживающих в Поволжье, на берегах Каспия и на сопредельных территориях, сбор этнографических коллекций, проведение антропологических исследований – всем этим занимались члены экспедиции и лично К.Бэр. Еще в Кенигсберге он читал курс лекций по антропологии. Антропология представляла в то время весьма широкую отрасль знания, подразделявшуюся на несколько самостоятельных наук. Она включала в себя «физическую антропологию», занимающуюся сравнительным изучением человеческого тела во всех отношениях и в разных стадиях развития; «психическую антропологию» - науку о «душевных свойствах человека и народов»; этнографию, изучающую народы; «историческую антропологию», которая изучала происхождение человека вообще и человеческих племен. В с вязи с этим особо следует отметить описание в его дневнике поездок в калмыцкие степи за 1854 и 1856 гг., представляющие по сути этнографические очерки.

    Каждая запись путевого дневника датирована, указано место, где она сделана. В размышления автора то там, то здесь вкрапляются фольклорные материалы, «обрывки» фраз и разговоров  с местными жителями. Интересны и «вставки» в текст дневника из «Записок Кавказского отдела русского географического общества», дающие много ценной дополнительной информации. В путевых заметках содержится описание народов Северного Кавказа, сведения по истории основания станиц и селений, о службе казаков, их быте, об особенностях ведения хозяйства, что само по себе является очень ценным источником по истории повседневности. Так в дневнике, на страницах датированных 1856 г., запечатлено путешествие Бэра из Владикавказа в Кизляр. Описано Притеречье, быт и обычаи народов населяющих эту территорию (6).

    В апреле 1856- марте 1857 гг. состоялось четвертое путешествие Бэра, в ходе которого он осуществил поездку по Манычу, посетив и Приманычские степи (7). Двигаясь по так называемой Ставропольской дороге к Калаусу экспедиция Бэра знакомилась с новыми территориями, проживающими там туркменами. На страницах дневника, помеченных 11 маем 1856 г. встречаем упоминание об археологических памятниках – каменных изваяниях (каменных бабах), которые со слов местных жителей постоянно «у них похищают с курганов и с новых туркменских могил»(8). Такие факты были не редкостью для Северного Кавказа. Археологические памятники, в основном курганы и наземные постройки, каменные изваяния часто расхищались и уничтожались в ходе хозяйственных и строительных работ. Особенно интенсивно этот процесс происходил в ходе заселения и освоения новых земель, когда каменные могильные плиты использовались как превосходный строительный материал.

    Вместе с тем каменные изваяния (каменные бабы), о которых упоминается в дневнике Бэра, сегодня являются ценным источником, позволяющим реконструировать особенности материальной и духовной культуры народа их оставившего. По мнению археологов эти монументальные изваяния наиболее яркий этнокультурный индикатор, позволяющий с большей степенью достоверности осуществить атрибуцию самих изваяний и связанных с ними археологических комплексов.

    На страницах дневника Бэр часто упоминает курганы, описывая самые интересные из них: «Мы проехали верхом еще три версты по берегу и приблизились к Калаусу, примечательному множеством курганов...»(9). Обобщив свои наблюдения, позже, уже в Петербурге, он напишет ряд специальных научных  и научно-популярных статей по этнографии, исторической антропологии и археологии. Они как и его путевые дневники содержат ценнейший исторический материал по обширному региону – Северному Кавказу.

    В последние годы жизни Бэр занимался некоторыми вопросами, относящимся собственно к области истории, применяя к историческому исследованию методы естественных наук. Высоко оценив научные заслуги Бэра, результаты его Каспийской экспедиции, «открывающей новые перспективы для географической науки» в 1861 г. Русское географическое общество наградило его Константиновской медалью.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 90      Главы: <   84.  85.  86.  87.  88.  89.  90.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.