Профессор С.Г. Пушкарев как историк русско-американских отношений - Запад-Россия-Кавказ. Научно-теоретический альманах - Автор неизвестен - История России - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 90      Главы: <   80.  81.  82.  83.  84.  85.  86.  87.  88.  89.  90.

    Профессор С.Г. Пушкарев как историк русско-американских отношений

    Ковалев М.В.

    Саратовский государственный университет

    Особенности развития современной России, поиск новых возможностей мировой дипломатии, определение места и роли в них нашей страны, заставляют отечественного исследователя вновь и вновь обращаться к истории дипломатии. Особую роль здесь играет изучение работ русских историков-эмигрантов, которые видели многие проблемы в нетрадиционном для нас понимании. Так большой интерес вызывают труды С.Г. Пушкарева (1888 – 1984 гг.), который долго и плодотворно работал в США (1949 – 1984 гг.). Необходимо заметить, что имя крупного русского историка для его соотечественников стало известно только в начале 1990-х гг., хотя и поныне в российской исторической науке его фигура до конца так и не получила должного освещения и признания (1).

    Вместе со многими деятелями русской науки и культуры С.Г. Пушкарев в 1922 г. покидает Советский Союз. Его научная деятельность в эмиграции фактически начинается в Праге. В чешской столице ученый оказался, когда там началась знаменитая «Русская акция» – оказание властями Чехословацкой республики помощи русским эмигрантам. С.Г. Пушкарев начинает совместную работу с Г.В. Вернадским, Е.Ф. Шмурло, А.В. Флоровским и др. Его основные научные интересы в этот период лежали в области изучения истории русского крестьянства и крестьянской общины, значения православной церкви в истории России, системы управления в Московском царстве. Оказавшись по приглашению своего друга Г.В. Вернадского в США в 1949 г., С.Г. Пушкарев значительно расширяет сферу своих научных интересов. Это объясняется в первую очередь тем, что источники и научная литература по истории России были представлены в США куда более широко, чем Праге. В этот период ученый пишет работы по истории русского казачества, петровским преобразованиям, революциям 1917 г. и др. Особое место сам историк отводит изучению взаимоотношений России и Запада. И хотя сама тема волновала С.Г. Пушкарева еще в Праге (2), но ее детальное, тщательное и беспристрастное изучение началось только в США. В рамках данной проблематики особый интерес представляют его труды по истории русско-американских отношений, поскольку здесь ученому удалось рассмотреть многие спорные проблемы и малоизвестные сюжеты, ввести в научный оборот большое количество источников и т.д.

    С.Г. Пушкарев выделил три больших периода в развитии российско-американских контактов: 1) от правления Екатерины  II до Александра II (последняя четверть XVIII в. – 80-е гг. XIX в.), 2) от Александра III до Николая II (1880-е гг. – 1917 г.), 3) советский период (с 1917 г.). Ученый исходил из того, что исторический путь российского и американского народов во многом схож. Это положение не было принципиально новым и впервые было высказано П.А. Сорокиным (3), но именно С.Г. Пушкарев придал многим идеям русского социолога историческую основу. В геополитическом плане и Россия и Америка имели перед собой огромные территориальные пространства, необычайно богатые ресурсы, и обе «создали огромное государство, пределы которого расширялись более колонизацией пустых или почти пустых пространств, чем завоеванием» (4) . Национальный состав обеих государств изначально был чрезвычайно пестрым, что, по мнению С.Г. Пушкарева, обусловило отсутствие шовинизма. В социально-политическом устройстве историк тоже выделил много общего, но главным был вывод об изначальном демократическом характере социальных институтов обеих держав.

    Начало русско-американских отношений относится к последней четверти XVIII в. С.Г. Пушкарев особо отмечает роль Екатерины II, которая, несмотря на существующие с Англией соглашения, отказалась послать в Америку 20 тыс. русских пехотинцев для подавления войны за независимость, оказав тем самым неоценимую помощь США (5). Конечно, российская императрица не могла признать в полной мере независимость североамериканских колоний, поскольку с точки зрения абсолютизма, пусть даже просвещенного, борцы за независимость воспринимались как мятежники. Но все же контакты устанавливаются, что выразилось в приглашении на русскую службу американцев, самым известным из которых стал Пол Джонс – адмирал русского флота.

    Тесные контакты России и США начались только при Александре I. Примером таких благоприятных отношений являлась личная переписка императора и Т. Джефферсона,  причем последний вместо обращения «ваше величество» употреблял «великий и добрый друг» (6). Взаимные интересы в этот период лежали в политической области (стремление России «найти в быстро развивающейся мореходной … республике противовес британскому всемогуществу») и области экономических связей (США нуждались в российских поставках пеньки, железа, смолы и др., Россия ввозила хлопок и т.н. «колониальные товары»: кофе, рис, табак, сахар и др.) (7). При Александре I в США были отправлены первые русские дипломаты А. Дашков и П.А. Пален, а в Петербург прибыл первый американский посол Д. Адамс, будущий президент США. С.Г. Пушкарев обоснованно считает, что основной целью американской миссии было укрепление торговых отношений с Россией. В доказательство этой версии С.Г. Пушкарев приводит факт из воспоминаний Д. Адамса, когда в декабре 1809 г. канцлер Н. Румянцев предпринял меры по освобождению торговых судов США, задержанных Данией не без давления Наполеона (8).

    Победа России в Отечественной войне 1812 г. была восторженно встречена в США, но уже вскоре наметился первый кризис во взаимоотношениях. С.Г. Пушкарев связывает его в первую очередь с недовольством России признанием США независимости бывших испанских колоний в Южной Америке, США же не устраивал указ 1821 г. о монопольном праве Российско-Американской Компании на ловлю рыбы и торговлю с аборигенами (9).

    Но, несмотря на все разногласия, тесные контакты не прекращались и при Николае I, но ограничивались исключительно торговыми вопросами. Так в 1832 г был заключен совместный договор «О навигации и коммерции». На русскую службу был приглашен инженер Д. Уистлер для участия в постройке Николаевской железной дороги (10). Но наряду с этим С.Г. Пушкарев отмечает и негативные моменты во взаимоотношениях обоих государств, связанные с недовольством правительства и граждан США венгерским походом русской армии 1849 г. Однако все противоречия сгладились с наступлением Крымской войны, когда США поддержали Россию. Ученый приводит несколько убедительных доказательств этой ситуации: так 300 граждан из штата Кентукки просили отправить их защищать Севастополь, а в самом осажденном городе находились 30 американских хирургов, половина из которых там и погибла (11).

    Расцвет российско-американских отношений, по мнению С.Г. Пушкарева, пришелся на царствование Александра II. Во время войны Севера и Юга Россия безоговорочно поддержала Север, что было высоко оценено А. Линкольном, который считал Александра II своим единственным союзником (12). Историк-эмигрант основным событием этого времени называет отказ России дипломатически признать в 1862 г. Южную конфедерацию, что в конечном счете привело бы к полному распаду США и сыграло бы на руку Англии и Франции. Корме того, на стороне Севера сражались русские добровольцы, наибольшую известность среди которых получил И.В. Турчанинов.

    С 1880-х гг. наметился коренной перелом в дипломатических отношениях Россия и США. С.Г. Пушкарев связывает его с двумя причинами: дискриминацией евреев и «агрессивной империалистической политикой» России на Дальнем Востоке (13). Здесь позиция историка не выглядит бесспорной. Трудно предположить, что американское правительство столь сильно волновала судьба российских евреев, поскольку антисемитизм в других странах не вызывал резкой критики Вашингтона. Политика же США в Азии была не менее агрессивной российской.

    Истинные причины лежали прежде всего в том, что бурное социально-экономическое и политическое развитие обоих государств привело к столкновению их геополитических интересов, превратив из союзников в соперников. Так еще в годы русско-японской войны США хотя и оставались нейтральными, но все же сочувствовали Японии, а в 1912 г. Конгресс США отменил торговый договор 1832 г.

    Абсолютно новый этап взаимоотношений наступает в 1917 г. после падения самодержавия. Февральская революция была благоприятно встречена за океаном. По инициативе посла Д. Френсиса правительство США одним из первых признало Временное правительство и предоставило ему 188 млн. долларов в виде займа. Такая политика вызвала недовольство большевиков, а после вступления США в Первую мировую войну и вовсе сделала американскую державу «одним из главных объектов злобной клеветнической пропаганды ленинцев» (14). С.Г. Пушкарев крайне негативно оценивает инициативы В.И. Ленина по заключению «демократического мира». На основе неприятия пораженчества историк высоко оценивает деятельность государственного секретаря США Р. Лансинга, подвергшего в своем докладе президенту В. Вильсону большевистскую программу мира с Германией безжалостной критике.

    Для русского историка-эмигранта право наций на самоопределение, провозглашенное В.И. Лениным, было равнозначно анархии, сама же большевистская власть оценивалась как «деспотическая олигархия», держащаяся лишь на насилии (15).  Подобная точка зрения в тот момент разделялась и в США, где падение монархии восприняли как путь к истинной демократии, а захват власти большевиками как поворот с этого пути. Будучи сторонником Временного правительства, С.Г. Пушкарев в целом положительно оценивает интервенцию западных стран, видя в ней всего лишь охрану имущественных интересов Антанты. К сожалению, ослепленный ненавистью к большевикам, он не уделяет внимания действиям и планам интервентов в России, не замечая угрозы российской государственности (16).

    Большое место историк отводит действиям американских дипломатов по выявлению истинных масштабов красного террора. Действительно, они на официальном уровне выражали недовольство от лица всего мира кровавой политикой большевиков, последние же, в лице Г. Чичерина, вообще отрицали факты массовых убийств (17). Политика В.И. Ленина в отношении США справедливо и небезосновательно характеризуется С.Г. Пушкаревым как «двурушническая». Смысл этой политики он видит, с одной стороны, в подготовке мировой революции, а, с другой, - в получении экономической помощи от тех же США. Так Г. Чичерину было поручено пропагандировать  идею о «мирном сосуществовании» с США, а Г. Зиновьеву, возглавлявшему Коминтерн, «раздувать пламя мировой революции» (18). По мнению С.Г. Пушкарева, прокатившаяся по США в 1919 г. волна стачек и забастовок была организована не без помощи Москвы. Все это вызывало негодование официальных властей США.

    Причину огромных противоречий между РСФСР и США С.Г. Пушкарев видит в идеи мировой революции, которую активно пропагандировали лидеры большевиков. Для самого В.И. Ленина США были одним из главных объектов критики. Крушение капитализма в этой стране, по мнению В.И. Ленина, способно окончательно утвердить победу мировой революции. В доказательство этого историк приводит выдержки из обращения Коминтерна к рабочим Северной и Южной Америки: «Только ваша победа может обеспечить окончательную победу мировой революции» (19). Президент В. Вильсон отказывался идти на контакт с большевиками, поскольку «нынешние правители России не имеют мандата от народа и представляют только самих себя» (20). В подтверждение этой политики в июне 1919 г. власти США высылают из страны Л.К. Мартенса, представителя большевиков, что находит восторженную оценку у С.Г. Пушкарева. Все попытки большевиков установить экономические контакты с США оканчиваются безрезультатно. Тогда В.И. Ленин предпринимает хитроумный ход, издав декрет о концессиях. С.Г. Пушкарев иронизировал по этому поводу, не видя смысла в ленинских «авантюрах». Подобная точка зрения имеет под собой весомые основания: значительного оживления экономики не произошло, число концессионеров было крайне малым, да и те, кто вкладывал деньги, специализировались скорее на разграблении оставшегося, в т.ч. на вывозе за рубеж культурных ценностей. Ленинскую политику в отношении с США С.Г. Пушкарев называет полностью проваленной, большевики в 1920-е гг. не только не смогли установить дипломатических отношений с США, но и привлечь на свою сторону хоть сколь нибудь значительную часть американского пролетариата.

    Важное место у С.Г. Пушкарева занимает вопрос об отношении американских профсоюзов к большевизму. Историк приходит к выводу, что Американская федерация труда, возглавляемая С. Гомперсом, относилась к советской власти отрицательно, что было связано с отказом американского рабочего движения еще в конце XIX в. от борьбы за идейную и политическую самостоятельность пролетариата. Историк восхищается руководством американских профсоюзов, благодаря которому ««отсталый» рабочий класс Америки не пошел по той «прогрессивной» коммунистической дороге, которая на Востоке привела к сталинским концентрационным лагерям и маодзедуновской «культурной революции»» (21).

    В своих изысканиях по истории русско-американских отношений С.Г. Пушкарев проделал громадную работу, обработав большое количество архивных источников. Многие положения его работ являются спорными, некоторые довольно важные проблемы вообще опускаются или рассматриваются с предельной лаконичностью. Однако, несмотря на свои ярко выраженные антикоммунистические и антимарксистские взгляды, историку удалось в целом беспристрастно рассмотреть многие проблемы российско-американских взаимоотношений. Несмотря на присутствующую в его работах некоторую идеализацию США, ученый оставался верным русским патриотом; так он критикует все попытки западной историографии отрицать дружбу либеральных США и монархической России в XVIII – XIX вв. Заслуга С.Г Пушкарева состоит в том, что он одним из первых эмигрантских историков объективно рассмотрел развитие российско-американских связей, сумев привлечь к изучению данной проблематики историков США. В целом, с уверенностью можно сказать, что работы С.Г. Пушкарева по истории российско-американских отношений явились важной вехой в разработке данной темы.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 90      Главы: <   80.  81.  82.  83.  84.  85.  86.  87.  88.  89.  90.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.