К вопросу о формировании и деятельности Красной Армии Черноморья (март 1920 г.) - Запад-Россия-Кавказ. Научно-теоретический альманах - Автор неизвестен - История России - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 90      Главы: <   46.  47.  48.  49.  50.  51.  52.  53.  54.  55.  56. > 

    К вопросу о формировании и деятельности Красной Армии Черноморья (март 1920 г.)

    Черкасов А.А.

    Сочинский государственный университет туризма и курортного дела

    В истории Гражданской войны Красная Армия Черноморья (КАЧ) ярко выраженного следа не оставила, это обуславливалось в первую очередь, кратковременностью боевого применения армии (она была реорганизована из отдельных зеленоармейских частей 12 марта, а расформирована уже 30 марта 1920 г.), просуществовавшей всего 18 суток. Другой причиной явилась несплоченность ее личного состава, что также не могло положительно отразиться на  боеспособности. Наконец, в-третьих, ввиду реорганизации Красной Армии Черноморья из зеленоармейских партизанских отрядов эсеровского Комитета Освобождения Черноморской губернии (КОЧГ), эта тема на протяжении советского периода по идеологическим причинам объективно исследователями не рассматривалась. Существовал и ряд других факторов. В связи с вышеперечисленным историю Красной Армии Черноморья необходимо рассмотреть более подробно.

    В феврале 1920 г. зеленоармейцами Крестьянского ополчения КОЧГ от белогвардейцев были освобождены обширные территории Черноморской губернии (Сочинский и Туапсинский округа). Последовавшее за этим дробление военных властей Крестьянского ополчения (КО) привело к формированию Главного и Полевого штабов КО. Главный штаб базировался в “Кавказской Ривьере” г. Сочи, Полевой – в г. Туапсе (ближе к месту военных операций). С момента своего создания Полевой штаб КО попал под массированную идеологическую обработку туапсинских большевиков. Необходимо отметить, что именно Туапсе считался самым пробольшевистским городом Черноморской губернии. В своей внутренней политике эсеры КОЧГ черноморских большевиков преследованиям не подвергали, надеясь создать совместные эсеровско-меньшевистско-большевистские советы, в расчете на отказ большевиков от диктатуры пролетариата.

    Эта позиция лидеров КОЧГ создала большевикам возможность для проведения военного заговора, осуществление которого возлагалось на прибывших в Туапсе полномочных представителей советской республики П.П. Соркина и Л.В. Ивницкого (1) с целью реорганизации Зеленой армии с последующим формированием из ее частей Красной Армии Черноморья (2). После  ознакомления с обстановкой Соркин и Ивницкий, опираясь на бюро РКП(б) Туапсинского округа и на группу сочинских большевиков, начали кампанию по дискредитации КОЧГ и объявлению его врагом советской власти. С этой целью 7 марта в Туапсе было проведено “Чрезвычайное особое совещание ответственных партийных работников”, которое постановило взять в свои руки  руководство повстанческой армией и организовать Реввоенсовет с Главным штабом. Особоуполномоченный 8-й армии РККА Ивницкий доложил совещанию, что для руководства партийной работой на Черноморье Кавказский краевой комитет РКП(б) создал бюро в составе: него (Ивницкого), Выгрианова и Москвичева (3). Помимо всех вышеперечисленных на совещании присутствовали представители всех партизанских отрядов Зеленой Армии Туапсе, Новороссийска, Геленджика и конечно же Крестьянского ополчения. Крестьянское ополчение КОЧГ на совещании представляли: заместитель командующего Казанский, политический комиссар Шевцов и начальник штаба Сергеев-Томашевский.

    При обсуждении вопроса о возможности присоединения к Крестьянскому ополчению партизанских отрядов Новороссийска и Геленджика было решено создать Красную Армию Черноморья. Делегатским голосованием был избран и ее руководящий состав: командующим стал Е.С. Казанский, начальником штаба – В.В. Фавицкий, политкомами – И.Б. Шевцов и Цимбалист (4).

    К исходу первого дня своей работы съезд единогласно постановил считать Красную Армию Черноморья частью Рабоче-крестьянской Красной Армии (РККА). Помимо этого он утвердил Реввоенсовет Красной Армии Черноморья  в составе Соркина, Ивницкого, Цимбалиста и Шевцова.

    Объединение всех зеленоармейских частей Черноморья и южных отделов Кубанской области было обусловлено целым рядом причин: во-первых, поиском союзников в борьбе с белогвардейцами; во-вторых, созданием более крупной войсковой единицы, а значит и расширением сферы повстанческой деятельности и влияния; в-третьих, имевшими место поражениями зеленоармейцев Кубани в боевых действиях против деникинцев.

    Предчувствуя свершившийся переворот, командующий Главного штаба КО Н.В. Воронович с ближайшим окружением прибыл в Туапсе с целью урегулирования обстановки, однако время было уже упущено.

    На последнем совместном совещании Воронович предъявил Реввоенсовету ряд претензий по поводу трофейного имущества и вооружений. Однако Реввоенсовет ответил тем, что Воронович ездил к Деникину на переговоры, что, по мнению Реввоенсовета, было изменой.

    Шевцов И.Б. вспоминал: “Помню, как Петр Соркин неожиданно перебил Вороновича: “Товарищ бывший главком, Крестьянского ополчения больше нет, а есть Красная Армия Черноморья, цель которой сводится к уничтожению “добровольческой” армии и соединению с Красной Армией. Поэтому давайте говорить не о дележе трофейного имущества и вооружения, а о том, кто из нас, чем должен заниматься. Армия отныне будет подчиняться только Реввоенсовету, а вам надо заняться организацией самоуправления в Сочинском округе по Лазаревку включительно. Так сложились обстоятельства. Старые ваши планы о создании “демократической республики” придется перечеркнуть. Народ не хочет этой республики и повсюду выступает за Советскую власть” (Здесь Соркин конечно же утрирует, преподнося желаемое за действительное – А.Ч.).

    Мы предполагали, что за этим последует взрыв негодования, и готовились арестовать представителей КОЧГ, хотя время для окончательного разрыва с ними еще не наступило.

    Однако никакого возмущения или негодования не последовало” (5).

    Тем не менее совещание достигло компромиссных соглашений:

    Все управление действующей армии и военная власть в прифронтовой полосе передается РВС, который действует в полном и взаимном контакте с Главным штабом КО;

    Вся полнота гражданской власти сосредотачивается в руках КОЧГ;

    КОЧГ приступает к установлению Советской власти на местах по конституции Советской России;

    КОЧГ незамедлительно после организации Советов рабочих и крестьянских депутатов на местах созывает Чрезвычайный съезд Советов;

    Представители черноморских организаций партии эсеров в полном контакте с большевиками ведут подготовительную работу к выборам делегатов Чрезвычайного съезда Советов и проводят дальнейшую работу по признанию СНК и вхождению в состав РСФСР (6).

    Помимо этого Вороновичу удалось вытребовать 1 тяжелое и 2 горных орудия, 4 пулемета и более 50 винтовок (7).

    11 марта в Туапсе на съезде фронтовиков было официально заявлено о создании Красной Армии Черноморья и об итогах совещания с КОЧГ. Новоиспеченную Красную Армию Черноморья решено было реорганизовать по образцу РККА. Весь командный состав был подобран из бывших командиров XI армии. Был создан институт военных комиссаров. Отряды сводились в батальоны трехротного состава численностью до    400 штыков при 6 пулеметах каждый (8). Всего было сформировано              14 армейских батальонов и 1 пехотный полк (9) на вооружении которых состояло 25 орудий и около 150 пулеметов. В этот период Красная Армия Черноморья насчитывала 12 тыс. солдат и командиров (10).

    Численность Красной Армии Черноморья распределялась следующим образом: в составе 14 регулярных батальонов насчитывалось 5,6 тыс. бойцов, 1,2 тыс. чел. состояло в трех батальоном полку Сафронова, несколько сот человек находилось в артиллерийских частях, не менее 700 бойцов – в комендантских ротах и командах Сочи, Туапсе и других населенных пунктах. Определенный контингент состоял при штабах и управлениях, санитарной службе и морской флотилии. Остальные же приходились на ополченцев второй очереди. Последняя категория использовалась как резерв и призывалась в случае крайней необходимости.

    Для политической пропаганды была создана армейская газета “Фронтовик” с тиражом в 250 экземпляров (11). Газета просуществовала около месяца, так как после осложнения ситуации на Северном фронте потребовались дополнительные людские контингенты и вся редакция ушла на фронт.

    Сразу же после съезда фронтовиков были созданы два фронта: Северный – под командованием Черникова и Приморский (он же Южный) – под командованием Моренец (12) и предприняты действия по разгрому белогвардейцев. Приморский фронт был объявлен главным, и на его обеспечение под Геленджик были направлены 2,5 тыс. штыков, усиленные артиллерийской батареей (4 орудия) и 25-30 пулеметами. Северный фронт был объявлен второстепенным, и в сторону Кубани были выдвинуты около 1,5 тыс. штыков, артиллерийская батарея и 37 пулеметов (13). Все захваченные у белогвардейцев тяжелые вооружения в ходе освобождения Сочи были переданы Красной Армии Черноморья и в значительной степени поступили Северному и Южному фронтам. Северный и Южный фронты, состоящие из зеленых партизан, перешли в наступление на Геленджик – Новороссийск. 15 марта после 6-часового упорного боя при подавляющем превосходстве противника в технике и живой силе Черноморцами был взят город Геленджик.

    Командующий Черноморским фронтом РККА по этому случаю издал приказ-приветствие: “Объявляю от имени командарма Казанского и от своего имени красным бойцам, доказавшим противнику, что они не банды зеленых, как их рисовали черные генералы, а Красные стойкие войска, способные принять жестокий бой с противником”(14).

    В этот же день в селении Георгиевская к командующему Северным фронтом Черникову прибыло 4 чел. (представителей 20 станиц Майкопского отдела Кубанской области), они предложили влиться в состав армии в количестве 2,5 тыс. чел. при 10 пулеметах (15).

    К этому времени район, освобожденный от белогвардейцев, стал занимать внушительную территорию. В Черноморской губернии Красная Армия Черноморья удерживала территории от Пиленково (между Адлером и Гагрой) до Кабардинки. По направлению Екатеринодара с правого фланга были освобождены Абадзехская, Курджипская, Ширванская, Апшеронская, Хадыженская, Кабардинская, Тверская, Линейная, Абхазская и Горячий Ключ. В Новороссийском районе – районы по Геленджик и Кабардинку (16). Таким образом, район деятельности Красной Армии Черноморья был значителен, и без активной помощи РККА не смогла бы быстро справиться с добровольцами.

    16 марта в районе Кабардинки частями Красной Армии Черноморья были захвачены автоброневики белогвардейцев. В ночь с 16 на 17 марта без боя белыми был оставлен Екатеринодар, куда и вошли подразделения РККА.

    Спустя три дня, 19 марта частями КАЧ были заняты станицы Прусская, Дагестанская, Севастопольская, на станции Нефтяной к ним присоединилось 500 чел. Рабочих (17).

    24 марта “Заря Черноморья” сообщила о первом крупном успехе за последние несколько суток: “В районе станицы Григорьевской  нашему отряду сдался конный корпус Донцов в числе 1,5 тыс. всадников при         15 орудиях и 36 пулеметах” (18).

    28 марта “Заря Черноморья” опубликовывает последнее свое официальное сообщение с фронта:

    “Полевой Штаб Черноморского Ополчения Красной Армии от      26 марта.

    Разведчики передовых отрядов противника заняли ряд пунктов в   5-ти верстах от Туапсе.

    На нашу сторону перешло 74 казака Донского генерала Семилетова Полка.

    Командир Черноморского Ополчения Н. Воронович” (19).

    Издав 14 номеров, газета “Заря Черноморья” с приходом в округ отступающих частей Кубанской армии прекратила свое существование.

    К этому времени общее количество пленных, захваченных Крестьянским ополчением и войсками Красной Армии Черноморья, достигло наибольшего числа – 27 тыс. чел., среди которых насчитывалось около одной тысячи офицеров (20).

    Получив информацию о продвижении на Туапсе Кубанской казачьей армии, командующий Красной Армией Черноморья Казанский отдал приказ командующему фронтом Черникову погрузиться с тремя батальонами (9, 10, 11-й) при поддержке артиллерийской батареи в эшелон и срочно передислоцироваться через стц. Хадыженскую на Гойтхский перевал (21).

    Эшелон двигался с двумя паровозами спереди и сзади, и не доходя до Хадыженской, был обстрелян артиллерией противника, в следствии чего потерпел крушение. Под непрекращающимся обстрелом белогвардейцев на месте крушения произошла паника: часть бойцов разбежалась, и лишь около 600 чел. отступили к Гойтхскому перевалу, заняв оборонительную позицию.

    Как только информация о решениях фронтового съезда дошла до находившихся на фронте крестьянских батальонов Сочинского округа, все они отказались подчиняться новому Реввоенсовету и уклонились от боевых действий. На фронте, таким образом, остались только батальоны бывших белогвардейцев-перебежчиков (22).

    Командующий Центральным фронтом Черников снял свои сочинские части с выгодных оборонительных позиций на Гойтхском перевале и под знаменами КОЧГ двинулся к Майкопу (23). Этим самым Центральный фронт открыл дорогу белогвардейцам на Туапсе, Новороссийск и даже в Грузию через Сочи – Адлер.

    Заслуживает внимания и тот факт, что части Центрального фронта Красной Армии Черноморья (по свидетельству И. Шевцова) в составе        1 тыс. штыков, при восьми пулеметах и двух горных орудиях, сосредоточенные под Майкопом, не произвели ни одного выстрела и без боя пропустили всю многотысячную белогвардейскую армию, отступающую из Майкопа под ударами РККА (24). Вся эта масса кавалерии и пехоты организовано переправилась через Гойхтинский перевал, захватила порт и, обрушившись с тыла на части бывших белогвардейцев, смяла их, и захватила подходы к порту Новороссийск, где ее ожидали корабли Антанты.

    Роль преследователей Кубанской армии выпала на долю 34-й пехотной дивизии РККА, которая наступала с боями от Волги до Майкопа. В ходе практически непрерывных боевых действий части этой дивизии были сильно обескровлены. Так, например, в 306-м полку вместо 3,2 тыс. штыков по штату числилось всего около 300 чел. Примерно такое же количество пехоты было и в других полках дивизии. В помощь 34-й дивизии из 1-й Конной армии вскоре была выделена конная бригада под командованием Левды (25).

    Преследуя отходящих белогвардейцев, 306-й полк 34-й стрелковой дивизии к 1 апреля 1920 г. занял станицу Хадыжинскую. На ее окраинах красноармейцы встретили одетых в английское обмундирование вооруженных людей, которые назвали себя партизанами Красной Армии Черноморья. Это и была группа войск Центрального фронта Красной Армии Черноморья, ушедшая не так давно на Майкоп.

    Разыскав командира отряда Черникова, командование 34-й стрелковой дивизии предложило ему с отрядом присоединиться к 306-му полку в качестве третьего батальона. Однако Черников отказался и увел своих ополченцев в горы, начав там партизанскую войну против РККА. Через полтора месяца командующий фронтом был пойман и по решению Ревтрибунала расстрелян, а его солдаты перебрались в Грузию и снова поступили в распоряжение командующего Главным штабом Крестьянского ополчения Н.В. Вороновича (26).

    Что же послужило причиной к антисоветскому выступлению Черникова? Судить сегодня сложно. Но наиболее реальным представляется отказ командира бывших ополченцев служить в РККА, скорее всего по политическим мотивам. Этот вывод подтверждают события на Гойтхском перевале, так как командирам Красной Армии Черноморья было известно о том, что главком Крестьянского ополчения ездил на переговоры с Деникиным с целью заключения с ним мира. Отсюда Черников мог предположить, что разгром Кубанской армии, как антисоветский, выгоден лишь РККА. Помимо этого, Черников постоянно по телеграфу поддерживал связь с Вороновичем и вполне возможно, что именно Воронович и приказал сопротивления кубанцам не оказывать. На фоне предварительных переговоров представителей КОЧГ с членами Кубанской Рады это кажется весьма убедительно. Помимо этого именно Черников вел переговоры между представителями 20 станиц Майкопского отдела Кубани о вхождении в состав КАЧ. Однако известно, что кубанцы в состав войск ни КАЧ, ни РККА так и не вошли. Позднее эти казаки сотрудничали с Полевым штабом крестьянского ополчения Вороновича в борьбе против большевиков (27).

    Тем не менее антисоветское выступление Черникова и отряда Красной Армии Черноморья явилось одной из причин расформирования Красной Армии Черноморья и ее Реввоенсовета. Просуществовав всего    18 дней, с 12 по 30 марта 1920 г., части Армии были влиты в Черноморский фронт РККА (28).

    В последнем приказе по Красной Армии Черноморья от 30 марта 1920 г., говорилось:

    “1) Закончив освобождение Черноморья от “добровольцев” и соединившись с IX Красной армией Советской России, по предложению Реввоенсовета Кавказского фронта части Красной армии Черноморья вливаются в состав IX армии, для чего приказываю: 1-й, 2-й, 3-й, 5-й, 7-й и 8-й батальоны, 2-я горная батарея, 1-я полевая батарея, а также все штабы и учреждения и команды, находящиеся на Приморском фронте Новороссийское направление, передаются в распоряжение начдива (29) 22 IX армии. Комчерфронтом тов. Моренец по сдаче штаба и частей поступить в распоряжение командарма IX.

    2) 4-й, 6-й, 12-й, 14-й (батальоны), 1-я конно-горная батарея, команды, нестроевые команды тяжелой полевой тракторной и тракторной ломбордной батарей, нестроевые команды и учреждения переходят в распоряжение начдива 50 IX армии. Комфронтом Сафонову по сдаче дел остаться в распоряжении начдива 50. Начальнику медико-санитарного отдела с личным составом и медикаментами поступить в распоряжение начдива 50.

    Начальнику снабжения армии с личным составом и всеми имеющимися налицо запасами снабжения и кассой перейти в подчинение начдива 50. Начальнику Красной флотилии Кубанскому с личным составом и имеющимися судами перейти в распоряжение начдива 50. Заведующему гаражом с имеющимся налицо автоимуществом перейти в распоряжение начдива 50. Начсвязи штаба армии перейти в распоряжение начдива 50.

    Подлинный подписали: Командарм Соркин, член Реввоенсовета Ивницкий, наштарм Фавицкий (30)”.

    Таким образом, в состав IX армии РККА вошли батальоны Моренца и Сафонова, так называемого “железного полка” и ранее настроенного пробольшевистски. Подразделения же Черникова сохранили автономию, не желая помогать РККА в ее борьбе против кубанцев.

    Для большей объективности необходимо рассмотреть и некоторые малоизвестные страницы истории КАЧ. Несмотря на свою 18-дневную историю, в частях КАЧ имели место случаи, которые можно классифицировать как морально-психологические качества бойцов и командиров этой армии. Известно, что за период деятельности армии за кражу двух десятков яиц были расстреляны двое военнослужащих КАЧ (31).

    Широкое распространение в частях получили азартные игры. Так в приказе № 5 по Туапсе-Просковеевскому боеучастку от 13 марта 1920 г. отмечалось: “Несмотря на неоднократные приказы товарищи бойцы продолжают вести азартные игры, нередко на очень крупные суммы. Предупреждаю, что играющих не считаясь с положением, буду предавать суду, а деньги конфисковывать в пользу армии. Комбоеучастка Павленко” (32).

    Были случаи и панического бегства солдат с занимаемых позиций. Так, в ночь с 19-го до 20-го марта команда связи и много бойцов других частей на основании ложных слухов о наступлении белогвардейцев бросили г. Геленджик и ушли в горы (33).

    В заключении можно отметить, что Красная Армия Черноморья не смогла стать отдельной частью Рабоче-крестьянской Красной Армии, в виду того, что бойцы значительной части зеленоармейских отрядов идеи большевиков не принимали и не поддерживали. Это и предопределило раскол Красной Армии Черноморья и как итог расформирование ее большевиками.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 90      Главы: <   46.  47.  48.  49.  50.  51.  52.  53.  54.  55.  56. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.