Место прокуратуры в судебной системе России на рубеже XIX – XX века - Запад-Россия-Кавказ. Научно-теоретический альманах - Автор неизвестен - История России - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 90      Главы: <   30.  31.  32.  33.  34.  35.  36.  37.  38.  39.  40. > 

    Место прокуратуры в судебной системе России на рубеже XIX – XX века

    Зозуля И.В.

    Ставропольский государственный университет

    Интерес к значению прокуратуры в судебной системе продиктован сегодня, прежде всего теми процессами, которые продолжаются в нашей стране, а именно – судебной реформой в России. Наряду с судебными преобразованиями в Российской Федерации определенные изменения претерпевают и органы прокурорского надзора. В связи с все возрастающим вниманием к деятельности российской прокуратуры, ее роли среди других правоохранительных органов России, мы решили обратиться к историко-правовому опыту прокуратуры Российской империи.

    В соответствии с Указом от 12 января 1722 г. в России впервые была учреждена система прокуратуры во главе с генерал-прокурором. В отличие от действующего с 1711 г. института фискалов, занимающегося в значительной степени интересами государственной казны, надзор прокуроров был направлен на соблюдение принципов законности всеми присутственными местами (1).  Одновременно представители прокуратуры действовали в Синоде в лице обер-прокурора, в коллегиях и надворных судах – в лице прокуроров.

    В указе о должности генерал-прокурора, в частности, говорилось, что он должен «накрепко смотреть, дабы Сенат в своем звании праведно и нелицемерно поступал» и «смотреть над всеми прокуроры, дабы в своем звании истинно и ревностно поступали». При этом император Петр I считал «сей чин, яко око наше и стряпчий о делах государственных» (2).

    Позже Учреждения о губерниях 1775 г. более детально определили обязанности лиц прокурорского надзора, являвшихся составной частью судебной системы Российской империи. По новому закону прокуроры вступили в действие при губернском правлении, Верхнем земском суде, губернском магистрате и Верхней расправе. Учреждения о губерниях эпохи Екатерины II создали более стройную систему прокуратуры, действующую на основании строгой иерархии. В помощь прокурорам при осуществлении надзора за судами вводились должности стряпчих (3).

    Однако наличие прокуратуры не ограничило систему контроля за деятельностью судов только ею. Продолжала расти роль губернаторов в отношении правосудия. Так, например, Наказ 3 июня 1837 г. существенно расширил компетенцию начальника губернии:

    губернатору принадлежала инициатива возбуждения дела;

    начальник губернии осуществлял надзор за судебным следствием и за производством дел в судебных органах;

    губернатор имел право вмешательства в ряде случаев в рассмотрение дела на любой стадии;

    глава губернии мог утверждать приговоры уголовных палат и низших судебных инстанций и т.д. (4).

    Иной становится деятельность лиц прокурорского надзора после введения новых судебных уставов. В ноябре 1864 г. после длительного и тщательного рассмотрения проектов были утверждены и вступили в силу основные акты судебной реформы: Учреждения судебных установлений, Устав уголовного судопроизводства, Устав гражданского судопроизводства и Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями (5).

                Судебными уставами 20 ноября 1864 г. провозглашались принципы равенства всех перед судом, независимости суда от администрации, несменяемости судей, гласности, устности, состязательности; презумпция невиновности; право обвиняемого на защиту; оценка доказательств по внутреннему убеждению судьи; основанием вынесения приговора стала виновность. Этому, безусловно, способствовало, наряду с целым рядом других причин, и преобразование прокурорского надзора.

                Прокурорский надзор вверялся обер-прокурорам, прокурорам и их товарищам под высшим наблюдением министра юстиции, являвшегося еще одновременно и генерал-прокурором (ст. 124 Общих учреждений судебных установлений). Так, например, при каждых окружном суде и судебной палате состоял особый прокурор и определенное штатным расписанием число товарищей прокурора (ст. 125 Общих учреждений судебных установлений).

    В соответствии с судебными уставами 1864 г. компетенция прокуроров была сужена до рамок их прямой деятельности. Однако это никоим образом не снижало их роли в судебном процессе. Напротив, с введением таких новых буржуазных институтов, как адвокатура и суд присяжных, прокурор приобрел особый вес при разборе дел в окружном суде. Состязательный характер судопроизводства требовал от лиц прокурорского надзора не только серьезного знания российского законодательства, но и в определенной степени искусства судебного красноречия, от которого во многом зависело окончательное решение дела.

    Напомним, что именно при окружном суде для разбора ряда уголовных дел был введен институт присяжных заседателей. И от прокурора и адвоката в значительной степени зависела судьба подсудимого. Им необходимо было доказать его виновность или невиновность присяжных, которые нередко впервые сталкивались с тонкостями судебного процесса и не были знакомы даже с элементарными правовыми знаниями.

    Одним из основополагающих принципов пореформенного судебного процесса стало введение свободной оценки доказательств, которая пришла на смену теории формальных доказательств. Существовавшая ранее сила доказательств уже не регламентировалась судебным законодательством. Напротив, новая теория преследовала цель, руководствуясь судебной практикой, основываться на поиске объективной истины. Иными словами, выносимые судом решения и приговоры должны были опираться на истинные факты, что требовало тщательного разбора дел и всестороннего анализа всех имеющихся доказательств. При этом полностью исключалось какое-либо вмешательство извне. Степенью достоверности могло быть лишь внутреннее убеждение судей. В этих условиях суды вынуждены были скрупулезно исследовать все письменные и вещественные доказательства, вести серьезный анализ показаний свидетелей с тем, чтобы вынести окончательный и справедливый приговор. Законом было предусмотрено, что последний мог быть или осуждающим, или оправдывающим подсудимого. Ни о каком оставлении в подозрении не могло быть и речи. При вынесении приговора суд должен был привести все «обстоятельства», на которых он основывался (6).

    После завершения предварительного следствия в обязанности прокурора окружного суда было включено рассмотрение следующих вопросов:

    о «подлежании» дела ведению прокурорской власти;

    о полноте произведенного следствия;

    о возможности передачи дела в суд, его приостановлении или прекращении (ст. 510 Устава уголовного судопроизводства).

    При этом прокурор должен был дать ответы на эти вопросы в течение недели с момента получения дела на его рассмотрение (ст. 517 Устава уголовного судопроизводства). Также он обязан был сделать заключение о предании обвиняемого суду в форме обвинительного акта, после чего окружной суд должен был приступить непосредственно к производству дела (ст. 519, 527 Устава уголовного судопроизводства).

    В обвинительном акте указывались:

    событие, заключающее признаки преступления;

    время и место совершения преступления;

    данные об обвиняемом;

    доказательства и улики о совершенном преступлении, указывающие на вину подсудимого;

    статья, которой соответствовало совершенное преступление (ст. 520 Устава уголовного судопроизводства).

    Прения сторон в судебном заседании завершались обвинительной речью прокурора наряду с выступлением адвоката. При этом прокурор излагал «существенные обстоятельства обвинения, в том виде, в каком они представляются по судебному следствию, и заключение свое о свойстве и степени вины подсудимого» (ст. 737 Устава уголовного судопроизводства). Если дело рассматривалось без участия присяжных заседателей, прокурор также высказывал свое заключение и о наказании, которое он предлагал вынести суду в отношении обвиняемого (ст. 738 Устава уголовного судопроизводства).

    Прокурор представлял на суде сторону обвинения, но при этом его речь не должна была отражать дело в одностороннем виде, принимая во внимание только те обстоятельства, которые обличали подсудимого (ст. 739 Устава уголовного судопроизводства). Более того, прокурор должен был отказаться от обвинения не поддерживать обвинительного акта, если он в процессе слушания дела придет к убеждению о невиновности подсудимого (ст. 740 Устава уголовного судопроизводства). На практике, правда, эти положения, направленные против обвинительного уклона прокурорской деятельности в суде и гарантирующие беспристрастность судебного разбирательства, так и не были реализованы (7).

    Таблица 1

    Сведения о деятельности лиц прокурорского надзора

    по всем округам Европейской России в конце XIX в.  (8)

     

     

    Год

     

     

    Оставалось

     

    Вступило

     

    Окончено

     

    Осталось

     

    1890

    1895

    1900

     

     

    743

    125

    6

     

    172715

    205355

    266520

     

    173091

    205410

    266488

     

    367

    70

    38

     

    В случае если прокурор был не согласен с решением суда, то он имел право подачи апелляционного протеста только в тех случаях, когда «неокончательные приговоры» противоречили с его заключением (ст. 858 Устава уголовного судопроизводства).

    Помимо непосредственного участия в судебных заседаниях прокуратура осуществляла контролирующие функции в отношении судебных органов. Чины прокурорского надзора, исполняя обязанности «наблюдения за охранением законов», обо всех замеченных ими ошибках со стороны судебных мест или их должностных лиц должны были сообщать об этом председателям этих судебных органов или прокурорам судебных палат, а те, соответственно, министру юстиции (ст. 253 Общих учреждений судебных установлений).

    Таблица 2

    Сведения о деятельности лиц прокурорского надзора по всем округам Европейской России и Российской империи в начале ХХ в. (9)

     

     

    Год

     

     

    Оставалось

     

    Вступило

     

    Окончено

     

    Осталось

     

    По всем округам Европейской России

     

     

    1905

    1910

    1913

    1914

     

     

    27

    173

    141

    52

     

    328751

    409567

    425749

    368791

     

    328764

    409575

    425828

    368814

     

    14

    165

    62

    29

     

    По всем округам Российской империи

     

     

    1913

    1914

     

     

    176

    258

     

    479840

    420387

     

    479743

    420378

     

    273

    267

     

    Если вести речь о практической деятельности лиц прокурорского надзора Российской империи в целом, то ее количественные показатели на рубеже XIX – XX века выглядели достаточно внушительно (см. табл. №№ 1, 2). Однако здесь следует иметь ввиду не только число рассмотренных ими дел, но и качественный уровень работы органов прокурорского надзора. Надо признать также и то, что органы прокуратуры действовали гораздо эффективнее, чем лица судебного ведомства, у которых число ежегодно остававшихся нерассмотренных дел в суде было гораздо выше. Да и количество ошибок, допущенных при рассмотрении дел в судах, было более заметным.

    Таким образом, лица прокурорского надзора действовали сразу в двух направлениях: участвовали в судебных заседаниях и контролировали деятельность судебных органов. Учитывая это, следует признать, что, несмотря на рост преступности в стране, недостаточный личный состав для участия в решении такого количества дел, органы прокуратуры отличались эффективной и в значительной степени качественной работой, что способствовало установлению правосудия в Российской империи. Сегодня, оглядываясь на результаты работы дореволюционной прокуратуры, необходимо, учитывая опыт, стремиться к повышению роли органов прокурорского надзора в судебной системе Российской Федерации и использовать имеющиеся возможности, предоставленные современным законодательством, для реализации поставленных целей и задач по пути строительства демократического правового государства и защиты прав человека в суде.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 90      Главы: <   30.  31.  32.  33.  34.  35.  36.  37.  38.  39.  40. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.