Прагматическая сторона благотворительной деятельности на примере предпринимателей города Ростова-на-Дону - Запад-Россия-Кавказ. Научно-теоретический альманах - Автор неизвестен - История России - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 90      Главы: <   19.  20.  21.  22.  23.  24.  25.  26.  27.  28.  29. > 

    Прагматическая сторона благотворительной деятельности на примере предпринимателей города Ростова-на-Дону

    Сущенко В.А.

    Ростовский государственный университет

    К благотворительной деятельности предпринимателей в последнее время приковано особое внимание исследователей. Свидетельство этому - ряд научно – теоретических конференций и вышедших по итогам их работы научно - тематических сборников, где освещены различные проблемы общероссийской и региональной благотворительности (1).      

    К настоящему времени вышло также немало книг и статей об этой благородной стороне деятельности лучших представителей делового мира дореволюционной и современной России, включая и представителей многонационального отряда донских предпринимателей (2). Возможно, подобным образом современные авторы хотят указать современным бизнесменам на более светлые идеалы, чем личное преуспевание и голый практический расчет. На то, что общественное признание нельзя получить столь вульгарной манерой, как  выставление роскоши напоказ, и даже не успехами в бизнесе, а только активным участием в решении злободневных социальных проблем. Именно такую взаимосвязь личных интересов с заботой о благоустройстве родного города и улучшению положения неимущих слоев населения, ведущую к ослаблению накала социальных проблем, наглядно демонстрируют многие поколения донских предпринимателей. Такая сторона их деятельности - одна из самых светлых и славных страниц в истории донского предпринимательства, требующая постоянного внимания и отражения в исторической публицистике.

    Но особую важность для исследователя, ввиду противоречивости процесса второго пришествия капитализма в Россию, приобретает не столько показ конкретных фактов благотворительной деятельности на местном материале, сколько обозначение конкретного вклада каждого  национального отряда отечественного предпринимательства в культурно - бытовое обустройство своей общей родины – России, а также ее отдельных регионов. Это лучшая отповедь всяким националистическим проявлениям. И надо отметить, что исследователи в данный момент весьма успешно решают эту задачу (3).     

    Однако еще мало отражен такой далеко не маловажный аспект данной темы, как прагматичная составляющая благотворительной деятельности. Это когда она не ограничивается только материальной поддержкой бедных, и вовсе неимущих людей, а работает на длительную перспективу, способствуя созданию таких условий, которые бы устраняли самые корни причин, порождающих бедность. Это достижимо только на основе приращения общественного богатства, где важная роль отводится бизнесу, как главной силе общественной динамики и мотора хозяйственной активности, всех составляющих его структур и форм. Поэтому главная сторона благотворительной деятельности, составляющая её первооснову, это та, которая идёт на пользу всего общества в целом, а не отдельным лицам и ли учреждениям.

    Именно такая главная сторона деятельность предпринимателей по постепенному искоренению нищеты в обществе самой общественности часто не видна, поскольку не лежит на поверхности текущей жизни. Куда легче и быстрее заслужить общественное признание одной крупной благотворительной акцией и куда труднее и неблагодарнее заниматься простым будничным делом: наращивать усилия и создавать условия для обеспечения постепенного устранения кричащей пропасти между бедностью и богатством. Но не в работе на общую пользу заключается весь прагматизм предпринимателей – филантропов.

    В этой связи, хотелось бы заявить именно о прагматической стороне благотворительной деятельности, в самом прямом понимании этого слова. Она заключается в том, что предприниматель непосредственно получает практические выгоды от своей филантропии, которые не сводятся только к общественному признанию. Отсюда, целью данной статьи является выявление этих прагматичных моментов меценатства и филантропии на примере благотворительной деятельности национальных общин города – Ростова - на – Дону, в прошлом и в настоящем.

    Как это ни печально, но следует признать, что самая щедрая филантропическая помощь не решает целиком  проблему снижения уровня бедности в обществе. Она только несколько смягчает социальную напряженность в обществе, порождая взамен иждивенческие настроения, когда чем щедрее становятся благодетели, тем больше их обвиняют в скупости и эгоизме. Дореволюционная публицистика полна примеров, когда благородные поступки меценатов и филантропов объяснялись их склонностью к мелкому тщеславию, к навязчивому желанию прославиться. Вот как, например, отреагировала ростовская общественность в начале ХХ века на смерть крупного донского предпринимателя П.Р. Максимова. Подводя итог его жизненного пути, один местный журналист рассуждал: «Русский богач, за редкими исключениями, даже если и тратит когда – либо деньги на дела благотворительные, то не потому, что находит в этом нравственное удовлетворение, а с целью дать пищу своему тщеславию. Умирая, он отказывает обыкновенно некоторую сумму на колокол или в монастырь на поминовение собственной души, точно этот богач спешит умилостивить Бога, чтобы он простил ему его жалкую и бесполезную жизнь..» (4). Это в адрес человека, внесшего большой вклад в развитие городского хозяйства, пожертвовавшего несколько тысяч рублей (по тем временам вовсе немалая сумма) на постройку Дома трудолюбия и на учреждение пяти студенческих стипендий (5).

    Хорошо понимая, что простой благотворительностью нельзя ни  излечить социальные язвы, ни добиться широкого общественного признания, дореволюционные предприниматели, как люди практического склада ума и трезвого расчета стремились к тому, чтобы их благотворительные акции не носили характер кратковременного действия. Потому они и направляли свои усилия на устройство работных домов, школ, ремесленных училищ, на привлечение к общественно полезной деятельности инвалидов и нищих. Также большое внимание уделяли проблемам городского благоустройства. Таким образом, предприниматели не просто оказывали помощь сирым и убогим, а стремились расширить и возможности для социальной адаптации, вовлечения их в трудовую деятельность, чтобы они жили не подаяниями, а собственным трудом. Это, на наш взгляд, наиболее действенная и перспективная сторона благотворительной деятельности.

    Ничего не скажешь - хорошее дело оказать помощь всем, кому не повезло в жизни, идущее из глубины сердца стремление всех утешить и обогреть. Источником подобного стремления всегда являлась неисчерпаемая доброта русского человека, испытавшего в своей исторической судьбе много бед и лишений и оттого очень отзывчивого на чужую беду. Столь высокие нравственные качества были свойственны и донским купцам, стяжавшим себе почет и уважение на ниве благотворительной деятельности. Однако щедрые подачки всем страждущим не всегда идут обществу на пользу. Безвозмездная помощь всем жаждущим и страждущим иногда действует развращающе на определенную часть общества, позволяя ей не прилагать особых усилий в борьбе за место под солнцем, а просто бездельничать за счет благотворителей.

    Совсем иное дело благотворительность на пользу всего общество, когда от филантропии выигрывают многие, а не отдельно взятые индивидуумы. Речь идет о вкладе ростовских купцов в городское благоустройство, в развитие народного образования и здравоохранения, в решение других, присущих любому большому городу социальных проблем. Наконец, об их непосредственном участии в повышении общего культурного уровня горожан, воспитания у них чувства прекрасного, а также гордости за свою «малую Родину». На наш взгляд, это благотворительность более высокого порядка, нежели та, которая больше похожа на подаяние, чем на реальную заботу об улучшении жизни и быта своих менее обеспеченных земляков.

    Во-первых, такая деятельность действительно смягчает социальные конфликты, ибо показывает, что предпринимателям вовсе не чужды нужды и беды простых людей. Оттого их общественный статус неизмеримо возрастает.

    Во-вторых, оказывая поддержку всяким культурным начинаниям, предприниматели наглядно всем демонстрируют, что именно они являются главными хранителями национального достояния, а значит больше, чем другие, имеют право именовать себя элитой нации.

    В-третьих, и это надо признать, широкая благотворительная деятельность и прямо, и опосредованно влияет на рост доходов предпринимателей. Оказывая поддержку народному образованию, предприниматели готовят будущие кадры для своих предприятий и учреждений, что впоследствии обернется  большой прибылью. Далее, помогая органам здравоохранения, предприниматель, тем самым, может меньше в дальнейшем тратить средств на выплату социальных пособий.

    В-четвертых, развитие здравоохранения и органов культуры – это, в то же время забота о сохранении нравственного здоровья народа. Трудно встретить такого предпринимателя, которого бы вовсе не волновали проблемы общественной нравственности, ибо рост наркомании, пьянства и преступности наносит деловым людям немалый материальный урон. Поэтому они тоже должны быть преисполнены решимости покончить с этим злом, в том числе и путем расширения благотворительной деятельности.

    И, наконец, работа по городскому благоустройству не только разряжает общественную атмосферу и повышает авторитет предпринимателей в глазах обывателей, но, помимо получения прибыли, позволяет им требовать от городских властей выгодных заказов и налоговых послаблений.       

    Хорошо известно, что в каждую эпоху и при любом режиме проблем у большого города всегда было с избытком. Городские власти по разным причинам, главным образом ввиду  недостатка средств, отсутствия организационных способностей и делового мастерства у своих чиновников, никогда их полностью решить не могут. И тогда на помощь городским властям приходили предприниматели, беря на свои бренные плечи основной груз общегородских проблем. Именно благодаря их деятельному участию  Ростов - на - Дону в дореволюционные времена был одним из  самых благоустроенных городов Юга России, являясь не только торгово - промышленным, но и культурным центром этого обширного региона.     

    Проблемы большого города, в решении которых принимали участие местные предприниматели, общеизвестны. Они и сейчас представляют сложность для городских властей. Это создание мест общественного призрения, городское благоустройство, создание и поддержание в достойном виде культурных объектов, развитие народного образования и забота о религиозно- нравственном воспитании горожан. Только тогда большим подспорьем в их решении служили деловой напор и финансовая помощь богатых людей, которым вовсе не чужды были  общественные интересы.

    Все существовавшие в прошлом определения города Ростова – на – Дону, как «Русский Чикаго», «Азовский Ливерпуль», «Русский американец» и даже «Маленькая Москва» сходятся в одном, в том, что это, прежде всего, «Город – купец». Начав свою историю с приграничной Темерницкой таможни, учрежденной по указу императрицы Елизаветы Петровны в 1749 году, он затем превратился в крупный внешнеторговый центр на юге России, поскольку очень удобным оказалось его месторасположение как раз на перекрестке важных торговых путей из Азии в Европу. Оттого здесь пышно, как на дрожжах, поднялась ярмарочная и стационарная торговля, заложившая основу для грядущего экономического процветания города. Оттого произошло быстрое увеличение числа его жителей, что, вообще – то, и позволило придать крепости имени Дмитрия Ростовского статус города. Жители Ростова – на – Дону в былые времена гордились тем, что Ростов населился сам по себе, без казенных нянек. «Это вам не Таганрог и не Новочеркасск, которые были насаждены искусственно. У одного крестным отцом был царь Петр, у другого – Александр Первый», - говорили они. Здесь четко прослеживается мысль, что это изначально купеческий город и его грядущую славу торгового центра Юга России создали сами люди, без всякого внешнего вмешательства. Известно и имя основателя ростовской торговли. Им историки – краеведы считают Еремея Пирожникова, который начинал батраком у казака - рыбака, а потом занялся торговлей и настолько успешно, что установил коммерческие связи с Азовом, Константинополем и Афинами.

    Поскольку Ростов всегда был купеческим городом, то именно купцы сыграли главную роль в формировании его социально- экономической культуры. За счет купеческих капиталов и при их непосредственном участии в начале ХХ века в городе была сформирована, согласно его статусу неофициальной столицы Юга России, современная для тех условий социально- экономическая инфраструктура. По обеспечению населения, как бы мы сейчас сказали, первейшими житейскими благами, дореволюционный Ростов выгодно смотрится даже в сравнении с сегодняшним днем. Он тогда потреблял 3100 квт электроэнергии, имел 66 верст водопровода, несколько трамвайных веток, 1800 телефонных абонентов, 22 процента домовладений пользовались канализацией (6). Излишне здесь указывать, что это был результат работы Ростовской городской думы, где большей частью заседали и решали городские проблемы донские купцы и промышленники. Наверное, не без их участия с 1865 года в Ростове начинает действовать водопровод, в 1872 году - газовое освещение, в 1886 году - телефон, а в 1887 году по улице Большой Садовой открывается движение конно - железной дороги, т.е. прообраза трамвайных путей (7). Первый в городе трамвай был пущен 20 декабря 1901 года. К 1917 году уже действовало семь трамвайных маршрутов, включая Нахичевань. Хозяином трамвайных путей было бельгийское акционерное общество под председательством «купеческого сына» И.М. Файна. Общество заключило концессию с городской Думой до 1939 года. Получилось как - бы совместное транспортное предприятие, причем практичные и дальновидные ростовские предприниматели усовершенствовали это бельгийское чудо. В столице и других городах Российской империи трамвай еще долго сосуществовал рядом с конкой. Ростовчане сравнительно быстро от нее избавились и стали цеплять освободившиеся из - под конки вагоны к бельгийским трамваям, превратив этот вид транспорта из одновагонного в двухвагонный. После того как в 1908 году в России заработал Коломенский завод по производству трамвайных вагонов, ростовские предприниматели снова оказались как - бы на острие технического прогресса, постепенно заменив прежний вагонный парк более удобными и вместительными русскими вагонами.

    Российские предприниматели, и донские в особенности, были людьми особого склада, которые сделали для населения города гораздо больше, чем иные самозваные радетели за народное счастье из среды революционной демократии. Причем благотворительность ростовских купцов была составной частью их  непосредственной деятельности по промышленной или торговой части.  Все дело в том, что вся их деловая инициатива была направлена на удовлетворение разнообразных человеческих потребностей. Предприниматели умели считать деньги, но не в этом они видели свою главную жизненную цель. Немалую часть своего прибавочного продукта они стремились обратить на пользу общества в виде каких- либо полезных учреждений. Вполне понятно, что их, в соответствии с духовной атмосферой того времени, привлекали именно те направления благотворительной деятельности, которые способствовали улучшению физического и нравственного здоровья сограждан.                    

    Потому важнейшей стороной деятельности городской думы, где заседали видные представители ростовского купечества, и предпринимателей была забота о здоровье горожан. Накануне первой мировой войны в Ростове действовало 20 больниц и приемных покоев, где обслуживалось 30 тысяч больных (8). Здесь нельзя не упомянуть о роли купеческой общественности в строительстве Ростовской городской больницы, которая, была построена исключительно на их средства без каких - либо значительных затрат со стороны городской казны. Городской голова И.С. Леванидов лично обошел всех ростовских купцов, даже тех, кто не был особо богат капиталами. И все купечество единодушно откликнулось на его призыв. Стройка продолжалась три года, с 1890 по 1892 годы, и на всех этапах строительства активное участие принимали как отдельные предприниматели, так и солидные фирмы. Первый камень заложил М.Ф. Мирошниченко, построивший двухэтажный корпус больницы. Затем строительство продолжили  купцы Ермолаев, Ильин, Максимов, Ткачев, Дракин, Банк взаимного кредита и другие. П.М. Троякин выстроил при больнице храм святителя Михаила. Городская дума впоследствии единогласно выразила глубокую признательность братьям П.Р. и В.Р. Максимовым за щедрый дар городу, который выразился в постройке ими двух больничных бараков. Одним из средств поощрения благодетелей стало присвоение этим строениям имен жертвователей. И это тогда ни у кого не вызвало никаких нареканий. Точно также был поощрен ростовский купец К.И. Ермолаев, пожертвовавший из собственных средств 12. 500 рублей на постройку одного из больничных павильонов. Как уже отмечалось, жертвовали не только отдельные лица, но и целые общества. Особую благодарность городская дума выразила Обществу взаимного кредита и персонально членам его правления, г.г. Риделю, Ионсену, Берману и Бухгейму за сделанные ими пожертвования (9). Весьма примечательный факт. Оказывается, благотворительности не были чужды и предприниматели- иностранцы, которых тоже заботили нужды и беды ростовчан. Новая больница стала грандиозным зданием, импонирующим красотой внешней отделки, удобством и прочностью внутренних помещений. Она значительно расширила возможности города в деле сбережения здоровья населения. Отныне каждый бедняк получил возможность лечиться за недорогую, вполне доступную для него плату, пользоваться доброкачественной пищей, заботами обслуживающего персонала и всеми другими удобствами, необходимыми для излечения больного человека.

    Кроме больниц не меньшим вниманием предпринимателей- благодетелей пользовались дома общественного призрения. Здесь особую роль играли представители национальных диаспор, пекущиеся о благе своих соплеменников и единоверцев. Это тоже свидетельство высоты духа, когда разбогатевший еврей или армянин не забывает о судьбе менее удачливых представителей своего народа. Известная в свое время еврейская богадельня была построена во исполнение завещания И.М. Елицера его сыновьями, «временно- ростовскими купцами» М.И. и И.И. Елицерами. Отстроенная еврейская богадельня получила имя И.М. Елицера. В разное время в этой богадельне находили пристанище от 30 до 50 женщин и мужчин. Все годы существования богадельня получала щедрые пожертвования со стороны еврейских банкиров и фабрикантов (10). Вдова армянского предпринимателя А.П. Аладжалова на собственные средства построила богадельню, приют для нищих, церковь Карапета, дом для причта - все на Армянском кладбище (11).

    Но ни о какой национальной разобщенности в среде ростовчан не может быть речи. Среди армянских предпринимателей встречались такие, которые не отказывали в помощи любому человеку, невзирая на его вероисповедание или национальную принадлежность. Таким был К.Е. Аваков, который не отказывал в помощи никому, и стал своего рода живой  легендой на ниве благотворительности. В годы гражданской войны население, памятуя о его доброте, не позволило мародерам разграбить его имущество (12). Не отставали от армянской диаспоры и предприниматели – евреи, всячески демонстрируя свое уважение к России и к русским. В 1880 году городская Дума удовлетворила ходатайство еврейской общины об увековечении памяти царя- освободителя Александра II устройством Александровской еврейской больницы. На это благое дело еврейское общество положило весь наличный капитал - около 25 тысяч рублей (13). В дальнейшем больница содержалась частью за счет общины, частью за счет индивидуальной и общественной благотворительности. Одной из таких шефских акций стал концерт артистов и любителей в театре В.И. Асмолова в пользу еврейской больницы. Особое звучание, и не только музыкальное, этому концерту придало выступление синогогального хора певчих, усиленного голосами хористов местных театров. Мариинская больница в Нахичевани обосновалась в доме подаренным гильдейским купцом Поповым, который обязался к тому же содержать за свой счет две «штатные кровати» (14).

    Если вспомнить об общегородской богадельне, то она своим существованием обязана своему попечителю купцу Г.И. Шушпанову. Он не только навел порядок в расходовании средств и в содержании своих подопечных, но в течение ряда лет тратил значительные суммы  на удовлетворение духовно- нравственных и материальных нужд тех, кто нашел приют в этой богадельне. Конечно, Г.И. Шушпанов был не одинок в своем подвижничестве. Наряду с ним щедрым жертвователем выступил купец 2-й гильдии Ф.Н. Михайлов, отдавший по завещанию все  принадлежащие ему магазины на берегу Дона на десять лет «внаймы», с условием, что вырученные деньги будут идти на содержание богадельни. Истинным благодетелем проявил себя другой ростовский купец Г.В. Медведев, завещавший в пользу богадельни 5 тысяч рублей (15).

    Отзывчивыми оказались ростовские купцы и на духовные запросы горожан. Определенной заслугой «отцов города» можно считать тот факт, что в Ростове, по примерным подсчетам, грамотными являлись 70 % населения, тогда как в целом по России немногим больше 15% (16). Все состоятельные горожане, взять хотя - бы такие известные фамилии донских предпринимателей, как Парамоновы, Кушнаревы или Максимовы, вкладывали огромные средства в учебные заведения: коммерческие, мореходные, художественные, что нашло отражение в документах той эпохи (17).  Это тем более примечательно, что никаких особых финансовых приобретений от своего культуртрегерства купцы не имели. Тем не менее, они на свои средства устанавливали памятники, строили культовые здания, ибо государство на эти цели отпускало ничтожно мало средств. Все строилось на общественные пожертвования, где основными дарителями выступали купцы. Только православных соборов и церквей до революции в городе было восемнадцать (18). Здесь же находились два католических храма, один протестантский молитвенный дом, синагога и мечеть. Так что удовлетворить свои религиозные запросы мог любой ростовчанин.

    И все же среди всей замечательной плеяды донских благотворителей можно выделить одного или нескольких, которые составили себе имя не столько успешными предпринимательскими акциями, оставившими заметный след в хозяйственной жизни области, сколько подлинным подвижничеством на ниве благотворительности, которым город был обязан настоящим прорывом в культурно- духовной сфере. На первое место среди них по праву надо поставить В.И. Асмолова - совладельца известной табачной фирмы, благодаря которому в городе в 1883 году появился собственный музыкальный театр, взявший имя своего организатора и учредителя. С этого времени вся русская и зарубежная музыкальная классика проходила перед очами зрителей - ростовчан на сцене Асмоловского театра. Даже если бы он на этом остановился, и не пожертвовал больше на общественные нужды ни копейки, все равно был бы увенчан лаврами как меценат и филантроп. Однако его личный вклад в культурно- социальную сферу жизни города одним театром не исчерпывался. Все же театр оставался в собственности В.И. Асмолова и должен был приносить прибыль своему владельцу, хотя он, конечно, руководствовался в театральном деле соображениями далекими от голого коммерческого расчета. Собственно в дар городу Владимир Иванович построил больничную палату, соорудил здание музея и библиотеки. Именно так, ибо у возглавляемой им строительной комиссии для сооружения библиотечного и музейного строений просто не хватило средств и почти половину суммы, требуемой для завершения строительства, В.И. Асмолов доложил из собственного кармана. Миллионер Асмолов, по отзывам современников, был примечателен еще и тем, что общественную благотворительность сочетал с конкретной практической помощью талантливым людям из народа. А как иначе назвать такую форму своеобразного спонсорства, когда он платил студентам (репетиторам своих детей) «бешенные» по тем временам деньги - до 200 рублей в месяц при полном пансионе. Эти счастливцы за год репетиторства получали сумму, которой вполне хватало до окончания университета. Короче, заслуги В.И. Асмолова пред родным городом и Донским краем были столь многочисленны и многообразны, что он даже был принят в казаки (19). В 1910 году такое событие (принятие иногороднего в казаки) в Области Войска Донского было большой редкостью.

    Наряду с филантропией и меценатством существовало и простое будничное дело, которое тоже носило характер благотвор