Революция из глубины истории - Диалоги о русской революции - В.Д. Жукоцкий - История России - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 57      Главы: <   31.  32.  33.  34.  35.  36.  37.  38.  39.  40.  41. > 

    Революция из глубины истории

    — Следуя этой логике, мы должны признать, что у всякой революции существует своя общеисторическая подкладка, тонкая ниточка причинно-следственных связей, которая делает данное революционное событие не столько необходимым, сколько в принципе возможным. Иначе говоря, откуда, из каких глубин русской истории пробилась эта энергия разрушения старой традиции и утверждения новой?

    Склонность к резким движениям в надежде переломить общий ход исторического развития проявилась в России давно. Достаточно вспомнить только знаковые фигуры русской истории — Владимира Великого, Ивана Грозного, Петра I, чтобы убедиться, что российский культурно-исторический генотип запрограммирован на революцию в ситуации, которую характеризуют гамлетовским «быть или не быть», когда именно революция выступает жизненным условием того, чтобы все-таки «быть», выжить. Впрочем, нельзя исключать, что подобным образом действует всякая цивилизация, оказавшаяся в патовой ситуации. Просто для России эти испытания вынужденного выбора революции, как условия выживания, выпадали с большим постоянством, чем для других. Ибо сказано: «Бог с большей ревностью испытывает тех, кого любит».

    Российскую цивилизацию отличает значительная географическая и культурно-историческая масса, которая обладает исключительной силой инерции. Вот почему всякий поворот истории требует от нее колоссальных сверхусилий по преодолению этой инерции, и тем самым превращает революцию в норму российского цивилизационного развития. Следует только различать типы революций внутри традиционного общества и на выходе из него, а равно и особый тип революций внутри современности.

    Очевидно, что именно вторая разновидность революций, возникающих при переходе от патриархальности в современность, характеризуется наибольшим радикализмом и фундаментальностью. Впрочем, смена религии или утрата государственного суверенитета способны производить не меньший болевой эффект, чем радикальная революция указанного типа. Но с точки зрения логики цивилизационного развития и отрыва от пуповины патриархальности именно буржуазно-социалистические революции производят наибольший эффект перестройки всей костной структуры и организации, самого способа функционирования данной цивилизации.

    Российская цивилизация прошла свои последовательные стадии исторического крещения. С Севера — от варягов и рюриковичей с их нордическим характером. С Юга — от Византии и греческого православия. С Востока — от татаро-монгольской степной империи. С Запада — от всего комплекса западно-европейской культуры и цивилизации. Оставаясь при этом чем-то особенным и неповторимым, сохраняющим свое лицо, свой почерк и свое призвание. Каждый из векторов этого исторического крещения Руси был своеобразной революцией. Революцией становления.

    Исторический смысл русской революции начала ХХ в. имеет к этому прямое отношение. Он непосредственно связан с органикой русской жизни и долгим, слишком долгим накоплением отрицательной энергии социального взрыва, которая упорно не находила адекватного выхода наружу. Со времен Петра всякая значимая социальная реформа не доводилась до своего логического конца и повисала в воздухе в ожидании какого-то мессии, но, как потом выяснилось, это был не мессия, это была миссия глобальной социальной революции.

    Грандиозное событие русской революции имело свою предысторию, которая много проясняет в степени ее радикализма. Речь, прежде всего, идет о «мине замедленного действия», которую в силу своих исторических обстоятельств заложил еще Петр I. Именно он придал традиционному крепостничеству особо жесткую форму фактического рабства для собственного народа. Понадобились века накопления энергии социального взрыва, чтобы разрешить это вопиющее противоречие русской жизни. Понадобилось формирование целого культурного слоя русской интеллигенции, взявшей на себя историческую миссию организатора и вдохновителя освободительного движения.

    В этом и состоит великий символ и знак русской революции!

    На раболепное место подданного российской империи должен был заступить свободный гражданин своего Отечества. И даже крайности радикальной социальной демократии в форме «диктатуры пролетариата» не могли перечеркнуть этот глубокий смысл и историческую правду революционного деяния. Максима, которую нам преподносит история, гласит:

    Чем дольше социальная болезнь загоняется вглубь, не находя разрешения, тем болезненнее процесс выздоровления, который уже не обходится без хирургического вмешательства радикальных революций.

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 57      Главы: <   31.  32.  33.  34.  35.  36.  37.  38.  39.  40.  41. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.