Революция — погоня за временем? - Диалоги о русской революции - В.Д. Жукоцкий - История России - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 57      Главы: <   30.  31.  32.  33.  34.  35.  36.  37.  38.  39.  40. > 

    Революция — погоня за временем?

    — Если мы сегодня испытываем разочарование в своей национальной революции, то это значит, что она направила наше развитие не туда и не так. Следовательно, мы потеряли драгоценное историческое время, которое теперь надо наверстывать ускоренными темпами. От горбачевского «ускорения» относительно брежневской эпохи мы неожиданно перешли к еще большему «ускорению» относительно всей советской эпохи.

    Но если вспомнить русскую революцию 1917 г., то и она проходила под теми же лозунгами: «догоним и перегоним», «наверстаем упущенное», «освободимся от векового рабства, искусственного торможения, от спячки, от примороженности, от самоуспокоенности», и айда, «задрав штаны, бежать за комсомолом». Одним словом, «погоня за временем» обретает в русской истории характер универсалии, которая конкурирует разве что с абсолютной самоуспокоенностью и сознанием того, что истина во мне и, следовательно, спешить нам уже решительно некуда. Такова, в частности, формула Святой Руси. Так и живем между вечным покоем и вечным движением.

    Похоже это и на действия главного персонажа русских народных сказок, где Иван-дурак либо вечно спит на печи, либо разом вершит все свои дела «по щучьему веленью, да по моему хотенью». Таков универсальный алгоритм русской культуры — рефлексировать себя в идеальных образах абсолютного движения и абсолютного покоя, обретения истины и хранения истины, революции и тишины. Следовательно, революция в русской ментальности это и что-то естественное, ожидаемое, но и весьма полярное обыденному течению жизни. Это ожидание чуда! Но не того, которое спускается с неба как «манна небесная», а того, которое рождается из-под руки «взявшегося за ум».

    Однако чем обернулась реальная революция для России? Это потеря времени и темпа, которую теперь приходится наверстывать с такими серьезными издержками, или, напротив, это попытка прорыва в новое историческое пространство и качество, хотя и сопряженного со значительными издержками, но имеющего все же свое внутреннее оправдание в целом комплексе конкретных культурно-исторических обстоятельств места и времени?

    Что касается «потери времени и темпа», то здесь все относительно. Потеряв в одном отношении, можно приобрести в другом, и наоборот. Например, темпы индустриализации в СССР в 1930-е и 1950-е гг. были самыми высокими в мире, и сопоставимы лишь с промышленной революцией в Англии XVIII в. Последняя, как известно, также осуществлялась за счет крестьянства и неимоверных бедствий, настолько диких, что эти времена вошли в историю под кодовым названием эпохи, когда «овцы поедали людей». Исторический рывок, который совершает та или иная цивилизация — это не ее прихоть, а ее призвание. А всякий рывок, как, например, при поднятии штанги, требует неимоверных усилий, концентрации сил и средств на главном.

    В Англии это происходило в условиях тотального обезземеливания крестьян. В России — в условиях сталинской коллективизации. Российская цивилизация должна была пройти этот путь спустя два столетия и, разумеется, в своих особых исторических формах, где гипергосударственность с ее централизмом и святостью на макроуровне сочеталась с коллективистским, общинным или артельным самосознанием на микроуровне. Эта модель нашла свое воплощение и в советской социалистической системе, для которой лозунг «догнать и перегнать» стал вопросом жизни и смерти. Это были формы форсированной социализации, призванные не просто догнать Запад, но и действовать на опережение, к чему Россия стремилась на протяжении многих веков.

    Социализм, как известно, стал в ХХ веке «знаменем эпохи» не только для России, но и для всего мира. Социализм по-разному понимали в разных концах света, но ему следовали как единственному в своем роде «велению времени». Именно поэтому он и стал символом целой эпохи всемирной истории. Уроки социализма и тотальной социализации жизни проходили в ХХ веке и консерваторы, и либералы. Рузвельт по-своему, Гитлер по-своему, Сталин по-своему, и даже Черчилль усвоил не один из его уроков.

    Хорошо известно и другое: что наш нынешний прогресс тотальной капитализации жизни также достается дорогой ценой, ценой беспримерной деиндустриализации страны и дикого

    социального расслоения населения. Оправдана ли такая цена? И чем это грозит в будущем? Это отнюдь не риторические вопросы. Они прямо связаны с пониманием особенностей российской цивилизации, крутизной ее резко континентального климата, как в географическом смысле, так и в культурно-истори­ческом и социально-психологическом аспекте.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 57      Главы: <   30.  31.  32.  33.  34.  35.  36.  37.  38.  39.  40. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.