Русская мессианская идея - Диалоги о русской революции - В.Д. Жукоцкий - История России - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 57      Главы: <   10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.  18.  19.  20. > 

    Русская мессианская идея

    — Кажется, мы сошлись во мнении, что вся современная цивилизация построена на революции и что все великие и не очень великие нации прошли через горнило революционного обновления и снятия доминанты патриархальности в системе экономических, политических и духовных отношений. Но почему революция в России обрела столько особенностей очевидного радикализма, которые невольно выводят ее за рамки среднеевропейского стандарта и даже ставят под сомнение оправданность ее великих начинаний?

    Ответ очевиден. Особенности национальных революций диктуются особенностями самих цивилизаций и их положения в мировом сообществе. Россия со времен Петра считалась одним из столпов европейской и мировой политики. К.Маркс, как известно, говорил о двух столпах современной ему Европы — Англии и России, что определяло и их вес в мировых делах, и их невольную конкуренцию. Но если Англия олицетворяла собой линию буржуазного прогресса современной цивилизации, то Россия оттеняла то ценное, что несла в себе верность патриархальной традиции. Именно эта историческая диспозиция сыграла злую шутку, когда пришло время и России хлебнуть из общего котла нарастающей буржуазной современности. Чрезмерно сжатая пружина патриархальности рано или поздно должна была выстрелить в другую противоположность радикальной современности, которая олицетворялась уже не просто буржуазностью, а социализированной буржуазностью или просто социализмом.

    Социализм такого рода был изначально тоталитарен даже на уровне теории, поскольку соединял противоположности: тоску по исконной упорядоченности жизни и жажду прорыва в новое качество сверхсовременности или такой буржуазности, которая по определению снимала бы все минусы своего исторического становления. Русская мессианская идея нашла в этой новой исторической ситуации неожиданный материал для своего воплощения. Это был уникальный случай, когда факт исторического отставания становился залогом будущего лидерства в мировом процессе, а модернизация приобретала форму исторического прорыва в новое качество общественной организации и культуры, способное стать знаменем новой эпохи.

    Однако реализация этой международной миссии России должна была опираться на некоторые внутренние особенности российской цивилизации. Какие это особенности?

    Прежде всего, это географические масштабы грандиозной евразийской ойкумены в сочетании с чрезвычайно низкой плотностью населения и, как следствие, отсутствие интенсивных

    социальных связей, наличие множества социальных лакун, куда не проникал свет интенсивного социокультурного взаимодействия.

    Второе — это резко континентальный климат северной страны с неустойчивым сельскохозяйственным производством, а значит, необходимостью выраженной государственной и общинной гарантии для выживания в столь суровых климатических условиях. Отсюда вытекают особенности национальной психологии, ментальности и культурно-исторического строения русских людей, освоивших универсальные установки полиэтнического развития.

    Русское православие вбирало в себя все этносы, и если бы только могло, то вобрало бы в себя и все конфессии. Однако ограниченность традиционных религиозных форм в этом отношении уже в XIX в. постепенно заменялась светской православной или просто российской культурой, универсалистскими в религиозном отношении установками русской интеллигенции, а в XX в. эту же культурно-историческую роль взяла на себя советская социалистическая культура. Таким образом, благоприятные предпосылки для развития советизма возникли еще до революции, создавшей необходимые условия воспроизводства основных параметров российской цивилизации в совершенно изменившихся исторических условиях ХХ в.

    Традиционная европейская цивилизация развивалась по принципу: одна нация — одно государство. Все остальные этносы должны были либо раствориться в титульной нации, либо образовать свое государство. Российская цивилизация изначально строилась по принципу: государство — собиратель народов. Вот почему в глазах европейского обывателя она представлялась традиционной империей и даже «тюрьмой народов», а на самом деле несла в себе прообраз цивилизации будущего. Во многих отношениях она и была таковой. Формула «Святая Русь» имела не только идеальное выражение в самодержавно-православной доктрине, но и вполне реальное воплощение в практике государственного строительства, где полиэтническая общность людей играла роль строительного материала для

    Святого Духа, воплощенного в «симфонии властей», и в то же время в открытости иноземному влиянию.

    Русская мессианская идея собирания земель и народов не ради наживы, а ради великой идеи единения рода человеческого, вступила в фазу жестокого испытания на рубеже XIX—XX вв. Это было связано с двумя факторами. Во-первых, бурное развитие капитализма в России привело к массовому распространению частнособственнической психологии, которая культивировала принцип частнособственнического обособления, начиная с индивида и его семьи и заканчивая национальным обособлением. Логика мелких буржуазных национализмов подрывала

    исконную российскую ментальность. Во-вторых, старая самодержавно-православная доктрина резко теряла свою популярность и убедительность в эпоху секуляризации и закономерного перехода от патриархальности в современность. Найти новые аргументы в пользу исторической оправданности российской цивилизации смогла лишь советская социалистическая доктрина, которая еще до установления советской власти утвердилась в России на правах народнической идеологемы и культуры.

    Таким образом, именно русская революция, возникшая на волне молодой буржуазности, должна была позволить проскочить эту заведомо антироссийскую фазу цивилизационного развития и спасти исконную русскую мессианскую идею для совершенно изменившихся обстоятельств мировой истории.

    Радикализм русской революции был продиктован внутренними требованиями и условиями выживания российской цивилизации в тотальном капиталистическом окружении, а также принципиальной неготовностью принять и усвоить логику чисто капиталистического развития в той конкретной исторической ситуации. Быть может, смысл советской эпохи в том и состоял, чтобы подготовить российскую ментальность и государственность к такому освоению либеральной идеи, которое не разрушало бы своеобразие России, а работало на нее. Очевидный провал этой надежды на рубеже XX—XXI вв. вовсе не означает, что сражение уже проиграно окончательно.

    Чтобы переломить ход сражения, надо точно определить «слабое место» и «направление главного удара», знать точную диспозицию, а для этого важно увидеть всю панораму целиком. Панорама эта, как мы выяснили, включает в себя и нынешний постсоветизм с его мелкими буржуазными национализмами, и советскую эпоху с ее запрограммированной «дружбой народов». Она включает в себя и русскую революцию, и российскую интеллигенцию с ее исключительным культурно-историческим призванием к ведению полиэтнического диалога, и русское православие, и даже самодержавный строй, как единое целое, пронизанное русской мессианской идеей. Это и есть способ самоидентификации России. А результатом этого процесса должно стать адекватное понимание принципа народного единства, который включает в себя и национальные, и социальные критерии.

    Настоящую проблему сегодня представляет то обстоятельство, что Россия здесь выступает в двух прямо противоположных качествах: и как особенная государственная структура со своим полиэтническим составом, и как образ и символ единой в себе евразийской цивилизации, в которой русский (великоросский) этнос не имеет никаких привилегий. Напротив, он является первым на службе у своей мессианской идеи, он — первый жертвователь на алтарь цивилизационного универсализма. На этой страдательности русского народа построена вся евразийская цивилизация. Вот почему таким откровенным соблазном выступил елейный цинизм ельцинизма. Он как бы освободил русских (украинцев, белорусов — всех) от этой своей исторической миссии, ставшей в какой-то момент «холодной войны» слишком тяжелой, чтобы ее можно было вынести, не передохнув.

    Отсюда решающий вывод. Если мы всерьез намерены сделать праздник Народного Единства воистину всенародным и государственным праздником современной России, то мы должны чествовать его не 4 ноября, а 7—8 ноября, соединяя в один сноп великие даты 1612, 1917 и 1941 гг., как это сделала за нас сама история.

    Всякая попытка навязать современной России «новое средневековье», «поповствующее самосознание», как образец национального единства, восстанавливающего вопиющее социальное неравенство и господские отношения в обществе, обречена на провал и на самом деле жаждет только одного — новой крови. Страшно подумать, что все это происходит под лозунгами восстановления народного единства и гражданского мира. Воистину все войны — гражданские и не только — развязывались под лозунгами восстановления мира. Даже Гитлер, нападая на Польшу в 1939 г., заявил, что это «вынужденный ответ» на нападения и провокации противной стороны.

    От нас зависит, станет ли новый праздник знаковым в начале новой гражданской войны в России или он послужит делу прогресса и развития российской цивилизации. В том виде, как он представлен сегодня, он действует разрушающе. Его концепция явно не проработана и, по сути, нацелена на социальную, национальную и конфессиональную конфронтацию, жажду исторической мести и новое кровопролитие. Не случайно идеолог этого нововведения Н.Михалков придумал лозунг, противоположный лозунгу социальной революции, — «вооруженная эволюция», а по сути своей — воинствующая контрреволюция. Как видно, кое-кто у нас еще не навоевался. Да и можно ли всерьез говорить о восстановлении исторической справедливости и народном единстве, разрушая при этом памятники советской эпохи и возводя монументы вождям белого террора? Риторический вопрос, но он приобрел неожиданную актуальность в последнее время.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 57      Главы: <   10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.  18.  19.  20. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.