КОММЕНТАРИИ - Записки Степняка - А. И. Эртель - Исторические художественные книги - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 29      Главы: <   24.  25.  26.  27.  28.  29.

    КОММЕНТАРИИ

    «Записки Степняка» печатались первоначально отдельными очерками в журналах «Вестник Европы», «Дело», «Русское богатство» с 1879 по 1883 год в следующем порядке:

    Два помещика — «Дело», 1879, № 11.

    Ночная поездка (в отдельном издании 1883 года названо «Под шум вьюги») — «Вестник Европы», 1880, кн. 2.

    От одного корня — «Вестник Европы», 1880, кн. 2.

    Обличитель — «Вестник Европы», 1880, кн. 3.

    Полоумный — «Вестник Европы», 1880, кн. 3.

    Степная сторона — «Вестник Европы», 1880, кн. 6.

    Мужичок Сигней и мой сосед Чухвостиков — «Вестник Европы», 1880, кн. 6.

    Визгуновская экономия — «Вестник Европы», 1880, кн. 9.

    Барин Листарка — «Вестник Европы», 1880, кн. 11.

    Мои домочадцы — «Вестник Европы», 1880, кн. 11.

    Серафим Ежиков — «Вестник Европы», 1881, кн. 2.

    Криворожье — «Вестник Европы», 1881, кн. 5,

    Жолтиков — «Вестник Европы», 1881, кн. 7.

    Поплешка — «Вестник Европы», 1881, кн. 7.

    Липяги — «Вестник Европы», 1881, кн. 9.

    Земец — «Русское богатство», 1881, № 9.

    Идиллия — «Вестник Европы», 1881, кн. 12.

    Иностранец Липатка и помещик Гуделкин — «Дело», 1882, № 2.

    Офицерша — «Вестник Европы», 1882, кн. 5.

    Отрывки (в отдельном издании 1883 года названо «Addio») — «Вестник Европы», 1882, кн. 9.

    Последние времена — «Дело», 1882, № 9.

    Крокодил — «Дело», 1883, № 1. {571}

    В 1883 году «Записки Степняка» вышли отдельным изданием (Записки Степняка. Очерки и рассказы А. Эртеля в двух томах, СПб., изд. О. И. Бакста, 1883). В этом издании появился вводный очерк «Мое знакомство с Батуриным», объединивший весь цикл образом рассказчика — Степняка Батурина.

    В издание 1883 года не были включены «Полоумный» и «Обличитель», печатавшиеся ранее в журнале как рассказы из цикла «Записок Степняка». Записи, обнаруженные в архиве писателя, свидетельствуют о том, что первоначально Эртель намеревался включить эти рассказы в отдельное издание «Записок Степняка». Рассказы «Полоумный» и «Обличитель» интересны своей острой социальной направленностью, тем, что их герои, выходцы из народа, по-своему пытаются протестовать против несправедливостей жизни, в которой властвуют дворяне и представители крепнущей русской буржуазии, поэтому мы считаем необходимым познакомить с этими рассказами читателей и печатаем их вслед за основным составом «Записок Степняка».

    Издание «Записок Степняка» 1883 года, последнее прижизненное издание, имеет некоторые отличия от журнальной редакции. Автор, готовя к печати отдельное издание своих очерков и рассказов, внес в них ряд изменений, главным образом по линии сокращения повествовательного текста. Тот же текст издания 1883 года положен в основу «Записок Степняка», напечатанных в собрании сочинений А. И. Эртеля в семи томах, выпущенном в свет в 1909 году, уже после смерти писателя.

    «Записки Степняка» в данном издании печатаются по тексту последнего прижизненного издания «Записок Степняка» 1883 года с исправлениями по собранию сочинений (А. И. Эртель. Собрание сочинений, тт. 1 и 2, М., Моск. Книгоизд-во, 1909). Для исправлений принимается во внимание иногда и первая журнальная редакция, а также рукописные автографы, хранящиеся в архиве Эртеля в Москве, в библиотеке им. В. И. Ленина (фонд 349) и в ЦГАЛИ, а в Ленинграде в ИРЛИ Академии наук СССР.

    МОЕ ЗНАКОМСТВО С БАТУРИНЫМ

    Рукописный черновой автограф, озаглавленный «Батуринский формуляр» (библ. им. В. И. Ленина), дает возможность установить, что «Мое знакомство с Батуриным» было написано Эртелем в 1882 году, когда он жил на хуторе на Грязнуше. {572}

    Судя по письму к Эртелю редактора «Вестника Европы» М. М. Стасюлевича от 30 декабря 1882 года, в котором он высказывает свое мнение о биографии Батурина, А. И. Эртель, очевидно, намеревался поместить ее в «Вестнике Европы», но М. М. Стасюлевич отказал Эртелю, считая, что биография Батурина должно была быть более развернута, а в данном виде в журнале «займет совсем одинокое положение» (ф. 349, папка XVIII) ед. хр. 93).

    I. СТЕПНАЯ СТОРОНА

    Написана в феврале — марте 1880 года в Петербурге. Первоначально, когда А. И. Эртель еще не думал объединять «Записки Степняка» образом Степняка Батурина, он предполагал открыть книгу «Степной стороной». «Степная сторона» должна служить как бы предисловием к Запискам Степняка и помещаться первой», — отмечает он в своей записной книжке (ф. 349, папка XIV, ед. хр. 1).

    II. ПОД ШУМ ВЬЮГИ

    Рассказ был написан в феврале 1878 года в Ольховке. Печатался он при жизни А. И. Эртеля трижды — в «Вестнике Европы» (1880, кн. 2), в отдельном издании «Записок Степняка» 1883 года и, кроме того, вместе с рассказом «Офицерша» в издании «Русской мысли» в 1901 году (серия «Новая библиотека»). Его заглавие несколько раз менялось. Первоначальное название рассказа, судя по сохранившемуся автографу, — «Степные встречи». Прислан он был Стасюлевичу под заглавием «Страстотерпцы», Стасюлевич назвал его «Ночная поездка», и, наконец, уже в отдельном издании «Записок Степняка» Эртель озаглавил его «Под шум вьюги». (В бумагах Эртеля сохранился другой рассказ с тем же названием «Под шум вьюги». Содержание его не имеет ничего общего с «Ночной поездкой». Рассказ яркий, очень смелый, рисующий протест крестьянства против угнетения. Очевидно, он не мог быть напечатан из-за его «нецензурности», и, понимая это, Эртель придал его заглавие другому своему рассказу, близкому по идейному звучанию.)

    Сохранившаяся в рукописи редакция рассказа «Степные встречи» значительно полнее печатного текста и представляет большой интерес: в ней с отчетливостью звучит тема большой нравственной силы русского народа, который не смогли согнуть никакие правительственные репрессии. Несмотря на то, что этот {573} автограф не может быть назван беловым, так как в нем перемежаются начисто переписанные страницы с зачеркнутыми, он все же дает возможность внести исправления и дополнения в печатный текст. Так, например, во всех имеющихся изданиях рассказа «Под шум вьюги» разговор ходока со сторожем напечатан с сохранением ошибки, вкравшейся не по вине Эртеля в текст прижизненных изданий. Ходок рассказывает о том, что за крестьянами был некогда «закреплен царицей Екатериной» лес, но потом его «отбили». Попытки крестьян вернуть лес ни к чему не привели, и ходок мотивирует это таким странным аргументом: «Вконец разорились... Знамо дело... Кабы другой кто захватил, глядишь, и взяло бы наше...» Возникает вопрос: кто же захватил лес у крестьян? Нигде об этом не сказано ни слова. Рукописный автограф дает ответ на этот вопрос: лес у крестьян захватила «казна». Очевидно, что обвинение казны в разорении крестьян было признано «нецензурным» и сам Стасюлевич или цензор повычеркивали всюду слово «казна», что и привело к бессмыслице, с которой мы встречаемся во всех печатных изданиях. Слово «казна» в настоящем издании всюду восстанавливается в соответствии с рукописью Эртеля (ф. 349, папка I, ед. хр. 4 А2).

    Возможность на основании данной рукописи восстановить цензурный пропуск дает основание считать, что данный рукописный автограф соответствует той редакции рассказа, которая была послана Эртелем Стасюлевичу и напечатана в журнале в изуродованном, урезанном виде.

    Восстанавливается по данному рукописному автографу очень важная по своему политическому звучанию картина экзекуции, которой были подвергнуты крестьяне, взбунтовавшиеся в 1861 году, после объявления «воли». Эти строки рассказа, отсутствующие в печатном тексте, придают ему иную окраску, рисуют активный протест крестьянства против так называемого «освобождения», проведенного в интересах помещиков. Восстанавливаемая страница рукописи переписана Эртелем набело.

    Кто же вычеркнул из рассказа наиболее сильные, обличительные страницы? Может быть, это сделал цензор, но, может быть, и сам Стасюлевич. Его неопубликованная переписка с Эртелем по поводу «Записок Степняка» лишний раз рисует нам его как чрезвычайно осторожного человека.

    В письме от 14 января 1880 года М. М. Стасюлевич пишет Эртелю о «нецензурности» его рассказа и о том, что он переменил его заглавие: ...«Страстотерпцам» я переменил заглавие по причинам, «не зависящим от редакции», собственно говоря, в настоя-{574}щую минуту этот рассказ и уже сам по себе тут мало удобен,— и еще обостряющее заглавие, он выйдет под заглавием «Ночная поездка». Это — гораздо легче, и без всякого указательного перста на то, на что не следует указывать» (ф. 349, папка XVIII, ед. хр. 13). Как видно из этого письма, Стасюлевич даже не спрашивает разрешения Эртеля, а просто меняет заглавие рассказа. Не приходится сомневаться в том, что он не ограничился только переменой заглавия в этом «мало удобном» по цензурным причинам рассказе.

    Стасюлевич правил произведения Эртеля и тогда, когда тот уже не был начинающим автором. Например, 2 декабря 1882 года он пишет Эртелю по поводу «Волхонской барышни»: «Вы даете мне право смягчать «твердые» предметы, а по цензурным обстоятельствам и вовсе устранять, а где нужно, прикрыть газом... Я не могу быть врагом вам без того, чтобы не сделаться врагом журнала» (ф. 349, папка XVIII, ед. хр. 13).

    Неопубликованная переписка Эртеля с Засодимским, Стасюлевичем и другими литераторами, а также с его близкими — отцом, женой, показывает, что многие произведения Эртеля были признаны его адресатами «нецензурными» и, не дойдя до цензора, отсылались обратно писателю ввиду их «неудобства» для печати. В письме от 21 января 1882 года Эртель рассказывает, например, своей будущей жене, Марии Васильевне Огарковой, о том, как к нему однажды приехал М. М. Стасюлевич: «Он меня настоятельно просил писать осторожней. Последний рассказ мой, вчера только сданный для мартовской книжки, обозвал «резким» и сказал, что вряд ли он пойдет...» И действительно, в мартовской книжке «Вестника Европы» не было помещено никакого рассказа А. И. Эртеля. «Ты не можешь вообразить, как скверно живется. Гнет на печати, гнет на обществе — отзывается в каждом тупою болью...» — с глубокой скорбью признается Эртель М. В. Огарковой.

    III. ОТ ОДНОГО КОРНЯ

    Рассказ был написан в Петербурге в октябре 1879 года. Рукописный автограф не обнаружен.

    IV. ДВА ПОМЕЩИКА

    Очерк был написан в Петербурге в ноябре 1879 года. Неопубликованные письма к А. И. Эртелю Ивана Васильевича Федотова, отца его первой жены, а также некоторые записи самого {575} Эртеля говорят о том, что многие герои его очерков и рассказов из цикла «Записки Степняка» имели реальных прототипов, что в большинстве своем рассказы Эртеля складывались на основе изучения действительных событий и характеров, не были «сочиненными». И. В. Федотов писал Эртелю: «Те нумера журналов, где помещены твои очерки, вырываются усманцами друг у друга с нетерпением...», так как усманцы ждут от Эртеля новых разоблачений (ф. 349, папка XIX, ед. хр. 3/40).

    Федотов говорит о совершенно конкретных прототипах «двух помещиков», выведенных Эртелем в его очерке. «Карпеткин, вероятно, милейший И. В. Мер-нский», — пишет Федотов (ф. 349, папка XIX, ед. хр. 3/34). Федотов сообщает Эртелю, что очерк «взволновал всю помойную яму до дна, — озлобил Мерч., и Храп., и всю гнусную клику безмозглых ослов, и навострил им ослиные уши в ожидании новых ударов литературного бича...» Федотов пишет Эртелю о том, что одна из их общих знакомых уже сказала в связи с «Двумя помещиками»: «ты накликаешь на себя полчище злодеев в образе помещиков: Колотушкиных Ус-манского уезда» (ф. 349, папка XIX, ед. хр. 3/41). Вместе с тем было бы неправильным искать полное портретное сходство между персонажами рассказов и очерков Эртеля и жителями Усманского уезда, которые в той или иной мере явились прообразами его героев. Отталкиваясь от известных ему фактов, наблюдая хорошо знакомых людей, Эртель стремился к созданию типических образов.

    V. МУЖИЧОК СИГНЕЙ И МОЙ СОСЕД ЧУХВОСТИКОВ

    Рассказ был написан в Петербурге в марте 1880 года. Судя по черновому автографу, первоначальное заглавие рассказа было «Мужичок Сигней». Начало первого варианта рассказа Эртель потом перенес в «Степную сторону».

    VI. ВИЗГУНОВСКАЯ ЭКОНОМИЯ

    Место написания очерка — хутор на Грязнуше. Закончен он был в июле 1880 года. «Визгуновская экономия» напечатана в журнале с посвящением Глебу Ивановичу Успенскому, в отдельном издании это посвящение снято. Судя по рукописи, первоначальное название было «Приказчиков сын». {576}

    В списке «Предполагаемых очерков из «Записок Степняка», сохранившемся в памятной книжке Эртеля, он намечал план и фабулу очерка: «Любовь его к крестьянской девушке. Затем женитьба на глупой мещанке», отметил необходимость дать «картины природы: глубокая осень, около реки...» В этом наброске намечавшегося тогда произведения Эртель между прочим записал: «Можно списать с Ив. Всеволодова». Очевидно, он имел в виду конкретный прототип героя — сына приказчика Пармена.

    Посылая М. М. Стасюлевичу «Визгуновскую экономию» для сентябрьской книжки «Вестника Европы», Эртель писал: «Сам я и доволен им и нет. То волком, то лисою смотрит на меня этот очерк...» (ЦГАЛИ, ф. 1167, ед. хр. 75, опись 1, № 4316). Эртель подходил к своим произведениям с большой требовательностью, был, как он сам говорил, беспощаден по отношению к самому себе. Он считал необходимым для писателя равняться на больших мастеров — Льва Толстого, Тургенева, Гоголя, Салтыкова-Щедрина.

    VII. БАРИН ЛИСТАРКА

    Место и дата написания — Усмань, 1880 год, 14 сентября. Относительно этого очерка Эртель пометил в своей записной книжке: «При истолковании характера барина Листарки не забыть того влияния на этот характер, который причинили послереформенные трудные отношения». Автограф не сохранился.

    VIII. МОИ ДОМОЧАДЦЫ

    Эртель указывает дату написания этого очерка — 24 сентября 1880 года в Усмани.

    В архиве Эртеля сохранились только небольшие наброски «Моих домочадцев».

    IX. СЕРАФИМ ЕЖИКОВ

    Рассказ был написан в Усмани 13 декабря 1880 года. В рукописном отделе ИРЛИ Академии наук СССР хранится беловой автограф рассказа, в основном соответствующий прижизненным изданиям. Все исправления в печатном тексте сделаны {577} согласно данной рукописи (ИРЛИ, Рукоп. отдел, ф. 250, ед. хр. 594).

    Эртель колебался в выборе фамилии главного героя и названия рассказа. В плане «Предполагаемые очерки из «Записок Степняка» Эртель сначала назвал задуманный им рассказ — «Чудак», потом «Серафим Чудаков», пока, наконец, не остановился на имени героя — Серафим Ежиков, которое и стало названием рассказа. По-видимому, Эртель придавал этому рассказу большое значение. Вот что писал он 5 ноября 1880 года М. М. Стасюлевичу: «У меня сейчас вполовину готов очерк из Записок Степняка. Очерк зовется «Серафим Ежиков» и имеет предметом народного учителя, принужденного бросить то дело, которое по важности считает выше всего в мире, и уйти из деревни. Оторвать растение от почвы — значит погубить его, — гибнет и Серафим Ежиков. Вырвали же его из почвы — деревни потому, что он несколько широко понимал призвание народного учителя: он не отказывался написать просьбу крестьянам против кулака, не отказывался растолковать им ту или другую противозаконность писаря, старшины, попа и проч. Несмотря на то, что деятельность его была в самом строгом значении этого слова — легальна, его, как неблагонамеренного, выперли. Кончает он печально и действительно уж в качестве неблагонамеренного. Так как последнее будет обозначено у меня только одной фразой в конце рассказа и в остальном я стараюсь быть очень осторожным, то надеюсь, что Сциллы и Харибды избегу. Кончить очерк я думаю в 20-х числах этого месяца...» (ЦГАЛИ, ф. 1167, ед. хр. 75, опись 1, л. 8).

    Очень интересно это указание Эртеля на завершение деятельности Ежикова на путях «неблагонамеренности» и на необходимость ввиду цензурных препятствий — «Сциллы и Харибды» — обозначить эту тему лишь одной фразой. Но и этой одной фразы не осталось в рассказе. Мы узнаем о дальнейшей судьбе Ежикова из «Идиллии» и «Addio».

    Отвечая Эртелю по поводу присланного им для напечатания в «Вестнике Европы» «Серафима Ежикова», А. Н. Пыпин положительно отозвался о рассказе, отметил значение типа Серафима Ежикова, сказав, что он «очень характеристичен и нов». Кроме того, Пыпин заметил, что «очень хороши и очень нужны» те «несколько более широких замечаний» о современной русской действительности, к которым рассказ дает повод (ф. 349, папка XVII, № 8, письмо от 6 января 1881 г.). {578}

    Действительно, повествование Эртеля о трагической судьбе народного учителя, чья благородная деятельность была уже заранее обречена на неудачу, давало повод для глубоких и печальных суждений о бесправии русских интеллигентов, подобных Ежикову, которых царское правительство считало возможным преследовать уже хотя бы за одно то, что они читают Милля!

    Показав всю ограниченность народнических иллюзий Серафима Ежикова, Эртель вместе с тем нарисовал с глубокой симпатией образ этого предельно честного человека, самоотверженно преданного интересам народа.

    X. ЗЕМЕЦ

    Точной даты написания «Земца» мы в письмах и записных книжках Эртеля не находим, но задуман он был еще, очевидно, в 1878 году, потому что в «Памятной книжке» Эртеля за 1878 год в списке «Предполагаемые очерки из «Записок Степняка» мы находим под XXII номером «Земца» с указанием на прототип его героя — «Демшинский Александр Иванов» (ф. 349, № 2).

    В письме к отцу от 5 ноября 1881 года Эртель спрашивает: «Как вам понравился мой «Земец»... В нем я взял некоторые черты у Демшинского гласного Александра Иваныча» (ф. 349, папка X, ед. хр. 24).

    В этом рассказе Эртелю удалось показать реакционный характер института земских гласных в дореволюционной России, который определялся составом гласных. Трудящееся население устранялось от выборов — гласные избирались землевладельцами, лицами, имевшими недвижимость.

    Современники оценили не только типичность образа гласного Онисима, созданного Эртелем, но и другие достоинства рассказа «Земец», в частности — поэтическое изображение русской природы. Мастерство Эртеля как пейзажиста отмечали все, кто писал о нем, говорили об этом Чехов и Короленко. Восторженную оценку умения Эртеля увидеть и передать «живую природу» мы находим в отзыве редактора журнала «Русское богатство» Н. Ф. Бажина, в его письме, в котором он благодарит Эртеля за присылку в журнал рассказа «Земец»: «Земец» — хорошенькая вещица. Я так мало люблю описания природы, что обыкновенно пропускаю их везде, где бы они мне ни попались, но у вас в «Земце» они совсем другая статья: они до такой степени превос-{579}ходны, что даже мало походят на описание... Кажется, что как будто бы сам едешь в степи и видишь и слышишь все, что в ней совершается, и дышишь вовсе не комнатным поганым воздухом, а тем, степным... Говорят, что у кого-то еще из наших писателей есть хорошие описания природы, — я не знаю; красивые есть, это точно, но живую природу, перенесенную на страницы книги, я увидал только у вас...» (ф. 349, папка XI, № 9/1—4).

    XI. КРИВОРОЖЬЕ

    Рассказ был написан 16 марта 1881 года в Усмани. В списке «Предполагаемых очерков из «Записок Степняка» Эртель отметил под XXVI номером рассказ, названный им тогда «Мельник и мельничиха», и указал, на реальные прототипы героев рассказа: «Дм[итрий] Федорович] Скляднев и Ольг[а] Мих[айловна] Гостеева». В качество примечания Эртель отметил: «Это можно разделить на два очерка: «Мельничиха» и «Дубоватская мельница». Но, как мы видим, Эртель впоследствии отказался от этого разделения и в «Криворожье» вывел типы «хищников» — мельника и мельничихи.

    В редакции «Вестника Европы» рассказ «Криворожье» был встречен положительно. «Все три последние ваши рассказа, — писал 27 апреля 1881 года Пыпин Эртелю, — очень характерны — и мельник в Криворожье, с супругой-стервой, одаренной славянофильским красноречием; и Жолтиков, и Поплешка. Все три — ко времени...» (ф. 349, папка XVII, № 8).

    XII. ЖОЛТИКОВ

    В журнале «Вестник Европы» рассказ был напечатан с посвящением И. С. Тургеневу. В отдельном издании посвящение было снято.

    Рассказ был написан в Усмани; в своей записной книжке Эртель помечает дату его написания — 1881 год, 30 марта. В архиве Эртеля сохранились черновые наброски, из которых мы узнаем, что первоначальное название рассказа было «Почившие» и имя героя было иным. Вот как начинался рассказ: «Когда мне случилось однажды вместо хутора прозимовать в одном уездном городке, с особенным удовольствием узнал я, что хозяин мой Ва-вила Агафоныч, по-уличному «Пехтерь», человек почивший, или, {580} по-западному, «рантьер» (ф. 349, папка 1, ед. хр. 4/к). Потом Эртель отбросил это начало, остановившись на знакомом нам по печатному тексту, и изменил имя героя. В редакцию «Вестника Европы» рассказ был послан под названием «Oxalis tropaeloides».

    Рассказ о русском «рантье», о человеке-паразите, живущем на доходы от ценных бумаг, понравился А. Н. Пыпину. Но название рассказа вызвало его возражение. Судя по письму Пыпина к Эртелю от 27 апреля 1881 года, мы можем говорить о том, что Эртель переменил заглавие «Oxalis tropaeloides» на «Жолтиков», в соответствии с желанием А. Н. Пыпина.

    В. И. Ленин в своем труде «Империализм, как высшая стадия капитализма» в VIII главе «Паразитизм и загнивание капитализма» писал: «Империализм есть громадное скопление в немногих странах денежного капитала... Отсюда — необычайный рост класса или, вернее, слоя рантье, т. е. лиц, живущих «стрижкой купонов», — лиц, совершенно отделенных от участия в каком бы то ни было предприятии, — лиц, профессией которых является праздность» (В. И. Ленин. Сочинения, т. 22, стр. 263).

    Рост числа рантье является одним из признаков загнивания, паразитизма капитализма. Нарисовав образ русского «рантье» Жолтикова, Эртель следует за Салтыковым-Щедриным, который в своих «Благонамеренных речах» показал эволюцию «чумазого» Осипа Ивановича Дерунова от владельца небольшого постоялого двора к финансисту, живущему стрижкой купонов.

    XIII. ПОПЛЕШКА

    Рассказ написан в Усмани 2 апреля 1881 года. Очень лаконичный, экономный по форме, с необычайной выразительностью рисующий трагическую судьбу русского крестьянина-бедняка в пореформенный период, он может быть назван одним из лучших рассказов Эртеля. Не случайно А. Н. Пыпин, высказывая Эртелю ряд своих критических замечаний по поводу некоторых его рассказов, написал: «О «Поплешке» ничего не имею сказать, кроме того, что он мне очень понравился». Чтобы не ослаблять впечатления, которое мог произвести рассказ на читателей, Пыпин хотел даже напечатать «Поплешку» в июньской книжке «Вестника Европы», не соединяя его с другим рассказом Эртеля. Пыпин писал Эртелю: «Он очень оригинален и самой своей короткостью и одинокостью тем больше остановит на себе внимание» (ф. 349, папка XVII, ед. хр. 8, письмо от 27 апреля {581} 1881 года). По-видимому, Эртель не захотел менять нумерацию рассказов (Пыпин предлагал в этом случае тринадцатый номер рассказа переменить на двенадцатый), и «Поплешка» был все же напечатан в июльской книжке, вместе с «Жолтиковым».

    XIV. ЛИПЯГИ

    «Липяги» были написаны 30 мая 1881 года на хуторе на Грязнуше. Первоначальное название рассказа было «Две ночи».

    А. Н. Пыпин писал по поводу рассказа «Липяги» Эртелю, что «рассказ характерен», но вместе с тем он отмечал как недостаток рассказа то, «что вы заставляете обоих героев, и барина и демократа, читать длинные монологи (которые нужны вам для изложения их взглядов). На мой взгляд, эти монологи, недостаточно мотивированные, то есть не вынуждаемые обстоятельствами дела, выходят немного искусственны: едва ли бывают такие в действительности» (ф. 349, папка XVII, ед. хр. 8). По-видимому, Эртель учел критические замечания Пыпина, потому что в печатном тексте рассказа большинство монологов героев передано писателем путем пересказа их содержания от лица рассказчика.

    XV. ИДИЛЛИЯ

    «Идиллия» была закончена Эртелем 13 июня 1881 года. Характеризуя главное действующее лицо «Идиллии» — реакционера Гермогена Пожарского, Эртель придал ему некоторые черты одного из героев своей ранней, незаконченной повести «Без почвы» (1878), в которой должна была быть обрисована деятельность дворян-земцев, борьба оппозиционных элементов с реакционными. У Гермогена Пожарского есть черты сходства с Андреяном Аристарховичем Белым из повести «Без почвы», вожаком реакционной партии «охранителей». Белый сначала был «скандалезным» защитником крепостного порядка, а после 1861 года, после крестьянской реформы, замаскировался и натянул на себя обличье «земца», но и в земстве он по существу являлся ярым поборником узкосословных традиций и прерогатив. Гермоген Пожарский, как и Белый, охвачен страстью к реакционным писаниям; подобно Белому, он охарактеризован Эртелем как человек без каких-либо нравственных устоев, лицемерный, развратный. Черновые автографы «Идиллии», сохранившиеся в архиве {582} Эртеля, показывают, что в процессе работы над рассказом писатель перенес в «Идиллию» картины масленичного разгула из первоначального варианта рассказа «Офицерша».

    XVI. ИНОСТРАНЕЦ ЛИПАТКА И ПОМЕЩИК ГУДЕЛКИН

    Рассказ был, очевидно, написан во второй половине 1881 года, судя по тому, что Стасюлевич сообщает Эртелю свой отзыв о рассказе в письме от 21 сентября 1881 года.

    Черновые автографы свидетельствуют о том, что первоначальное название рассказа было «П. А. Чумаков с сыновьями». Сохранились и небольшие отрывки, озаглавленные «Ириней Гуделкин», на основании которых можно полагать, что, по-видимому, Эртель думал посвятить Иринею Гуделкину-отдельный очерк, но потом отказался от этого замысла.

    Рассказ «Иностранец Липатка и помещик Гуделкин» был напечатан в журнале «Дело», по-видимому, потому, что он вызвал большие возражения у редактора «Вестника Европы» Стасюлевича. Стасюлевич упрекал Эртеля в том, что, изображая в сатирических тонах преклонение капиталиста «иностранца» Липатки перед Западом, Эртель якобы лил воду на мельницу славянофила Аксакова, который ревниво охранял русский народ «от тлетворного Запада».

    Стасюлевич предлагал Эртелю внести некоторые изменения в рассказ. Видимо, Эртель не смог согласиться с предложениями Стасюлевича и, не желая поступаться своей точкой зрения, отдал рассказ в другой журнал.

    XVII. ОФИЦЕРША

    Свое мнение о рассказе М. М. Стасюлевич высказывает в письме к Эртелю от 10 февраля 1882 года. Если учесть, что в письме от 21 сентября 1881 года Стасюлевич говорит еще только о рассказе «Иностранец Липатка и помещик Гуделкин», то можно считать, что рассказ «Офицерша» в его окончательном варианте был написан между сентябрем 1881 года и началом февраля 1882 года.

    Первоначальный вариант «Офицерши» не имел ничего общего с окончательным. В архиве Эртеля имеются черновые материалы {583} первой редакции «Офицерши». Учительница-«офицерша», героиня этого рассказа, была изображена Эртелем как отрицательный персонаж, как развратница, которая завершила свою «карьеру» тем, что открыла кабак. Все эти черновые материалы перечеркнуты синим карандашом, и в конце их рукою Эртеля написано: «Многие сцены взяты в «Идиллию» — остальное никуда не годится» (ф. 349, папка I, ед. хр. 4/г).

    В «Идиллию» перешли все сцены масленичного разгула, а главные черты «офицерши», героини первой редакции рассказа, Эртель придал учительнице Моргунихе, действующей в «Идиллии».

    Вместо этого рассказа Эртелем был написан совершенно другой, ставший одним из лучших в «Записках Степняка». В нем он создал обаятельный образ женщины чистой, честной, которая погибла, став жертвой капиталистической действительности и шатких, «хрупких» идей, во власти которых находилась народническая интеллигенция.

    В письме от 25 июля 1888 года к своему другу В. Г. Черткову, известному последователю взглядов Л. Н. Толстого, Эртель высказался критически о своих «Записках Степняка». Но критиковал писатель только лишь их форму, говоря, что «много там описаний, много ненужных чисто субъективных настроений и чувств». «Что касается содержания, — писал Эртель, — то я, разумеется, и теперь не отступлюсь от него, потому что, мне кажется, чувства оно должно возбуждать добрые. Из всех «Записок Степняка» любимый мой рассказ «Офицерша» (Письма А. И. Эртеля, 1909, стр. 71).

    Возможно, что любил этот рассказ Эртель и потому, что его героине он передал свою любовь к родному краю. В неопубликованных письмах Эртеля к М. В. Огарковой мы находим высказывания, которые почти целиком совпадают с тем, что мы читаем в рассказе «Офицерша». Так, например, Эртель пишет М. В. Огарковой о своей любви к степному кургану, и так же любит курган и «офицерша», героиня рассказа Эртеля. Вот выдержка из письма Эртеля от 1 мая 1882 года: «Есть в версте от нашего хутора Курган. Я люблю его. Лучшие из писаний моих выношены там, и лучшие часы в моей жизни проведены там же. С него далеко видно. Необъятная даль привольно разбегается во все стороны. Синеют кусты, темнеет лес, пестреют поселки, и бесконечно убегают поля... И когда я лежу на Кургане, грудь моя расширяется, и кажется мне, что инстинкты орла вмещаются в ней. Сердце сладостно ноет, мысли как птицы реют... И хорошо и больно. Сегодня я был там. Вдали стояло марево, и синий лес трепетал в его вол-{584}нах. Зеленые поля уходили вдаль неизменной низменностью. Там белел хутор. В бледном небе тянулись облака, и прохладный ветер резко тревожил воздух. Жаворонки наполняли окрестность веселыми звуками. Я сел на возвышенности. Боже, как мне стало грустно и какая печаль обняла мою душу».

    И за необъятными равнинами, полями, курганами пред умственным взором писателя встает печальный и прекрасный образ всей России, его любимой, страдающей родины. «Ах, дорогая моя, как я рыдал на моем любимом кургане перед лицом этих необъятных равнин, всю мою жизнь возлелеявших... — писал Эртель М. В. Огарковой в более позднем письме. — Больно, жалко, грудь рвется, по лицу текут слезы... Ох, что это... Родина моя, отчего ты такая печальная!» (ф. 349, папка XXI, ед. хр. 2).

    XVIII. ПОСЛЕДНИЕ ВРЕМЕНА

    В архиве Эртеля сохранился автограф чернового текста «Последних времен» (примерно с середины рассказа до его конца). В конце рассказа стоит дата: «4 августа 1882 года. С. Хилково, Самарского уезда». Судя по черновым автографам и записям Эртеля в дневниках, первоначальное название рассказа было «Отцы».

    В письме от 29 сентября 1882 года Константин Михайлович Станюкович — редактор журнала «Дело» — писал Эртелю о том, что «Последние времена» ему понравились, но все же он не причисляет этот рассказ к числу лучших вещей Эртеля. Станюкович критиковал Эртеля за примененный им в этом рассказе прием обрисовки характеров в диалогах, а не в действии, что, по мнению Станюковича, «много вредит целостности впечатления и заставляет читателя на веру принимать жизненность и типичность того или другого лица. Подобная манера письма не дает возможности автору ярко и выпукло очерчивать характеры и лица». Из персонажей, действующих в рассказе, по мнению Станюковича, «Юс и старец из гвардии подпоручиков удались» (ф. 349, папка XVIII, ед. хр. 11/1—6).

    XIX. КРОКОДИЛ

    Из письма К. М. Станюковича к Эртелю от 29 сентября 1882 года следует, что тогда у него уже лежал рассказ «Крокодил», присланный, очевидно, Эртелем ранее, но у Станюковича не было {585} времени его прочесть, так что, по-видимому, «Крокодил» был закончен Эртелем к августу — сентябрю 1882 года. Судя по письму, присланному Станюковичем Эртелю в декабре, в котором он высказывал свои критические замечания по поводу некоторых мест рассказа, Эртель, учтя замечания Станюковича, произвел ряд изменений, так как многого, на что указывал Станюкович, мы в печатном тексте «Крокодила» уже не находим. К сожалению, из автографов сохранились лишь небольшие черновые наброски, по которым невозможно судить ни о первоначальной редакции рассказа, ни об этапах работы Эртеля над ним.

    XX. ADDIO

    В журнальной редакции печаталось под названием «Отрывки». Дата, поставленная Эртелем в издании 1883 года в конце «Addio» — март 1882 года, является не только датой завершения записок вымышленного героя — Степняка Батурина, но и подлинной датой написания очерка. Об этом говорит одно из неопубликованных писем Эртеля к М. В. Огарковой. 8 марта 1882 года Эртель послал ей письмо, в котором требовал решительного ответа на его признание в любви. Но ответ Огарковой глубоко огорчил Эртеля, и 17 марта он пишет ей: «Я, вероятно, ждал такого (подчеркнуто Эртелем. — Г. Е.-Б.) письма, последние дни меня томила тоска, и грудь моя ныла с особенной непрерывностью... Это, впрочем, хорошо: я в это время дописывал последний очерк из «Записок Степняка», и мне нужно было, чтоб сердце мое истекало кровью. (Курсив мой. — Г. Е.-Б.) Когда-нибудь прочтешь этот очерк и увидишь» (ф. 349, папка XXI, ед. хр. 2).

    Действительно, «Addio», в котором Эртель, обобщая свои наблюдения над русской действительностью, с глубокой болью говорит о безысходных страданиях русского народа, о трагической участи родины, написано как бы кровью сердца писателя.

    ОБЛИЧИТЕЛЬ

    Печатается по тексту журнала «Вестник Европы», 1880, № 3. Судя по автографу рассказа, хранящемуся в библиотеке им. В. И. Ленина, он был написан в августе 1878 года на хуторе Лутовинов.

    В рукописи «обличения» Гуляева прямее и грубее, чем в печатном тексте. В рукописном варианте много натуралистических {586} подробностей, снижающих художественные достоинства рассказа, почему они, видимо, и были сняты Эртелем. Поэтому мы предпочитаем журнальный текст рукописному, так как он выше по своим художественным качествам, отмечен печатью более поздней авторской правки.

    Рассказ в рукописи имеет посвящение: «Посвящается памяти «певца мести и печали», то есть Некрасова. Это посвящение очень характерно для Эртеля — почти все свои первые рассказы он посвящал Некрасову. В «Вестнике Европы» рассказ был напечатан без посвящения. По-видимому, оно было снято по требованию редактора «Вестника Европы» Стасюлевича, об этом говорит переписка его с Эртелем.

    В письме от 9 ноября 1879 года Стасюлевич просит Эртеля снять посвящение к какому-то рассказу. Он не называет ни рассказа, ни имени лица, которому посвящается рассказ, но очевидно, что он мог подразумевать или «Обличителя», или «Полоумного», который, так же как и «Обличитель», был посвящен Эртелем Некрасову. Оба эти рассказа были напечатаны вскоре в «Вестнике Европы» и, следовательно, тогда, когда Стасюлевич писал Эртелю, находились уже в редакции. Стасюлевич пишет, что если бы посвящение было оставлено, то это означало бы, что редакция журнала солидаризируется в данном вопросе с Эртелем (ф. 349, папка XVIII, ед. хр. 13). Для либерального журнала, каким был «Вестник Европы», оказалось неприемлемым посвящение рассказа Некрасову, вождю революционно-демократического лагеря. Доказательством того, что Стасюлевич возражал не вообще против посвящений, а именно против посвящения Некрасову, служит то, что в том же 1880 году в «Вестнике Европы» были напечатаны, например, «Визгуновская экономия» Эртеля с посвящением Глебу Успенскому и «Жолтиков» с посвящением Тургеневу.

    Рассказу «Обличитель» Эртель придавал большое значение, судя по тому, что он все время включал его в состав отдельного издания «Записок Степняка», о чем говорят сохранившиеся в записных книжках Эртеля многочисленные варианты оглавления будущей книги. Не совсем ясно, почему же в конце концов рассказ не был включен. Можно объяснить это следующими причинами. Во-первых, Эртель считал, что в книге не должно быть больше двадцати рассказов, и, следовательно, надо было чем-то пожертвовать, и естественно, что легче было пожертвовать небольшим рассказом, чем значительным по объему. Во-вторых, могло это объясняться тем, что в рассказе были намеки на скандальные происшествия с известными лицами. Герой рассказа «обли-{587}чает преступления многих, но если судить по письму П. В. Засодимского к Эртелю, то, очевидно, наиболее известным было лицо, которое выведено Эртелем под фамилией Ахулкина. Засодимский писал Эртелю 2 февраля 1879 года из Петербурга по поводу его рассказа «Обличитель», что он не отдал до сих пор еще рассказа ни в журнал, ни в газету: «Отдал бы уже и теперь, да одно местечко нехорошо... Рассказ за вашей подписью. В конце рассказа намеки насчет одной (зачеркнутое слово. — Г. Е.-Б.) особы. Таким обр. слухи примут новый, официальный характер» (ф. 349, папка XIV, ед. хр. 4).

    Подготавливая через год «Обличителя» к печатанию в «Вестнике Европы», Эртель, по-видимому, старался смягчить все острые углы. В журнальном тексте относительно Ахулкина сказано, например, что воровство, в котором он был уличен, не помешало выбрать его снова «в какую-то должность», а в рукописи мы читаем: «Выбрать его снова своим предводителем» (ф. 349, папка I, ед,. хр. 45, стр. 9).

    Возможно, что Эртеля, все более стремившегося по мере роста своего писательского мастерства к созданию типических образов, не устраивали впоследствии прозрачные намеки на конкретных лиц, поэтому он и снял рассказ из отдельного издания.

    ПОЛОУМНЫЙ

    Рассказ был закончен 19 апреля 1878 года на хуторе Лутовинов. Сохранилось два автографа рассказа — в библиотеке им. В. И. Ленина и в ЦГАЛИ.

    Рассказ в рукописном варианте, хранящемся в библиотеке им. В. И. Ленина, посвящен «памяти Н. А. Некрасова». Автограф в ЦГАЛИ имеет второе название: «Нехитрая любовь» (потом зачеркнутое Эртелем), посвящения Некрасову в нем нет, но зато есть следующий эпиграф:

    ...Чем хуже был бы твой удел,

    Когда б ты менее терпел?..

    Некрасов.

    На рукописи ЦГАЛИ есть еще надпись Эртеля: «Эту рукопись дарю И. В. Федотову в память великого забвения маленьких дрязг... 1878 года. Июня 24. А. Эртель».

    Оба автографа отличаются между собой лишь в мелочах, но зато между ними и журнальным текстом есть существенные отли-{588}чия. Автографы полнее журнальной редакции, и в них есть эпилог, отсутствующий в печатном тексте. В эпилоге рассказывается о том, что герою рассказа Егору удается бежать с поселения, скрывается из деревни и любимая им девушка Гаша, и вскоре ее мать получает от них письмо, в котором рассказывается о том, что «Гашка с Егором повенчались, а живут они в холе да богачестве, и земли, и лесу, и воды у них вволю... Ишь, нет тебе в том краю ни купцов, ни исправников, ни помещиков, а кругом живут всё люди вольные...» (ф. 349, папка 1, № 4в, стр. 11). Затем в эпилоге рассказывается о бедствиях сакуринских крестьян, которые попали под власть купчины-кабатчика и поняли, что купеческая кабала «куда как тяжелей барской». А некоторые мужики тихонько говорили: «Полоумный-то поумней умников вышел!.. один конец — жечь да грабить этих толстопузых...» (ф. 349, папка I, № 4в, стр. 11). Эпилог этот, острый по своему социальному звучанию, говорил о праве крестьянина на месть своим угнетателям. Вот какие размышления вызвал рассказ у Федотова, который сделал карандашную приписку на подаренной ему рукописи: «Рассказ очень хорош, — и напоминает лучшую пору Турген. рассказов из охотнич. жизни. Но что такое содержание в нем? Месть, намеченная автором в лице Егора, месть всему купечеству и его разврату, и месть в форме огня и пожара. Едва ли напечатают» (ЦГАЛИ, фонд 576, ед. хр. 1, год 1878, л. 9).

    Действительно, рассказ с этим эпилогом был «нецензурен». Однако, несмотря на значимость рукописных вариантов, рассказ печатается все же в журнальной редакции, так как последняя свидетельствует о большой авторской правке, совершеннее в художественпом отношении, чем ранние рукописные варианты. Готовя рассказ к печати, Эртель произвел целый ряд сокращений и изменений, которые несомненно улучшили его с художественной стороны. В эпилоге рукописного автографа многое еще несовершенно, есть в нем неясности, недоговоренности, так что его трудно считать окончательным авторским текстом. Вероятней всего, что Эртель снял эпилог не только из цензурных соображений. Трагический финал рассказа «Полоумный» в его журнальной редакции наводил читателей на серьезные и печальные размышления, и по своему художественному звучанию он эмоциональнее, действеннее эпилога рукописного варианта.

    На основании рукописи исправляется одна ошибка, закравшаяся в текст рассказа, восстанавливается пропуск, который, очевидно, произошел по техническим причинам. {589}

    В имеющемся журнальном тексте рассказчик видит Егора в толпе арестантов в зале III класса, получает разрешение поговорить с ним, и они ведут свой разговор в такой обстановке: «Мелкий дождик мочил нас, ноги скользили по лужам, образовавшимся на платформе». Откуда взялся дождь в зале III класса? Как попали герои рассказа на платформу? В рукописи имеются строки, которые отвечают на эти вопросы. Они восстанавливаются.

    —————

    Стр. 13. Дощаник — речное перевозное судно.

    Расшива — речное парусное судно плоскодонной постройки.

    Стр. 14. Ушкуйники — новгородская вольница, вооруженные дружинники, которых снаряжали новгородские бояре и купцы. (От слова ушкуй — плоскодонная ладья с парусами и веслами.)

    Косные лодочки — легкие лодки для переездов, на 6—12 весел.

    Стр. 15. Протестантство — название церковных направлений в христианстве, отделившихся от католической церкви во время Реформации (XVI век); в XVI—XVII веках протестантизм был действенным оружием в борьбе революционной буржуазии против феодализма.

    Земские гласные — члены городских дум и земских уездных и губернских собраний.

    Св. синод — высший орган управления православной церковью в России.

    Стр. 16. Недоимка. — В результате крестьянской реформы 1861 года крестьяне должны были выкупать свои земельные наделы, срок погашения выкупной ссуды устанавливался в 49 лет. Необходимость платить непомерный по своей величине выкуп, превышавший действительную цену земли, приводил к росту крестьянской недоимки. Недоимка — сумма налога, не внесенная в установленный срок и подлежащая взысканию. В царской России основная масса недоимки состояла из выкупных платежей крестьянского населения.

    Стр. 20. По-черному. — В избах, топившихся «по-черному», без трубы, дым стлался под потолком и выходил через дверь.

    Стр. 28. «И приговор ему дали?» — мирской приговор, то есть постановление мира, общества.

    Стр. 29. «Да все воля эта...» — «Воля», то есть крестьянская реформа 1861 года, была проведена всецело в интересах помещиков.

    После реформы размер крестьянского надела оказался меньше дореформенного. При межевании крестьянам отводили самую {590} худшую землю, в то время как помещики захватывали лучшие земли. Как правило, крестьяне лишались леса, лугов, водопоя и др. Крестьяне, обманутые в своих надеждах, отвечали на реформу бунтами, восстаниями. В апреле — июне 1861 года крестьянское движение охватило 42 губернии. В рассказе Андреяна Семеныча очень хорошо передана напряженность атмосферы, создавшейся после реформы. Разоблачая в «Записках Степняка» грабительский, крепостнический характер крестьянской реформы 1861 года, Эртель в этом вопросе полностью сходится с революционными демократами.

    Не только в рассказе «Под шум вьюги», но и в других, например в «Полоумном», Эртель с большой художественной выразительностью рисует безысходность положения, в которое попадали крестьяне, когда помещик вынуждал их уходить с обжитых мест, «наделял» их самой плохой землей, лишал воды, угодий и др. Если мы сравним картины бедственного состояния крестьян, нарисованные Эртелем, с тем, как говорит о последствиях реформы Н. Г. Чернышевский в своей знаменитой прокламации «Барским крестьянам от их доброжелателей поклон», то увидим любопытные совпадения.

    Конечно, сама русская действительность, общение с крестьянством, жизнь которого Эртель очень хорошо знал, давала писателю материал для его рассказов. Но правильная оценка Эртелем многих явлений действительности, ясное понимание положения крестьянства было следствием влияния на него взглядов революционных демократов — Чернышевского, Некрасова, Салтыкова-Щедрина.

    Вряд ли приходится сомневаться в том, что Эртелю, связанному в начале 80-х годов с революционными кружками, должна была быть известна прокламация Чернышевского «Барским крестьянам».

    О том же, как высоко ставил Эртель Чернышевского, чье имя часто встречается в его переписке, говорит хотя бы фраза из его неопубликованного письма к М. В. Огарковой: «Чернышевский был один из самых светлых умов не только России, но и всего света...»

    Стр. 49. Удельные междоусобицы были последствием удельного порядка, водворившегося в Суздальской Руси в XIII—XIV веках, когда каждый князь распоряжался своим уделом как вотчиной, строил козни против других князей и помышлял лишь о том, чтобы «примыслить» что-либо от своего соседа.

    Рушка — крупорушка для очистки зерна. {591}

    Стр. 52. Бадик — палка, посох, трость, хворостина.

    Стр. 66. Шушпан — женская кофта с перехватом, обычно суконная (воронежское, тамбовское). Другие названия — шугай и шушун.

    Стр. 85. «...сынок... в Москве учится у господина, Каткова...» — В 1868 году в Москве был открыт императорский лицей. Он был основан на средства П. М. Леонтьева, железнодорожного подрядчика С. Полякова и М. Н. Каткова, редактора «Московских ведомостей», пользовавшегося большим влиянием в реакционных кругах. Лицей был открыт со специальной целью насаждения так называемого классического образования как средства борьбы с революционной «крамолой». С начала 70-х годов реакция во главе с министром, графом Д. А. Толстым, стала планомерно осуществлять реакционную школьную реформу, целью которой было вытеснение преподавания естественных наук и замена их тупой зубрежкой греческого и латинского языков.

    Стр. 86. «...Шармера или Сарра...» — Шармер и Сарра — петербургские портные. В 70—80-е годы XIX века дешевое платье покупалось в Петербурге в Гостином дворе и на рынках. Все же модные портные, у которых заказывали платье богачи, светские бездельники, дворянские сынки, сосредоточены были на Невском проспекте и на улицах, выходящих на Невский проспект. «Заведение готового платья» мужского портного Сарра помещалось на Малой Конюшенной улице, а Шармера — на Большой Морской. То, что господин Михрюткин заказывал платье у Шармера и Сарра, дает дополнительную деталь для его характеристики.

    Стр. 91. «Отечественные записки» — русский литературно-политический журнал, выходивший с 1818 года. В истории журнала было два периода расцвета. Первый (1839—1846) — когда во главе критико-библиографического отдела стоял В. Г. Белинский. Второй блистательный период в жизни журнала связан с именами Некрасова и Салтыкова-Щедрина. С 1868 года его главным редактором был Н. А. Некрасов, после смерти Некрасова, с 1877 до апреля 1884 года (когда журнал был запрещен), — М. Е. Салтыков-Щедрин. В эти годы «Отечественные записки» были самым передовым журналом своего времени, органом революционной демократии.

    Эртель признавал громадное значение «Отечественных записок» для формирования своего мировоззрения. В одном из неопубликованных писем он говорит: «В 19—21 лет определилось влияние «От[ечественных] зап[исок]», и мировоззрение начало складываться более или менее самостоятельно». В том же письме, дати-{592}рованном 3 июля 1891 года, говоря о различных влияниях, имевших место в постепенном развитии его «самосознания», Эртель признает, что «Отечественные записки» не утеряли для него своего значения и в последующем: «Напротив. Я и до сих пор, напр., весьма ценю Дарвина и тех писателей, которые по преимуществу давали тон «Современнику» и «От[ечественным] зап[искам]». Эртель особо подчеркивает значение «Отечественных записок» для его раннего творчества. «В начавшихся с этого года (то есть с 1879 года. — Г. Е.-Б.) литературных моих работах («Записки Степняка») легко различить влияние «Отеч[ественных] записок...» (ф. 349, № 1).

    Стр. 91. «...что нового в последней книжке?» — Судя по напечатанным в данной книжке произведениям Щедрина, Додэ и Дженкинса, о чем говорит далее рассказчик, Эртель имеет в виду № 5 журнала «Отечественные записки» за 1876 год.

    Стр. 92. «Благонамеренные речи» Щедрина...» — Сатирический цикл Салтыкова-Щедрина «Благонамеренные речи», в котором великий писатель нарисовал тип нарождающегося русского буржуа — «чумазого», печатался в «Отечественных записках» с 1872 по 1876 год. В № 5 журнала за 1876 год Салтыков-Щедрин опубликовал рассказ «Перед выморочностью», который впоследствии был изъят им из цикла «Благонамеренные речи» и вошел в роман «Господа Головлевы».

    «...роман Додэ...» — В этом же майском номере «Отечественных записок» за 1876 год были напечатаны IV—VI главы романа известного французского писателя Альфонса Додэ (1840—1897) «Жак» (1876), в котором Додэ с глубоким сочувствием изобразил жизнь обездоленных в буржуазном обществе. Роман (в переводе известного поэта А. Н. Плещеева, сотрудника «Отечественных записок») печатался в журнале в течение 1876 года.

    «...сатира Дженкинса...» — Редакция «Отечественных записок» в майском номере журнала за 1876 год знакомила своих читателей с новой сатирой Эдварда Дженкинса (1836—1910) — английского сатирика и политического деятеля, члена общества противников рабства, автора острых политических памфлетов и сатирических рассказов (один из лучших — «Джинков младенец», 1869). Почти все написанное Дженкинсом печаталось в переводе в журнале «Отечественные записки». В пятом номере журнала за 1876 год под заглавием «Королева или императрица? Новая сатира Эдуарда Дженкинса» была напечатана (частично в изложении) сатира Дженкинса «Пятно на голове королевы, или рассказ о том, как Маленький Бен, старший половой, переменил вывеску «Коро-{593}левская гостиница» на «Императорский отель», и что из этого вышло».

    Сатира Дженкинса направлена против Бенджамина Дизраэли, «ловкого политического гаера», английского реакционного государственного деятеля, лидера и идеолога консерваторов, премьер-министра Англии в 1868 и 1874—1880 годах. Непосредственным поводом к написанию Дженкинсом сатиры послужило принятие английской королевой Викторией, по инициативе Дизраэли, титула императрицы Индии. Автор большой статьи, предваряющей сатиру Дженкинса в «Отечественных записках», знакомил читателей с ходом напряженной политической борьбы в Англии, разоблачал реакционную роль Дизраэли как вдохновителя политики расширения Британской империи путем новых колониальных захватов. «Эта бойкая сатира Дженкинса, — писал автор статьи, — лучше всего выражает, как общественное мнение и лучшие люди в Англии относятся к высшей политике Дизраэли...»

    Стр. 92. Сю Эжен (1804—1857) — французский писатель, автор романов «Парижские тайны», «Агасфер» и др.

    Скабичевский Александр Михайлович (1838—1910) — русский критик и историк литературы, с 1868 года постоянный сотрудник «Отечественных записок». Очевидно, невежественный Карпеткин ошибся, называя его имя. В журнальной редакции рассказа жена Карпеткина делает ему по этому поводу замечание, и он «поправляется», называя Рокамболя, героя бульварно-авантюрного романа французского писателя Понсон-дю-Террайля.

    Авсеенко Василий Григорьевич (1842—1913) — критик и беллетрист реакционного направления, автор романов «Млечный путь», «На высоте» и др. Выступал против Салтыкова-Щедрина, заявляя, что тот пишет «для райка». Увлечение Авсеенко характеризует «взгляды» госпожи Карпеткиной.

    Маркевич Болеслав Михайлович (1822—1884) — реакционный романист, в своих обличениях деятелей передового лагеря опускавшийся до пасквиля. Критик К. К. Арсеньев сказал о нем, что он обратил роман в «орудие регресса».

    Салиас де Турнемир Евгений Андреевич (1840—1908), граф. — В 70-х годах писал главным образом исторические романы, в которых события русской истории освещались в реакционном духе:

    «Пугачевцы» (1874), «Петербургское детство» (1880), «Кудесник» (1886) и др.

    Стр. 94. Решетов — искажение фамилии Решетникова Федора Михайловича (1841—1871), русского писателя-реалиста, демократа, {594} автора повести «Подлиповцы», в которой дана потрясающая картина страданий крестьянства в пореформенный период.

    Стр. 96. «Спи, младенец мой прекрасный...» — первая строка «Казачьей колыбельной песни» (1840) М. Ю. Лермонтова, иронически использованная Карпеткиным. «Казачья колыбельная песня» Лермонтова была спародирована Н. А. Некрасовым в его «Колыбельной песне» (1846).

    Стр. 99. Жилейка, — русский народный инструмент.

    Стр. 110. Хáзина — огромная вещь, верзила, здесь в смысле большого количества земли.

    Стр. 118. Гамбетта Леон Мишель (1793—1882) — французский политический деятель, один из основателей Третьей республики. В его деятельности нашла отчетливое выражение соглашательская политика республиканской партии после Парижской Коммуны.

    Стр. 145. «Выхожу я на дорогу,

    Предо мной, мы скажем, путь блестит...» и т. д.

    — Основой этого «романца», исполняемого приказчиком, является искаженный текст стихотворения М. Ю. Лермонтова «Выхожу один я на дорогу...» (1841).

    Стр. 150. «Мещина» — месячина.

    Стр. 151. Дарёнка — дарственный надел, который народ прозвал «сиротским» и «кошачьим». По согласованию с крестьянами помещик, на основании одной из статей Положения 19 февраля 1861 года о выходе крестьян из крепостной зависимости, мог «подарить» им четвертую часть указного земельного надела (почему дарственный надел еще называли четвертным), удержав за собой три четверти. Надел этот был обычно меньше десятины, так что «дарёнка» вела к окончательному обезземеливанию крестьян и к кабальной их зависимости от помещика.

    Стр. 162. Рококо — архитектурный и декоративный стиль, получивший свое развитие в первой половине и середине XVIII века во Франции, в период кризиса абсолютизма. Для стиля рококо характерны причудливость, изощренность форм.

    Стр. 169. Дагерротип. — Дагерротипными портретами назывались первые фотографические снимки, изготовленные на медных пластинках, покрытых слоем йодистого серебра. Название происходит от имени французского художника Дагерра, сделавшего это открытие в 1829 году.

    Стр. 169—170. «...работали... испольно». — Испольщина — такая форма пользования землей, при которой крестьянин за аренду земли уплачивал половиной снятого урожая. {595}

    Стр. 189. «...дивно терпеливый Иов...» — мифический праведник Иов, терпеливо перенесший все ниспосланные ему испытания. Его именем названа одна из книг библии; основная ее идея — необходимость покоряться судьбе, ниспосылаемой богом человеку.

    Стр. 193. «...бог этот походил на того скорбного бога, который «под ношей крестной исходил, благословляя, край, долготерпения». — Неточная цитата из третьей строфы стихотворения Ф. И. Тютчева «Эти бедные селенья» (напечатано в 1857 году):

    Удрученный ношей крестной,

    Всю тебя, земля родная,

    В рабском виде царь небесный

    Исходил, благословляя.

    Стр. 197. Фемида — в древнегреческой мифологии богиня правосудия. Изображалась с весами в руках — символом справедливости; глаза ее были закрыты в знак беспристрастия.

    Стр. 202. Уставная грамота — документ, в котором после отмены крепостного права определялись новые отношения помещиков и крестьян.

    Стр. 224. Система Натуры. — Имеется в виду «Система природы» (1770) — главный труд Поля Анри Гольбаха (1723—1789), знаменитого французского философа-материалиста и атеиста, одного из идеологов революционной французской буржуазии XVIII века.

    Стр. 234. Саллюстий Гай Крисп (86—35 до н. э.) — римский историк. Наиболее значительный его труд «История» (русский перевод 1859), охватывавший период 78—67 до н. э., сохранился в небольших отрывках. Саллюстий, противник римской знати, доказывал ее неспособность к управлению государством.

    Цицерон Марк Туллий (106—43 до н. э.) — известный римский политический деятель, оратор, философ. Политическим идеалом Цицерона являлась аристократическая республика с широкими правами средних классов, описанная в его философско-политических трактатах.

    Фарисейство — в переносном смысле употребляется в значении ханжества.

    Стр. 235. Лафайет Мари Жозеф Поль (1757—1834) — деятель французской буржуазной революции конца XVIII века и революции 1830 года.

    Стр. 237. Молотов — герой романа «Молотов» и «Мещанское счастье» Николая Герасимовича Помяловского (1835—1863), выдающегося русского писателя-демократа. В романе «Мещанское {596} счастье» Помяловский показывает, как борьба разночинца Молотова за свое утверждение в жизни приводит его в конечном итоге к борьбе за личное благополучие, за «мещанское счастье». Эртель высоко ценил творчество Помяловского. Придавая громадное значение духовному развитию своей будущей жены М. В. Огарковой, заботясь о том, чтобы купеческая дочка, просто «барышня» (что было для Эртеля презрительным наименованием), стала близка ему по своим взглядам, стремясь воспитать в ней человека, думающего прежде всего о благе страдающего народа, Эртель составлял для нее рекомендательный список тех книг, которые она обязательно должна была прочесть. В этом списке одно из первых мест занимали романы Помяловского.

    Стр. 237. Милль Джон Стюарт (1806—1873) — буржуазный английский философ и политэконом. Милль пользовался в русских передовых кругах 60—70-х годов большой популярностью как сторонник женского равноправия и критик буржуазного парламентаризма.

    Стр. 238. Ливанов Федор Васильевич — служил в министерстве внуутренних дел, автор очерков и рассказов о раскольниках, написанных недобросовестно, представляющих в извращенном виде движение раскола. Кроме так называемой «народной» хрестоматии — «Золотой грамоты» (М., 1875), Ливанов издал еще «Золотую азбуку» и др.

    «Устав о предупреждении и пресечении» — полное название: «Устав о предупреждении и пресечении преступлений, о содержащихся под стражей, о ссыльных». Составлял центральную часть XIV тома Свода законов.

    «...цивилизации... про которую говорил Потугин...» — Созонт Потугин — один из героев романа И. С. Тургенева «Дым» (1867).

    Стр. 239. Дорэ Гюстав (1832—1883) — французский художник, иллюстратор произведений Рабле, Бальзака, «Ада» Данте, «Дон-Кихота» Сервантеса и др.

    Стр. 240. Антология (греч. «Собрание цветов») — сборник лирических стихотворений разных авторов. Здесь, очевидно, имеются в виду произведения антологического характера, то есть написанные в духе античных авторов.

    Щербина Николай Федорович (1821—1869) — русский поэт, писавший «антологические» стихи в подражание древнегреческим авторам.

    Стр. 241. «Гец» — драма великого немецкого поэта и мыслителя Гете «Гец фон Берлихинген» (1774), в которой ярко проявились бунтарские, антифеодальные настроения молодого Гете. {597}

    Стр. 241. Беранже Пьер Жан (1780—1857) — знаменитый французский поэт-демократ, республиканец. Белинский, Добролюбов, Чернышевский высоко ценили творчество Беранже.

    Ауэрбах Бертольд (1812—1882) — немецкий писатель, автор «Шварцвальдских деревенских рассказов» и др. произведений, в молодости сочувствовал так называемому «истинному социализму», выражавшему интересы немецкого мещанства.

    Брет-Гарт (Гарт Френсис Брет, 1839—1902) — американский писатель, в чьем творчестве звучало глубокое сочувствие простым людям. Поэтому его произведения были любимы русскими революционными демократами; печатались в прогрессивных русских журналах.

    Шпильгаген Фридрих (1829—1911) — немецкий романист; во многих его произведениях изображена революция 1848 года; наибольшее значение имел его роман «Один в поле не воин».

    «...байроновской «Тьмы». — «Тьма» — небольшая поэма великого английского поэта Джорджа Гордона Байрона (1788—1824), написанная в июле 1816 года. В этом глубоко трагическом и мрачном произведении Байрон говорит о представившейся ему во сне гибели всего живого в результате угасания солнца и других небесных светил и воцарении на оледенелой земле тьмы, мрака. Современники по-разному оценивали это произведение Байрона. Отрицательно отнесся к поэме Байрона известный английский писатель Вальтер Скотт (1771—1832), по мнению которого, Байрон здесь «отступил от свойственной ему манеры указывать читателю, куда клонятся его намерения, и удовольствовался тем, что представил беспорядочное нагромождение сильных мыслей, нелегко поддающихся истолкованию».

    Эдгар Поэ — Эдгар Аллан По (1809—1849) — американский писатель, поэт и критик. В большинстве своих произведений поэтизировал кошмарные фантастические видения; в его творчестве отчетливо звучат иррациональные мотивы.

    Позитивисты. — Позитивизм (от латинского positivus — положительный) — идеалистическое направление в буржуазной философии и социологии. Позитивисты утверждают, что они «выше» философии, «отрицают» ее, якобы опираясь на «позитивные», «положительные факты», на данные науки. В действительности же они объясняют факты в духе философского идеализма, опыт понимают как совокупность субъективных ощущений, переживаний. Позитивисты отрицают возможность проникновения в сущность предметов и явлений, принижают роль теоретического мышления в познании действительности. Родоначальником пози-{598}тивизма был Огюст Конт, французский философ и социолог XIХ века, сторонниками позитивизма были английский философ Г. Спенсер и др., в России — видный идеолог либерального народничесгва Н. К. Михайловский. К. Маркс и Ф. Энгельс резко осудили позитивизм. В. И. Ленин подверг его суровой критике в «Материализме и эмпириокритицизме».

    Гартман Карл Роберт Эдуард (1842—1906) — немецкий реакционный философ-идеалист. В. И. Ленин в книге «Материализм и эмпириокритицизм» разоблачил Гартмана как защитника идеализма и фидеизма.

    Стр. 242. Нигилист. — Нигилизм — отрицание исторических ценностей, созданных человечеством. В 60-х годах XIX века в России, в связи с выходом романа Тургенева «Отцы и дети» (1862), термин «нигилист» получил большое распространение, так как нигилистом Тургенев назвал разночинца Базарова, отрицавшего устои дворянского общества. Понятие «нигилист» толковалось неодинаково различными общественными группировками. Для части разночинной интеллигенции, представленной Писаревым, оно было почетным, стало как бы знаменем, а реакционеры во главе с Катковым использовали его для клеветы на революционно-демократический лагерь.

    Фет (псевдоним Афанасия Афанасьевича Шеншина, 1820—1892) — русский поэт. Лиризм его стихов, их ритмическое и мелодическое совершенство, тонкое чувство природы — все это привлекало к творчеству Фета внимание современников. Вместе с тем, признавая талант Фета, идеологи революционной демократии непримиримо враждебно относились к его творчеству, так как Фет выступал в поэзии как защитник реакционной теории «искусства для искусства», объявляя социальные проблемы посторонними для литературы. В своей публицистике Фет демонстративно подчеркивал, что он является защитником неограниченного самодержавия, отстаивает помещичьи интересы. Его «Записки о вольнонаемном труде» и очерки «Из деревни», печатавшиеся в 60-е годы, были встречены прогрессивным лагерем с негодованием.

    Гудон (Удон) Жан Антуан (1741—1828) — выдающийся французский скульптор-реалист; статуя Дианы принадлежит к числу его наиболее совершенных творений.

    Стр. 243. Мещерский Арсений Иванович (1834—1902) — русский художник-пейзажист.

    Стр. 264. Навуходоносор II — вавилонский царь (604—562/561 до н. э.). В 586 году до н. э. взял Иерусалим, разрушил его. Воз-{599}двиг в Вавилоне ряд дворцов и храмов и «висячие сады» (так называемые «Сады Семирамиды»), причисленные античной традицией к «семи чудесам света».

    Стр. 264. «...победы императрицы Елизаветы». — Имеются в виду победы русской армии над войсками прусского короля Фридриха II в Семилетней войне (1856—1863).

    Стр. 265. «Новое время» — газета, выходившая в Петербурге с 1868 по 1917 год, крайне реакционный орган, пропагандировавший великодержавный шовинизм и антисемитизм. Ленин писал: «Новое Время» Суворина — образец бойкой торговли «на вынос и распивочно». Здесь торгуют всем, начиная от политических убеждений и кончая порнографическими объявлениями» (В. И. Ленин. Сочинения, т. 18, стр. 251).

    Эртель разделял ненависть революционно-демократического лагеря к «Новому времени». В одном из неопубликованных писем к М. В. Огарковой он так характеризует эту газету: «Новое время. Совершенно подлая газета... Щедрин описал ее под видом «Помои».

    Стр. 267. Филарет (1782—1867) — митрополит московский, ярый реакционер, автор катехизиса и ряда статей, проповедей, поучений. Славился красноречием, составившим ему громкую известность в реакционных кругах.

    Погодин Михаил Петрович (1800—1875) — русский историк, публицист, писатель, являлся защитником реакционной теории «официальной народности».

    Стр. 268. Бисмарк Отто фон Шёнхаузен (1816—1898) — государственный деятель и дипломат Пруссии, «железом и кровью» создавший в 1871 году объединенную германскую империю под владычеством Пруссии и Гогенцоллернов. Свое резко отрицательное отношение, отношение демократа к реакционным «деятелям» типа Бисмарка, Эртель высказал в одном из неопубликованных писем к М. В. Огарковой: «Ненависть могут возбуждать Катковы, Аракчеевы, Бисмарки, Гамбетты — одним словом, крупные враги того порядка вещей, который тебе дорог и близок» (ф. 349, папка XXI, № 2).

    Стр. 269. Катýх — хлев для телят, свиней.

    Меттерних Клемент Венцель (1773—1859) — реакционный австрийский политический деятель, вдохновитель и руководитель «Священного союза», при помощи которого он фактически управлял Европой.

    Стр. 281. «О Русь святая! Какое сердце не дрожит...» — Гундриков не совсем точно цитирует строки из стихотворения {600} В. А. Жуковского «Певец во стане русских воинов». У Жуковского:

    О родина святая,

    Какое сердце не дрожит,

    Тебя благословляя?

    Стр. 284. Шереметевы — древний дворянский род. Здесь это имя употребляется, очевидно, в связи с тем, что Шереметевы были крупнейшими помещиками, владельцами тысяч крепостных крестьян, огромнейших земельных богатств.

    Стр. 292. Марфа Посадница (XV век) — вдова новгородского посадника Борецкого, возглавившая боярскую группировку, враждебную объединительной политике русского централизованного государства.

    Стр. 299. Третье отделение стало как бы символом политики, проводимой царским самодержавием, политики подавления всего передового, честного. В Третьем отделении, заведовавшем полицией, сосредоточивались все дела по политическим процессам.

    Стр. 301. «Молва» — ежедневная газета либерального направления, издававшаяся в Петербурге (1879—1881).

    «Русские ведомости» — общественно-политическая газета (1863—1918), орган либеральных помещиков и буржуазии.

    «Московские ведомости» — газета, являвшаяся выразителем реакционной идеологии русского самодержавия; с 1863 по 1887 год ее издавал М. Н. Катков.

    Стр. 306. «Гражданин» — реакционная газета-журнал, выходившая в Петербурге с 1882 по 1887 год под редакцией князя В. П. Мещерского.

    Фармазон — искаженное: франкмасон, сокращенно масон. Масон, или франкмасон,— иначе вольный каменщик, член религиозно-философского общества, основанного в Англии в начале XVIII века по образцу средневековых строительных цехов и затем распространившегося на всю Европу. Не отрицая религии, масоны боролись с клерикализмом, были за широкую терпимость, объединяли людей разной веры и национальностей на началах братской взаимопомощи.

    Стр. 308. Кокорев Василий Александрович (1817—1889) — откупщик, крупная фигура в среде русской торговой буржуазии периода крестьянской реформы, обладатель 7 миллионов к началу 60-х годов. В период общественного подъема после Крымской войны Кокорев выступал с либеральными речами, высказывался за отмену откупов. Салтыков-Щедрин в своих сатирах едко высмеивал этого либеральствующего откупщика. {601}

    Стр. 327. «Герман и Доротея» (1797) — поэма Гете. Чтобы возвеличить тихую семейную жизнь немецкого бюргерства, Гете написал свою поэму в духе античных идиллий.

    Стр. 329. «Блажен, кто верует, — тепло тому на свете» — цитата из комедии Грибоедова «Горе от ума».

    Стр. 331. Джентри, (англ. gentry, от genteel — благородный) — английское среднепоместное обуржуазившееся дворянство, «новое дворянство», которое стало значительной общественной силой благодаря тому, что играло главную роль в органах местного самоуправления и в парламенте. Высшие слои джентри в союзе с крупной буржуазией в результате английской буржуазной революции XVII века овладели властью. Рассуждения Карамышева отражают настроения, типичные для русского либерального дворянства пореформенного времени, когда либеральная печать рекламировала «английское джентри», как средство борьбы против оскудения российского дворянского землевладения. Карамышев видит в образовании «джентри» один из путей защиты и гарантии дворянских сословных привилегий.

    Колупаев — персонаж произведения M. E. Салтыкова-Щедрина «Убежище Монрепо» (1878—1879), нарождающийся русский буржуа. Имя Колупаева стало нарицательным для обозначения капиталистического хищника.

    Стр. 336. Кармелит — член католического монашеского ордена (происходит от названия горы Кармель, где была основана в XII веке первая монашеская община).

    Бурбоны — французская королевская династия; занимала престол в Неаполе (1735—1806 и 1814—1860) и в Парме (1748—1797 и 1847—1860).

    Медичисы (Медичи) — флорентийский род, правивший во Флоренции с 1434 по 1737 год (с перерывами); банкирский дом Медичи являлся в XV веке одним из крупнейших в Европе.

    Стр. 337. Поль Веронез (собственно Паоло Кальяри, прозванный Веронезе по месту рождения в Вероне; 1528—1588) — знаменитый художник венецианской школы.

    Торвальдсен Бертель (Альберто) (1768—1844) — знаменитый датский скульптор, представитель классицизма XIX века.

    Ватто Антуан (1684—1721) — выдающийся французский живописец и рисовальщик, с творчеством которого связан один из наиболее значительных этапов развития бытовой живописи во Франции XVIII века.

    Грёз Жан Батист (1725—1805) — французский живописец. Расцвет творчества Греза относится к 50-м—началу 60-х годов XVIII ве-{602}ка, когда им была создана серия больших сюжетных композиций, изображавших «сцены домашней жизни».

    Давид Жак Луи (1784—1825) — выдающийся французский живописец времени буржуазной революции XVIII века, создатель стиля революционного классицизма в живописи.

    Сикстинская мадонна — самое совершенное создание великого итальянского художника Рафаэля.

    Стр. 338. «...фетовская «Диана». — Стихотворение А. А. Фета «Диана» из цикла «Антологические стихотворения».

    Стр. 339. «Мы одни; из сада в стекла окон...» — начало стихотворения Фета из цикла «Мелодии».

    Майков Аполлон Николаевич (1821—1897), как и Фет, принадлежал к группе русских поэтов, выступавших с лозунгом «искусство для искусства». Хотя Майков и считал, что поэзия должна служить не «злободневным» интересам, а высоким, «вечным» ценностям, вместе с тем он выступал порою против «разрушительных» действий «нигилистов». Отношение Эртеля к поэзия Майкова и Фета определялось его демократическими взглядами и полным отрицанием теории «искусства для искусства». Следуя в своем творчестве традициям классиков русского реализма, Эртель считал, что «искусство для искусства, наука для науки, прогресс для прогресса ведет к гибели общества...» (Письма А. И. Эртеля, стр. 243). Очень важно для характеристики взглядов Карамышева, что он цитирует именно Фета и Майкова.

    «...В туманах замки, песен звуки...» и т. д. — заключительные строки из стихотворения А. Н. Майкова «Гейне» (пролог), которым открывается раздел «Переводов и вариаций» из Гейне А. Н. Майкова. В споре Карамышева с Любой по поводу Гейне раскрывается противоположное отношение к творчеству великого немецкого поэта разных лагерей. Переводы из Гейне Фета и Майкова создавали одностороннее представление о творчестве крупнейшего представителя революционно-демократической литературы Германии. Реакционный лагерь пытался исказить Гейне, охарактеризовать его как сентиментального лирика, затушевать революционную направленность его творчества. Карамышев у Эртеля пытается пропагандировать взгляд на Гейне, типичный для реакционных кругов.

    Стр. 340. «Отчего под ношей крестной» и т. д. — вторая и часть третьей строф стихотворения Гейне «Брось свои иносказанья» («Laß die heilgen Parabolen») в переводе М. Л. Михайлова, русского революционного деятеля, писателя и переводчика, принадлежавшего к лагерю революционных демократов, возглавляв-{603}шемуся Н. Г. Чернышевским. Из зарубежных поэтов Гейне был самым любимым поэтом Михайлова: он перевел более 140 стихотворений Гейне, и переводил в первую очередь произведения поэта, обличающие социальную несправедливость, отмеченные резкой критикой буржуазного общества.

    Перевод Михайлова стихотворения Гейне «Брось свои иносказанья» печатался в искаженном цензурой виде. Эртель цитирует это стихотворение Гейне по изданию Гербеля 1862 года, где строки 9 и 10 были напечатаны так:

    Кто виной? Иль силе правды

    На земле не все доступно?..

    В советских изданиях М. Михайлова эти строки восстановлены в его подлинном переводе:

    Кто виной? иль воле бога

    На земле не все доступно?..

    Стр. 343. «Дитя, как цветок ты прекрасна» и т. д. — строки из стихотворения Гейне «Du bist wie eine Blume» в переводе А. Н. Плещеева.

    Стр. 344. «Прекрасная Елена» (1864) — оперетта Жака Оффенбаха (1819—1880), пародия на древнегреческие сказания о славившейся своей красотой Елене, жене царя Менелая.

    Стр. 345. Фрейлиграт Фердинанд (1810—1876) — выдающийся немецкий поэт. В 40-х годах был дружен с К. Марксом, в 1848 году стал членом Союза Коммунистов. В те же годы им были созданы лучшие его стихи, в сборнике «Çа ira» (1846) он призывал к революции.

    «Я знаю, гордая, ты любишь самовластье...» — Этой строкой начинается стихотворение Фета, печатавшееся под заглавием «Б...й», с датой 1847, июль. Стихотворение посвящено елисаветградской помещице В. А. Безродной.

    Стр. 346. Фаланстером у великого утопического социалиста Фурье называлось центральное здание, дворец «фаланги», социалистической артельной общины, основной ячейки будущего общественного устройства.

    Стр. 349. «Шаг за шагом» — роман Омулевского (псевдоним Иннокентия Васильевича Федорова, 1837—1883). Его творчество развивалось под воздействием взглядов революционных демократов. Роман «Шаг за шагом» (1870) был издан с большими цензурными купюрами.

    «Трудное время» (1865) — повесть русского писателя-демократа — Слепцова Василия Алексеевича (1836—1878). В своей по-{604}вести Слепцов нарисовал политически острую картину борьбы между помещиками и крестьянами в пореформенный период.

    Стр. 355. «Русский архив» — ежемесячный исторический журнал (1863—1917). Основателем и редактором-издателем его (до конца 1912 года) был либеральный историк П. И. Бартенев. В журнале публиковались исторические источники — преимущественно XVIII—XIX веков.

    «...замыслы верховников при Анне Ивановне...» — Анна Иоанновна, русская императрица (1730—1740), была приглашена на русский престол Верховным тайным советом, который поставил ей ряд условий — «кондиций», смысл которых заключался в ограничении самодержавия в пользу феодальной знати, олигархической верхушки, так называемых «верховников».

    Стр. 356. Борджиа — испанский дворянский род, который в XV веке переселился в Италию. Родриго Борджа, ставший папой под именем Александра VI, «прославился» главным образом своим чудовищным развратом. Борджа для достижения своих целей использовали в борьбе все средства, вплоть до предательств, убийств.

    Война Алой и Белой Розы (1455—1485) — кровавая феодальная борьба за английский престол между двумя линиями королевской династии Плантагенетов — Ланкастерской (в гербе — алая роза) и Йоркской (в гербе — белая роза).

    Людовик XIV — французский король (1643—1715), который своей политикой и немыслимым расточительством довел Францию до глубокого экономического упадка.

    Карл Десятый — французский король (1824—1830). В эпоху французской революции 1789—1793 годов возглавлял эмиграцию в ее борьбе с революцией. Вступив на престол в 1824 году, был под влиянием духовенства и реакционных элементов дворянства. Его ордонансы, отменившие избирательный закон и уничтожившие свободу печати, явились ближайшим поводом к революции 1830 года.

    Карл Второй — английский король (1660—1685), сын Карла I. С воцарением в 1660 году на английском престоле Карла II в Англии была восстановлена королевская династия Стюартов. Карл II проводил политику феодальной реакции.

    «...и дураке Якове...» — Яков II, английский король (1685—1688), преемник Карла II.

    Стр. 357. «...ультиматум-то тысяча семьсот тридцатого года...» — Имеются в виду «кондиции» «верховников» царице Анне Иоанновне. {605}

    Стр. 358. Филиппики — в переносном значении гневная обличительная речь; название политических речей древнегреческого оратора Демосфена, направленных против Филиппа II Македонского.

    Стр. 362. «Атеней» — английский журнал литературы и критики, основанный Бэкингемом и издававшийся в Лондоне с 1828 года. В журнале оценивались сочинения по литературе, философии, богословию и искусству. Помещались и статьи о России.

    «Вперед, без страха и сомненья!.. Смелей! Дадим друг другу руки.» — строки из стихотворения поэта А. Н. Плещеева (1825—1893). Плещеев, в молодости арестованный и сосланный по делу петрашевцев, в большинстве своих стихотворений, особенно раннего периода, проявил себя как выразитель стремлений прогрессивно настроенных демократических кругов. Плещеев, очень любивший молодежь, пользовался взаимной любовью передового студенчества. Его стихи, проникнутые гуманизмом, верой в светлое будущее, стихи, в которых звучали мотивы глубокого сочувствия угнетенным массам, ненависти к крепостничеству, были широко известны в среде демократической молодежи. Особенной популярностью пользовалось его стихотворение «Вперед, без страха и сомненья!» (1846), которое стало любимой революционной песней и последующих поколений.

    Стр. 367. «В пору губернских комитетов...» — В 1857 году был издан «высочайший» рескрипт об учреждении «губернских комитетов» для подготовки проектов крестьянской реформы. Создавая их, правительство фактически предоставляло помещикам полную свободу действий, делая их главными вершителями судеб крестьян, так как комитеты составлялись из губернских предводителей дворянства, выборных от уезда помещиков и двух «опытных помещиков» по назначению начальника губернии.

    Стр. 368. «...не давать его в жертву красным» — Ростовцеву и К°...» — Ростовцев Яков Иванович (1803—1860) — государственный деятель царской России, генерал-адъютант, некоторое время в молодости примыкал к декабризму, но отошел от движения и сообщил правительству о готовящемся восстании. Ростовцев принимал видное участие в подготовке «крестьянской реформы» 1861 года, будучи членом секретного и главного комитетов (1857—1858), с 1859 года был председателем редакционных комиссий, созданных для составления законопроекта об отмене крепостного права. Первоначально защищал крепостническую позицию, но под влиянием нараставшего революционного движения признал необходимость некоторых уступок, выступив за обязательное на-{606}деление крестьян землей, проведение выкупа крестьянских полевых наделов при содействии правительства, перевод крестьян на оброк, отказ от вотчинной полиции и проч. Летом 1858 года составил четыре письма Александру II, которые легли в основу политики правительства в крестьянском вопросе с 1859 года.

    Стр. 369. «...предвосхитил Щедрина...» — Имеется в виду «Убежище Монрепо», произведение Салтыкова-Щедрина, печатавшееся в «Отечественных записках» в 1878—1879 годах.

    Цинциннат Люций Квинций — римский политический деятель и полководец; был консулом (460 год до н. э.) и диктатором (458 и 439 годы). Его называли гражданином, служащим отечеству «мечом и плугом», так как он от своих государственных обязанностей всякий раз возвращался к земледельческому труду.

    «Телемахида» (1766) — поэма Тредиаковского Василия Кирилловича (1703—1769), перевод гекзаметром прозаического романа французского писателя Фенелона «Приключения Телемака», Трудно переоценить заслуги Тредиаковского, поэта и ученого, перед русской литературой. Новиков, Радищев, Пушкин отмечали их. Но архаическая лексика «Телемахиды» и некоторая утяжеленность стиха вызывали насмешки современников.

    Хвостов Дмитрий Иванович, граф (1757—1835), стяжавший в литературе славу бездарного поэта. Он сам скупал свои сочинения.

    Стр. 370. Бутеноп — владелец магазина сельскохозяйственных машин.

    Стр. 371. Иоанн Калита — московский князь Иван Данилович (1325—1341), получивший в народе прозвище Калиты (старинное русское народное название денежной сумки или мешка).

    Стр. 375. Мак-Магон (1808—1893) — маршал, бывший в 1873— 1879 годах президентом Французской республики, клерикал и антиреспубликанец, замышлявший реставрацию Бурбонов. В 1871 году, стоя во главе версальцев, играл активную роль в подавлении Парижской Коммуны.

    Стр. 389. Прудон Пьер Жозеф (1809—1865) — французский мелкобуржуазный публицист и социолог, один из основоположников анархизма. В книге «Что такое собственность?» (1840) Прудон критиковал право частной собственности, утверждая, что «собственность — это кража». Но Прудон был непоследователен: критике он подвергал лишь капиталистическую крупную частную собственность, отстаивая мелкую.

    Стр. 396. Буфф — петербургский частный театр легкого, опереточного жанра. Он помещался на Александринской площади, {607} рядом с Александринским театром, почему Моргуниха и называет одновременно «Александринку» и «Буфф».

    Стр. 396. Берг. — «Театр Берга» существовал в Петербурге с 1869 по 1876 год. Содержателем его был В. Берг — «гамбургский уроженец». Основой репертуара театра были шансонетки, канкан и интермедии.

    Стр. 397. «Приди в чертог ко мне златой...» — ария из популярной в свое время русской переделки венской волшебной оперы «Фея Дуная» (автор переделки Н. С. Краснопольский). Оперу в Петербурге давали по частям, всего было 4 части. Первая часть оперы под названием «Русалка» (музыка венского композитора Ф. Кауера, отдельные номера русского композитора С. И. Давыдова) была первый раз поставлена в Петербурге 26 октября 1803 года. П. Арапов говорит об успехе первой части оперы: «Опера «Русалка», несмотря на всю нелепость своего содержания, произвела фурор, и в Петербурге только что и говорили об ней и повсюду пели из нее арии и куплеты: «Приди в чертог ко мне златой!», «Мужчины на свете, как мухи, к нам льнут» и «Вы к нам верность никогда не хотите сохранить»; эти арии были в большой моде, и повторялось представление «Русалки» через день...» См. также Пушкин, «Евгений Онегин», гл. II, строфа XII.

    «Мадам Анго» — оперетта французского композитора Шарля Лекока (1832—1918) «Дочь мадам Анго» (1872).

    «Герцогиня Герольштейнская» — оперетта Жака Оффенбаха (1819—1880), в которой под этим именем выводится Екатерина II и изображаются ее любовные похождения и нравы ее двора.

    Жюдик — опереточная артистка петербургских кафешантанов и увеселительных садов, пользовавшаяся колоссальным успехом в 1870-х годах.

    Стр. 407. Григорович Дмитрий Васильевич (1822—1899) — русский писатель. В повестях «Деревня» (1846) и «Антон Горемыка» (1847) правдиво изобразил жизнь крепостных крестьян.

    «Лучия Ламермурская» — «Лючия ди Ламмермур» (1835) — опера Гаэтано Доницетти (1797—1848), популярного итальянского оперного композитора. В 1859 году в роли Лючии дебютировала А. Патти, знаменитая итальянская певица, выступавшая в Петербурге и в Москве.

    Гольбейнова Мадонна — картина «Мадонна бургомистра Мейера» (1525—1526), принадлежащая кисти Ганса Гольбейна Младшего (1497—1543), выдающегося живописца и графика эпохи Возрождения. {608}

    Стр. 409. Проспер и Калибан — действующие лица «Бури» (1611), пьесы Вильяма Шекспира.

    Стр. 410. Мессия — в иудаизме «спаситель», который якобы должен быть послан богом с целью уничтожения зла на земле.

    Стр. 412. Шиньон — накладка из волос, бывшая в моде в 50-х годах XIX века.

    Жанр. — В изобразительном искусстве термин «жанр» употреблялся для условного обозначения бытового жанра. Жанрист — художник, изображающий современный ему быт.

    Стр. 413. Мальтус Томас Роберт (1766—1834) — английский реакционный буржуазный экономист, священник. Для него, по словам К. Маркса, «характерна глубокая низость мысли» (К. Маркс. Теории прибавочной стоимости, ч. II, М., Госполитиздат, 1957, стр. 110). Согласно «теории» Мальтуса, не экономические условия капитализма вызывают перенаселение и нищету трудящихся, а коренящийся в самой природе абсолютный недостаток средств существования. По мнению Мальтуса, производство средств существования увеличивается лишь в арифметической прогрессии, а рост народонаселения происходит в геометрической прогрессии. Согласно своей человеконенавистнической, звериной философии, Мальтус оправдывал войны и эпидемии, рассматривая их как средство сокращения численности населения.

    Леруа-Болье — вероятно, Леруа-Болье Пьер Поль (1843—1916), французский экономист, по своим политическим взглядам либерал, автор целого ряда работ — в частности, руководства по финансовой науке, книг «Рабочий вопрос» (1872), «Исследования экономические, исторические и статистические по поводу современных войн» (1869) и многих других. В сочинении «Коллективизм» Леруа-Болье с ожесточением выступил против Карла Маркса.

    Гарнье Жозеф (1813—1881) — французский экономист, в вопросе о народонаселении примыкал к Мальтусу.

    Курселль-Сенель Жан Густав (1813—1892) — французский экономист, поборник индивидуалистических идей.

    Мак-Куллох Джон Рамсей (1789—1864) — английский экономист, профессор политической экономии в Лондоне, один из представителей «вульгарной» политической экономии.

    Сей Жан Батист (1767—1832) — французский буржуазный экономист, родоначальник «вульгарной» политической экономии.

    Смит Адам (1723—1790) — один из крупнейших представителей английской классической буржуазной политической экономии. Карл Маркс характеризовал Смита как «обобщающего экономиста обобщающего периода» («Капитал», т. 1, 1955, стр. 356). {609}

    Стр. 413. Рикардо Давид (1772—1823) — выдающийся английский экономист, в трудах которого нашла свое завершение классическая буржуазная политическая экономия в Англии. Главное произведение Рикардо — «Начала политической экономии и податного обложения» (1817).

    Стр. 414. «Милль с примечаниями». — Н. Г. Чернышевский в своих примечаниях к главной экономической работе Дж. Ст. Милля — «Основания политической экономии с некоторыми приложениями их к социальной философии» подверг блестящей критике его экономические воззрения.

    Стр. 437. Амалат-Бек — герой одноименной романтической повести Марлинского (Александра Бестужева, 1797—1837). Повесть была написана в 1832 году.

    Стр. 438. Корф Николай Александрович (1834—1883) — видный русский педагог и методист, прогрессивный деятель народного образования.

    Ушинский Константин Дмитриевич (1824—1871) — великий русский педагог, один из основоположников русской педагогической науки и народной школы в России, автор книг для первоначального обучения, по которым в течение многих десятилетий учились десятки миллионов детей.

    Стр. 445. «Методика» Евтушевского — «Методика приготовительного курса алгебры» (1876) Евтушевского Василия Андриановича (1836—1888), русского математика-методиста.

    Стр. 453. «Ах, усни, моя доля суровая! Крепко закроется крышка сосновая...» и т. д. — вторая строфа стихотворения «Вырыта заступом яма глубокая» (1860) поэта И. С. Никитина (1824—1861), по определению А. М. Горького, «поэта... яркого и социально-значительного». «Вырыта заступом яма глубокая» было одним из самых популярных стихотворений Никитина, неоднократно перекладывалось на музыку. «Офицерша» цитирует первую строчку стихотворения не совсем точно. У Никитина:

    Что же? усни, моя доля суровая!..

    Стр. 497. Фатум (fatum) — рок, судьба. Фатализм — идеалистическая теория, согласно которой все предопределено неведомой силой — роком.

    Стр. 502. «Жизнь за царя» — заглавие, заменившее по приказу свыше авторское название оперы «Иван Сусанин» (1836) М. И. Глинки (1804—1857).

    «Тангейзер» — опера Рихарда Вагнера (1813—1883); опера была создана в 1845 году. {610}

    Стр. 513. — «Dahin, dahin, wo die Zitronen blühen ...» — строка из стихотворения Гете «Миньона».

    Стр. 518. «Русь» — газета, основанная в Москве И. С. Аксаковым; выходила под его редакцией с 1880 года. Газета была выразительницей славянофильских взглядов Аксакова.

    Стр 531. «...циркуляр г. Макова...» — Маков Лев Саввич (1830—1883), реакционный государственный деятель, в 1879— 1880 годы был министром внутренних дел. Имеется в виду опубликованный Маковым циркуляр, в котором «разъяснялось», что надежды крестьян на получение новых земельных наделов необоснованны.

    Стр. 534. «...с самых времен Чулкатурина...» — Чулкатурин — герой повести И. С. Тургенева «Дневник лишнего человека» (1850). {611}

    1 «Письма А. И. Эртеля», М., 1909, стр. 9.

    2 К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, т. XXII, стр. 468.

    1 Н. Щедрин (М. Е. Салтыков), Полное собрание сочинений, т. VIII, М., Гослитиздат, 1937, стр. 67. (Курсив мой. — Я. Б.)

    1 В. И. Ленин, Сочинения, т. 10, стр. 230.

    2 В. И. Ленин, Сочинения, т. 13, стр. 81.

    3 В. И. Ленин, Сочинения, т. 17, стр. 85.

    1 Александр Фадеев, Субъективные заметки. — «Новый мир», 1957, № 2, стр. 214.

    2 В. Г. Белинский, Полное собрание сочинений, т. IX, М., изд. АН СССР, 1955, стр. 351.

    1 Чертков читал «Гардениных» по мере их публикации отдельными главами в журнале.

    2 «Письма А. И. Эртеля», М., 1909, стр. 124.

    3 Н. К. Михайловский, Полное собрание сочинений, т. VI, СПб., 1909, стр. 971.

    1 «Памяти Виктора Александровича Гольцева», М., 1910, стр. 231—232.

    1 «Письма А. И. Эртеля», М., 1909, стр. 290.

    1 «Письма А. И. Эртеля», М., 1909, стр. 348.

    1 Испорченный ребенок (франц.).

    1 Моя дорогая (франц.).

    2 Мой друг (франц.).

    1 Фу! (франц.).

    1 Маленький заливчик. (Прим. автора.)

    1 Монастырь в Воронежском уезде. Летом там бывает значительная конская ярмарка, которая, впрочем, год от году теряет значение, подобно и знаменитой ярмарке Лебедянской. (Прим. автора.)

    1 Навес. (Прим. автора.)

    1 Род брезента. (Прим. автора.)

    2 Играет. (Прим. автора.)

    3 Часть риги, в которой ходят лошади, приводящие в движение молотилку. (Прим. автора.)

    1 Бестолковый, взбалмошный, вздорный. Кажется — местное. (Прим. автора.)

    1 Даровой надел. (Прим. автора.)

    2 Село в Бобровском уезде с известным конским заводом. (Прим. автора.)

    1 Станичная — изба, у которой собираются сельские сходы и где сосредоточивается сельская администрация. (Прим. автора..)

    1 Алёшка — лакей. Слово это, кажется, свойственно всей крестьянской России. (Прим. автора.)

    2 Распек. (Прим. автора.)

    1 Смысл жизни (франц.)

    1 Ямки. (Прим. автора.)

    1 Кислица настурцевидная (лат.).

    1 В святцах: Поплий. (Прим. автора.)

    1 Самоуправление (англ.).

    1 Нищий, бедняк (итал.).

    1 «Отверженные» (франц.) — роман В. Гюго.

    1 До свидания (франц.).

    1 «Марсельеза» (франц.).

    1 По-королевски (франц.).

    2 По-татарски (франц.).

    3 Несчастный (франц.).

    1 Первой ночи (лат.).

    2 По собственному побуждению (лат.).

    1 Так проходит земная слава (лат.).

    2 Конец венчает дело (лат.).

    1 Человеку свойственно ошибаться (лат.).

    2 Фактически (лат.).

    3 Без гнева и пристрастия (лат.).

    4 Если хочешь мира, готовься к войне (лат.).

    1 Что и требовалось доказать (лат.)

    1 Нечаянно. (Прим. автора.)

    1 Дешевый сорт селедок.

    1 Вид коньяка (франц.).

    1 Ешь, пей, веселись (лат.).

    2 По обязанности (лат.).

    3 По доброй воле (лат.).

    4 Доколе же, наконец!.. (лат.).

    1 По когтю льва, по ушам осла (лат.).

    2 Я вас! (лат.).

    3 Здесь цепенеет вода (лат.).

    1 Упадет в Сциллу, кто хочет избежать Харибды (лат.).

    2 Ничто человеческое мне не чуждо (лат.).

    1 Наподобие Генриха IV (франц.).

    1 Снимем шкуру. (Прим. автора.)

    1 Вевé — город в Швейцарии.

    1 Беспорядки, недоразумение, ерунда. (Прим. автора.)

    2 Судебный следователь. Иногда, впрочем, так называют и судебного пристава. (Прим. автора,)

    1 Сольфеджио (итал.).

    1 Жемчужно-матового (франц.).

    1 Прощай (итал.).

    1 Туда, туда, где цветут лимоны (нем.).

    1 Шабры — соседи. (Прим. автора.)

    1 Между нами, между нами (франц.)

    1 Марево, мираж. (Прим, автора.)

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 29      Главы: <   24.  25.  26.  27.  28.  29.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.