Глава I. ОСОБЕННОСТИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ КОНСТАНТИНОПОЛЯ В НАЧАЛЕ VI в. - Константинополь в VI веке. Восстание Ника - А. А. Чекалова - Восточная история - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 18      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11. > 

    Глава I. ОСОБЕННОСТИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ КОНСТАНТИНОПОЛЯ В НАЧАЛЕ VI в.

    Не будет преувеличением сказать, что история Константинополя есть история самой Византийской империи. Город на берегу Босфора стал центром политической жизни империи с начального периода оформления Византии как самостоятельного государственного образования, и это во многом определило его дальнейшее развитие. Присутствие императорского двора, сановной аристократии и многочисленных государственных чиновников ставило Константинополь в особое положение по сравнению с другими городами ранней Византии. Являясь в то же время значительным экономическим центром, он по своему типу принадлежал к крупным городам (μεγαλοπόλείζ) [132], но среди подобных городов в VI в. лишь Александрия могла соперничать с ним как культурный центр и крупный торговый город, в то время как Антиохия и Рим уже значительно ему уступали [176, с. 112].

    Константинополю посвящена богатая литература. Немало работ написано о его топографии 1, его изучают как важный центр экономической, политической и культурной жизни империи [295; 178; 212] 2: исследуются состав [136, с. 11—45] и численность проживавшего в нем населения [225, с. 81—109], вопросы снабжения города хлебом и водой, развлечения, жилищная проблема и т. п. [86, с. 115 и сл.; 235, т. II, с. 695 и сл.; 145, с. 54—63].

    Нельзя не признать, однако, что экономическая история Константинополя VI в., как, впрочем, и более раннего времени, еще ждет специального исследования. Хозяйственная жизнь столицы того периода по традиции либо рассматривается в контексте общей экономической истории Византии VI в., либо используется в качестве сравнительного материала при изучении более поздней эпохи.

    Так, Н. В. Пигулевская, характеризуя ремесло и торговлю ранней Византии, привлекает и материал, относящийся к Константинополю [77; 81; 79]. Торговые связи столицы, пошлины, монополии, масштабы использования рабского труда нашли свое отражение в работах З. В. Удальцовой [54, с. 228—245; 107; 106]. Г. Л. Курбатов, рассматривая особенности развития ранневизантийского города в целом и выясняя специфику развития крупных городов империи, уделил значительное внимание и Константинополю, его ремесленному производству, положению отдельных групп ремесленников, торговле с другими городами и странами [54, с. 106—110; 63; 64, с. 80 и сл.]. Ряд вопросов ремесла и торговли Константинополя затрагивает в своих работах И. Ф. Фихман. Особый интерес представляют его наблюдения о государственных мастерских [112, с. 144 и сл.].

    Активно использовал материал, относящийся к Константинополю VI в., М. Я. Сюзюмов в разрабатывавшихся им в весьма широком хронологическом аспекте концепциях рабства, наемного труда, предпринимательства, экономики пригородов крупных городов в Византии [91; 90; 94; 96]. Много ценных конкретных замечаний по экономике Константинополя VI в. сделано М. Я. Сюзюмовым и в его комментарии к «Книге эпарха» [6, с. 101 и сл.].

    Среди довольно многочисленных зарубежных исследований по истории византийского города, имеющих непосредственное отношение к экономической истории Константинополя, следует назвать в первую очередь известную работу Э. Кирстена [243] и статью общего характера Ф. Дэльгера [176, с. 107—139]. Вопросы управления государственными мастерскими, налогообложения, сбора пошлин, монополий рассмотрены И. Караяннопулосом [239, с. 60— 61, 71, 168, 179—180, 235 и т. д.]. Степень применения рабского и свободного труда в ремесле исследовалась в статьях И. Хана [207, с. 31 и сл.] и А. Джонса [236, с. 13—14]. Внимание А. Джонса привлекли также оружейные мастерские Константинополя и организация торговли шелком [235, т. II, с. 834 и сл., 862]. О производстве шелка и чеканке монет писал Р. Лопес [255; 251]. Торговые связи Константинополя анализировались в работах А. Льюиса [249, с. 3—53], Л. Бульнуа [141, с. 119—120, 138—141], И. Миллера [271, с. 119, 149—150]. Организация морской торговли рассмотрена Ж. Руже [288]. Таможне и таможенным сборам в Константинополе VI в. посвящена статья Э. Арвейлер [122] и один из разделов монографии Э. Антониадис-Бибику [125, с. 75—95].

    Все эти исследования, бесспорно, имеют большое значение для изучения экономики Константинополя ранневизантийского времени. Тем не менее назревает, по-видимому, необходимость в комплексном исследовании экономической истории столицы VI в. с использованием того значительного материала, который содержится в Corpus Juris Civilis, житиях святых и других источниках.

    Не ставя перед собой столь обширной задачи, которую можно решить лишь в рамках специальной монографии, мы в данной главе все же попытаемся дать по возможности полную картину экономического развития Константинополя в начале VI в., сосредоточив главное внимание при этом на тех кардинальных особенностях этого развития, которые предопределили политику Юстиниана в первые годы его правления и, таким образом, оказались одной из непосредственных причин восстания Ника.

    ***

    То, что Константинополь VI в. был одним из крупнейших городов империи и являлся значительным центром ремесла и торговли, до недавнего времени считалось фактом бесспорным и общепризнанным. Тем не менее А. Джонс, автор фундаментальной работы по истории Поздней Римской империи, выступил с утверждением, что Константинополь IV—VI вв. не имел важных отраслей ремесленного производства и, несмотря на выгодное географическое положение, не являлся торговым центром. Своим блеском и величием город был обязан, по мнению исследователя, исключительно присутствию двора и правительства [235, т. II, с. 688]. Точка зрения А. Джонса при всей своей оригинальности едва ли имеет под собой серьезные основания и, более того, явно противоречит источникам 3. Уже как резиденция императора столица располагала целым рядом ремесленных мастерских, которые удовлетворяли нужды двора. Согласно Кодексу Юстиниана, в Константинополе существовали ткацкие мастерские по производству льна (linyphia) [17, XI, 8 (7), 13, 14; XI, 9(8), 2], шерсти и шелка (gynaecia) [17, XI, 8 (7), 2; XI, 9(8), I] 4, красильные мастерские (baphia) [17, XI, 8(7), 2; XI, 9 (8), 3—5], мастерские по производству предметов роскоши [17, XI, 9 (8), 2]. К тому же столица обслуживала нужды не только двора, но и всего государства, производя оружие [33, нов. 85] и чеканя монету [33, эдикт XI, гл. I].

    Все эти мастерские являлись государственными и находились под особым контролем правительства. Работающие в них ремесленники образовывали государственные корпорации (Δημοσία σωματεϊα), в которые мог попасть далеко не каждый. Для того чтобы стать членом подобной корпорации, необходимо было достичь определенного возраста, обладать способностями к ремеслу и, сверх того, происходить из семьи такого же ремесленника — члена корпорации (...έκ γένους ών τοιούτου καί ήλικίας καί τέχνης έστίν έπιτήδειος) [17, XI, 8 (7), 16] 5.

    Но, раз оказавшись в государственной корпорации, ремесленник навсегда прикреплялся к ней, и его не могло освободить даже получение какого-либо звания (...nec dignitatis cuiuscumque privilegio ab huiusmodi conditione liberari) [17, XI, 8 (7), l]. Лишь в случае, если работник подыскал себе подходящую замену, он мог освободиться от своего занятия [17, XI, 8 (7), 13].

    В мастерских, производящих шерстяную и шелковую одежду, гинециариями работали целые семьи; свободная женщина, вышедшая замуж за гинециария, разделяла положение мужа [17, XI, 8 (7), 13].

    Первоначально ткачеством занимались только женщины, свободные и рабыни, на женской половине дома (отсюда и название «гинекей»). Со временем, однако, ткачество, особенно шелковых тканей, стало преимущественно мужским занятием [255, с. 6, примеч. 3; 321, с. 659; 112, с. 37—38]; женщины, по всей видимости, выполняли менее квалифицированную работу, поскольку в случае их укрывательства полагался меньший штраф, чем за ремесленника-мужчину [255, с. 6]. Вопрос о разделении труда в шерстяных мастерских пока еще неясен. Известно лишь, что в более ранний период мужчины готовили волокна, а женщины их пряли. Льняную же одежду ткали женщины [321, с. 659].

    Положение, в котором находились жены гинециариев, не было характерным для жен работников других государственных мастерских. Во всяком случае, женщина, вышедшая замуж за монетария, не теряла своей свободы (Edicimus, ne qua mulier splendidioris gradus monetarii adhaerens consortio decus nativae libertatis amittat [17, XI, 8 (7), 7]). Стремясь удержать ремесленников в государственных мастерских, правительство издает ряд соответствующих постановлений, которые сурово наказывали лиц, укрывавших беглых ремесленников. За сокрытие беглого гинециария (ех familia gynaecii) полагался штраф в пять либр золота, а раба-ткача — в три либры [17, XI, 8 (7), 5, 6] 6, что намного превышало стоимость раба, знающего ремесло. Столь строгие меры были, по всей видимости, вызваны ростом частных мастерских по производству шерсти и шелка, хозяева которых в погоне за рабочими руками охотно принимали у себя бежавших из государственных мастерских ремесленников, а нередко просто сманивали их.

    Из приведенного выше текста закона [17, XI, 8 (7), 6] следует, что работниками государственных мастерских являлись рабы (textrini nostri mancipia). В конституции императоров Валентиниана, Феодосия и Аркадия, составленной в 389 г. и воспроизведенной в Кодексе Юстиниана, прямо говорится о существовании государственных рабских мастерских (...si qui publicorum servorum fabricis...) [17, VI, 1, 8]. Но наряду с рабами в этих мастерских было немало и свободных. К последним Р. Лопес относит монетариев, которые, по его мнению, получили свободу к середине III в. [251, с. 3]. А. Джонс считает свободными оружейников [232, с. 190], в то время как ткачи, красильщики, ловцы пурпуровых раковин являлись, по его мнению, рабами [232, с. 189; 235, т. II, с. 836] (ср. [255, с. 4]).

    Среди оружейников и монетариев, несомненно, имелись свободные люди. Едва ли были рабами те монетарии, которые получили какое-либо звание (dignitas), на что справедливо указал И. Хан [207, с. 31] 7. Но вряд ли полностью правомерно предложенное Р. Лопесом и А. Джонсом разделение ремесленников государственных мастерских на рабов и свободных в зависимости от их ремесла. Известно, что среди оружейников и монетариев были не только свободные, но и рабы, которые образовывали там особые группы [207, с. 33; 68, с. 29—33]. С другой стороны, ловцы пурпуровых раковин (murileguli), получившие звание (dignitas), определенно были свободными [207, с. 31]. Разумеется, не становились рабами и те куриалы, которые начали заниматься ловлей пурпуровых раковин [33, нов. 38, гл. VI] 8.

    Таким образом, среди ремесленников государственных мастерских могли быть и свободные и рабы.

    В литературе последних лет наблюдается тенденция к отождествлению фактического положения свободных и рабов государственных мастерских. А. Джонс, например, считает этих рабов de facto свободными. Он отмечает, что рабы могли жениться, иметь семью, собственность [232, с. 189] 9. Однако положение рабов государственных мастерских в данном случае ничем не отличалось от положения других категорий рабов, и их право на семью и собственность являлось не столько показателем их фактической свободы, сколько отражением эволюции института рабства в целом [107 с 20—27; 69, с. 66—67].

    К точке зрения А. Джонса близок И. Хан, который полагает, что и рабы, и свободные работники государственных мастерских образовывали некую единую правовую категорию 1207, с. 32]. Но, как справедливо отметил И.Ф. Фихман, свободные продолжали оставаться юридически свободными, а рабы — рабами, что, несомненно, сказывалось в конкретных жизненных ситуациях [112, с. 61—62, примеч. 333].

    Как бы то ни было, положение и тех и других было весьма тяжелым, и включение в Кодекс Юстиниана статей, закреплявших ремесленников за государственными мастерскими и сохранявших принудительное наследование ремесла, свидетельствует о том, что император намеревался сохранить в городах Византии, и в первую очередь в Константинополе, слой бесправных перед лицом государственной власти и постоянно терпевших угнетение и унижение ремесленников.

    Государственные мастерские находились в ведении высоких должностных лиц. Так, ткацкие и красильные мастерские, монетный двор контролировались комитом священных щедрот [17, XI, 8 (7), 5, 11, 12, 13, 14; 9 (8), 1, 4, 5; 239, с. 60—61; 321, с. 652]. Во главе гинекеев и вафий (красильных мастерских), а также мастерских, чеканивших монету, стояли особые прокураторы (procuratores gynaeciorum, procuratores baphiorum, procuratores linyfiorum, procuratores monetarum) [17, XI, 8 (7), 2, 14; 32, с. 30; 239. с. 60—61]. Они занимали свою должность не более двух лет и осуществляли функции представительства; технической стороной дела руководили лица, избранные из числа самих ремесленников [321. с. 652—654].

    Прокураторы гинекеев и вафий получали свою должность, уплатив особый сбор — суффрагий (...suffragiis abstineant, per quae memoratas administrationes adipiscuntur) [17, XI, 8 (7), 2]. Это давало возможность получить должность прокуратора самым различным людям. В законе от 333 г. говорилось о прокураторах, которые присваивают имущество императора (per quos et privata substan-tia nostra tenuatur) и по вине которых во время окраски портятся изделия, сотканные гинециариями. Нередко прокураторы, получив должность, уклонялись от уплаты полагающейся суммы (sufiragiis abstineant). В этом случае закон предписывает нерадивых прокураторов предать казни (gladio feriantur) [17, XI, 8 (7), 2].

    Это постановление, столь явно свидетельствующее о злоупотреблении чиновников своим положением, не потеряло злободневности и в VI в., найдя свое место в Кодексе Юстиниана. Воспроизведение данного рескрипта в «Своде гражданского права» показывает вместе с тем, что правительство Юстиниана стремилось сохранить, а по возможности и усилить жесткую регламентацию и контроль над государственными мастерскими, в частности над производством шерстяной и шелковой одежды. Производство одежды из высокосортного шелка и окраска тканей в любые оттенки пурпура вообще были объявлены прерогативой государства и запрещались частным лицам; им также не разрешалось ношение и производство некоторых видов драгоценностей. По закону императора Льва, приведенному в Кодексе Юстиниана, не разрешалось украшать жемчугом, изумрудами и гиацинтами пояса, уздечки и седла. Военную одежду вообще нельзя было украшать чем-либо, кроме золота. За нарушение закона полагался штраф в 50 либр золота. Украшения, предназначенные специально для императора, изготовляли дворцовые ремесленники (artificii palatini), их запрещалось производить в частных долах или мастерских. Нарушение закона каралось штрафом уже в 100 либр золота [17, XI, 12 (11)].

    На практике, по-видимому, эти законы (судя хотя бы по тому, что они переиздавались) нередко нарушались. В «Тайной истории» Прокопий упрекал стасиотов за то, что они носили одежду значительно более пышную, чем это требовало их положение [35, т. III, VII, II]. Включая указанные конституции в свой Кодекс, Юстиниан, по всей вероятности, хотел (как и тогда, когда он запрещал укрывательство и сманивание государственных ремесленников) сдержать частное производство дорогих тканей и особого рода драгоценностей и таким путем укрепить силу и авторитет императорской власти.

    Под контролем государства находилось и производство оружия, хотя и в этой сфере случались отклонения от закрепленных законом норм. Во всяком случае, из вышедшей вскоре после восстания Ника новеллы 85 явствует, что ремесленники не всегда сдавали изготовленное оружие в государственный арсенал, но при случае продавали его частным лицам. Оружие производилось в различных городах империи как в государственных мастерских (fabricae), так и отдельными ремесленниками (баллистариями и др.) [33, нов. 85, гл. II—III]. Свои оружейники имелись, по всей видимости, ив военных лагерях и крепостях 10. Одним из основных центров производства оружия в VI в. являлся Константинополь, где изготовлялись самые разнообразные его виды — луки, мечи, копья, стрелы, щиты, шлемы и т. д. [33, нов. 85, гл. IV]. Как полагает Э. Арвейлер, в Константинополе делали и вооружение для военных судов [121, с. 424].

    В производстве оружия существовал определенный стандарт (хотя он по временам и нарушался, насколько это явствует из гл. II, 85-й новеллы), должны были соблюдаться и определенные количественные нормы. Так, до 374 г. в Антиохии один барбарикарий делал за месяц шесть бронзовых шлемов и украшал восемь шлемов серебром и золотом, в то время как константинопольский барбарикарий делал шесть шлемов и украшал три; законом 374 г предписывалось, чтобы константинопольские мастера выполняли ту же норму, что и антиохийские [235, т. II, с. 835].

    Так же как и ремесленники других государственных мастерских, оружейники навсегда прикреплялись к своей профессии. Чтобы помешать их побегу, им выжигали на руке особые знаки — стигматы [17, XI, 10(9), 3].

    Оружейные мастерские находились в ведении магистра оффиций [17, XI, 10(9), 2,3,6,7; 33, нов. 85; 138, с. 87; 165]. Непосредственным начальником мастерской являлся примикерий (primicerius fabricae), который через два года службы, получив в качестве вознаграждения почетную должность протектора, освобождался от прежней обязанности [17, XI, 10 (9), 2; 235, т. II, с. 835]. Максимальный срок службы для примикерия оружейной мастерской, как мы видим, был таким же, что и для прокураторов шелкоткацких и прочих государственных мастерских. Ограничения в сроках их деятельности были, по всей видимости, вызваны стремлением избежать столь частых в те времена злоупотреблений должностью.

    Помимо указанных выше мастерских в Константинополе имелись государственные хлебопекарни (pistrina publica), где выпекался хлеб из привезенного из Египта зерна. По данным Notitia dignitatum, в столице насчитывалось 120 пекарен [32, с. 243].

    Весьма развито было в Константинополе судостроение — как государственное, так и частное. VI век явился периодом интенсивного развития кораблестроения на верфях византийской столицы. Значительный флот пришлось создать императору Анастасию, чтобы успешно противостоять мятежному Виталиану, который располагал 200 судами [249, с. 19—20]. Еще больше кораблей требовалось Юстиниану, готовившемуся к обширным завоеваниям на Западе. Значительного количества судов требовали и возросшие масштабы перевозок хлеба для снабжения Константинополя.

    В столице были две крупные судостроительные верфи: одна — в Неории, другая—в XIII регионе (в северной части Золотого Рога), т. е. там, где в Notitia dignitatum обозначена navalia. Эта верфь позднее получила название έξάρτυσις и стала служить исключительно для создания государственного, точнее, военного флота [121, с. 429— 432] 11.

    В Константинополе имелись и специальные мастерские для изготовления весел — τά κωπάρια. Как полагает Р. Гийан, во времена Юстиниана они располагались на месте старого порта Византия — Неория [203, т. II, с. 131] 12. Подобные мастерские были, по всей вероятности, и в Сиках, где существовал квартал, называемый τα κωπάρια [33, нов. 159, предисл.].

    Наряду с государственными мастерскими в Константинополе имелось множество рассеянных по всем 14 регионам города мастерских свободных ремесленников [33, нов. 43]. Сколь велико было их общее число, можно заключить на основании некоторых данных, приведенных в законодательстве. Из 43-й новеллы Юстиниана мы узнаем, что от каждой торгово-ремесленной корпорации выделялось определенное количество мастерских (эргастириев), доходы от которых шли на нужды главной церкви Константинополя — храма св. Софии. От уплаты налогов государству эти эргастирии, точнее, их владельцы-ремесленники, учитывая их обязанности, были освобождены. А насчитывалось их 1100 [33, нов. 43, предисл.]. Кроме того, торгово-ремесленные корпорации поставляли определенное количество лиц, обеспечивавших пожарную охрану Константинополя, — так называемых коллегиатов. Находились они в 13 регионах столицы, и, по данным Notitia dignitatum, их было 560 [32, с. 243]. Ко времени Юстиниана коллегиаты насчитывали уже 563 человека [17, IV, 63, 5] 13. Как и владельцы упомянутых выше 1100 эргастириев, коллегиаты также не платили налогов. Насколько же велико было общее число эргастириев столицы, если только освобожденных от государственных податей лавок и мастерских насчитывалось 1663. Можно с полной очевидностью утверждать, что Константинополь стал к тому времени подлинным центром свободного ремесла.

    Разнообразен и обширен был круг ремесел, где показывали свое умение многочисленные свободные ремесленники византийской столицы. Были в Константинополе мастерские по обработке металлов, о чем свидетельствует 85-я новелла, в которой, в частности, говорится об изготовлении в столице ножей [33, нов. 85, гл. IV]. В «Чудесах св. Артемия» упоминаются χαλκεύς и χαλκοτύπος, причем в первом случае речь определенно идет о кузнеце, в мастерской которого, находившейся в портике Домнина, имелись горн, мехи, молот и наковальня [43, с. 36—39].

    Одним из основных видов ремесла в Константинополе являлось, по всей вероятности, ткацкое производство. Уж само существование запретов на изготовление одежды из высокосортных тканей частным лицам, а также законы против укрывательства и сманивания свободных ремесленников и рабов-ткачей государственных мастерских по выделке шерстяных и шелковых тканей говорят о наличии в городе и частных ткацких эргастириев. О существовании в Константинополе частных ткацких мастерских, в которых использовался труд наемных рабочих, прямо говорится в житии св. Авксентия [45, кол. 1384].

    Гончары, работавшие в столице, изготовляли разнообразные керамические изделия, часть которых дошла до наших дней.

    Были в Константинополе кожевники (οϊ βυρσες), об одном из которых упоминается в «Чудесах св. Артемия» [43, с. 36—37]. Изготовлением обуви занимались οϊ ζαγγάριοι, располагавшиеся в особом квартале — τά ζαγγάρια, о чем поведал нам Феофан [41, с. 181 ] 14.

    Обитали в столице и скорняки, квартал которых (τά γουνάρια) находился недалеко от Августеона [16, с. 623].

    На высоком уровне стояло ювелирное дело. В Константинополе было немало искусных мастеров по золоту, позолоте, драгоценным камням [17, X, 64, 1].

    Положение столицы предъявляло высокие требования к масштабам и качеству строительного дела в Константинополе. Правда, в конце V — начале VI в. общественное строительство не имел» такого размаха, как в эпоху Феодосия II, однако частное строительство велось в это время весьма интенсивно. На средства знати возводились церкви, монастыри, странноприимные дома и, конечно, особняки [41, с. 151; 132, с. 9, 12—13; 170, с. 512—513].

    В строительстве широко применялась система подрядов, являвшаяся наиболее распространенной формой наемного труда в Византии [95, с. 34—37]. Подрядчик обычно обговаривал все условия с работодателем, а затем набирал нужных ему работников. Он мог быть влиятельным лицом и, как правило, действовал через нескольких субподрядчиков, бравшихся за выполнение определенных частей или видов работы. Многогранность работ при выполнении сложных подрядов, таких, как постройка церкви или дворца, требовала привлечения мастеров самых различных специальностей, притом высококвалифицированных: проектировщиков и планировщиков, инженеров, скульпторов, мозаичистов, лепщиков по гипсу, камнерезов и, наконец, непосредственно строителей — каменщиков, маляров, плотников и т. д. Кроме того, в работу вовлекалась масса чернорабочих-поденщиков, которых набирали из пришлого, в основном крестьянского, населения [95, с. 43—44].

    Система строительного дела была тщательно разработана, а корпорации строителей пользовались определенным влиянием. Из закона 483 г. известно, что мастера строительного дела (artifices), подрядчики (ergolabi), а также специалисты по другим работам (professores), в том числе строители бань, заключали между собой соглашения, запрещавшие перехватывать данный кому-либо заказ и вообще выполнять работу, уже порученную другому [17, IV, 59, 2 (1)].

    По-видимому, строители пытались подчас оказывать давление на работодателя, бросая начатую ими работу, в то время как другие строители в силу указанных выше соглашений отказывались продолжать ее [17, VIII, 10, 12, § 9]. Очевидно, вследствие этого закон Зинона, воспроизведенный в 531 г. в Кодексе Юстиниана, строго запрещал подрядчикам и строителям (τινάς τών έργολάβων ή τεχνιτών) оставлять начатое дело; получивший плату (μισθος) должен был выполнить работу до конца либо выплатить хозяину строившегося дома возмещение за понесенный убыток. Если же виновник оказывался несостоятельным, он подлежал телесному наказанию и изгнанию из города [17, VIII, 10, 12, § 9]. Суровые меры были приняты и по отношению к тем, кто не соглашался принимать на себя оставленное другими дело. «Тот же,— говорится в законе,— кто отказывается продолжить брошенную другим работу, мотивируя это тем, что ее начал другой, сам будет подвергнут подобному же наказанию, что и бросивший работу» [17, VIII, 10, 12, § 9].

    Таким образом, свидетельствуя о наличии духа корпоративности среди строителей, этот закон вместе с тем демонстрирует откровенное недовольство государства усилением самостоятельности подобных корпораций и его явное стремление поставить их под более жесткий контроль.

    Большинство эргастириев находилось в руках ремесленников, но многие принадлежали также аристократам, архонтам, кувику.ляриям, церквам, странноприимным домам, и нередко ремесленники арендовали у них эти мастерские.

    Обычно эргастирии располагались в портиках улиц и зданий и составляли длинную цепь лепившихся друг к другу небольших помещений [41, с. 235]. Однородные эргастирии в большинстве случаев размещались в одном и том же квартале, который принимал название соответствующего ремесла, например: τά άργυροπράτεια, τά χαλκοπράτεια, τά γουνάρια [16, с. 623; 41, с. 182, 184; 227, с. 95—96] 15, хотя это, по-видимому, не являлось обязательным. Так, один из аргиропратов, участник заговора 562 г., киликиец Маркелл, имел эргастирии не на Месе, где находились эргастирии его коллег, а возле церкви св. Ирины [22, с. 173].

    Число эргастириев свободных ремесленников в Константинополе постоянно росло. Создавая в портиках свои незамысловатые лавочки-мастерские, ремесленники часто использовали доски и прочие случайные строительные материалы [279, с. 59], и, конечно, жалкий вид подобных строений не способствовал красоте города. Поэтому в конце V в. был издан императорский рескрипт (включенный в Кодекс Юстиниана), в котором определялись принципы постройки ремесленных мастерских. Рескрипт требовал, в частности, чтобы зргастирии, находившиеся в портиках зданий, не загораживали их колонн. Размеры мастерских, располагавшихся в портиках на главной улице города — Месе — от Милия до Капитолия, не должны были превышать в ширину шести футов (включая стены), я в высоту семи футов. Через каждые четыре колонны в портиках полагалось оставлять проход. Наружную стену эргастирия предписывалось украшать мрамором, чтобы таким образом «придать красоту городу и доставить удовольствие прохожим» [17, VIII, 30, 12, § 1]. Устройство мастерских в портиках на других улицах столицы передавалось на усмотрение префекта города с соблюдением, однако, «равенства, с тем чтобы позволенное одним кварталам не запрещалось бы другим» [17, VIII, 10, 12, § 1].

    Ремесленники частных мастерских, как и государственных, образовывали корпорации, которые государство использовало в фискальных целях. За поступление налогов, как явствует из 43-й новеллы Юстиниана, отвечали старшины корпораций [33, нов. 43, гл. I, II]. Корпорация должна была уплачивать всю общую сумму налога, которая раскладывалась на отдельных ремесленников [33, нов. 43, предисл.].

    Все корпорации свободных ремесленников, согласно Кодексу Юстиниана, находились в ведомстве префекта города [17, I, 28, 4] 16, однако Юстиниан, придавая, по-видимому, особое значение некоторым из своих постановлений, касающихся ремесла и торговли, адресует их не префекту города, а своим ближайшим помощникам — префекту претория Востока Иоанну Каппадокийскому [33, нов. 59, 106 и т. д.] и комиту священных щедрот Петру Варсиме [33, эдикт VII].

    Как уже было отмечено, Константинополь являлся не только центром ремесленного производства, но также важным центром торговли и крупным морским портом. Здесь существовали целые торговые ряды, например Артополий [227, с, 95—96]. Животных продавали на специальном скотном рынке 17. Был в столице и особый рынок для привозных товаров, который первоначально находился на берегу Золотого Рога, а затем был перенесен в гавань Юлиана на Мраморном море [227, с. 235; 203, т. I, с. 81] 17a. В столице имелось огромное количество разнообразнейших лавок и лавчонок, которые, как и ремесленные мастерские, назывались эргастириями, поскольку во многих из них продаваемые товары тут же и изготовлялись [33, нов. 43]. В «Чудесах св. Артемия» рассказывается о некоем свечнике (κηρουλάριος), владельце лавки в портике квартала τά Ιορδάνου. Здесь он продавал воск и свечи, здесь же и изготовлял их, при случае переливая разбитые [43, с. 26], После восстания Ника «в течение многих дней,— пишет автор „Пасхальной хроники", — были открыты лишь те эргастирии, которые дают нуждающимся людям пищу и питье» [16, с. 628].

    В городе торговали мясом [26, с. 482—483], вином [43, с. 451, рыбой, овощами, фруктами [31, с. 95], другими продуктами питания и, разумеется, изделиями местных ремесленников. Большого размаха достигла торговля предметами роскоши и дорогими тканями, В сгоревшем во время восстания Ника «Доме ламп», описанном Георгием Кедриным, шла торговля дорогими товарами, и прежде всего великолепными, расшитыми золотом тканями [24, с. 647]. Здесь при ярком свете ламп выставлялись дорогие туалеты для обозрения их столичными модницами.

    Константинополь вел оживленную торговлю с другими городами и странами. На его улицах могли встретиться купцы из самых разных уголков империи; многие из них оставались здесь надолго в расчете на хорошие барыши. Иоанн Мосх рассказывает о том, как некий торговец из Александрии подолгу жил в столице, оставляя дома жену и ребенка [27, кол. 2928], а купец из Селевкии вел торговлю в Константинополе через посланное туда им доверенное лицо (πιστικός). Постоянно пребывали в столице купцы с Родоса и Хиоса [43, с. 5, 9, 55]. О благоприятных условиях торговли здесь свидетельствует и следующий эпизод: один житель Равенны, достав 300 солидов, решил заняться торговлей и с этой целью переехал в Константинополь [100, с. 126].

    Константинополь находился в центре морских и сухопутных дорог, которые связывали его со многими областями империи (Сирией, Александрией, Малой Азией, Балканами), а также с различными отдаленными странами [201, с. 161 и сл.]. Здесь заканчивался торговый путь, идущий через Армению и Черное море [249, с. 10]. Город являлся одним из конечных западных пунктов путей пряностей 1271, с. 119, 149—150]. К VI в. Константинополь стал одним из главных, если не самым главным портом Средиземного моря [288, с. 131].

    До вступления на престол Юстиниана таможенных постов в городе не было и ввозимые в столицу товары пошлиной не облагались.

    Существовали лишь нерегулярные налоги, которые собирались при проверке проливов: 2% — для купцов из восточных областей и 8,33 % — для навикуляриев Киликии по их выезде из Константинополя [239, с. 168; 122, с. 241]. Придя к власти, Юстиниан, который, по-видимому, на все вознамерился наложить свою твердую руку, учредил постоянные таможни в основных гаванях города — Авидосе и Иероне, — приказав собирать со всех товаров таможенную пошлину — октаву (12,5%) 18, приравняв, таким образом, Константинополь к пограничным таможенным пунктам империи. Пошлины собирались и в самой столице, если корабли почему-либо миновали Иерон или Авидос, а также когда товары поступали в город сухопутным путем [125, с. 91].

    Торговля Константинополя с другими городами осуществлялась при посредничестве купцов и навикуляриев, перевозивших товары на своих судах. Императорский дом располагал своими собственными торговцами [17, IV, 63, 1]. Известны также торговцы, находившиеся на службе или в какой-то зависимости у могущественных лиц (potiorum quoque homines) [17, IV, 63, 1].

    На складывание рыночных цен большое влияние оказывали корпорации крупных (оптовых) торговцев. Ограничения цен, введенные когда-то Диоклетианом, были, по-видимому, уже давно забыты. Оптовики уславливались между собой не продавать товар по цене ниже оговоренной. Насколько явствует из рескрипта Зинона, подобного рода соглашения заключались корпорациями крупных торговцев одеждой, рыбой, продуктами питания и другими товарами [17, IV, 59, 2 (1)]. Для того чтобы застраховать себя от возможных наказаний со стороны правительства, корпорации устанавливали контакты с чиновниками канцелярии префекта города, которым, по всей видимости, давали немалые взятки.

    Закон императора Зинона, который Юстиниан счел необходимым включить в свой Кодекс, строго запрещал установление монопольных цен. За участие в сговоре такого рода налагался штраф в 50 либр золота. Чиновников канцелярии префекта, допускающих поблажки торговым корпорациям, закон карал штрафом в 40 либр золота [17, IV, 59, 2 (1)].

    VI век характеризовался относительно высоким уровнем товарно-денежных отношений. Это сказывалось не только в размахе внутренней и внешней торговли, но и в широком распространении разного рода финансовых операций: вкладов под проценты [17, IV, 32, 5], сдаче золота и серебра на хранение [17, IV, 33, 3], купле-продаже, совершаемой через третьих лиц (с уплатой залога или без него) [33, нов. 136, гл. III; эдикт VII, гл. VII; эдикт IX, предисл.], даче ссуд под проценты или под залог [33, нов. 136, гл. IV; эдикт VII, гл. III; эдикт IX, гл. III—IV], гарантировании уплаты долга [33, эдикт IX, предисл.] и т. д. В столице почва для подобных операций оказалась более благоприятной, нежели в других городах империи.

    Весьма заметное участие в такого рода сделках принимали представители столичной знати. Беззастенчиво пользуясь своим положением, они стремились извлечь максимально высокие прибыли из финансовых операций, подчас весьма сомнительного характера: брали деньги в долг, отдавая их затем в рост или покупая на них движимое и недвижимое имущество [33, нов. 136, гл. III; эдикт VII, гл. VII], а после отказываясь признавать долговые обязательства и всячески уклоняясь от уплаты долга [33, эдикт VII, гл. VII].

    В городе процветало и ростовщичество. Проценты, которые ростовщики требовали со своих клиентов, сплошь и рядом превышали 20% суммы ссуды. Ненормальная ситуация, сложившаяся в этой сфере, побудила Юстиниана вскоре после прихода к власти ограничить размах ростовщичества. С этой целью он издал в 528 г. закон, согласно которому при заключении контрактов сенаторам разрешалось получать не более 4 % прибыли в год, занимающимся ремеслом и торговлей — не более 8%, а прочим лицам — не более 6% прибыли в год [17, IV, 32, 26, § 2]. В особые условия ставились лишь операции, связанные с перевозкой товаров или перемещением кредитуемых лиц. Это были так называемые trajecticia contracta, при которых допускалось взимание с клиентов 12% [17, IV, 32, 26, § 2]. Однако и здесь имелись в виду лишь такие перемещения людей и товаров, которые были сопряжены с явной опасностью, в противном же случае полагался обычный процент [17, IV, 33, 1, 2]. Если ссуженные деньги выплачивались не в оговоренный срок и не все сразу, проценты разрешалось удваивать, но превышать установленный максимум было категорически запрещено [17, IV, 32, 27—28].

    Закон Юстиниана, по всей вероятности, вызвал недовольство как аристократии, так и торгово-ростовщических элементов и в определенной степени явился источником трений между ними и правительством в дальнейшем. На практике он вызвал ряд бесконечных споров между кредиторами и их должниками [33, нов. 106; эдикт IX].

    Коммерческие и финансовые сделки совершались обычно при посредничестве третьих лиц — чаще всего аргиропратов (о них см. ниже).

    Контракты оформлялись, как правило, специальными чиновниками—символографами, составлявшими особую корпорацию [33, нов. 44, гл. IV]. Лишь при заключении соглашения на сумму меньше одной либры золота не требовалось соблюдения сложных формальностей [33, нов. 73, гл. XIII], однако и в этом случае соглашение обязательно составлялось в присутствии свидетелей 134, с. 5—б]. И все же правила не всегда соблюдались, а главное — не всеми. Во всяком случае, сделки, заключаемые аристократами (в первую очередь на получение долга или ссуды), сплошь и рядом оформлялись без свидетелей и не фиксировались чиновниками [33, эдикт VII, предисл.], в чем достаточно четко отражались сословные привилегии знати.

    Характеризуя Константинополь начала VI в., следует остановиться и на той роли, которую играли в его экономике проастии — земельные владения, находившиеся как в предместьях столицы, так и в черте самого города. Часть Константинополя, окруженного новой стеной Феодосия, оказалась незастроенной, и городская знать (служилого происхождения по преимуществу) охотно скупала свободные земли, создавая здесь свои поместья [132 с. 12—13] Проастии приобретали и члены императорского дома. Так, у императора Анастасия был проастий во Влахернах; именно туда, по рассказу Феофана, он бежал во время одного из народных волнений [41, с. 159]. Его племянник, патрикий Пров, имел проастий в Сиках, в котором вовремя пребывания в Константинополе останавливался Иоанн Эфесский [52, с. 50, 60]. Юстиниан и его родственники владели проастиями τά Βοραΐδου 19 и τά 'Ιουστίνου [96, с. 63].

    Немало проастиев в столице и ее округе находилось во владении церквей, монастырей, странноприимных домов. Они обычно сдавались в долгосрочную аренду (эмфитевсис), срок которой Юстиниан ограничил тремя поколениями [33, нов. 7, гл. III]. Доходы с таких проастиев шли на нужды самой церкви и ее учреждений, в частности на содержание врачей, имевшихся в странноприимных домах [43, с. 28—29; 262, с. 136].

    Весьма подробно знакомит нас со столичными проастиями 159-я новелла Юстиниана, где описывается завещание одного из характерных представителей сенаторской аристократии Константинополя — синклитика Гиерия. Как явствует из новеллы, Гиерий владея пятью проастиями. Один из них находился во Влахернах, другой — в квартале Венеты (έν τοϊς Βενέτοις), третий — в Сиках, четвертый и пятый — на европейском берегу Босфора [33, нов. 159, предисл.]. Проастии сенатора, как мы видим, были разбросаны в разных концах города, не составляя единого комплекса. Несколько больше, чем о других, сказано в новелле о его проастии, расположенном в квартале τά Κωπαρία в Сиках, который Гиерий завещал внуку. Здесь находились претории, дома и ремесленные мастерские, сдающиеся внаем, бани, ипподром, цистерна, рыбачьи причалы (скалы) и, наконец, сады, большое количество которых в Константинополе засвидетельствовано 64-й новеллой Юстиниана. Часть зданий, мастерских и садов помещалась внутри стен Сик, часть — за их пределами [33, нов. 159, предисл.].

    Таким образом, проастии представлял собой весьма сложный хозяйственный и имущественный организм и приносил своему владельцу разнообразный доход. Наличие в имении сдающихся в аренду мастерских отражало специфику проастия крупного города, центра ремесла и торговли. Сады и огороды тоже сдавались в аренду садовникам, которые, по всей видимости, прибегали к найму работников 20. Овощи и фрукты сбывались на рынках города, а также· продавались в портиках улиц и общественных зданий. Марцеллин Комит рассказывает, как в 501 г. прасины спрятали оружие и камни в больших глиняных сосудах, расположив их в портиках ипподрома и прикрыв сверху фруктами, будто бы предназначенными для продажи, как это было заведено [31, с. 95].

    Садовники, на попечении которых находились сады и огороды, образовывали весьма влиятельную корпорацию. Связанные круговой порукой, они сами, насколько явствует из 64-й новеллы Юстиниана, с большой выгодой для себя производили оценку садов и огородов. Сильно занизив цену сада при заключении арендного договора, садовник при возвращении сада хозяину оценивал его раз в шесть выше первоначально установленной стоимости [33, нов. 64, гл. I].

    Деятельность корпорации садовников полностью аналогична действиям корпораций высококвалифицированных строителей и крупных торговцев, что лишний раз свидетельствует об укреплении самостоятельности торгово-ремесленных корпораций к началу VI в. Против этой чрез мерной, по мнению правительства, самостоятельности корпораций повел борьбу еще император Зинон. Ее весьма энергично продолжил Юстиниан. Уже сама кодификация права, где большое место отводилось вопросам городской экономики (в том числе экономики Константинополя), означала, что государство было твердо намерено поставить под свой контроль все без исключения сферы деятельности горожан. Введение в столице таможенных постов, попытки положить пределы ростовщичеству, ограничение деловой активности сенаторов в сфере товарно-денежных отношений — эти и другие меры государственной регламентации, столь явственно ощущаемые в начальный период правления Юстиниана, обостряли противоречия не только между горожанами и правительством, но и между отдельными социальными слоями Константинополя, к характеристике которых мы и переходим в следующей главе.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 18      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.