ШЕЛК В ВИЗАНТИИ - Византия на путях в Индию - Н.В. Пигулевская - Восточная история - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 39      Главы: <   10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.  18.  19.  20. > 

    ШЕЛК В ВИЗАНТИИ

    Для организации торговли и ремесла в Византии чрезвычайно характерно положение с шелковыми изделиями и их продажей. Источники дают материалы, которые позволяют рассмотреть этот вопрос более углубленно.

    Настойчивость, с которой Византия стремилась приобретать шелк, изыскивая пути к его получению на море и на суше, была бы непонятна, если бы согласное свидетельство письменных и археологических источников не указывало на широкий расцвет ткацких мастерских, работавших по изготовлению шелковых тканей. Если охотно приобретались готовые шелковые ткани и одежды (vestis serica vel subserica),5 то еще больше требовалось шелка-сырца (μέταξα), обработка, окраска и украшение которого производились в соответствии со вкусом и требованиями византийского потребителя.

    Наиболее древним археологическим свидетельством о производстве шелка в областях, принадлежавших империи, являются шелковые ткани, найденные в Египте в погребениях Антинои. Большая часть из них представляет собою узорчатые украшения, полосы и полукруги из шелка, которые нашивались как украшения вокруг ворота и вокруг застежки льняной одежды, следовательно, были рассчитаны на небогатые слои населения. Что в этом случае мы располагаем местным производством, явствует из того, что в других погребениях Египта такого типа текстиля не найдено. Этот шелк вырабатывался не только в Египте, но и в самой Антиное, так как рисунки на шелковых тканях повторяют изображения найденных в той же Антиное шерстяных тканей.6

    Наиболее старые образцы шелкового текстиля Антинои относятся к IV в. н. э., они повторяют мотивы рисунков тканей, изображавшихся на древнегреческих вазах еще в V и IV вв. до н. э. Но в дальнейшем на шелке расцветает вся красочная флора Африки, а также появляются тонконогие ибисы и тяжелые декоративные слоны. Датируемый V—VI вв. кусок шелка из Антинои носит изображение могучего барана.7 Интересен тип шелкового текстиля с круглыми медальонами, в которых дан пейзаж Нила и изображения разных животных.8 Некоторые образцы повторяют древние классические и мифические мотивы, — например зеленая шелковая ткань с нереидами или изображенные в стремительном движении менады на красном фоне. Встречаются и иллюстрации к библейским рассказам, как, например, к истории Иосифа Прекрасного, которого братья продают в рабство. Поражает большое разнообразие рисунков и привлекаемых мастерами тем.

    Выдающийся интерес представляют коптские ткани, найденные в Верхнем Египте, близ города Понополиса, в погребениях селения Ахмим. В найденных здесь шелковых тканях часто встречается вытканное имя Захарии (в родительном падеже Ζαχαρίου), изредка имя Иосифа. Это имена мастеров, которые ставили свое имя на художественных образцах, выходивших из их рук. У первого преимущественно даны растительные мотивы, в частности листья с загнутыми концами, обычный мотив на александрийских тканях VI в. К этому времени и следует отнести работы ткача Захарии. В Антиное греческое шелковое производство глохнет в VII в., коптские же мастерские Ахмима продолжают существовать и после арабского завоевания. Одна из сохранившихся шелковых полос (clavus) повторяет образцы рисунка, вытканного Захарией, но имеет арабскую надпись куфического типа.9

    К началу V в. в Александрии была гинекея, т. е. императорская мастерская, в которой ткали шелковые ткани, как в гинекеях Константинополя, Кизика и Карфагена. В арабское время работа александрийских мастеров продолжается. В VIII и IX вв. шелковые ткани, которыми украшали храмы, по свидетельству Liber pontificalis, поступали главным образом из Александрии. Александрийская мастерская имела свою излюбленную гамму цветов, по которой можно безошибочно определить ее изделия.

    В империи образовались и другие центры производства шелковых тканей. В приморские города Сирии шелк-сырец доходил морем. Его доставляли из Индии на эфиопских кораблях в Адулис, а оттуда по Красному морю подводили в гавани, откуда переправляли уже сухим путем. Караванные дороги из Средней Азии через Персию к Средиземному морю также кончались в Сирии. Здесь (еще в первых веках н. э.) и возникли многочисленные прядильные и ткацкие мастерские, где шелк-сырец превращался в тонкие нити, окрашивался. Затем в искусных руках нити превращались в чудесные ткани, сшивались и поступали в виде готового платья на рынки всего Ближнего Востока и далее — на Запад.

    Еще в кодексе Феодосия фигурируют metaxa, vestis serica vel subserica, nema sericum. Metaxa представляет собою шелк-сырец. Nema sericum — это крученая нить. Сучили нити по преимуществу в Бейруте, Тире, Сидоне, где, благодаря положению приморской Сирии, широко развилось это ремесло. Vestis serica, т. е. шелковая одежда, ценилась особенно дорого. Subserica представляла собою особую ткань, основой которой была шелковая нить, а заткана она была золотой нитью, — это и было неким видом парчи. Производству шелковых тканей способствовал и тот факт, что именно Сирия была главным местом получения пурпуровой краски.

    Прокопий Кесарийский пишет: „Платья из шелка-сырца в Берите (Бейруте) и Тире, городах Финикии, выделывались издревле. Там издавна жили торговцы, хозяева мастерских и ремесленники (έμποροι τε κα επιδημιουργοί και τεχνΐ'ται), отсюда этот товар распространился по всей земле".10

    Раскопки не дали таких образцов шелка в Сирии, как в Египте, но во всяком случае ряд мотивов, сохранившихся на тканях, представляет, по мнению искусствоведов, образцы, вышедшие из рук мастеров Сирии и Месопотамии. В некрополе Халеби-Зиновии, последней царицы Пальмиры, построенном между 266 и 270 гг. н. э., был найден кусок желтоватого китайского шелка размером 1 м ´ 1/5 м. Желтоватый цвет этой ткани оживлен голубым орнаментом.11

    Коптские шелковые ткани IV в. н. э.

    Производство шелковых тканей в Персии ввели при Шапуре II (309—379) греческие мастера, взятые им в плен и насильственно переселенные.12 Но много вероятий, что и до этого времени персидские ткачи обрабатывали шелк. И ничто так ярко не говорит о взаимном влиянии и обмене, как иные шелка, — будь то изображение охоты царя или конного всадника, который стал известен греко-римскому миру со времен мидийских царей, в своей то „сасанидской", то „византийской" трактовке. Еще характернее другой вид александрийского шелка с изображением квадриги. В одном случае эта тема получает трактовку в чисто византийском стиле и относится к середине VI в. (ткань из Аахена). В другом случае та же квадрига мчится, управляемая солнечным божеством персов — Митрой.13 Образцы шелковых тканей этих веков говорят о высоком художественном качестве ткацких работ, раскраски, рисунка.14 Широко распространена была торговля готовым платьем. В Константинополе был специальный „дом ламп" (λαμπτήρων οικος), в котором при ярком свете выставлялись дорогие туалеты для обозрения их столичными модницами. В 532 г., во время восстания „Ника", этот дом был разрушен, а позднее на его месте был построен дворец Зевксиппа, где были расположены текстильные и красильные императорские мастерские.15

    Торговля шелком, как и готовыми шелковыми изделиями, была подчинена общим правилам и законам Византийской империи.

    Упомянутые специальные императорские мастерские — гинекеи — работали на удовлетворение нужд константинопольского двора. Окрашенный в особые цвета шелк считался прерогативой царской семьи, поэтому в кодекс Юстиниана вновь вошел рескрипт на имя „комита царских щедрот", изданный еще императорами Грацианом, Валентинианом и Феодосием, по которому запрещалось окрашивать шелковые и шерстяные ткани (vel in serico, vel in lana) в пурпуровые или фиолетовые цвета определенных оттенков, известных под названием blatta, oxyblatta, hyacintina.16

    При продаже привозных товаров в Византии полагалось уплачивать пошлины, носившие названия vestigalia или κομμέρκια. Они взимались в пограничных городах, но иногда их брали и в других пунктах, в пределах самой империи. Кроме того, была виртуозно разработана система дорожных и почтовых пошлин (portoria), бремя которых купцы умело перекладывали на плечи потребителя. Дополнительно взимались суммы за право торговли на рынке — это были nundinae или πανήγυρεις.17 Размеры взимаемой пошлины были не всегда одинаковы, издавна она составляла 12.5% — octavorum vectigal, т. е. восьмую часть от 100.18 Выше этого запрещалось брать с товаров какую бы то ни было пошлину. При Юстиниане процент был снижен до 10, отчего и таможня носила название δεκατευτήρια.19 Взимались пошлины и налоги сборщиком, мытарем, называвшимся τελώνης или publicanus. Иногда это дело вели государственные чиновники, непосредственно ведавшие сбором пошлин и налогов с торговли. В ряде случаев это были лица, бравшие на откуп этот сбор.20 Пошлины очень строго и точно взимались с разного рода шелковых изделий и шелка-сырца.

    Ведал всеми делами торговли и взиманием пошлин comes sacrarum largitionum, имевший своих подчиненных comites largitionum и comites commerciorum во всех диоцезах. Впрочем, comes commerciorum имел еще особые полномочия, как это выясняется на основании рескрипта императора. Феодосия I (379—395) на имя Кариобанда, дукса Месопотамии. В этом рескрипте подтверждается запрещение покупать шелк у „варваров", т. е. персов, кому бы то ни было помимо комита — comparanti serici а barbaris praeter comitem commerciorum.21 Другой рескрипт запрещал принимать у себя peregrinos negotiatores, т. е. приезжих торговцев или путешествующих с караванами, без согласия или ведома того же комита.22 В этих постановлениях нельзя, однако, еще видеть явлений той государственной регламентации, которая была введена уже в VI в. при Юстиниане и привела к тяжелым результатам. Введенная им монополия на шелковые товары, с тем чтобы доход шел в личную казну императора, оказалась глубоко ошибочной государственной политикой, так как она способствовала жестокому разорению приморских городов Сирии, обнищанию населения, ослаблению торговых связей.

    Вопросу о шелковой торговле в Сирии, о которой с достаточной полнотой сообщают источники, все же не следует придавать того значения, которое ему приписывает тот же Прокопий. Не говоря о том, что самый замысел и цель его „Тайной истории" побуждали его к преувеличениям, Прокопий и здесь приписывает отдельным фактам большее значение, чем они имели на самом деле. Разорение отдельных мелких и средних торговцев, экономические затруднения посредников и владетелей эргастерий несомненно имели место как следствие мало удачной финансовой политики правительства Юстиниана и спекуляций жадных чиновников бюрократического аппарата. Наряду с этим, следует отметить, что в приморской Сирии было немало элементов брожения, об этом свидетельствуют такие явления, как восстание самарян — движение, охватившее крестьянские массы, — и беспрерывные бурные восстания в Антиохии, где связанные с демами городские низы проявляли величайшую активность. Здесь также происходила борьба в области идеологии, так как в этих восточных провинциях империи было более всего распространено монофизитство, шедшее вразрез с господствующим православием.

    Тяжелое положение непосредственных производителей на земле, изнывавших под непосильными налогами, разорение части ремесленного населения городов, спекуляция чиновников притеснения, чинимые монофизитам, составляли целую совокупность причин, благодаря которым сиро-финикийские провинции могли быть оторваны от империи арабским завоеванием.

    Инсигнии комита щедрот. (Илл. из Notitia dignitatum).

    Особенно подробно на кризисе производства и торговли шелком останавливается Прокопий Кесарийский. Персидские купцы, пользуясь своим положением монопольных посредников и осложнением взаимоотношений Ирана и Византии, повысили цены на шелк, вследствие чего возросли цены и на выделываемые ремесленниками Византии шелковые товары. Другой причиной повышения цен было увеличение числа пунктов, в которых взимались пошлины, т. е. таможен, где отчисляли десятую часть стоимости товара.

    Установление строгого контроля над привозимыми в столицу товарами ставило в тяжелое положение торговый флот. Поставленный во главе контроля сириец Аддай вынуждал моряков (ναύκληροι) выплачивать пошлину, равную цене товаров, привозимых на их кораблях, или требовал, чтобы они доставляли товары в отдаленные области — Ливию или Италию. Эти требования приводили к разорению торговцев-моряков. Одни из них прекращали торговлю, сжигали свои корабли, другие непомерно повышали цены на товары, перекладывая всю эту тяготу на покупателя.23

    Стремление Юстиниана увеличить личные доходы и обогатить государственную казну, оскудение которой грозило катастрофой, побуждало держать приобретение шелка в руках правительства. Такая μονοπώλια ставила в безвыходное положение частные мастерские, мелких ремесленников, которым сырье благодаря этому совсем не доставалось. Меры, принимаемые для удешевления цены на шелк-сырец, в действительности этой цели не достигали. Постановление 540—647гг., найденное Цахариэ фон Лингенталем, стремилось парализовать возможность для персов повышать продажную стоимость шелка-сырца. Поэтому предписывалось коммеркиарию покупать его по установленной цене (по 15 золотых номисм за литру — 327.5 граммов) и по этой же цене продавать его торговцам метаксариям.24 Торговля шелком должна была происходить открыто, с ведома префекта города, и ни в каком случае не бесконтрольно или из-под полы. Особых уточнений относительно цены изделий из шелка не делалось, но она должна была исходить из цены на шелк-сырец и соответственно ей (κατα ταΰτα) нарастать. „Комит царских щедрот", в ведении которого находились царские мастерские для прядения и тканья шелка, получал сырец непосредственно из рук коммеркиария, и цена на изделия из шелка уже не могла особенно интересовать царское хозяйство, а поэтому на нее и не давалось указаний.

    Торговцы шелком или ремесленники имели право привлекать к ответственности коммеркиария в случае, если он продавал купленный им у персов шелк-сырец по повышенной цене. Постановление, сосредоточивая покупку сырца у государственного чиновника, коммеркиария, устраняло конкуренцию и тем самым получало шансы на не слишком завышенную цену. К сожалению, резкое расхождение цены на сырец в Бодлеянском фрагменте и у Прокопия не позволяет установить ее хотя бы с относительным вероятием, но другая расценка дает вероятную (примерно) цену на окрашенный шелк. „Комит царских щедрот" Петр Барсима (вероятно, Бар Саума), сириец, продавал за 6 золотых унцию крашеного шелка. Исходя из этого, цена за 327.5 граммов (римский фунт) составляла 401 р. 76 к.25

    Для общего положения империи в середине VI в. и затруднений в финансовой политике характерно еще одно. Золотая монета νομισμα или στατηρος обычно не имела широкого хождения. Разменной монетой был οβόλος или φόλλις, на который и расценивались продукты питания и другие мелкие расходы трудового населения. До времени Юстиниана золотой разменивался на 210 фоллов, с его времени статир равнялся лишь 180 фоллам.26 Такое изменение отразилось, главным образом, на низших слоях византийского общества, которые теряли на размене, так как всякого рода покупка и продажа на рынке происходила на мелкую, разменную монету.

    Резкое изменение стоимости золота не могло не отразиться и на любых ценах, в том числе и на расценке шелка-сырца и изделий из шелка.

    В результате всех этих причин в Бейруте, Тире и других городах, в которых было сосредоточено производство шелковых изделий, торговцы и ремесленники оказались в величайшем затруднении. Они стали продавать шелковую одежду своего изделия по более высоким ценам, в зависимости от цены на сырец, но тогда был издан закон, запрещавший продавать эту одежду дороже определенной цены. Купцы, приобретавшие товары по более высоким ценам, вынуждены были торговать в убыток. Некоторые стали сбывать свой товар из-под полы, но жестоко за это поплатились: по распоряжению царицы Феодоры, у них были отняты товары и наложен большой штраф.

    Но особенно пострадали ремесленники упомянутых городов Сирии „простой народ", который трудился над „ручной работой". Они обнищали и, обреченные на голодную смерть, вынуждены были просить подаяния. Часть из них переселилась в Иран, где их ремесло могло найти применение.27 Пострадали и те торговцы, которые занимались провозом по морю и доставкой шелка и шелковых изделий (θαλαττουργοι τε και έγγειοι), — их дела приняли дурной оборот.28 Другие источники также подтверждают сообщаемые Прокопием факты разорения торговцев (έμποροι) этих городов, хозяев мастерских (επιδημιουργοί), наконец, самих ремесленников (τεχνιται).

    Потребность константинопольского двора в шелковых тканях была так велика, что побудила правительство основать в столице собственные царские мастерские, к которым были прикреплены целые семьи рабов, образовавших специальные коллегии — гинециариев, gynaeciarii. Законом 426 г. строжайше запрещалось освобождать членов этой коллегии, они были прикреплены к бафиям и гинекеям, в которых работали. Подневольные условия труда заставляли бежать от этих обязанностей как рабов, так и свободных. Особая квалификация и высокая техника, которой владели текстильщики и красильщики, доставляли им широкую возможность заработков. Специальные законы запрещают предоставлять убежище и укрывать беглых рабов из царских текстильных мастерских (textrini nostri mancipia), так же как и кого-либо из скрывающихся членов семей, работающих в гинекеях (aliquam ex familiis gynaecii).29

    Таково было положение в IV в., когда издавались эти законы, и если к VI в. в составе работавших в царских мастерских и могли произойти изменения, то во всяком случае сохранение этого закона во втором издании кодекса Юстиниана говорит о его значении и в VI в. Общая тенденция этого законодательства прикреплять, закрепощать и усиливать формы рабовладения и прикрепления не могла не сказаться и в этом частном случае.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 39      Главы: <   10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.  18.  19.  20. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.