К ГЛАВЕ 37 - Об управлении империей - Автор неизвестен - Древняя история - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 58      Главы: <   37.  38.  39.  40.  41.  42.  43.  44.  45.  46.  47. > 

    К ГЛАВЕ 37

    1. Об имени и происхождении печенегов см. коммент, 1 к гл. 1.

    2. Междуречье Атила и Геиха как места расселения печенегов идентифицируется с междуречьем Волги - Урала - Эмбы (Бартольд В.В. Соч. Т. 5. С 91, 204; Плетнева С.А. Печенеги. С. 163; Marquart J. Streifzuge. S. 78-79; Minorsky V. Hudud al-'Alam. P. 313, 443; ZA. Т. II. Cz. 2. S. 96). Сведения о расселении печенегов содержит также так называемая "Анонимная записка о народах Восточной Европы" (вторая половина IX в. - ZA. Т. II. Cz. 2. S. 11-13). Ее фрагмент с интересующими нас данными сохранился в сильном сокращении у географа начала Х в. Ибн Русте (BGA. Т. 7. Р. 143; ZА. Т. II. Cz. 2 S. 34 - текст, 35 - перевод), а в расширенном (и более точном, хотя и более позднем, чем у Ибн Русте) виде - у персидского географа XI в. Гардизи (Бартольд В. В. Соч. Т, 8. С. 35 - текст, С. 56 - перевод).

    3. Согласно отрывку "Анонимной записки", край печенегов лежал на расстоянии 17 дней пути от Гурганджа (совр. Куия-Ургенч в Туркменской ССР), имея соседями на востоке - кипчаков, на юго-западе - хазар и на западе - славян. Сама область печенегов занимала пространство в 30 дней пути. О соседстве печенеюв с кипчаками свидетельствуют и другие восточные авторы (Бартольд В. В. Соч. Т. 5. С. 205-206). Сведения Константина о соседстве печенегов с узами (гузами, огузами) (см. о них коммент. 76 к гл. 9 и коммент. 5 к гл. 37) находят также соответствие в данных "Анонимной записки" (в передаче Гардизи), согласно которой на расстоянии 17 дней пути от печенегов лежал город Гургандж; путь к нему проходил мимо Аральского моря. Видимо, "узы" Константина - это огузское население указанных среднеазиатских областей, Данные "Анонимной записки" о соседстве печенегов с хазарами на юго-западе и славянами на западе подтверждают известия Константина о Волге (Атиле) как первоначально западном рубеже кочевий печенегов. В конце IX в. часть печенегов перешла Волгу, их кочевья продвинулись далеко на запад и оказались пограничными хазарам и роменской группировке славян.

    4. 50 лет назад, т.е. в 898-902 гг., если ориентироваться на принятую в науке датировку написания DAI. Однако это место находится в очевидном противоречии со следующим ниже свидетельством (37.10-14), что изгнанные (50 лет назад) узами печенеги уже 55 лет, т.е. с 893-897 гг., владеют новыми местами, отнятыми ими у венгров. Д. Дьерффи относит время изгнания узами (в союзе с хазарами) печенегов к 894 г. (Gyorffy Gy. Istvan. 127. 1.).

    5. Сообщение о владениях узов (гузов) в междуречье Волги и Урала подтверждают восточные географы Х в. Истахри и Ибн Хаукал (BGA. Т. I. Р. 9, 222; Т. II/2. Р. 14, 393). На западе их соседями были хазары и булгары (в нижнем и среднем Поволжье), на востоке - карлуки (т.е. Прибалхашье), на севере -кимаки (в Прииртышье). Границей между гузами и кимаками назван Итиль (?) (Агаджанов С.Г. Очерки. С. 78-80). Известия о гузах содержит также отчет арабского путешественника Ибн Фадлана, проследовавшего через их земли на пути к волжским булгарам (Ковалевский А.П. Книга Ахмеда Ибн-Фадлана. С. 125-128 - перев.; Zeki Validi Togan A. Ibn Fadlan's Reisebericht. S. 10-15 - текст, S. 28-31 - перев.).

    6. После е'тг| предполагается лакуна: был указан год от сотворения мира и индикт.

    7. Об изгнании печенегами венгров см. коммент. 1-2 к гл. 3, коммент. 7. к гл. 8. Локализация "страны" венгров (занятой печенегами) остается спорной. Дата овладения новыми хозяевами этой землей (ср. коммент. 4 к гл. 37) определялась по-разному (DAI. II. Р. 114; Bartha A. A 9-10. szazadi. 96-97, 111-113.1.).

    8. Известие о переселении печенегов в результате войн с гузами и хазарами иа территорию мадьяр ("турок") сопоставимо с сообщениями арабо-персидских геогвафов Х в. ал-Истахри и Ибн Хаукала, согласно которым печенеги завоевали земли "между хазарами и Румом" (Византией), отрезав эти земли от владений русов (BGA. Т. I. Р. 10; BGA. Т. 11/2. Р. 15). Сходную информацию содержит персидское анонимное сочинение "Худуд ал-Алам" (80-е годы Х в.), где сказано, что, печенеги, покинув места прежнего обитания, расселились на территории "между хазарами и Румом" (Minorsky V. Hudud al-'Alam. § 47). Впрочем, вполне вероятно, что сведения последних двух сочинений восходят к книге ал-Истахри, сведения которого зависят, в свою очередь, от сочинения географа конца IX в. ал-Балхи (его труд не сохранился). Указания восточных авторов о появлении печенегов в южнорусских степях подтверждаются и русской летописью, и Хроникой Регинона. Археологически места обитания печенегов определены в обширном пространстве от Дона до Прута (Плетнева С.А. Печенеги. С. 163), где они столкнулись с мадьярами, византийцами и молодым Древнерусским государством (Gyorffy Gy. Sur la question).

    9. Термин "фема" употребляется здесь не в его техническом, обычном для царской канцелярии Х в. значении (военно-административный округ - см. коммент. 1 к гл. 27), а как обозначение места, области расселения и даже самого племени.

    10. Наименования "фем" печенегов после их переселения в бассейн Днепра (Czebe Gy. Turco-byzantinische Miszellen. S. 219) считаются их племенными названиями (Nemelh.l. Zur Kenntnis. 219. 1.). Все формы этих названий в гл. 37 - краткие и расширенные - имеют в основе тюркскую форму и поддаются переводу (Баскаков Н.А. Тюркские языки. С. 129; Nemeth J. Zur Kenntnis. 219-224 1.; Idem. Die Inschriften. S. 50).

    Племя Иртим (в расширенном варианте - Иавдиертим) соответствует тюрк. Йабды Эрдим - "отличающееся заслугами". Племя Цур (расширенный вариант - Куарцицур) соответствует тюрк. Куэрчи Чур - "голубой чур" (где "чур" - должностное лицо). Племя Гила (расширенный вариант - Хавуксингила) соответствует тюрк. Кабукшин Йула - "йула цвета древесной коры" (где "йула" или "гила", "дьюла" у мадьяр, - должностное лицо с весьма высоким титулом). Племя Кулпеи (расширенный вариант - Сирукалпеи) соответствует тюрк. Суру Кул-бэй - "серый кулбэй" (где "кул" - часть титула или имени, а "бэй" - "господин"). Племя Харавои соответствует тюрк. Кара Бэй - "черный господин". Племя Талмат (расширенный вариант - Вороталмат) соответствует тюрк. Боро Толмач - "темный переводчик". Племя Хопон (расширенный вариант Гиазихопон) соответствует тюрк. Яазы Копон (где Йазы - собственное имя, встречающееся еще раз у Константина ниже и в перечне имен печенежских "архонтов", а "копон" - титул должностного лица). Племя Цопон (расширенный вариант Вулацопон) соответствует тюрк. Була Чопон (где Була - собственное имя, а "чопон" - "чабан", т.е. пастух). Отмеченный во многих племенных названиях элемент цвета - весьма характерное для кочевых народов явление.

    Структура разделения "фем" (племен), описанная Константином, а именно: восемь округов, состоящих из сорока родов, разделенных на две части, каждая - по четыре (см.: DAI. 37.32-40), напоминает племенную структуру и современных кочевых народов (Плетнева С.А. Печенеги. С. 192). Во главе этих восьми округов (племен) стояли "архонты", т.е. племенные вожди, имена которых в тюркском варианте выглядят следующим образом: Майчан, Куэл, Коркут(ан), Й(а)пан, Кайдум, Котан, Йазы/Йазай, Бота(н) (Баскаков Н.А. Тюркские языки. С. 129). Некоторые из этих имен также поддаются объяснению. Так, Майчан - уменьшительное от "бай" (господин); Куэл - "глуповатый"; Коркут - часто встречающееся тюркское имя, первоначальное значение которого: "Тот, кого следует бояться"; Котан (или Коста) - "стрела героя, сама разыскивающая врага"; Бота или Ботан - "новорожденный верблюд" (Nemeth J. Die Inscnriften. S. 51). Сорок родов печенегов, подчиненных архонтам, имели, в свою очередь, предводителей более "низкого" разряда.

    11. Здесь автор главы не касается вопроса о сезонных перекочевках печенегов (видимо, названных здесь четырех "фем") с левого берега на правый (см. коммент. 13 к гл. 8); проблема эта, связанная с периодическими переменами отношений в среде самих печенежских "фем" и взаимоотношений кочевников с Древней Русью, Византией, Херсоном, рассмотрена Д.А. Расовским (Печенеги) и П. Диакону (Diaconu P. Les Petchenegues).

    12. О Климатах см. коммент. 15 к гл. 1.

    13. Имеется в виду древнерусское племя уличей, проживавшее между Южным Бугом и Днепром.

    14. Имеется в виду древнерусское племя древлян, занимавшее междуречье между Днепром и Горынью (см. коммент. 67 к гл. 9).

    15. О лендзянах см. также коммент. 20 к гл. 9, коммент. 8 к гл. 33. Данное свидетельство позволяет заключить, что лендзяне были соседями древлян и уличей, а также граничили с кочевьями печенегов. В этой связи заслуживает внимания такой известный по поздним (XVI в.) источникам топоним, как Silva Pieczyngarum - болотистый лес между Стрвяжем, верхним Днестром и Луквой (Kuczynski S.M. Nieznany traktat polsko-ruski roku 1039 // Slavia antiqua. l956. T. 5. S. 274, карта между S. 276 и 277), получивший свое название, очевидно, за соседство с печенежской степью. Он, вероятно, и обозначает южную границу расселения лендзян. Судя по данным гл. 9, на севере территория лендзян захватывала, по крайней мере, бассейн южных притоков Припяти, так как лендзяне сплавляли моноксилы в Киев (ДА1. II. Р. 35). Очерчиваемый район расселения лендзян совпадает с ареалом распространения особого вида курганных захоронений, ограниченных бассейном верхней Припяти на севере, верховьями Днестра на юге, рекой Горынью на востоке и бассейном Западного Буга на западе. Археологи связывают эти курганы с таким племенным объединением восточных славян, как волыняне - бужане, проживавшие, по свидетельству Повести временных лет , в бассейне Западного Буга (Седов В. В. Восточные славяне. С. 94-102). Устанавливаемые соответствия между результатами анализа письменных источников и археологии позволяют ныне уверенно локализовать лендзян Константина на Волыни и отождествить их с восточнославянскими волынянами. Только из сообщения Константина известно о подчинении этого объединения Киеву в середине Х в. Как уже отмечалось в научной литературе (Wasilewski Т. Dulebowie. S. 18), сведения Константина о местожительстве лендзян не позволяют локализовать их в восточной части Малой Польши - Сандомирской земле, как предлагал X. Ловмяньский (towmianski H. Ledzianie. S. 97-114; Idem. Pocz^tki. T. III. S. 128-136). Остается, однако, неясным, почему восточнославянское племенное объединение обозначено у Константина термином, служившим позднее у восточных славян и венгров для обозначения польской народности (см. коммент. 20 к гл. 9). В связи с этим Т. Василевский предположил, что "лендзяне" - иное название волынян (Wasilewski T. Dulebowie. S. 181-187). Однако именно для этой восточнославянской группы известен ряд ее названий, сменявших одно другое: дулебы - бужане - волыняне (ср. во Введении к Повести временных лет: "бужане, зане седоша по Бугу, после же велыняне" и "дулеби, живяху по Бугу, где ныне велыняне" (ПВЛ. Ч. 1. С. 13-14). Кроме того, в "Баварском географе" IX в. Lendizi и Busani помещены в разных местах как название разных племенных объединений (Hordk В.. Trdvnicek D. Descriptio civitatum ad septentrionalem plagam Danubii (tzv. Bavorsky geograf). Praha, 1956. S. 2-3).

    Иная точка зрения, согласно которой название "лендзяне" было распространено на это объединение восточных славян потому, что в предшествующее образованию Древнерусского государства время оно было подчинено польскому племенному объединению с таким названием (towmianski H. Ledzianie. S. 112-114), не опирается на прямые свидетельства источников: о таком племени на территории Польши ничего неизвестно. Население Южной Польши, граничившей с будущими древнерусскими землями в IX в., судя по данным "Баварского географа" (Hordk В., Trdvnicek D. Descriptio. S. 3) и дополнений короля Альфреда к "Истории" Орозия (MMFH. III. S. 338), носило название "висляне". При современном уровне знаний вопрос о том, почему Константин назвал волынян лендзянами, остается открытым.

    Последняя обобщающая работа о лендзянах: см.: Labuda G. Czechy, Rus i kraj Ledzian w drugiej potowie X wieku // Labuda G. Studia nad poczqtkami panstwa polskiego. Poznan, 1988. T. II.

    16. Единственное раннесредневековое свидетельство о названии территории расселения финского племени - мордвы (Moravcsik Gy. Byzantinoturcica. Bd. II. S. 132) Сp.: DAI. 42.78.

    17. Важное свидетельство для решения спора о границах между Болгарией и печенегами в середине Х в. (см. коммент. 4 к гл. 8).

    18. У Ибн Фадлана есть сведения о кочевьях печенегов, живущих среди гузов, подкрепляющие информацию Константина. Ибн Фадлан отметил бедность и неустроенность этих оторвавшихся от своих соплеменников печенежских племен (Ковалевский А. П. Книга Ахмеда Ибн-Фадлана. С. 130 - перевод; Zeki Validi Togan A. Ibn Fadlans Reisebericht. S. 17-18 - текст, S. 33 - перевод).

    19. Названия печенежских крепостей имеют тюркскую основу и поддаются переводу. Вторая составная часть большинства названий, звучащих в передаче Константина как "гатый" или "катый", означает "укрепление" (Баскаков Н.А. Тюркские языки. С. 129; Nemeth J. Die Inschriften. S. 51). Заимствования из древнеиранских наречий в языки западнотюркских групп произошли в глубокой древности (Баскаков Н.А. Тюркские языки. С. 32-33). Итак, названия крепостей переводятся следующим образом: Тунгаты - Тун-катай, т.е. "мирная крепость"; Кракнакаты - Карак-катай, т.е. "сторожевая крепость"; Салмакаты - Салмакатай, т.е. "патрульная крепость"; Сакакаты - Сака-катай, т.е. "крепость на сваях"; Гиэукаты - Иайу-катай, т.е. "военная крепость" (Баскаков Н.А. Тюркские языки. С. 129; Nemeth J. Die Inschriften. S. 51). Лишь название крепости Аспрон (ср.: 9.91) не связано с тюркским языком. Она означает в переводе с греческого "Белая" и идентифицируется с Белгородом Днестровским (DAI. II. Р. 57).

    20. Константин выделяет среди восьми печенежских племен, переселившихся в южнорусские степи, три племени под названием "кангар". Их названия соответствуют характеристике кангаров как "мужественных и благородных". Это племена "отличающихся заслугами", "голубого чура" и "йула цвета древесной коры" (см. коммент. 10 к гл. 37). Два последних племени имели, как видно из их названий, весьма высоких должностных лиц ("чур" и "гила"). См. коммент. 10 к гл. 38.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 58      Главы: <   37.  38.  39.  40.  41.  42.  43.  44.  45.  46.  47. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.