5. АМЕРИКАНЦЫ В ЕВРОПЕ:  ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ И ДИПЛОМАТИЯ - ИСТОРИЯ США. Т.2 - Автор неизвестен - История США - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 105      Главы: <   75.  76.  77.  78.  79.  80.  81.  82.  83.  84.  85. > 

    5. АМЕРИКАНЦЫ В ЕВРОПЕ:  ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ И ДИПЛОМАТИЯ

    К апрелю 1917 г. армия США насчитывала всего 134 тыс. солдат и офицеров и еще 123 тыс. входили в территориальные войска штатов — национальную гвардию 60. Обучение и снаряжение этих войск были не­достаточными. В правящих кругах США многие полагали, что помощь Деньгами и кораблями будет достаточным вкладом в общее дело союзни­ков, и не торопились с развертыванием большой армии. Формирование новых частей проходило медленно. С трудом преодолев массовую оппо­зицию, правительство только 18 мая 1917 г. провело через конгресс за­кон о всеобщей воинской повинности, но с так называемым селективным набором. По специальной процедуре, создававшей видимость демократи-

    ческого и справедливого подхода к мобилизации, все мужчины от 18 до 30 лет (позднее — до 45) подлежали регистрации. Затем из числа заре­гистрированных по жребию отбирали уже для службы в вооруженных силах. Всего к концу войны таким путем была создана армия в 4,8 млн. человек 61.

    Военно-морской флот США насчитывал  197 боевых и  106 вспомога­тельных судов и 67 тыс. личного состава. Флот почти сразу вступил в боевые операции, главным образом против германских подводных лодок, но не слишком активно.

    Первые американские войска отправились за океан уже летом 1917 г. Но даже к началу 1918 г. во Франции было не более 200 тыс. плохо обученных американских солдат, без тяжелого вооружения. Союзники не считали возможным, несмотря на свои потери, вводить эти войска в бой. Только в ноябре 1918 г. численность американских войск на Западном фронте достигла 2 млн.62

    Первой американской армии под командованием генерала Дж. Пер­шинга была доверена операция по очищению Сен-Мийельского выступа. Она планировалась и осуществлялась совместно с французами при под­держке их пехоты, артиллерии, танков и авиации. Перевес в силах был

    двукратным, а на направлении главного удара - восьмикратным. Опера-ция завершалась успехом. В последнем общем наступлении союзников участвовали 1-я и 2-я американские армии. Их привлекли к Маас-Ар-гоннской операции в сентябре 1918 г. Однако продвигались американцы медленно несли большие потери. Действия американского командования вызвали осуждение французов. «Эти американцы погубят наш шанс на крупную победу до зимы»,- утверждал Ж. Клемансо. Он даже говорил

    АМЕРИКАНСКАЯ ПЕХОТА НА МАРШЕ (РАЙОН КОБЛЕНЦА, ГЕРМАНИЯ, 1918 Г.)

    о «кризисе американской армии» и хотел заменить Першинга, как неспо­собного руководить крупными операциями, но этого не сделали, боясь конфликта с США в самый разгар наступления 63.

    Однако в ноябре 1918 г. 1-я американская армия прорвала сильные позиции немцев и этим способствовала их непрерывному отступлению До самого окончания войны 11 ноября.

    Как только обозначились успехи на фронте, руководители дипломатии США начали решать сложную задачу: как обеспечить достижение глав­ной цели — мировой гегемонии. Особое внимание привлекал «русский вопрос», т. е. сохранение России в качестве воюющей стороны.

    Но война внесла существенные изменения в экономические и полити­ческие отношения России с США. Как и для других стран Антанты, CША стали поставлять вооружение для России. Большие и все возра­ставшие производственные мощности заводов США принимали новые военные заказы, несмотря на усиливавшиеся трудности в развитии аме­риканской военной промышленности (сказывались ее молодость, отсутст-

    вие традиций, опытных кадров, неимоверный рост военного производства не обеспечивался соответствующими темпами развития машиностроения и т. п.). В производстве оружия, боеприпасов, других военных материа­лов большую роль играли компании «Ремингтон», «Винчестер», «Вестин-гауз», «Кольт», «Дюпон» и др.

    Деньги на оплату военных заказов царское правительство сначала пыталось получить у американских банкиров; намечалась поездка С. Ю. Витте в США с предполагаемым проектом нового торгового со­глашения. Но затем основным источником кредитования стали англий­ские займы. Английские представители в США и Морган как коммерче­ский агент британского правительства получили фактически неограни­ченные возможности контроля за размещением, выполнением и доставкой в Россию военных заказов и распределением союзнического тоннажа для морских перевозок. Выполненные заказы (в основном боеприпасы) скап­ливались в американских портах; большие партии их лежали без движе­ния в Архангельске и Владивостоке, так как русский железнодорожный транспорт не справлялся с перевозками.

    В годы войны место, которое до 1914 г. занимала Германия по основ­ным статьям ввоза различных товаров в Россию, перешло к США. Шум-яая борьба с «германским засильем» и нараставшее недовольство эконо­мическими отношениями с Англией и Францией делали США для цариз­ма и русских буржуазных кругов подходящим новым «экономическим союзником», который при атом рассматривался как нейтральный и даже аполитичный. Между тем представители открытого в Петрограде отделе­ния «Нэшнл сити бэнк оф Нью-Йорк», различные американские бизне­смены и посол Д. Р. Фрэнсис не скрывали далеко идущих планов внед­рения американского капитала в русскую экономику.

    Наряду с другими промышленниками большую активность проявил Г. Гувер, создав компании по добыче майкопской нефти и получив под­ряд на строительство нефтепровода на юге России. Вместе с компаньона­ми Гувер основал Русско-азиатское общество для эксплуатации лесных и минеральных богатств Урала и Сибири, синдикат по разработке цвет­ных металлов на Алтае и под Нерчинском, добился концессии стоимостью в 1 млрд. долл.64 Компания Ч. Р. Крейна владела значительным паке­том акций Петербургского тормозного завода Вестингауза. С С. Н. Хар-пером (профессором Чикагского университета) и Крейном правительст­венные круги США советовались по делам России. Их советы оборачива­лись косвенным, а то и прямым политическим признанием царизма, Дополненным пожеланиями некоторых реформ.

    В то же время в США видели гнилость и неспособность царского ре-жима и искали возможности его замены либерально-буржуазным прави­тельством. Поэтому Февральская революция, свергнувшая царизм, была

    одобрительно встречена в Вашингтоне и, несомненно, значительно уско-рила вступление США в мировую войну. Буржуазное Временное прави-тельство, прилагавшее все усилия, чтобы продолжить войну и остановить в   России   революционный   процесс,   немедленно   получило   официальное признание правительства США.

    Стремясь к военно-политическому лидерству в союзнической коали­ции, США оказали содействие Временному правительству в борьбе с ре­волюцией и сделали продолжение первой мировой войны основой своей политики в «русском вопросе».

    Предложение кредитов последовало теперь с американской стороны но одновременно выдвигались требования усилить подавление револю­ционных выступлений и борьбу с антивоенными настроениями в массах По мере развития революции эти требования превратились в курс, рас­считанный на удержание России в зависимости от американского креди­тора путем строгого дозирования денежных займов с упором на возмож­ность американского вмешательства в русские внутренние дела и ока­зание влияния на политику Временного правительства.

    Вместе с дипломатами Антанты представители США бесцеремонно вмешивались во внутренние дела России, требуя, чтобы Временное пра­вительство подавило революцию и устранило большевиков. Осенью 1917 г. союзники достигли соглашения о разграничении их деятельности в деле «помощи» России. К этому времени американцы предоставили России займы на сумму 325 млн. долл.65 США всячески подчеркивали незави­симость от Антанты своего курса в русских делах, изображая себя вер­нейшими друзьями «новой России» и одновременно оказывая на нее сильный и жесткий нажим. Представители США постоянно сообщали Временному правительству о недовольстве в Вашингтоне выступлениями народных масс в России, развалом армии. Чтобы побудить Временное правительство к решительным действиям, США затягивали решение вопроса о кредитах или обещали дать 3 млрд. долл., но только на веде­ние войны.

    Провал летнего наступления русской армии вызвал в правящих кру­гах США известную сдержанность, а затем сопротивление всем просьбам Временного правительства. В июле—августе пресса США сокрушалась, что Россия фактически вышла из войны, и поскольку Антанта на краю истощения, груз войны придется нести Америке. Досаде, гневу американ­ских капиталистов не было предела.

    По этим причинам в Россию одна за другой начали прибывать аме­риканские миссии. Их посылали различные правительственные ведомства в целях политической и экономической рекогносцировки, для пропаган­дистских кампаний в пользу продолжения участия России в войне и упрочения власти Временного правительства. Президент Вильсон отпра­вил миссию во главе с Э. Рутом, который был возведен в ранг чрезвы­чайного посла, а все восемь членов этой миссии, в том числе социалист крайне правого толка Ч. Э. Расселл и вице-президент АФТ Дж. Дан-кен,— в ранг чрезвычайных посланников. Их многочисленные публичные выступления с призывами продолжать войну успеха не имели.

     

    Рекомендовав Вашингтону усилить помощь Временному правитель­ству, миссия Рута тем не менее выразила сомнения в его жизнеспособ­ности. Рут, по его собственным словам, накануне июльских событий на­стаивал перед Временным правительством на аресте В. И. Ленина, раз­громе большевистской партии66. Этого же требовал и посол Фрэнсис, активно вмешивавшийся в действия Временного правительства в момен­ты политических кризисов.

    Собственную миссию прислал в Россию американский Красный Крест, официально действовавший в качестве филантропической организации, но тесно связанной с Уолл-стрит. Ее возглавлял сначала У. Б. Томпсон, уолл-стритовский магнат, а затем Р. Робинc, профессиональный политик, буржуазный радикал и социальный реформатор. Эта миссия развернула широкую пропагандистскую кампанию в поддержку правительства Керен­ского и продолжения войны, субсидируя правых эсеров и их печать.

    Однако никакие усилия внешней и внутренней реакции не смогли воспрепятствовать свершению первой в истории человечества победонос­ной пролетарской революции. 10 ноября 1917 г. американские газеты со­общили о победе большевиков в России.

    Великая Октябрьская социалистическая революция ознаменовала ко­ренной поворот во всемирной истории, открыла новую эпоху в истории человечества — эпоху перехода от капитализма к социализму. После про­рыва фронта мирового капитализма в России было создано первое в исто­рии социалистическое государство.

    В гуще революционных событий октябрьских дней вместе с рабочими и солдатами Петрограда были радикальные американские журналисты, ставшие друзьями Советской России, деятелями коммунистического и рабочего движения США — Джон Рид, Артур Рис Вильяме, Луиза Брай-ант, Бесси Битти. Книга Дж. Рида «Десять дней, которые потрясли мир», получившая большое политическое звучание, стала для миллионов людей во всем мире важнейшим источником сведений об Октябрьской революции.

    Вначале официальный Вашингтон, узнав о победе Октябрьской рево­люции, надеялся, что Советская власть обречена на поражение. Эту мысль высказывали буржуазные журналисты, об этом писал из Петро­града посол Фрэнсис, ту же идею развивал в своих меморандумах прези­денту Вильсону государственный секретарь Р. Лансинг, требуя немедлен­ной помощи лидеру контрреволюции на Дону генералу А. М. Каледину. Разумеется, военные поставки из США в Советскую Россию были пре­кращены. Непризнание Советского правительства, активное противодей­ствие его усилиям в пользу установления мира и участие в различных контрреволюционных действиях с целью свержения Советской власти и восстановления власти буржуазии стали главными элементами русской политики США на ее новом этапе.

    Руководители американского правительства вместе с лидерами Антан­ты пытались толкнуть Советскую Россию на путь продолжения войны с Германией. Между тем Советское правительство противопоставляло милитаризму Антанты и  США политику делового  взаимовыгодного  со-

    трудничества. В. И. Ленин в беседах с Робинсом предложил организацию советско-американского товарообмена. Вслед за этим молодые советские хозяйственные органы провели 15 февраля 1918 г. в Петрограде совеща­ние с английскими и американскими представителям, на котором об­суждались конкретные пути установления советско-американских деловых связей. Советская сторона предлагала рассчитываться за американские поставки золотом. Речь шла о возможности предоставления Соединенны­ми Штатами крупного кредита для промышленных поставок с депониро­ванием русского золота в нейтральных странах и об американской концессии на Камчатке или в Восточной Сибири. Советские ведомства готовили к отправке в США специальную комиссию для ликвидации военных заказов царского правительства и установления экономических отношений на новых основах.

    Советские предложения, будь они приняты, имели бы большое поли­тическое значение. В. И. Ленин впоследствии заявил Л. Брайант: «В на­чале 1918 г. я говорил американцам, в частности полковнику Робинсу, что дружеское отношение к Советской России в интересах Соединенных Штатов. Уже тогда я указывал на желательность торговых отношений — как с нашей точки зрения, так и с точки зрения Америки. Мы предло­жили концессии иностранному капиталу» 67.

    К маю 1918 г. при участии В. И. Ленина был разработан подробный план развития советско-американских экономических отношений. Это был чрезвычайно обстоятельный и реалистический документ, в котором содержался глубокий историко-экономический анализ русско-американ­ских торговых связей, доказывавший их взаимовыгодность и перспектив­ность 68.

    Однако правящие круги Соединенных Штатов, ослепленные классовой ненавистью, опасаясь воздействия первого социалистического государства на мировой пролетариат, развили бурную антисоветскую деятельность, установлением экономической блокады стремились уничтожить Советскую страну69. Вместе с Англией и Францией США разрабатывали планы раздела России на зоны интервенции и хотели сорвать заключение ею мира с Германией. Англичане и американцы высадили 13 тыс. войск на Советском Севере.

    Американские войска высадились также на Дальнем Востоке и фак­тически выступили как пособники русской контрреволюции, активно под­держивали, в частности, Колчака. Правящие круги США не могли при­мириться с победой трудящихся в России и продолжали участвовать в антисоветской интервенции и после окончания мировой войны.

    Обозначившийся с самого начала антисоветской интервенции ее воен­ный и политический провал в результате наступления Красной Армии ощущался в США с большой силой. Американские солдаты в составе интервенционистских сил проявляли недовольство. В самих США рабо­чие, прогрессивные организации выражали решительный протест как про­тив пребывания американских войск на советской земле, так и против

    помощи российской контрреволюции. Выступления Ю. Дебса, Ч. Рутен-берга, Дж. Рида, А. Р. Вильямса и других пропагандистов идей мира и социализма, знакомивших соотечественников с трудами В. И. Ленина, встречали отклик в массах американского населения. Симпатии к первой в мире социалистической революции в России, пролетарская интернацио­нальная солидарность нашли выражение в движении «Руки прочь от Со­ветской России». Интервенционистская политика правительства Вильсона натолкнулась на недовольство и среди некоторой части либерально-бур-жуазной общественности и в конгрессе США. Впоследствии из этой сре­ды вышли деятели, которые выступали в вопросе об отношениях с Совет­ским государством с реалистических позиций. В немалой степени этому способствовала политика Советского правительства, отстаивавшего курс на деловое и взаимовыгодное всестороннее сотрудничество между обеими странами.

    Кроме «русского вопроса», во внешней политике США 1917—1918 гг. существовали и другие, достаточно важные и острые проблемы. Участие Америки в войне не ослабило, а только видоизменило межимпериалисти­ческие противоречия. Их основой было дальнейшее усиление США, а вместе с этим и рост их претензий на мировое руководство. «Нам предназначено играть важную роль в войне, и нам будет что сказать, когда начнут определять условия мира»,— утверждала американская печать70. Исходя из этого правящие круги, финансовый капитал стре­мились идти самостоятельным курсом, вести «свою игру». Особенно чет­ко ставился вопрос о послевоенной политике: Америка не должна быть связана какими-либо союзами, соглашениями. «США продвинут справед­ливое (т. е. выгодное для них.— Авт.) решение вопросов мира, если их руки не будут связаны безвозвратными обещаниями»,— предупреждали в деловых кругах 71. Оговаривалась и независимая линия по отношению к Германии.

    В кругах, особенно близких к Вильсону, пропагандировали амери­канскую программу будущего мира: либерализм, в том числе и «коммер­ческий», т. е. свобода морей и торговли; либеральные условия мира; ни­каких репрессий против побежденных, никаких захватов и протекцио­низма; либерализация Германии и т. д.

    Полное и последовательное выражение эта программа получила в из­вестных «14 пунктах» Вильсона, сформулированных в речи президента США 8 января 1918 г. и определявших курс внешней политики страны на время войны и в послевоенные годы. Содержание основных «пунктов» сводилось к следующему: уничтожение тайных соглашений и замена их открытыми договорами; свобода морей и торговли, в том числе и в воен­ное время; сокращение вооружений; разрешение колониальных споров с учетом интересов не только хозяев, но и населения колоний; освобож­дение Бельгии, Эльзас-Лотарингии и других оккупированных Германией территорий; свободное урегулирование и независимое решение всех вопро­сов, связанных с событиями в России; исправление границ Италии на национальной основе; автономия народов, населяющих Австро-Венгрию и Турцию;  создание независимой Польши;  организация союза наций в

    целях гарантии независимости, целостности всех государств и прочного мира и др.72

    За либеральной и псевдопацифистской фразеологией «14 пунктов» скрывались намерения империализма США утвердить свои позиции на мировых рынках, ликвидировать имевшееся тогда военное превосходство Антанты, удовлетворить претензии капиталистов тех стран, которые не являлись соперниками США, подавить революцию в России и т. д. Внеш­не миролюбивые предложения не меняли агрессивной сущности этой про­граммы,   выражавшей  стремление   США  к  гегемонии  во   всем  мире.

    Подлинное содержание «14 пунктов» прояснялось комментариями к ним, опубликованными 27 сентября 1918 г. Их написали У. Липпман, Ф. Кобб при участии и с одобрения В. Вильсона и Э. Хауза. Учитывая происшедшие события (затянувшаяся война и агония германского блока, нарастание революции во всей Центральной Европе), комментарий уже­сточал требования к Германии, «не соблюдающей договоров», и усили­вал антисоветскую направленность п. 6, предлагая фактически расчле­нить   бывшую   царскую   Россию   и   ликвидировать   Советскую   власть73.

    «14 пунктов» носили империалистический, антисоветский характер, были прямо нацелены против революционного и национально-освободи­тельного движения. Под эгидой Лиги наций США намеревались создать объединенный фронт капиталистов в целях уничтожения революции. Вильсон призывал создать «новый порядок» против «яда большевизма». «14 пунктов» как пропагандистский документ были противопоставлены миролюбивой политике Советского государства в целях умалить значение Декрета о мире, предложений о мирных переговорах и публикации доку­ментов о тайных договорах Антанты. Не случайно В. И. Ленин назвал Вильсона идолом мещан и пацифистов74.

    Опубликование «14 пунктов» было дипломатическим маневром прави­тельства США: Вильсон планировал захватить в свои руки будущие мир­ные переговоры и подтолкнуть страны «тройственного согласия» обра­щаться с просьбами о мире именно к США.

    «14 пунктов» были ударом и по союзникам, ибо противопоставляли их тайным договорам лицемерный идеализм предложений американского президента и демагогические фразы о суверенитете, равенстве, демокра­тии, самоопределении и т. п. Империалисты США широко использовали «14 пунктов» для расшатывания изнутри германского блока и давления на собственных союзников.

    Вступив в войну, США сразу же объявили, что не являются членом Антанты, а только примыкают к ней. Характерно, что война Австро-Венгрии была объявлена лишь 7 декабря 1917 г., а по отношению к Бол­гарии и Турции США сохраняли нейтралитет до конца войны.

    В феврале 1918 г. Вильсон высказал надежду, что экономическая мощь американцев будет столь велика, что союзники должны будут по необходимости уступить их давлению и принять американскую «програм­му мира». Англия и Франция, писал он, не разделяют подобных взгля­дов на мир, но, когда война кончится, можно будет заставить их изме­нить позицию75. США стремились подчинить себе финансы союзников,

    матическим усилиям США, американский журнал писал: «... У нас есть основания быть командующей фигурой, так как мы выиграли, ибо при­шли свежими „за час до победы", но нам не дают решающего голоса. Мы могли бы надеяться, что союзники уступят нам руководство в сове­тах мира, но они, относясь к нам вежливо, не принимают наше лидер­ство и не показывают даже намерения сделать это» 78.

    Мировая война шла к концу. Успех летнего наступления Антанты и США показал, что центральные державы проиграли. Австро-Венгрия и Германия к вящей радости американского президента обратились к Виль­сону, предлагая начать переговоры о мире на основе «14 пунктов». Однако Вильсон не торопился. Ситуация на фронтах, наращивание воен­ной и экономической мощи США позволяли и дальше если не затяги­вать военные действия, то во всяком случае шантажировать противника этим, вымогая уступки. Великобритания и Франция выступали против такой тактики, их разногласия с США усилились, и Вильсон даже угро­жал сепаратными переговорами с немцами79.

    Начавшаяся в Германии Ноябрьская революция заставила империа­листов всех стран поспешить. К тому же демократы потерпели серьез­ное поражение на частичных выборах в ноябре, что отразилось на пре­стиже главного «миротворца» Вильсона80. 11 ноября 1918 г. было объ­явлено перемирие. Война за передел мира закончилась. Капитализм вступил в период общего кризиса: на шестой части земного шара побе­дила социалистическая революция. Во многих странах поднималось рево­люционное движение во главе с рабочим классом.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 105      Главы: <   75.  76.  77.  78.  79.  80.  81.  82.  83.  84.  85. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.