4. ЭКСПАНСИЯ В ЗАПАДНОМ ПОЛУШАРИИ И НА ТИХОМ ОКЕАНЕ (1914-1917) - ИСТОРИЯ США. Т.2 - Автор неизвестен - История США - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 105      Главы: <   68.  69.  70.  71.  72.  73.  74.  75.  76.  77.  78. > 

    4. ЭКСПАНСИЯ В ЗАПАДНОМ ПОЛУШАРИИ И НА ТИХОМ ОКЕАНЕ (1914-1917)

    Заняв с конца XIX в. первое место в мире по экономическим пока­зателям, Соединенные Штаты усилили вывоз товаров и капиталов. Од­нако существовало несоответствие между экономической мощью США и их долей в мировой торговле, в вывозе капиталов, в колониальных владениях. Даже в Западном полушарии они уступали европейскому капиталу.

    Стремясь ликвидировать несоответствие между своей силой и долей в империалистическом грабеже, империализм США вступил в острые, глубокие конфликты со всеми ведущими державами. Но масштаб и острота противоречий с каждой из них были неодинаковыми. Старые англо-американские противоречия, особо резко проявлявшие себя в борьбе нефтяных, горнорудных и иных монополий и банков, смягчались до известной степени давними экономическими, культурными и прочими связями и традициями, а главное — прогрессирующим ослаблением ка­питализма Великобритании. Сближала Англию и США общая опасность, исходившая от империалистической Германии. На рынках мира немец­кие и американские монополии сталкивались все чаще и резче; не раз возникали и дипломатические конфликты. Все развитие американо-гер­манских отношений вело к неизбежному столкновению этих стран. После 1905—1907 гг. усилились противоречия США с Японией. Япон­ская иммиграция на Тихоокеанском побережье США вызывала конфлик­ты, которые могли стать поводом для войны. Союз с Англией, сближе­ние с царской Россией, возможный сговор с Германией делали Японию опасной для США.

    Как только началась мировая война, США усилили экспансию, стре­мясь вытеснить с мирового рынка европейских конкурентов. Главным направлением в наступлении американского капитала оставались Южная и Центральная Америка, а также бассейн Карибского моря. За годы войны общий объем торговли США с Латинской Америкой вырос с 0,7 млрд. в  1913 г. до  1,6 млрд.  долл. в  1919  г.  Американские  банки

    открывали в странах соседнего континента свои отделения,  бросая вы­зов европейской финансовой монополии.

    Правительство Вильсона стремилось сделать все возможное для под­держания экономической экспансии. Было срочно завершено строитель­ство Панамского канала, приняты меры по охране  «интересов» монопо­лий США и т. д. Особое место в политике Вильсона заняли панамери­канские   экономические   конференции,   которые   использовались,   чтобы создать  условия  для  внедрения  американского  капитала  в   экономику Южной и Центральной Америки. Первая такая конференция прошла в мае  1915 г. в Вашингтоне. О значении, которое придавалось этой кон­ференции,  говорил  факт  участия  в   ней   150  крупнейших   банкиров  и капиталистов Соединенных Штатов и всего кабинета во главе с прези­дентом.

    Вильсон,  министр  финансов  Макаду и другие  представители  США фактически  требовали разрыва  экономических  сношений  с  Европой и подчинения   всех   соседних   стран   диктату   Уолл-стрит.    Конференция приняла  ряд  общих решений  и создала  межамериканскую  Верховную комиссию по экономическим проблемам. В США высоко оценили итоги конференции,   но  позже  выяснилось,   что   в   Вашингтоне   поспешили  с положительной оценкой. После тщательной подготовки в апреле 1916 г. в   Буэнос-Айресе  собралась  вторая  панамериканская  конференция,   об­суждавшая уже конкретные вопросы:  о создании общих средств  тран­спорта, связи, валюты и т. п. Однако ввиду сопротивления латиноамери­канских стран и стоявших за  ними великих  держав  вопросы,  постав­ленные  на  конференции,  по  выражению  российских  дипломатов,   «как бы повисли в воздухе», и дело ограничилось принятием резолюций, не имевших обязательной силы 44.

    Правящие круги США не смутило сопротивление, и они продолжа­ли свой курс. Одно время они пытались создать Ассоциацию американ­ских государств во главе с США с целью юридически оформить геге­монию, добивались объединения всего континента под лозунгом «Аме­рика для американцев», чтобы изгнать европейский капитал.

    Вильсон,    «теоретически»   обосновывая   экспансию,   утверждал,  что США, как «старший брат», отвечают за «свободу, право и национальный суверенитет на обоих континентах полушария»,   что имеют обязательст­ва защищать не только свои фланги,  «не только   порты, но и души» 45. Этот   «патернализм»   сочетался  с  доктриной   «непризнания»   неугодных для США правительств, которые подвергались давлению, экономической и политической блокаде.  Доктрина  Монро использовалась  как   «мандат американского   империализма»,    угрожавшего    интервенцией   всем,    кто не будет «соблюдать у себя порядок» 46.

    Первой жертвой интервенционистской политики Вильсона была Мексика. Воспользовавшись ослаблением позиций Англии, США уси­лили свой нажим, использовав инцидент в Тампико, где в апреле-1914 г. имел место краткосрочный арест американских матросов. Не­смотря на извинения со  стороны мексиканских властей,  США  начали

    вecной 1914 г. давно готовившуюся интервенцию. Морская пехота, под­держанная   всем   Атлантическим   флотом   США,   захватила   21   апреля Мексиканский порт Веракрус 47.

    Этот шаг вызвал сильное сопротивление мексиканцев и возмущение на всем континенте. Правительство Вильсона, оберегая авторитет «доб-pого соседа», было вынуждено искать другой выход и приняло посредни­чество послов стран ABC (Аргентины, Бразилии и Чили) в «дружеском урегулировании» конфликта. Однако конференция в Ниагара-Фолc в мае—июле 1914 г. не дала реальных результатов.

    В августе 1914 г. в Мексике к власти пришел К. Карранса, который поднял вопрос о выводе войск США, что последним и пришлось сде­лать в ноябре 1914 г. В течение всего 1915 г. правительство В. Виль­сона не оставляло попыток закрепиться в Мексике, играя на противоре­чиях разных течений и отрядов в лагере революции, широко используя демагогию и разного рода маневры, хотя ему пришлось признать прави­тельство Каррансы де-факто. Империалисты США, испуганные перспек­тивой национализации нефтеносных и других земель, требовали вмеша­тельства в дела Мексики, используя любой повод. Налет мексиканских партизан на г. Колумбус (Нью-Мексико), о котором в Вашингтоне зна­ли заранее, и гибель нескольких американских граждан дали такой предлог.

    В Соединенных Штатах развернулась яростная шовинистская кампа­ния с требованием «наказать Мексику» 48. Вильсон, предпочитавший более гибкие средства подчинения соседних стран, все же уступил дав­лению влиятельных кругов. К тому же он хотел нейтрализовать крити­ку республиканцев в канун президентских выборов. В марте 1916 г. правительство США отправило против повстанческой армии Вильи ар­мию генерала Дж. Першинга в 12 тыс. солдат с артиллерией и авиа­цией. Вторжение американцев встретило решительный отпор мексикан­цев. «Экспедиция Першинга» затянулась; она стоила дорого и не вызва­ла энтузиазма и поддержки среди населения США. Президент Вильсонг готовясь к войне с Германией, был вынужден отступить. В декабре 1916 г. обе стороны пошли на соглашение, и в феврале 1917 г. войска США были выведены из Мексики49. Карательная экспедиция закончи­лась бесславно, показав истинное лицо лицемерной «добрососедской» политики Вильсона.

    Вступив в апреле 1917 г. в войну с Германией, США продолжали вмешиваться во внутренние дела Мексики, стремясь задержать приня­тие новой буржуазно-радикальной конституции в этой стране. Постоян­ные происки США облегчали мексиканской реакции подавление движе­ния трудящихся и тормозили развитие революции.

    Интервенционистские методы широко применялись империализмом США в отношениях с другими соседними странами. Долгое время США Добивались полного контроля над Гаити, пользуясь трудным состоянием финансов этой страны. В 1914 г. США задались целью установить кон­троль над таможенно-тарифной системой Гаити и за этот счет выплачи­вать долги зарубежным кредиторам.  По  распоряжению  из  Вашингтона

    морские пехотинцы США бесцеремонно высадились в гаитянской столи­це, изъяли из подвалов Национального банка Гаити золотые запасы на 500 тыс. долл., переправили их в США и поместили в один из банков Нью-Йорка.

    В начале 1914 г., а затем в июле 1915 г. они высадили на острове морскую пехоту, которая, беспощадно истребляя гаитянцев, обеспечила избрание президентом Гаити ставленника североамериканских монополий и заключение в сентябре 1915 г. правительством Гаити нового кабаль­ного договора сроком на 20 лет, по которому США установили над страной бесконтрольное господство в форме протектората50. Таким же путем США установили в мае 1916 г. полный оккупационный режим в соседней с Гаити Доминиканской Республике. В 1914 г. по плану детально разработанному президентом Вильсоном, США контролировали ход выборов в республике, правительство которой попыталось отверг­нуть навязываемый ей из Вашингтона кабальный договор. Высадив в мае 1916 г. морскую пехоту, американцы создали здесь военную диктатуру, сохранившуюся до 1924 г., которая способствовала захвату богатств страны монополиями Соединенных Штатов 51.

    Когда на Кубе возникла угроза свержения ставленника США — президента Менокала, американцы поставили ему большое количество оружия, а в феврале 1914 г. послали на помощь войска для «защиты кубинской конституции». Подавив народное движение, американские контингенты оставались на Кубе до января 1922 г. Таким образом, А. Линк имел все основания заявить, что годы администрации В. Виль­сона стали свидетелями вмешательства США в масштабах, которые прежде никогда не наблюдались и не ожидались 52.

    Применяя вооруженные силы и жесткую политику, Вильсон в то же время широко использовал пацифистскую и либеральную фразеологию, стремился укрепить позиции финансового капитала США методами, более гибкими, чем его предшественники. Ему удалось заключить с Никарагуа в 1914 г. договор Брайана—Чаморро, навязавший народу этой страны режим, зависевший от поддержки США. США подписали договор и с Колумбией, по которому обязывались уплатить компенсацию в 25 млн. долл. за отторжение в 1903 г. территории Панамского канала. Однако этот договор встретил в конгрессе резкую критику республикан­цев,  и  его  ратификация  была  отложена  вплоть  до  апреля   1917  г.

    На Филиппинах, где экономика уже была в руках американских мо­нополий, США из стратегических соображений пошли на некоторую либерализацию режима. Закон Джонса от 1916 г. создавал на Филип­пинах парламент из двух палат и расширял участие национальной буржуазии и помещичьих кругов в управлении страной. Однако полной независимости народ Филиппин не получил.

    Расширение экономической экспансии США наталкивалось повсюду на сильное сопротивление других империалистических держав, в том числе и воевавших в Европе. «Торговые войны» на всех рынках мира продолжались, хотя их масштабы и условия изменились.

    Я годы «нейтралитета» усилились разногласия США с Японией. «Экспансионистские замыслы этих государств столкнулись на обширной притории дальневосточного региона и в бассейне Тихого океана. США усилили вывоз товаров и капиталов в этот район, но ненамного — пре-ятствием явилась позиция Японии, которая сама стремилась использо-11 войну в Европе, чтобы укрепить свое положение во всей Азии. 18 января 1915 г. она предъявила китайскому правительству ноту, со­державшую 21 требование, которые означали фактически полное закаба­ление Китая японским империализмом. США пытались ограничить действия Японии, оказав Китаю некоторую дипломатическую поддерж­ку лишенную, впрочем, силы и энергии. Япония не обратила серьезно­го' внимания на демарш из Вашингтона. Китай к осени того же года был вынужден принять почти все японские требования.

    Американские капиталисты с досадой смотрели, как Япония извле­кает выгоду из слабости Китая. «Наши отношения с Японией неудовлет-ворительны в высшей степени, воина с ней неминуема» — такое заключение делали ведущие органы американской прессы. И в США, и за границей пришли к единому мнению: американская политика на Дальнем Востоке потерпела крах, и гонка вооружений, особенно военно-морских, в США направлена скорее против Японии, чем Германии. Это обстоятельство подчеркивал и В. И. Ленин, указывая, что Америка вступает в войну, чтобы иметь предлог создать сильную постоянную армию. США, писал Ленин, доводят вооружение до бешенства «явно в целях второй великой империалистской войны» 54. Уже тогда Ленин указывал, что «действительная цель вступления Америки в войну — это подготовка к будущей войне с Японией» 55.

    Империалисты США из опыта отношений с союзниками и Японией поняли необходимость иметь мощную военную силу и уже в 1915 г. приняли спешные, хотя и осторожные, прячась от собственного народа, меры по усилению армии и флота. В августе 1916 г. президент и конгресс одобрили программу строительства большого флота, рассчи­танную на пять лет, которая выводила военно-морские силы Америки на второе место в мире после Англии. А Вильсон уже мечтал о флоте сильнее британского, чтобы можно было делать «что хотим» 56.

    Важным фактором в развитии и дальнейшем обострении межимпе­риалистических противоречий явилось изменение роли и места США (ввиду их гигантского обогащения на войне) в системе мирового капи­тализма. Обогащение финансового капитала США имело, как указывал В. И. Ленин, значение «крупного поворота в мировой политике» 57. США превращались в центр мировой финансовой системы, их «вес» возрастал, и это еще более усиливало противоречия с другими держа­вами. В правящих кругах США довольно скоро осознали свое новое по­ложение в мире, а также отношение к ним империалистических сопер­ников. «По мере того как мы богатеем,— сетовал Э. Хауз,— мы стано­вимся менее популярными»58.  Расхождение   позиций   Англии   и   США

    состоит в том, разъяснял Хауз В. Вильсону, что США строят большoй

    торговый   флот,   что   торговля   расширяется   в   необычайных   размерах

    что   страна   быстро   становится  на   место,   которое   до   войны   занималa

    Германия59.       

    Претензии правящих кругов США на мировое господство непомерно росли. В. И. Ленин приводил заявление «руководящей газеты амери­канских миллиардеров», отмеченное «чисто американской откровенностью и чисто американским цинизмом»: «В Европе идет война из-за господст­ва над миром. Для того, чтобы господствовать над миром, нужно иметь две вещи: доллары и банки. Доллары у нас есть, банки мы сде­лаем и будем господствовать над миром» 60. Банкиры ставили вопрос грубо и прямо. Идеологи американского империализма во главе с Виль­соном облекали его в пацифистскую, псевдодемократическую оболочку толковали об отказе от изоляционизма, о выходе из провинциального, положения, о необходимости дать миру «экономическое» (и политиче­ское) руководство, принести всем народам «блага» американского образ­ца жизни. Наиболее полным воплощением этих идей стала концепция-«интернационализма» (точнее было бы сказать интервенционизма), с ко­торой выступали в 1916 г. В. Вильсон, Т. Рузвельт, Э. Рут, У, Липп-ман и др.

    Таким образом, объективный процесс развития межимпериалистиче­ских противоречий, политика экспансии США неизбежно подталкивали эту страну к участию в борьбе за передел мира насильственным путем,, т. е. к войне. Но прежде чем вступить в нее, более 2,5 лет Соединен­ные Штаты пребывали в положении «нейтральной» державы.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 105      Главы: <   68.  69.  70.  71.  72.  73.  74.  75.  76.  77.  78. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.