1. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КУРС В. ВИЛЬСОНА - ИСТОРИЯ США. Т.2 - Автор неизвестен - История США - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 105      Главы: <   65.  66.  67.  68.  69.  70.  71.  72.  73.  74.  75. > 

    1. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КУРС В. ВИЛЬСОНА

    Первая мировая война, вспыхнувшая в августе 1914 г., в течение десятилетий подготовлялась правящими кругами империалистических держав. Она явилась следствием всестороннего глубочайшего кризисаг охватившего капиталистический мир. В борьбе за передел колоний и сфер влияния столкнулись два империалистических лагеря: Антанта (Великобритания, Франция, Россия), с одной стороны, Германия, Ав­стро-Венгрия и их союзники — с другой. Вскоре на стороне Антанты выступили Япония и Италия.

    По ряду причин, о которых речь пойдет дальше, США объявили 4 августа 1914 г. о своем «нейтралитете». Однако буквально с первых дней войны Соединенные Штаты оказались под ее сильным воздействием и вскоре приняли в ней участие, хотя и косвенное, снабжая воюющие державы разного рода припасами, вооружением, финансами. Подобные поставки обеспечили уже в период «нейтралитета» невиданное обогаще­ние финансового капитала США и послужили основой процветания стра­ны вплоть до мирового кризиса 1929—1933 гг.

    Таким образом, летом 1914 г. и для США кончился период «мирно­го» империализма. Вместе с остальным капиталистическим миром Соединенные Штаты вступали в период серьезных потрясений. Во внутренней политике США все яснее обозначивались черты государст­венно-монополистического капитализма, для которого характерно сое­динение силы монополий с силой государства. Именно первая мировая война положила начало перерастанию монополистического капитализма в государственно-монополистический, созданию военного варианта его механизма.

    Война оказала огромное влияние на экономику США, вызвав подъем производства почти во всех ее отраслях, и тем самым обострила и уг­лубила кризис перепроизводства, начавшийся еще осенью 1913 г. С осо­бой силой кризис проявился с октября 1914 г. по март 1915 г., вызвав значительное сокращение добычи угля, производства металлов, тканей и Другой продукции. Индекс промышленного производства в 1914 г. по сравнению с 1913 г. упал на 15,5 пункта, Для современников, американ-

    цев и зарубежных наблюдателей не было сомнений, что страну пора, зил «небывалый кризис», достигший масштабов, каких «давно уже в Америке не было» 1.

    С лета 1915 г. экономическая конъюнктура в США стала меняться Война в Европе затягивалась и превращалась в войну на истощение требовавшую колоссальных денежных и материальных ресурсов, что необычайно увеличило значение США как источника военного снаб­жения. Теперь заказы воюющих стран пошли широким потоком, оправ­дывая надежды американских капиталистов.

    Предвоенное развитие межимпериалистических противоречий, а так­же изоляция Германии и ее союзников от морских сообщений обусло­вили превращение США в арсенал Антанты. Союзнические военные за­купки с августа 1914 г. по апрель 1917 г. оценивались в 3—5 млрд, долл. Многочисленные займы союзников, полученные ими от Соединен­ных Штатов, достигли к апрелю 1917 г. суммы 1,5—2 млрд. долл. Экспорт США в страны Антанты в 1916 г. составил 80% общего эк­спорта (в 1914 г.-35%) 2.

    Военные заказы стали главным фактором в развитии экономики, способствовали быстрой ликвидации кризиса перепроизводства. Если индекс промышленного производства в 1915 г. превысил уровень 1913 г. всего на 3 пункта, то в 1916 г.— на 38 3. Производство важнейших ви­дов промышленной продукции значительно возросло, особенно по срав­нению с кризисным 1914 г. Золото воюющих держав потекло в амери­канские банки. В 1916 г. золотой запас США составил 2,7 млрд. долл., т. е. около трети мирового запаса.

    В условиях войны американские дельцы, пользуясь отчаянной нуж­дой иностранных правительств, назначали любые цены, что вело к безудержной спекуляции и еще большему обогащению банкиров и хо­зяев монополий. Прибыли буржуазии достигли неслыханного ранее раз­мера. Чистые доходы акционерных обществ в США составили в 1916 г. 8,7 млрд. долл. (в 1913 г.—3,9 млрд.).

    Однако тенденция к подъему производства была не единственной в экономике США военных лет.  Вместе с ней постепенно развивалась и другая,  отражавшая односторонность военного бизнеса,  его спекулятив­ный, паразитический характер. Далеко не все отрасли промышленности были   охвачены   «бумом»   военных   лет,   а   со второй половины   1916   г. все  острее и явственнее стали ощущаться отмеченные В. И. Лениным истощение материальных ресурсов,  трудности извлечения новых сверх­прибылей, пресыщение финансового капитала   США и других нейтраль­ных стран 4. Многие американские бизнесмены указывали на ненормаль­ное развитие экономики.  На бирже участились панические распродажы по низким ценам акций компаний, занятых, казалось бы, выгодным воен­ным   бизнесом.   Ширилась   инфляция, вызванная непрерывным спекуля­тивным   ростом  цен.   Все   эти  отрицательные   моменты   не  зачеркивали значительного   увеличения  экономической   мощи   и   богатства   США,   но

    okазали воздействие и на экономику и на политику страны, особенно в начале 1917 г.

    B итоге подъема производства в основных отраслях, размещения воен-

    ных заказов союзников и притока золота для их оплаты   место   США в

    cиcтеме мирового капитализма заметно изменилось.  Они потеснили ев-

    pопейские державы,  открыто бросая вызов довоенному лидеру мировой

    торговли и финансов — Великобритании.

    В годы мировой войны усилилась экономическая экспансия американ­ского капитала. Колоссально выросла внешняя торговля, особенно вывоз. Превышение экспорта над импортом составило в 1917 г. невиданную в истории страны сумму — 3,1 млрд. долл. (в 1913 г.— 0,6 млрд.) 5. Резко увеличился вывоз капиталов. В 1919 г. в США еще было иност­ранных вложений на 3,3 млрд. долл. (до войны — 6 млрд.), а за гра­ницей американские частные вложения всех видов возросли до 7 млрд. долл. (в 1913 г.— 3 млрд.) 6. В октябре 1915 г. США одолжили деньги правительствам Великобритании и Франции в небывалом размере — 1,5 млрд. долл., что знаменовало поворот в истории финансовых отно­шений США и стран Европы. В деловых кругах открыто выражали надежду поставить весь мир в положение должника США, заменить фунт стерлингов долларом и превратить Нью-Йорк в «денежную столи­цу мира» 7.

    Основными направлениями экспансии капитала США оставались Центральная и Южная Америка, бассейн Карибского моря, а также Россия, Китай, Индия. Общий объем капиталовложений США и их торговли с этими регионами и странами значительно вырос за 1913— 1918 гг. Однако экспансия встречала сопротивление стран Латинской Америки, не желавших попасть в цепкие руки «старшего соседа», и про­тиводействие империалистов европейских стран и Японии.

    Объективное развитие экономики США в условиях войны, обостре­ние и усиление внутренних и межимпериалистических противоречий заставили буржуазию все чаще соглашаться на открытое вмешательство правительства в экономическую сферу, что означало дальнейшее разви­тие элементов государственно-монополистического капитализма. Прави­тельство президента Вильсона обратилось к более энергичной экономи­ческой политике. В течение 1914—1916 гг. оно приняло ряд мер для обеспечения бесперебойного вывоза товаров в воюющие и другие страны, старалось ослабить ущерб от английской морской блокады и германской подводной войны. После недолгих лицемерных колебаний и оттяжек Вильсон разрешил Моргану разместить в США англо-французские зай­мы . В интересах крупных банкиров правительство продолжало укреп­лять и расширять федеральную резервную систему (ФРС), это мощное орудие кредитно-финансовой политики правящих кругов США. В сей­фах банков — членов системы к марту 1917 г. было накоплено более 1 млрд. долл. Правительство ходом событий вынуждалось решать вопро­сы сохранения материальных и природных ресурсов, обеспечения непре-

    рывной  работы   транспорта   и   связи   за   счет   государства   и   к  выгод прежде всего монополий.

    Именно такой курс взял президент Вильсон, пытаясь выправить пo-ложение на железных дорогах.  Огромная транспортная система страны в результате конкуренции, лихоимства железнодорожных компаний на-ходилась в критическом состоянии. Владельцы железных дорог и стояв-шие за ними банкиры потребовали от правительства «наведения порядка» на    транспорте,    понимая    под    этим   ликвидацию  контроля   законода­тельных собраний штатов над дорогами, отмену трудового законодатель­ства, разгром профсоюзов железнодорожников, запрещение стачек, а так­же увеличение и без того высоких тарифов и государственных дотаций чтобы сделать железные дороги привлекательными для новых вложений частного капитала. Одновременно крупный капитал стремился избежать национализации  железных  дорог.   (Как известно,  подобные  требования поднимались уже с конца XIX в.)

    Для достижения этих целей был выдвинут план федеральной инкор­порации дорог, по которому правительство брало на себя обязательство поддерживать порядок и их эффективность, оставляя за частными вла­дельцами право получения прибылей. План инкорпорации был скопиро­ван с закона о ФРС и приобрел поддержку среди самых влиятельных кругов буржуазии. Но Вильсон тогда не смог провести этот план в жизнь ввиду   мощной   оппозиции,   с   одной стороны, демократических антимо­нополистических   сил,   настаивавших на национализации средств транс­порта и связи, а с другой — партикуляристских элементов внутри   бур­жуазии  и  политиков,   защищавших  выгодную  для  них   систему  конт­роля дорог со стороны штатов.

    Правительство   начало  вмешиваться  в   сферу  материального  произ­водства,  но  лишь  тогда,  когда  частный  бизнес  отказывался рисковать капиталами или не мог достичь общего согласия. Так, на государствен­ные средства был завершен Панамский канал, долгие годы являвшийся убыточным и обошедшийся налогоплательщикам в 365 млн. долл. Было предпринято строительство железной дороги и разработка ресурсов   на Аляске, на что ушли немалые средства. Конгресс принял новые законы (Ферриса,  Майерса,  Шилдса  и др.)   о  консервации земель и ресурсов главным образом в целях подготовки к войне. Были приняты законы о развитии   энергетики на  государственных   землях,   предусматривавшие большие выгоды монополиям, несмотря на строгие меры правительствен­ного контроля. Готовясь к войне, администрация Вильсона увеличивала ассигнования на  армию  и  флот.   Значительная  часть этих средств шла на закупку вооружения и амуниции у частных компаний. В то же вре­мя   монополисты   фактически   сорвали   строительство   государственных заводов бронеплит и взрывчатых веществ 9.

    Своеобразным   проявлением   усилившегося   государственного   вмеша­тельства  в  сферу экономики  была  деятельность  Федеральной промыш­ленной комиссии   (ФПК),  созданной по закону Ковингтона  от 26 сен­тября   1914   г.   Эта   комиссия,   опираясь   на   ряд   положений  известного антитрестовского закона  Клейтона   (15  октября  1914 г.), пыталась ос­лабить   конкурентную   борьбу,   ограничить  произвол   монополий  и  этим обеспечить плавный ход хозяйственного механизма.

    Деятельность   правительства   в   сфере   экономики   была   столь разно-образна, энергична,  даже  смела,  что в  американской  прессе стали пи-сать  о   «новой  эре  взаимной   полезности»   в   отношениях   бизнеса  и  го-cyдарства,     а     некоторые     реформаторы      даже      предлагали     создать министерство общественных работ.

    Важное место в экономической политике правительства В. Вильсона заняли меры  по  обеспечению возросшей  экспансии  американского  фи-нансового  капитала.   Вильсон  еще  до  войны  мечтал  о  господстве   аме­риканских   товаров   на   рынках   мира,   а   флота  под звездно-полосатым-флагом—на   мировом   океане.   С   началом   войны   Вильсон   выступил   с требованием усилить  экспансию  США  в целях достижения   «новой  ве­ликой роли в новом веке мировой истории». Он добивался от бизнесменов отказа от   «отсталого,  провинциально-мечтательного»  подхода и  предла­гал «поднять глаза к горизонту». В тоне проповедника Вильсон воскли­цал:   «Пусть  ваши  мысль  и  воображение  бегут  за  наши  границы,  по всему свету... Идите же, продавайте товары, которые сделают мир более удобным и счастливым, и обращайте его к принципам Америки!» 10

    С началом военных действий в Европе правительство активизировало свою деятельность,  подталкивая  вывоз   товаров  и  капиталов.   Оно  при­няло также ряд законодательных мер для поддержания экспансии, хотя некоторые из них противоречили традиционному для демократов прин­ципу   свободы   торговли   и   недавно принятым законам против трестов. Так,  билль   Рейни  о  создании  тарифной  комиссии носил  явно  протек­ционистский характер, а билль Уэбба, ставший законом в  1918 г., раз­решал объединение бизнесменов для вывоза товаров и был, по мнению либерально-реформистского   журнала   «Нью   рипаблик»,   одной из  атак на антитрестовское законодательство.

    Важное, принципиальное значение имел закон о федеральном управ­лении судоходством (ФУС). Борьба за его принятие, длившаяся более двух лет, отразила сложный, противоречивый характер процесса выз­ревания государственно-монополистического капитализма, столкновения общих интересов класса буржуазии, защиту которых взяло на себя правительство, и частных интересов отдельных фракций, монополий и партийных клик. Проведение закона оказало большое влияние и на-политическую судьбу президента США и его партии 11.

    Связанное  с  войной расширение экспансии  США выявило  слабость, американского   торгового   флота   и   судостроительной   промышленности.. Судопромышленники, ничего не обещая, требовали государственных суб­сидий. Перевозки товаров морем страшно вздорожали, и торгово-промыш­ленные круги, фермеры и связанные с экспортом банкиры требовали от-правительства   создания   «адекватного  судоходства».   В   августе   1914   г.. Дж. Александер, демократ от Миссури, внес билль, учреждавший Феде­ральное  управление  судоходством из членов  кабинета  с правами конт­роля над судоходством, создания и эксплуатации флота, который стано— вился, таким образом, конкурентом частных судов. Принятый в сентяб­ре 1916 г. закон Александера был мерой, характерной для государственно-монополистической политики.

    Противники принципа государственного вмешательства в экономику судовладельцы, банкиры, дельцы, имевшие «интересы» в английском судоходстве, республиканские политики, искавшие повод для критики администрации, составили грозную коалицию и начали в прессе, а за­тем и в конгрессе битву против билля о ФУС. Авторов законопроекта (Александера, Макаду) и президента Вильсона обвиняли в патернализ­ме, социализме, доказывали неэффективность, бесполезность и вредность предлагаемых мер. Билль несколько раз (и весьма бурно) обсуждался в конгрессе и только в сентябре 1916 г. в сильно измененном виде стал законом. Но теперь в состав ФУС вводились не члены кабинета, а бес­партийные эксперты-бизнесмены; полномочия и функции управления значительно ограничивались. Однако управление получало право стро­ить и эксплуатировать корабли, которые после войны должны были про­даваться частному капиталу по дешевой цене. В целом закон носил компромиссный характер, но его цели были достаточно ясны: помочь проникновению монополии США в Латинскую Америку и другие регио­ны, принести им новые барыши, возложив издержки и убытки на го­сударство.

    Еще летом 1916 г. правительство Вильсона предприняло ряд шагов по мобилизации экономики. Вильсон одобрял так называемое движение «индустриальной готовности» и провел через конгресс законы, не только увеличившие военные расходы США, но и создавшие ряд органов мо­билизации экономики на случай войны, в том числе Совет национальной обороны (СНО) и Совещательную комиссию при нем. В этих государст­венных органах члены правительства открыто сотрудничали с предста­вителями крупного бизнеса. Администрация демократов попыталась соб­рать и необходимые для военных приготовлений средства. Однако вок­руг вопроса о финансировании этих приготовлений в стране и конгрессе разгорелись острые споры. Большинство демократов традиционно избе­гали возрастания государственного долга через внутренние займы. Уве­личение же налогов могло вызвать недовольство в стране.

    Представители рабочих и фермерских организаций, мелкой и средней буржуазии, пацифистски настроенные избиратели, особенно в штатах Юга и Запада, требовали увеличить налоги на промышленников, заня­тых военным производством, на предметы роскоши и при получении наследства. Крупный же капитал стоял за увеличение числа лиц, облагаемых налогами, и самих налогов, особенно косвенных. В итоге недолгой, но яростной борьбы в конгрессе был принят закон, по ряду пунктов отвечавший требованиям масс. Вводились 8%-ный налог на при­быль корпораций и налог на так называемую военную сверхприбыль, а также федеральный налог на передачу наследства. Либерально-бур­жуазные круги одобрили закон, хотя он резко увеличивал также и косвенные налоги.

    Таким образом, в период «нейтралитета» правительство Вильсона оказалось необычайно деятельным. Война и подъем экономики, усилив и обострив противоречия капитализма, выявили тот важный факт, что частный бизнес, как писал журнал «Уорлд уорк», оказался неготовым и неспособным принять «широкий и патриотический взгляд» 12. Прави­тельство   демократов   было   вынуждено  вмешаться  в   сферу  экономики,

    отходя еще дальше от laissez faire и старых догм партии. Оно дей-cтвовало стихийно, без плана, следуя ходу событий, колеблясь и отсту-пая под давлением различных социальных классов и сил. Государство отxoдило от р0ЛИ «ночного (и дневного) сторожа» 13 и становилось все более активным фактором в развитии экономики, имея своей целью пpежде всего обслуживание интересов монополий. Следует при этом отметить вынужденный характер вмешательства государства. Как писала журнал «Нью рипаблик» в июле 1916 г., финансовые круги оказались способными контролировать экономические процессы в хорошую погоду, но во время шторма руль должно брать государство. Все это было сви­детельством не только усиления власти монополий, но и обострения про­тиворечий  капитализма  в  преддверии  участия  США в мировой  войне.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 105      Главы: <   65.  66.  67.  68.  69.  70.  71.  72.  73.  74.  75. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.