2. ОБРАЗОВАНИЕ НАРОДНОЙ ПАРТИИ - ИСТОРИЯ США. Т.2 - Автор неизвестен - История США - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 105      Главы: <   20.  21.  22.  23.  24.  25.  26.  27.  28.  29.  30. > 

    2. ОБРАЗОВАНИЕ НАРОДНОЙ ПАРТИИ

    Вслед за победой фермеров в ходе ноябрьских выборов 1890 г. в де­кабре в Окале (штат Флорида) состоялась сессия высшего совета Южно­го альянса, на которую были приглашены фермерские и рабочие органи­зации Севера и Запада. Одновременно там же проводил свой съезд альянс фермеров-негров. Вместе с представителями ряда альянсов северо­западных штатов уполномоченные Канзаса потребовали немедленного со­здания независимой политической партии с программой, которая могла быть поддержана и рабочими организациями 21.

    Бурная дискуссия завершилась принятием компромиссного решения: созвать через месяц в Вашингтоне предварительное совещание в целях выработки текста официального обращения ко всем фермерским и рабо­чим организациям с просьбой прислать делегатов на съезд народных представителей в феврале 1892 г. Это было крупным шагом вперед на пути создания независимой политической партии.

    Другим достижением сессии альянса в Окале явилось принятие про­граммы, которая делала упор на борьбу за осуществление требований фермерских альянсов по земельному, налоговому, финансовому и тариф­ному вопросам, выдвигала требования национализации средств транспор­та и связи и передачи государству исключительного права на выпуск денег в стране. Окалская программа более, чем любая предыдущая, отражала устремления фермеров. В дальнейшем для привлечения рабо­чих и других трудящихся слоев населения в окалскую программу вноси­лись дополнительные вопросы, и в таком расширенном виде ее требова­ния вошли в программу Народной партии 22.

    По инициативе сторонников образования третьей партии, особенно активно выступавших в штатах Канзас и Индиана, небольшая группа участников сессии объявила о созыве национальной конференции в Цин-

    циннати в феврале 1891 г. Это предложение делегаты ежегодного съезда Северного альянса (январь 1891 г.) в Омахе (штат Небраска) сначала отклонили как слишком поспешное. Вопрос был улажен перенесением срока на 19 мая 1891 г., и Северный альянс выделил своих делегатов. Принятая на съезде в Омахе программа северных фермеров по многим пунктам совпадала с требованиями окалской программы Южного альян­са. В отличие от Южного альянса Северный без оговорок высказался за новую партию23.

    Почти одновременно со съездом Северного альянса в Омахе Макьюн провел в Вашингтоне совещание представителей Южного альянса, На­ционального альянса цветных фермеров, Фермерской ассоциации взаим­ной помощи и ОРТ. Эти фермерские и рабочие организации образовали Конфедерацию производственных организаций для проведения разъяс­нительной работы и расширения движения за третью партию на основе программ, принятых в Сент-Луисе и Окале. Было решено провести съезд фермерских и рабочих организаций 22 февраля 1892 г. в Сент-Луи­се, для организации которого выбрали подготовительный комитет.

    Трудящиеся фермеры с энтузиазмом восприняли известие о практи­ческих мерах по созданию новой партии и приглашение на объедини­тельную конференцию рабочих организаций. В апреле 1891 г. на собра­нии местного альянса в Канзасе фермеры поддержали эту инициативу и приняли резолюцию, в которой говорилось, что для тружеников земли пришло время порвать прежние политические связи и объединить усилия с политическими действиями рабочих организаций. Фермерская пресса призывала к созданию широкого союза беднеющих фермеров и городских рабочих. Газета «Фармерз элайэнс» 21 марта 1891 г. писала: «Поскольку с каждым годом фермеры и рабочие становятся беднее, а монополисты и банкиры — богаче, для первых нет иной альтернативы, кроме вовлечения в коалицию всех фермеров, ремесленников и рабочих».

    Конференция представителей фермерских и рабочих организаций от­крылась в назначенный день — 19 мая 1891 г. в Цинциннати, куда при­было свыше 1400 делегатов из 33 штатов и территорий. Лозунги, украшав­шие зал заседаний, призывали фермеров и рабочих к единству действий в борьбе против общего врага — монополий: «Мы — против всех монопо­лий», «В единении — сила, в раздробленности — поражение», «У нас за­ложены 9 миллионов жилищ».

    На конференции были представлены фермерские альянсы и ассоциа­ции, бывшие гринбекеры, последователи Г. Джорджа и Э. Беллами. Сравнительно крупную делегацию (56 человек) прислал ОРТ. Ее руко­водителем был Т. Паудерли. Среди представителей АФТ находился С. Гомперс. Преобладали же делегаты из северо-западных штатов: только четыре штата — Канзас, Огайо, Иллинойс и Небраска — на­правили около тысячи человек. Из Канзаса, в частности, прибыли 411 делегатов 24. Южный альянс воздержался от официального участия, хотя в Цинциннати прибыли 36 представителей от местных альянсов Юга, в том числе председатель Фермерского альянса Джорджии Л. Л. Ли-вингстон. «Народ, съехавшийся на эту конференцию,— отметил орган Южного альянса,—это не политиканы, а солидные рассудительные люди,

    и, может, никогда в истории нашей страны ни одно таких размеров соб­рание не было настолько проникнуто едиными чувствами. Против про­граммы не раздалось абсолютно ни одного оппозиционного голоса. Дис­куссия возникла лишь по вопросу о времени сформирования партии» 25 Против немедленного создания партии выступили, лидеры Южного альянса и значительная группа консервативных деятелей Северного альянса во главе с Дж. Уивером. Однако их оппозиция была сломлена Канзасские фермеры прямо заявили, что, не создав новой национальной партии, они не осмелились бы вернуться домой. По предложению пред­седателя комиссии по выработке резолюций Доннелли конференция в Цинциннати приняла решение о немедленном создании Народной партии и сформировании Национального комитета. Это историческое решение с огромным воодушевлением было встречено большинством делегатов Аплодисменты не утихали в течение получаса. Председателем Националь­ного комитета был избран Г. Е. Таубенек из Иллинойса, а секретарем -известный деятель рабочего и гринбекерского движения председатель профсоюза бондарей и член правления ОРТ Р. Шиллинг. Об активном участии рабочих в создании Народной партии говорит также факт изб­рания в комитет У. Р. Лэмба - руководителя АФТ в Техасе

    Конференция в Цинциннати уполномочила Национальный комитет

    принять участие в съезде народных представителей в Сент-Луисе в фев­

    рале 1892 г., созываемого по инициативе Южного альянса, и по возмож­

    ности объединить усилия со всеми другими организациями, которые

    пришлют делегатов на этот съезд. Если же в Сент-Луисе не удастся до­

    стигнуть объединения, то Национальному комитету Народной партии

    поручалось созвать не позднее 1 июня 1892 г. съезд для выдвижения

    кандидата в президенты США.       

    Важным достижением конференции в Цинциннати наряду с конкрет­

    ными мерами по организации третьей партии было согласование карди­

    нальных программных требований Северного и Южного альянсов и при­

    нятие определенных шагов для объединения действий с рабочими орга-

    низациями. После              Цинциннати   наметились  первые   контуры  коалиции

    фермеров Севера и Юга, городской мелкой буржуазии и рабочих

    Две резолюции по рабочему вопросу, принятые в Цинциннати опре­деленно указывали на стремление делегатов привлечь трудящихся фаб­рик и заводов. Цель резолюций была вполне конкретной и реальной-поддержать чикагских рабочих в их требовании справедливой оплаты за работы на строительстве зданий Всемирной выставки в Чикаго; распро­странить закон о 8-часовом рабочем дне в правительственных учрежде-ниях на всех предприятиях страны. Однако рачительная группа консерва-тивных делегатов возражала против последнего пункта, поскольку представляла на съезде интересы фермеров-капиталистов, эксплуатировавших труд наёмных рабочих.

    Таким образом, уже при основании Народной партии по ряду важней-ших вопросов (национализация железных дорог и средств связи, 8-часовой рабочий день) проявились противоречия между представителями крупных фермеров и пpедставителями трудящегося фермерства и рабо­чих союзов. Различные классовые интересы этих групп со временем выз-

    вали возникновение и борьбу между собой двух фракций — консерватив­ной и радикальной.

    Состав формировавшейся Народной партии был чрезвычайно неодно­роден. В нее вступали фермеры — владельцы хозяйств и арендаторы, мелкие и средние земледельцы и крупные аграрии-капиталисты, ремес­ленники и городские рабочие, мелкие торговцы и предприниматели. Хотя каждая  группа  имела  специфические проблемы и требования,  всех их

    СЕЛЬСКИЙ КУЗНЕЦ

    объединяло сопротивление гнету, который нес им развивавшийся моно­полистический капитализм.

    Массовую базу возглавляемого Народной партией популистского дви­жения составляло беднеющее мелкое и среднее фермерство, главным об­разом фермеры, терявшие права на свои заложенные земли, и безземель­ные фермеры-арендаторы, т. е. слои, находившиеся в той или иной за­висимости от банковского, торгового или землевладельческого капитала. При этом экономическое положение подавляющего большинства ферме­ров, заложивших земли, почти ничем не отличалось от положения арендаторов. Эти социальные слои, пожалуй в наибольшей степени стра­давшие от монополий и аграрного кризиса конца XIX в., составляли в 90-е годы около 3/5 американских земледельцев. Большинство фермеров «зернового пояса» в бассейне р. Миссисипи (штаты Небраска, Канзас, Айова, Вайоминг и др.) не имели возможности платить даже проценты по закладным и находились на грани голода 26.

    В Народной партии, как в грейнджерском и гринбекерском движени­ях, участвовало также крупнокапиталистическое фермерство, эксплуати­ровавшее труд сельскохозяйственных наемных рабочих. Определенные группы крупных аграриев и латифундистов, тесно связанные с банков­ским и торговым капиталом, с самого начала оказались в стане врагов популизма.

    В составе местных организаций Народной партии наблюдались замет­ные различия. В одних округах преобладали фермеры-арендаторы, в, других основной костяк составляли фермеры-собственники, над ферма­ми и землями которых нависала угроза распродажи за неуплату долгов. Колебались число и процент участвовавших в движении фермеров, не имевших ипотечного долга, городской мелкой буржуазии и крупных аграриев-капиталистов, причем последние довольно часто занимали ру­ководящее положение в популистских организациях.

    Движение популистов в значительной степени развивалось на основе предыдущих выступлений организованных фермеров, и многие его уча­стники в свое время являлись грейнджерами или гринбекерами. Вместе с тем к Народной партии, по мере того как она набирала силы, примы­кали авантюристы, которые менее всего были заинтересованы в облегче­нии положения тружеников земли. Эти темные личности, равно как и проникшие вскоре в партию профессиональные политиканы, нанесли зна­чительный ущерб движению.

    С приближением 1892 г.— года президентских выборов — все явствен­нее происходило размежевание классовых и политических сил в стране. Монополии и тресты через своих политических агентов стремились в самом начале блокировать, а затем разбить и подавить выраставшее из народной гущи движение. «Если проклятый альянс или Народная партия победят в этом году в Канзасе,— предупреждал в 1891 г. один из таких агентов буржуазии,— то никакие преграды не смогут тогда удержать членов Южного альянса. Поэтому, чтобы сохранить единство белого Юга, необходимо разбить Народную партию в Канзасе» 27. Консервативные ли­деры альянсов старались подавить любые стремления низовых организа­ций к самостоятельным действиям.

    Национальная конференция в Сент-Луисе, открывшаяся 22 февраля 1892 г., превратилась в арену борьбы фракций. Размежевание мелких фермеров и крупных аграриев-капиталистов, происходившее на местах, проявилось и здесь. Столкновения возникали не только из-за контроля за ходом работы конференции, но и по принципиальным вопросам страте­гии и тактики фермерского движения. Конференция должна была окон­чательно решить, создавать ли независимую политическую партию или по-прежнему следовать за партиями крупного капитала.

    На конференцию прибыло около 800 делегатов от 22 организаций, в том числе от Южного альянса 246 делегатов, Северного альянса — 97, Национального альянса цветных фермеров — 97, грейнджерских лиг — 25, ОРТ — 82, а также АФТ, Союза рабочих металлистов, Союза рабочих проволочной промышленности, союза горняков, рабочих союзов Сент-Луи­са, Спрингфилда, Канзас-Сити, Мемфиса. Рабочие составляли 29% всех делегатов, из них  10%   принадлежали посланцам ОРТ.  Сотрудничество

    рабочих и фермеров проявилось в избрании делегатов ОРТ на ряд ружь водящих постов.

    Под давлением делегатов рабочих и фермеров Запада конференция настояла на включении пункта о передаче правительству железнодорож­ного транспорта и телеграфной сети и тем самым восстановила требова­ние, выработанное на сент-луисском съезде 1889 г. Волнение и энтузиазм делегатов вызвал новый документ — преамбула к программе, составлен­ная Доннелли. В документе анализировалось положение трудящихся масс и делались конкретные выводы. «Мы собрались в условиях,— гово­рилось в преамбуле,— когда наша страна доведена до грани морального, политического и материального разрушения. Коррупция господствует при проведении избирательных кампаний, в законодательных собраниях шта­тов, в конгрессе и затягивает в свои сети даже суды. Газеты или под­куплены, или их заставляют молчать; общественное мнение заглушено; торговля находится в упадке; наши дома и фермы заложены; трудящие­ся фермеры и рабочие влачат жалкое существование, а земля сосредотот чена в руках капиталистов» 28.

    Особое внимание было уделено рабочему классу: «Рабочие городов ли­шены права организации в целях самозащиты; чтобы снижать им зара­ботную плату, хозяева ввозят пауперизированных иностранных рабочих; чтобы расстреливать их, они в нарушение наших законов создают по­стоянную армию наемников... Плоды труда миллионов нагло расхищают­ся, для того чтобы небольшая кучка магнатов, презирающих нашу рес­публику и посягающих на нашу свободу, могла создавать себе колоссаль­ные состояния, невиданные в истории человечества» 29.

    Выдвижение кандидата на пост президента США популисты провели на съезде в г. Омаха 4 июля 1892 г. Им стал участник гринбекерского движения генерал Дж. Уивер, хотя некоторые радикальные популисты, учитывая его консервативные взгляды, считали выдвижение его канди­датуры ошибкой30. Для привлечения рабочих на сторону популистов омахский съезд принял дополнительные резолюции к программе Народ­ной партии, касавшиеся специфических требований рабочих, в том числе сокращения рабочего дня, запрещения использовать пинкертоновских наемников против стачек, а также ограничения «нежелательной иммиг­рации». Однако это не повлекло за собой официальной поддержки попу­листов со стороны лидеров ОРТ.

    Энергично проведенная кампания 1892 г. принесла Народной партии вселявший надежду успех. Из 12 млн. принимавших участие в выборах избирателей за кандидатов Народной партии голосовали 1029 846 чело­век (почти 9%). Народную партию в высшем законодательном органе страны представляли 10 членов палаты представителей (от Канзаса, Небраски, Миннесоты, Колорадо) и 5 сенаторов.

    Определенную победу Народная партия одержала в четырех шта­тах — Канзасе,  Колорадо,   Северной  Дакоте,   Вайоминге,  где  кандидаты

    популистов заняли губернаторские кресла. Ветеран рабочего движения США Ф. А. Зорге, оценивая результаты выборов 1892 г., в письме Ф. Энгельсу отметил успех новой партии 31. He менее удачно для нача­ла популисты выступили и на местах. Им удалось в 19 из 44 штатов провести (учитывая избранных на предыдущих выборах) 345 своих пред­ставителей в законодательные собрания и около 1200 на различные долж­ности в местные самоуправления. На Севере и Западе популисты неред­ко входили в предвыборные соглашения со старыми партиями. В Кали­форнии, например, они провели восемь человек в законодательное собрание, из них пятерых, кооперируясь с демократами, а остальных — с помощью респуоликанцев   .

    На Юге многие фермеры — участники альянса остались лояльными по отношению к демократической партии. В четырех штатах (Техас, Алабама, Северная Каролина и Джорджия), где в 1891 г. насчитывалось около 700 тыс. участников движения фермерских альянсов, популисты набрали лишь 273 тыс. голосов. Но даже в среднезападных штатах, где около 350 тыс. человек отдали свои голоса Народной партии, популисты не получили же дательного числа мест в легислатурах. В «кукурузном поясе» Индианы и Айовы за них проголосовали соответственно лишь 4 и 5% избирателей33.

    Один миллион голосов избирателей и общее число прошедших в раз­личные выборные органы популистских кандидатов уже само по себе де­лали честь молодой партии, в особенности учитывая, что крупная бур­жуазия Севера и Юга сделала все возможное, чтобы нанести поражение ее кандидатам. В огромных масштабах накануне и во время голосования применялись запугивание, шантаж, подкуп избирателей, заполнение из­бирательных урн подложными бюллетенями, подброска «своих» людей в «слабые» избирательные округа, а при подсчете голосов — фальсифика­ция результатов. Популистский лидер Алабамы Дж. Д. Мэннинг отметил, что при рассмотрении итогов голосования, особенно на Юге, «следует учитывать, что голоса, поданные в поддержку этого (популистского.— Авт.) движения, в огромном числе или не принимались во внимание вообще, или же засчитывались в пользу противника» 34.

    Особенно бесцеремонно южпые реакционеры обращались с избирате­лями-неграми. Неоднократно фиксировались случаи, когда плантаторы приводили отряд своих наемных рабочих-негров на избирательный уча­сток и заставляли их голосовать за угодных хозяевам кандидатов. «В Алабаме пе найдется пи одного негра, который не мог бы голосовать так, как он сам считает правильным,— говорил сенатор-расист Морган.— Но, черт побери,— добавил он,— каждый из них по своей шкуре знает, как нужно правильно голосовать» 35.

    Согласно решениям своих съездов популисты развили в конгрессе энергичную деятельность по воплощению в законы требований Народной партии. Вносимые ими билли охватывали общеполитические требования, а также земельный, финансовый и рабочий вопросы, которые тревожили огромное большинство народа. Они требовали передачи железных дорог,

    телеграфной и телефонной сети в собственность правительства, предо­ставления женщинам избирательных прав, непосредственного избрания народом членов сената, исполнения всех общественных функций только выборными, а не назначаемыми лицами, запрещения конгрессменам и судьям верховных судов бесплатно пользоваться телеграфом и проез­дом по железным дорогам, на что охотно шли владельцы последних, рассчитывая на «благодарность» со стороны законодателей и слуг право­судия.

    Как того требовали народные массы, популисты внесли чрезвычайно важные билли о выдаче государством ссуд поселенцам при получении гомстедов и о запрещении выпуска ценных бумаг частными банками. Популисты из западных штатов с засушливым климатом добивались вы­деления федеральных фондов на строительство ирригационных каналов и создания специального правительственного агентства по проведению этих работ36. Посланцы Народной партии в конгрессе, поддержанные широкой кампанией рядовых популистов на местах, вели энергичную, но безуспешную борьбу против отмены закона Шермана о покупке серебра.

    Популисты в конгрессе не обходили стороной возникшие в конце XIX в. вопросы, связанные с проведением агрессивной внешней политики и тенденциями к милитаризации страны. Эти проблемы не поднимались во время съездов фермерских альянсов и Народной партии и не нашли отражения в их программных документах. Но когда в начале 90-х годов в США заговорили о столкновении с Чили, популисты-конгрессмены рез­ко выступили против войны, указав, что она означает новое бремя нало­гов для бедных, а учреждение постоянной армии создаст серьезную угро­зу их свободам. «Жестокие плутократы» пошлют на поля сражений тех бедняков, которых они более всего опасаются у себя дома, и таким об­разом «отделаются от них с помощью войны». Война подогреет дух ми­литаризма в стране и подавит движение масс за улучшение своего поло­жения.

    Отношение популистов к войнам выразил их лидер в палате пред­ставителей: «Я считаю, что приближается время, когда войны — этот варварский способ разрешения споров путем применения оружия — ста­нут такими же реликвиями прошлого... какими в настоящее время явля­ются грубые методы разрешения личных споров с применением физиче­ской силы, дуэли и другие формы насилия над личностью» 37.

    Делегация популистов в конгрессе выступила против увеличения ас­сигнований на военно-морское строительство США в целях соперничест­ва с европейскими флотами: «Нам нечего бояться какой-либо европей­ской державы... Врагами, которых нам действительно следует опасать­ся... являются разросшиеся и наглые корпорации и жадные монополии здесь, внутри нашей собственной страны». В значительной степени бла­годаря усилиям популистов удалось отвергнуть билль, предусматривав­ший превращение милиции штатов в национальную гвардию. Они осуди­ли этот билль как шаг в направлении централизации вооруженных сил Для подавления движения рабочих и фермеров и как проявление мили­таризма 38.

    Антивоенные и антимилитаристские выступления популистских деяте­лей в конгрессе в первой половине 90-х годов в значительной степени определили участие впоследствии многих популистов в антиимпериали­стическом движении, возникшем на рубеже XIX—XX вв. в связи с испа­но-американской войной и захватом Соединенными Штатами Гавайских островов, о-вов Самоа, Гуам.

    Борьба популистов в конгрессе за проведение в жизнь политических, экономических и социальных требований фермерских съездов находила одобрение и поддержку среди рядовых участников движения. В то же время, следя за практической деятельностью своих представителей в выс­шем законодательном органе страны, фермеры убеждались еще раз, что ни конгресс, ни президент не думают об облегчении их участи, на той или иной  стадии  блокируя все  меры,  предлагаемые популистами.  Тщетные усилия популистских конгрессменов на национальной политической арене и разочаровывающие результаты местной законодательной деятельности популистов даже в штатах, где им удалось послать в законодательные собрания значительное число  своих представителей   (Канзас,  Небраска, Миннесота, Северная Дакота,  Колорадо), все  более  подтверждали,  что без союза с рабочими фермерам не добиться улучшения своего положе­ния. Ход развития рабочего движения в начале 90-х годов, рост стачеч­ной борьбы и обращение к политическим средствам борьбы способство-вали сближению фермерского и рабочего движений.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 105      Главы: <   20.  21.  22.  23.  24.  25.  26.  27.  28.  29.  30. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.