1. Восстановление и развитие сельскохозяйственного производства - Жизнеописание Чжу Юаньчжана - У Хань - Исторические личности - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 34      Главы: <   20.  21.  22.  23.  24.  25.  26.  27.  28.  29.  30. > 

    1. Восстановление и развитие сельскохозяйственного производства

    Развитие производительных сил общества в начале эпохи Мин было результатом крестьянских восстаний и крестьянской борьбы в конце периода Юань, которые нанесли мощный удар по классу землевладельцев и одно-{178}временно преподали большой урок новому правителю Чжу Юаньчжану, вынудив его сделать некоторые уступки крестьянам. Результаты этих уступок прежде всего сказались на восстановлении и развитии сельскохозяйственного производства.

    За долгий двадцатилетний период военной разрухи население сократилось, земли запустели, и это было повсеместным явлением в первые годы правления династии Мин. Например, когда знаменитый цветущий край Янчжоу на пути, связывающем Север с Югом со времен Тан и Сун, был занят войсками Чжан Минцзяна, они не могли найти здесь продовольствия. Когда в 3-м году Лунфэн (1357 г.) один из военачальников Чжу Юаньчжана атаковал Янчжоу и Чжан Минцзян сдался, в городе осталось всего около 18 семей. Вновь назначенному правителю области, поскольку старый город опустел, оставалось только охранять окраину в юго-западной части его. В Инчжоу за долгие годы военных смут население в большинстве своем бежало или погибло, и город совсем опустел. Подвергшиеся особенно тяжелым военным разрушениям районы Шаньдуна и Хэнани «были почти безлюдными землями». В некоторых местах «из костей образовались холмы, и население было крайне редким». В 3-м году Хунъу (1370 г.) правитель области Цзинань Чэнь Сю вместе с чиновниками из управления земледелием докладывал: «В районах и уездах Севера прилежащие к городам земли запустели». Во 2-м месяце 4-го года Хунъу (1371 г.) командир гарнизона в Датуне Гэн Чжун докладывал: «Рядом с Датуном — пустыня. В конце периода правления Юань Болот-Тэмур, Коко-Тэмур и другие военачальники во время смут и войн убивали и грабили; города и пригороды опустели; земли обезлюдели, и вот уже несколько лет налоги не поступают». Даже в 15-м году Хунъу (1382 г.) ушедший в отставку бывший старший историк Гуй Яньлян говорил: «Срединная равнина — центр Поднебесной, она знаменита тучными землями, но так как человеческих сил недостаточно, то она давно уже пришла в запустение». В 21-м году Хунъу (1388 г.) в Хэбэе все еще повсеместно были пустоши и крайне редкое население. На Юге обстановка во многих местах была такой же; так, в 1380 г. из уезда Улин в префектуре Чандэ сообщали: «С того времени, как здесь в год бин-у (1366 г.) начались военные действия, народ из Улина и других десяти {179} уездов разбежался. После долгого перерыва кое-кто возвратился к хозяйству, но и сейчас земли обширны, а население редкое, обработанных земель мало, а пустошей много». В Жуйцзине (пров. Цзянси) по причине крестьянских восстаний население больше чем наполовину погибло: «Прежде население, согласно реестрам, составляло 6193 двора, к нынешнему времени погибло больше половины, поля в большинстве своем запустели, налоги не с кого собирать». В 10-м году Хунъу (1377 г.) число дворов и количество вносимого продовольственного налога в округах и уездах провинций Хэнань, Сычуань и других далеко не достигало установленной нормы, поэтому 20 округов превратили в уезды, а 60 уездов слили. В 17-м году Хунъу (1384 г.) распорядились 37 округов превратить в уезды, так как число дворов в них не достигало 3 тыс.

    Поступления по налогам сократились, рабочей силы не хватало, положение было очень тяжелым. Быстро покончить с разрухой, увеличить финансовые поступления Чжу Юаньчжан мог, только сделав уступки крестьянам. В 5-м месяце 1-го года Хунъу (1368 г.) было отдано распоряжение, чтобы население районов и уездов Сюйчжоу, Сучжоу, Хаочжоу, Сычжоу, Шоусянь, Пэйсянь, Дунхай, Синьян, Аньцзи и других, а также вновь присоединяемых районов полностью освободить на три года от продовольственного налога, налогов с тутовых деревьев, конопли, зерновых, проса, а также от трудовых повинностей. Это позволило народу оправиться, отдохнуть и все силы вложить в производство. Во вновь занимаемых округах и уездах также применяли этот метод — снимали налоги и повинности на несколько лет. В целях восстановления и развития сельского хозяйства император использовал такие меры, как переселение людей из густонаселенных мест в малонаселенные, подъем нови и пустошей, восстановление ирригационных сооружений, выращивание тутовых деревьев, хлопка, выдача властями крестьянам рабочего скота и семян, освобождение на три года от продовольственного налога с поднимаемых пустошей, освобождение от налога в случае стихийных бедствий и т. д. Кроме этого, он учредил резервные склады, приюты для бедных и другие учреждения для оказания помощи населению.

    Он постоянно говорил: «Из четырех разрядов народа крестьяне больше всех трудятся и больше всех страдают. Весной встают с криком петуха, гонят скот и идут в поле {180} пахать и сеять. Высаживают рисовую рассаду, выпалывают траву, удобряют землю и перегреваются на солнце так, что пот с них течет ручьями, трудятся до того, что теряют человеческий облик. А когда урожай собран, то от всего зерна после внесения налога остается очень немного. А если, паче чаяния, случается наводнение, саранча или засуха, то они приходят в отчаяние, совершенно не имея выхода. Однако государственные налоги поставляются крестьянами, и работа по трудовым повинностям также является их обязанностью, и добиться того, чтобы государство было богатым и сильным, невозможно иначе, как позволив крестьянам спокойно жить и охотно трудиться». Финансовые доходы феодальных властей шли главным образом из деревни, продовольствие, хлопок, ткани, рабочая сила — все это поставлялось крестьянами, и без восстановления и развития сельскохозяйственного производства власть не могла долго продержаться.

    Что касается переселения, то крестьян переселяли из многонаселенных и малоземельных мест в края, редко заселенные, с обширными свободными землями. В 3-м году Хунъу (1370 г.) 4 тыс. с лишним семей безземельных крестьян из Сучжоу, Сунцзяна, Цзясина, Хучжоу и Ханчжоу переселили обрабатывать землю в Хаочжоу, дали им скот, сельскохозяйственные орудия и семена и три года не взимали налоги. Переселили еще 140 тыс. семей из Цзяннани в Фэньян. В 10-м месяце 9-го года Хунъу (1376 г.) переселили неимущий люд из Шаньси и Чжаньдина в фэньянские поселения. В 9-м месяце 15-го года Хунъу (1388 г.), поскольку в Шаньдуне и Шаньси население все более увеличивалось, безземельных крестьян из округов Цзэчжоу и Лучжоу в провинции Шаньси направили в Чандэ, Чжэньдин, Линьцин, Гуйдэ и Тайкан, где имелись пустоши, и создали там поселения. В 22-м году (1389 г.) было приказано безземельным из всех районов Ханчжоу, Хучжоу, Вэньчжоу, Тайчжоу, Сучжоу и Сунчжоу направиться обрабатывать землю к югу от Хуайхэ, в Чучжоу, Хэчжоу и другие места. Бедняков из Шаньси переселили на жительство в районы Дамин, Гуанпин и Дунчан, выделили им 26 072 цина земли. В 26-м году Хунъу (1394 г.) переселили 5635 дворов бедняков из Дэнчжоу и Лайчжоу обрабатывать землю в Дунчане. В 27-м году Хунъу (1395 г.) переселили 500 с лишним дворов безземельных крестьян из уезда Чунмин в Сучжоу под-{181}нимать целину в Куньшане. К 11-му месяцу 28-го года Хунъу (1395 г.) в поселения Дунчана и трех других областей переселили 58 124 двора, и императорский двор получил с них по налогам более 3 225 980 даней зерна и 2480 тыс. цзиней хлопка. В Чандэ и других четырех областях было создано 381 новое поселение, и продовольственный налог с них составил 2 333 319 даней риса и более 5 025 500 цзиней хлопка. Все переселяемые на целинные земли крестьяне получали от властей рабочий скот, семена и деньги на дорожные расходы. В 3-м году Хунъу (1370 г.) было установлено правило, чтобы на пустующие земли в районы и уезды Севера для подъема целины призывались жители селений, не имеющие своей земли, каждому двору давали 15 му земли и еще 2 му на огород, а для имеющих большие семьи число цинов и му земли не ограничивалось, все они освобождались от налогов на три года. Отбывающих трудовые повинности на почтовых станциях, в полицейских учреждениях и на ямской службе обязали в данном месте поднимать целину, не имеющим рабочего скота местные власти выдавали его. Если в каком-то месте находился удел великого князя, то на 5 ли вокруг города оставляли земли для обучения войск и выпаса лошадей, а все остальное подлежало обработке. По этим декретам огромное число малоземельных и безземельных крестьян Севера получили земли, были вовлечены в производство, что преобразило пустынный облик этих краев. Было приказано все обработанные целинные земли и пустоши, ранее брошенные людьми из-за бедствий войны, а потом поднятые и обработанные другими людьми, считать собственностью последних. Если же их прежние собственники вернутся, то местные власти должны были выделить им землю из близлежащих пустошей. Если у вернувшихся к своим хозяйствам людей в семьях мало взрослых, а земли прежде было много, то не разрешалось владеть ею по-прежнему, а позволялось только обрабатывать пустоши, которые и становились их собственностью. Тем, у кого теперь было много трудоспособных, а земли прежде было мало, местные власти должны были выделять землю из близлежащих пустошей по числу работников. Законы устанавливали, что пустующие земли, обработанные бедняками, становятся их собственностью, и разъясняли права собственности. Землевладельцам, ранее бежавшим в другие места, но вернувшимся затем к своим {182} хозяйствам, также разрешалось выдавать землю только по числу работников, но не разрешалось захватывать больше. Таким образом, права собственности довоенного периода были почти полностью отменены, и это было очень большим ударом по классу старых землевладельцев. В 24-м году Хунъу (1391 г.) последовало распоряжение, что представителям титулованной знати, крупным чиновникам и народу разрешается становиться собственниками земли только в том случае, если они ее вспахали и обработали. Но все пустоши считались казенными землями. Если у кого-то работоспособных было больше, то позволялось им поднимать эти пустоши. Тому, у кого была рабочая сила, можно было обращаться к властям за разрешением на подъем целины. Последовало также распоряжение, чтобы все крестьяне Шаньдуна во время выполнения ими трудовой повинности вспахивали определенное количество земли. Вся семья того, кто, имея пустующие земли, осмеливался переселяться, ссылалась на каторгу за пределы собственно Китая. В 28-м году (1395 г.) последовало распоряжение, что отныне вновь освоенные земли независимо от их размера обложению налогом не подлежат, если же местные чиновники увеличат налог и причинят вред народу, то они будут наказываться как преступники. Власти всеми силами побуждали крестьян поднимать целину. В результате такого рода указов множество ранее бедствовавших крестьян подняли значительные массивы целинных земель, и число самостоятельных крестьян очень возросло; изменился тот порядок конца правления династии Юань, при котором земли были предельно сконцентрированы в руках крупных землевладельцев, в результате классовые противоречия в северных областях по сравнению с периодом Юань сильно смягчились. В этом как раз и состояли экономические причины того, что большинство крестьянских восстаний периода Хунъу происходило в Цзяннани, на Севере же их было очень мало.

    Власти также переселяли население районов к северо-западу от заставы Цзюйюнгуань во внутренние районы страны для колонизации их. Так, Сюй Да переселил оттуда более 35 800 дворов, распределил их по гарнизонам всех префектур; ставшим солдатами дали одежду и питание, ставшим крестьянами — землю. И еще 32 800 дворов переселили в созданные в районе Бэйпина 254 поселения для обработки 1343 цинов земли. {183}

    Кроме того, в 10-м месяце 1-го года У (1367 г.) богачей из Сучжоу переселили на жительство в Хаочжоу, поскольку они помогали Чжан Шичэну упорно защищаться и постоянно восхваляли его. В 15-м году Хунъу (1382 г.) было приказано всех преступников, приговоренных к наказанию легкими и тяжелыми батогами, направлять в Чучжоу для выращивания люцерны. В 22-м году (1389 г.) министерству финансов было приказано бродяг из Шаньдуна поселить в столице, каждому человеку пожаловали 20 динов денег и заставили заниматься делом, чтобы зарабатывать на жизнь. В 28-м году (1395 г.) переселили в столицу 20 тыс. дворов, чтобы пополнить ряды носильщиков на казенных складах.

    Овладев Цзицином, Чжу Юаньчжан сразу же обратил большое внимание на ирригацию. После создания империи он стал относиться к этому еще более серьезно и осуществил целый ряд крупномасштабных работ по ирригационному строительству. Так, в 1-м году Хунъу (1368 г.) были отремонтированы дамбы Тунчэнянь в Хаочжоу, изгибающиеся на 200 с лишним ли. В 4-м году (1372 г.) привели в порядок канал Линьцюй в уезде Синьань (пров. Гуанси), что позволило оросить 20 тыс. цинов земель. В 18-м году (1375 г.) отстроили береговые дамбы по рекам Хуанхэ, Циньхэ, Чжанхэ, Вэйхэ и Шахэ. В 19-м году (1376 г.) построили морские дамбы в Шандуне и Фуцзяни. В 23-м году (1390 г.) у Хаймэня отремонтировали прорванную дамбу длиной 23 900 с лишним чжанов. В Чунмине (Цзяннань) отбывали трудовую повинность 250 тыс. человек. В 24-м году (1391 г.) отремонтировали речную плотину Хуаншаньлин в Линьхае (Цзяннань), морскую дамбу в Нинхае и Фэнхуа длиною 300 с лишним чжанов, построили морскую дамбу в 4 тыс. чжанов в Шанъюэ, перестроили каменную плотину. В уездах Динхай и Иньсянь расчистили озеро Дунцяньху и оросили несколько десятков тысяч цинов земли. В 27-м году (1394 г.) углубили реку Чжицзянхэ в Шаньяне, соединили отстоявшие друг от друга на 20 с лишним ли две реки в Юйлиньчжоу (пров. Гуанси), построили плотину в Шидоу. В 29-м году (1396 г.) перестроили дамбу Лоти в Хэнани. В 31-м году (1398 г.) перестроили дамбу Хунцюйянь, углубили канал длиной 103 тыс. с лишним чжанов. Такие огромные по масштабам стройки требовали рабочей силы до нескольких сот тысяч человек, и они были бы немыслимы без {184} организации работ объединенным и умиротворенным государством. Кроме того, Чжу Юаньчжан требовал также, чтобы местные чиновники всей империи обязательно и немедленно докладывали о предложениях простого народа относительно ирригации. В 27-м году Хунъу (1394 г.) он специально потребовал, чтобы чиновники министерства общественных работ постоянно следили за ремонтом всех плотин на водоемах и запрудах, которые могут собирать воду в большом количестве и защищать земли в засуху и в ненастье. В 28-м году Хунъу (1395 г.) было подсчитано, что в префектурах и уездах по всей империи дамбы и плотины были восстановлены в 49 187 местах.

    Переселения крестьян в поселения, подъем нови и пустошей, признание за самостоятельными крестьянами права собственности на поднятую и обработанную ими землю, наделение землей старых землевладельцев только по числу работоспособных и восстановление ирригационных сооружений — все это способствовало увеличению производства зерновых культур и умножению доходов императорского двора от налогов. Чжу Юаньчжан обращал особенно серьезное внимание на рост производства технических культур, главным образом конопли, хлопчатника и жужуба, а также фруктов, хурмы, каштанов, грецкого ореха и т. д. В 6-й луне 11-го года Лунфэн (1365 г.) было дано распоряжение, чтобы все крестьяне, имеющие от 5 до 10 му земли, на половине этой площади выращивали тутовые деревья, или коноплю, или хлопчатник; имеющие земли свыше 10 му должны выращивать вдвое больше и т. д. Не придерживающихся данного приказа наказывали как за преступление: не выращивавших тутовых деревьев вынуждали вносить один кусок шелка, не возделывавших коноплю и хлопчатник — либо конопляную ткань, либо кусок хлопчатобумажного полотна. В 1-м году Хунъу (1368 г.) распространили этот указ на все земли, одновременно установили размер налогов: кунжута с каждого му вносили 8 лян, хлопка — 4 ляна; те, кто выращивал тутовые деревья, облагались налогом после четырех лет. В 25-м году (1392 г.) было приказано крестьянским хозяйствам Фэньяна, Чучжоу, Лучжоу и Хэчжоу ежегодно выращивать каждому по 200 тунговых деревьев, 200 жужуба и 200 хурмы. Было приказано, чтобы каждый солдат гарнизонов и их отделений выращивал 100 тутовых деревьев или в зависимости от местности хурму, каштаны, грецкие {185} орехи или фруктовые деревья. В 27-м году (1394 г.) было приказано министерству финансов убеждать население всей страны непременно и в большом количестве выращивать тутовые деревья, жужуб или хлопчатник и одновременно обучать правилам выращивания их. Каждый двор должен был в первый год высадить 200 тутовых деревьев или жужуба, на следующий год увеличить их число до 400, а на третий — до 600 деревьев. Те, кто выращивал хлопчатник на больших площадях, освобождались от налогов. Количество выращиваемого обязательно заносилось в реестр для доклада вышестоящим органам, вся семья нарушителей этих распоряжений ссылалась на каторгу. Что касается практического осуществления этих распоряжений, то, например, административное управление провинции Хугуан в 28-м году Хунъу (1395 г.) докладывало, что в подведомственных провинции округах и уездах уже выращено 84 390 тыс. фруктовых деревьев. В 29-м году (1396 г.) в областях и уездах провинции Хугуан тутовых деревьев было выращено меньше, чем полагалось. Поэтому было приказано взять в области Хуайань и в округе Сюйчжоу 20 даней семян тутовых деревьев, послать людей в Чэньчжоу, Юаньчжоу, Цюаньчжоу, Даочжоу, Юнчжоу, Баоцин, Хэнчжоу и другие места, для каждого выделить по 1 даню семян и заставить крестьян посеять их, чтобы развить в этих районах производство шелка из коконов тутового шелкопряда и шелкоткацкое ремесло. Чтобы гарантировать осуществление этих приказов и распоряжений, был издан указ, в котором говорилось, что земледелие и шелководство являются основой для получения одежды и пищи, поэтому местные чиновники всей страны, проверяя и взимая налоги, должны обязательно сообщать о достижениях в области земледелия и шелководства; в то же время в указе устанавливалось, что посадки тутовых деревьев и хурмы, сделанные после 26-го года Хунъу, независимо от их количества налогообложению не подлежат. Выращивание технических культур стало одним из критериев оценки заслуг чиновников; допустившие упущения понижались в должности и наказывались.

    К контролю над полевыми работами привлекались и старейшины деревень. В каждой деревне устанавливался барабан, и в сельскохозяйственный сезон в пятую стражу * {186} старейшины били в него, а все крестьяне, услышав барабанный бой, должны были идти в поле. Старейшины наблюдали за выходом. Если находились лодыри, не вышедшие в поле, то старейшим людям разрешалось наказывать их и следить, чтобы все трудоспособные занимались делом и не смели лодырничать и попрошайничать. Если же старейшины не захотят убеждать крестьян и наблюдать за ними, а крестьяне, впав в бедность, совершат проступки, нарушат законы и будут арестованы властями, то считать, что старейшины данной деревни совершили преступление. В обычное время старейшины шесть раз в месяц с деревянным колокольчиком в руках ходили по деревне и произносили речи, убеждая крестьян заниматься земледелием. Чжу Юаньчжан также опубликовал уведомление о воспитании народа, в котором говорил: «Поскольку Поднебесная ныне умиротворена, каждый должен усердно заниматься своим делом, чтоб было достаточно одежды и пищи, должен, согласно законам, выращивать тутовые деревья, жужуб, хурму, хлопчатник, ежегодно вскармливать шелковичных червей; полученный шелк и хлопок могут пойти на одежду, а жужуб и хурму в урожайный год можно продать за деньги для других нужд, в случае же неурожайного года они могут служить пищей. Старейшие люди стодесятидворок постоянно контролируют это и наказывают нарушителей как преступников».

    В целях стимулирования подъема сельскохозяйственного производства в 1-м году Хунъу (1368 г.) Чжу Юаньчжан издал указ о том, что сельскохозяйственные орудия не подлежат обложению налогом. В 4-м году Хунъу (1371 г.) и в 25-м году Хунъу (1392 г.) он дважды посылал чиновников в Гуандун, Хугуан и Цзянси покупать рабочий скот, чтобы передать его поселенцам Центральной равнины. В 28-м году Хунъу (1395 г.) он приказал бедным людям сел объединиться в общины по 20 или 40—50 семей; если в пору сельскохозяйственной страды окажутся больные, то вся община должна помочь им вспахать и прополоть поля, тогда обработанная земля не запустеет, а народ не будет голодать и бедствовать. Министерство финансов распространяло и разъясняло это повеление. Центр неоднократно разъяснял местным чиновникам, что такие работы, как ремонт городских стен, строительство помещений, углубление русла рек, строительство княжеских дворцов, следует производить исключительно после {187} осеннего сбора урожая. Местные чиновники, имевшие заслуги в увеличении сельскохозяйственного производства, повышались в должности.

    Четыре области Юго-Востока: Сучжоу, Сунчжоу, Цзячжоу, Хучжоу — были важной житницей страны, но и налог здесь был особенно тяжел, от чего страдали крестьяне. В 5-м месяце 7-го года Хунъу (1374 г.) было дано распоряжение снизить здесь продовольственный налог наполовину. В 3-м месяце 13-го года (1380 г.) снизили налог еще раз: старые ставки с 7 доу 5 шэн до 4 доу 4 шэн с 1 му, а вместо ставок от 4 доу 3 шэн до 3 доу 6 шэн стали собирать только 3 доу 5 шэн; более низкие налоговые ставки остались прежними. Всюду, где был плохой урожай из-за наводнения или засухи, налог не взимался. Но и в урожайный год, без всяких стихийных бедствий, выборочно снимали налог с мест, где земли были тощие и народ беден. В случае тяжелого стихийного бедствия освобождали не только от двухразового налога *, но и от выплаты ссуды риса властям или кредита рисом, тканями или деньгами. Всюду создали склады резервных запасов, находившихся в ведении старейших людей; накопленное в них продовольствие выдавали в виде помощи в случае стихийных бедствий. Создали лекарственные конторы для оказания помощи населению; беднякам выдавали из них лекарства. Создали приюты для бедных; беднякам, которым не на что было существовать, разрешалось приходить сюда и кормиться. Ежемесячно выдавали 3 доу риса, 30 цзиней топлива, кусок ткани на зимнюю и летнюю одежду, детям выдавали 2/3 от этого количества. Если округ или уезд пострадали от стихийного бедствия, а местные чиновники не доложили двору об этом, то специально было разрешено старейшинам из народа подавать на них жалобу, и тогда местных чиновников присуждали к смертной казни. В 26-м году (1393 г.) по распоряжению министерства финансов полномочные местные чиновники получали право в голодные годы сначала выдавать из складов продовольствие для оказания помощи, а уже потом докладывать об этом, и это стало системой. Однако самую большую выгоду от снятия или уменьшения налоговых ставок получали помещики и землевладельцы, а бедным батракам выгоды не было. Склады резервных запасов, лекарствен-{188}ные конторы для помощи народу, приюты для бедных и другие общественные учреждения находились в руках землевладельцев; под видом заботы об обществе они нередко обогащались за счет этих заведений.

    При династии Юань в Китае большое распространение имело рабство, количество рабов на Севере и Юге было очень велико, и это было чрезвычайно невыгодно для сельскохозяйственного производства. В период длительных войн в конце Юань немалое число тяглых крестьян также было вынуждено стать рабами. Во время восстания «красных войск», главный удар которого был направлен против монгольских феодалов, многие из последних были уничтожены, а подвластные им рабы получили освобождение; некоторые рабы принимали участие в восстании и в результате этого изменили свое классовое положение. Перед лицом новой ситуации, сложившейся в результате таких социальных изменений, позиция Чжу Юаньчжана оказалась противоречивой. Для того чтобы добиться выгоды от развития сельскохозяйственного производства, он отдает распоряжение об освобождении рабов. Так, в 5-й луне 6-го года Хунъу (1373 г.) он издает указ: «Прежде из-за военных смут народ разбежался, и многие вынуждены были стать рабами. Последние немедленно освобождаются, и надлежит считать их простолюдинами». Этот приказ относился ко всей империи, и на основании его стали «простолюдинами» очень многие рабы. Затем император отдал распоряжение выкупать от имени двора мужчин и женщин, проданных из-за голода в рабство с правом выкупа. В 8-м месяце 19-го года Хунъу (1386 г.) административное управление провинции Хэнань докладывало, что в Кайфыне и других префектурах у богачей за 1960 с лишним динов выкуплено 274 проданных с правом выкупа мужчин и женщин. Это лишь один из многих примеров. Император также установил закон, запрещавший простому народу иметь рабов. «Кодекс Мин» устанавливал: «Главы семей простолюдинов, содержащие рабов, наказываются 100 ударами тяжелых батогов, а рабы их немедленно освобождаются и становятся свободными». Поскольку простому народу не разрешалось иметь рабов, число последних сильно сократилось. Однако Чжу Юаньчжан был выразителем интересов класса крупных и средних помещиков, и потому право знати, бюрократии и сельских шэньши содержать рабов признавалось и гарантировалось {189} законом. Он освободил большую группу рабов и к тому же запретил простому народу содержать рабов, чтобы получить больше рабочей силы для сельскохозяйственного производства, но одновременно разрешил помещикам содержать рабов.

    Политика в отношении буддийских и даосских монахов также диктовалась заботами о сельскохозяйственном производстве. Несмотря на то что он сам некогда был буддийским монахом, Чжу Юаньчжан, став императором, с помощью законов ограничил рост числа буддийских и даосских монахов. В 12-м месяце 6-го года Хунъу (1373 г.) было отдано распоряжение, чтобы в каждой из областей и округов империи существовало только по одному большому даосскому храму и буддийскому монастырю и чтобы все буддийские и даосские монахи находились в них. Не понимающие сутр и классических сочинений не смели просить разрешения становиться монахами. Женщинам до сорока лет также было запрещено становиться монахинями. В 17-м году Хунъу (1384 г.) по всей стране насчитывалось 20 954 буддийских и даосских монаха. Чжу Юаньчжан счел, что это слишком много, что большую часть среди них составляют те, кто укрывается от трудовых повинностей, и постановил раз в три года выдавать разрешения на право стать монахами лишь после строгого экзамена. В 8-м месяце 20-го года Хунъу (1387 г.) было установлено еще более строгое правило: «Мужчинам свыше двадцати лет не разрешается принимать постриг и становиться монахами. Не достигших двадцати лет и просящих документ на право монашества повелеваю всех помещать в буддийские монастыри столицы на три года для прохождения испытания, и только выдержавшие испытание на бескорыстие определяются в монахи». В 1-м месяце 27-го года Хунъу (1394 г.) Чжу Юаньчжан снова приказал министерству обрядов уведомить всю страну: «Буддийских и даосских монахов, имеющих жен и детей, позволяется всем людям бить и изгонять, а покрывающих пороки друг друга считать преступниками. Желающим позволяется вернуться в мир. Не разрешается брать в монахи подростков, нарушители вместе с родителями подростков отдаются под суд. О лицах старше двадцати лет, желающих стать монахами, местные власти докладывают двору и разрешают им через три года прибыть в столицу на экзамен; после экзамена понимающие сутры и классические сочинения {190} получают документ на право монашества, а не понимающие наказываются батогами и остаются простолюдинами». В 10-м месяце 28-го года Хунъу (1395 г.), поскольку многие буддийские и даосские монахи не занимались религиозными делами, было приказано направить их всех в столицу для экзамена и не понимающих сутр и классических сочинений исключить из числа монахов. Монахи старше шестидесяти лет от экзамена освобождались. Законы о монахах становились все строже, число буддийских и даосских монахов по сравнению с периодом правления династии Юань очень резко сократилось, уменьшились также расходы на них при дворе и в народе, а количество рабочей силы в сельскохозяйственном производстве соответственно увеличилось. К тому же буддийским и даосским монахам было запрещено иметь жен и наложниц, и этим они отличались от мирян.

    За несколько десятилетий сравнительно спокойной жизни, активного поощрения производства производительные силы общества были не только восстановлены, но даже еще более развиты.

    Об этом можно судить по приросту площади обработанных земель с 1368 по 1380 г. Он составлял:

    1368 г. — 770 с лишним цинов

    1369 г. — 898 цинов

    1370 г. — 2135 цинов (данные по Шаньдуну, Хэнани и Цзянси)

    1371 г. — 106 662 цина

    1373 г — 353 980 цинов

    1374 г. — 921 124 цина

    1375 г. — 62 308 цинов

    1376 г. — 27 564 цина

    1377 г. — 1513 цинов

    1379 г — 273 104 цина

    1380 г.— 53 931 цин

    За 13 лет прирост обработанных земель составил 1 803 171 цин. К 14-му году Хунъу (1381 г.) общая площадь казенных и частных земель по всей стране составляла 3 667 715 цинов. Прирост площади за счет поднятой целины за 13 лет составил половину площади казенных и частных земель по всей империи. Иначе говоря, в 1-м году Хунъу (1368 г.) площадь обработанных земель по всей империи составляла только 1800 тыс. с лишним цинов (не включая еще не усмиренные земли Северо-Востока и Северо-Запада, владения государства Ся в Сычуани и земли в Юньнани, Гуйчжоу и др.), а количество заброшенных {191} земель было чрезвычайно велико. Через 24 года, в 1392 г., пахотные земли всей страны составляли уже 3 874 746 цинов. После многих лет подъема целины был проведен в больших масштабах обмер земель, в результате которого были выявлены и зарегистрированы большие площади земель, утаенных землевладельцами и могущественными домами. К 26-му году Хунъу (1393 г.) площадь всех зарегистрированных обработанных земель по стране составляла 8 507 623 цина. По сравнению с 1392 г. прирост составил 4840 тыс. цинов, а по сравнению с 1368 г. — 6 700 000 цинов, то есть учтенная обрабатываемая земельная площадь увеличилась за 24 года примерно в четыре раза, в среднем на душу населения приходилось по 16—17 му обработанной земли. Покажем теперь рост поступлений продовольственного налога в казну: в 18-м году Хунъу (1385 г.) поступления по всей стране в пшенице, рисе, бобовых и зерновых составили 20 889 617 даней, в 23-м году (1390 г.) — 31 607 600 даней, в 24-м году (1391 г.) —32 278 983 даня, в 26-м году (1393 г.) — 32 789 800 даней. Налоговые поступления в 1393 г. по сравнению с 1385 г. возросли на 1/3. По сравнению с ежегодными поступлениями в период правления династии Юань, составлявшими 12 114 700 с лишним даней, они возросли почти втрое. Историки в то время писали: «В настоящее время страна богата и многонаселенна, налоги поступают в избытке; рис и просо, кроме нескольких миллионов даней, перевозимых в столицу, в большом изобилии накапливаются на складах и в амбарах префектур и уездов и даже гниют из-за невозможности все съесть. В неурожайные годы местные власти всегда сначала оказывают помощь, открывая склады, а уже потом доводят до сведения двора». Изложенное — не преувеличение, имеющиеся данные подтверждают это. Например, в 7-й луне 20-го года Хунъу (1387 г.) охранявший Данин помощник главного уполномоченного авангардных войск Шан Хао докладывал: «В построенном Данине и других четырех городах накоплено продовольствия: в Данине — 310 тыс. даней, в Сунтингуане — 580 тыс. даней, в Хуйчжоу — 250 тыс. даней; этих запасов хватит на несколько лет для снабжения пограничных районов». А в 9-й луне 28-го года Хунъу (1395 г.) министр финансов Юй Синь докладывал: «На двух складах — Гуанчжу и Гуанфэн — в префектуре Цзинань (пров. Шаньдун) 757 тыс. с лишним даней продовольствия расходуется только на {192} выдачу месячного пайка воинам, тренирующимся в Линьцине... собранного на этих двух складах продовольствия очень много, и за долгие годы хранения оно гниет... следует осенний налог нынешнего года пересчитать на хлопчатобумажные ткани для создания запасов на пожалования».

    Покажем теперь рост численности населения. В период правления Юаньского Шицзу насчитывалось 10 633 281 двор, или 53 654 337 человек; в 14-м году Хунъу (1381 г.) во всей империи было 10 654 362 двора, или 59 873 300 человек; а в 26-м году Хунъу (1393 г.) насчитывалось 16 052 860 дворов, или 60 545 812 человек. Следовательно, население по сравнению с годами Шицзу возросло на 5400 тыс. дворов, или на 7 млн. человек.

    Далее, при династии Мин были установлены категории округов и уездов в зависимости от количества налоговых поступлений: уезды делились на высшие, средние и низшие, критерием был поземельный налог в 100 тыс., 60 тыс., 30 тыс. и менее даней. Округа также подразделялись на высшие, средние и низшие, критерием был поземельный налог в 200 тыс., менее 200 тыс., 100 тыс. и менее даней. В связи с тем что сельскохозяйственное производство восстанавливалось и развивалось, увеличивались площади пахотных земель и численность населения, возрастали доходы по поземельному налогу. Начиная с 8-го года Хунъу (1375 г.) правительство непрерывно повышало категории некоторых округов и уездов. Например, Кайфын был сначала округом низшей категории, но так как продовольственный налог здесь стал превышать 380 тыс. даней, то в 1-ю луну 8-го года Хунъу (1375 г.) он был переведен в категорию высших округов. Продовольственный налог с округа Хуайцин (пров. Хэнань) увеличился до 150 тыс. даней.

    Поскольку в Тайюане, Фэньяне, Хэнани и Сиане ежегодный сбор продовольствия увеличился, они были переведены в высшие округа; Янчжоу, Гучан, Цинъян стали средними округами, а уезд Иньсянь в Минчжоу стал высшим уездом. Разрушения в Янчжоу были особенно тяжелыми, но в течение восьми лет он был восстановлен и стал средним округом со сбором поземельного налога менее 200 тыс. даней в год. Эти факты позволяют судить о положении с восстановлением и развитием производительных сил общества в стране. {193}

    В связи с увеличением сельскохозяйственного производства, особенно в результате повсеместного выращивания технических культур — тутовника, конопли, хлопка,— а также фруктовых деревьев, по сравнению с предшествующим периодом крестьянские доходы несколько увеличились, а по сравнению с военными годами — тем более. Разумеется, что и покупательная способность населения соответственно повысилась. Восстановленное и развивающееся сельскохозяйственное производство обеспечивало сырьем текстильное производство, а возросшая покупательная способность крестьянства также ускоряла и стимулировала развитие торговли; города, где появились многочисленные прядильные и хлопкоткацкие предприятия, стали центрами оптовой торговли шелковыми и хлопчатобумажными тканями.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 34      Главы: <   20.  21.  22.  23.  24.  25.  26.  27.  28.  29.  30. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.