ФИЛОСТОРГ - Византия на путях в Индию - Н.В. Пигулевская - Восточная история - Право на vuzlib.org

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 39      Главы: <   8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.  18. > 
    загрузка...

    ФИЛОСТОРГ

    К памятникам, которые могут быть привлечены для освещения внешней торговли империи в IV и V вв., принадлежат также сочинения Филосторга. Главный его труд „История церкви" дошел лишь во фрагментах Фотия. Филосторг родился в 368 г., лет двадцати попал в Константинополь и стал горячим последователем Евномия. Он любил путешествия, бывал в Палестине и Антиохии, был наблюдательным и живым человеком. Получив основательное образование, он был знаком с астрономией, географией и превозносил знания в этих областях знаменитой Ипатии. Свою историю он закончил между 425 г., события которого ему известны, и 433 г. Происшедший в этом последнем году пожар в Константинополе им не упоминается.6 Его догматические взгляды шли вразрез с православием, и потому сочинение его было в пренебрежении. Между тем, наряду с трудами Руфина, Сократа и Созомена, многое в его „Истории" заслуживает внимания и доверия.

    Несомненный интерес представляют его сведения о стремлениях империи укрепить свои политические связи идеологически. В этом отношении характерно время императора Констанция (337—361), пытавшегося христианизировать некоторые народы. Эти сведения касаются прежде всего Сабейского царства, называемого Химьяритским,7 „расположенного у океана". „Но и вся область Химьяритская до Эритрейского моря дважды в год дает плоды, отчего и прозвали эту землю «Счастливой Аравией»".8 Химьяриты поклонялись небесным светилам, солнцу, луне, другим местным богам, практиковали обрезание. Среди них было немало иудеев.9 Такие сообщения Филосторга находятся в полном согласии с химьяритскими надписями, со сведениями других греческих и сирийских источников.

    При императоре Констанции в государства, лежащие в бассейне Красного и Эритрейского морей, в частности в Химьяр, было направлено посольство, во главе которого был поставлен Феофил Индус (Θεόφιλος ο ’Ινδός), — личность, во многих отношениях представляющая интерес. Филосторг упоминает о нем неоднократно.

    В молодости Феофил был прислан в качестве заложника к императору Константину I (324—337) с острова Дива. „Земля дивейцев есть остров, но и они носят прозвание индов".10 Дива или Селедива — наименование острова Цейлона, как это известно из всей ранней византийской литературы. Другим названием Цейлона было Тапробан, как оно известно и Козьме Индикоплову. Судя по тому, что Филосторг знает оба названия — и Див, и Тапробан, — возникает вопрос, какие именно острова он подразумевает под этими названиями. Филосторг не различает рек Ганга и Инда, ему известна одна река — Фисон, впадающая в океан. Под островом Тапробан он, вероятно, подразумевает Цейлон. В таком случае под островом Див он может под-

    Корабль. Деталь росписи христианской церкви, основанной в 256 г. в Дуре-Еуропосе.

    разумевать остров Сокотору (Диоскоридов), откуда, вероятно, был родом Феофил.11

    Христиане острова Диоскоридов во времена Козьмы Индикоплова были несторианами, так как их клирики получали посвящение „из Персиды".12 Феофил был христианином, получил сан дьякона, а затем епископа и стал выполнять дипломатические поручения императоров. К химьяритам императором Констанцием было отправлено посольство, во главе с Феофилом, и „великолепные дары", в том числе 200 каппадокийских коней лучшей породы. Коней везли на кораблях, приспособленных для их перевозки. Дипломатические переговоры Феофила привели к желанным результатам, так как этнарх (ο ιθνάρχης) склонился к соглашению с империей и „обратился к благочестию". Христианская миссия была выражением также и других тенденций империи, которые сводились к укреплению ее торговых связей и политического влияния, так как кроме просьбы о построении храма посольство обратилось к этнарху и со многими другими. Кроме подарков, Констанций отпустил денег на построение церкви. Разнообразные интересы связывали эфиопов и химьяритов с империей настолько тесно, что пропаганда христианства велась там с успехом. Церковь была построена в Тафаре, столице Химьяра, о чем известно из ряда других источников, в том числе из хроники Табари.13 Адан — порт на южном побережье Аравии, в который обычно заходили ромейские корабли и где велась торговля, — также имел большое значение, поэтому и в нем была выстроена церковь. В качестве порта, игравшего значительную роль и в римское время, Адан или Аден упоминается еще в „Перипле Эритрейского моря".14 Наконец, третья церковь была выстроена при устье Персидского залива, в так называемом „Персидском рынке" (Περσικον εμπόριον).15 Этот последний известен и карте Кастория, которая помещает его на юге Персиды, при море, и отмечает знаком города или большого населенного пункта, в виде двух домиков. „Персидский рынок" имеет и дополнительное название Персеполискон и находится во 2-й части XII сегмента карты Кастория.

    Сведения Филосторга подтверждают данные Табари о построении церкви, причем субсидия на это была дана имп. Констанцием, но, как утверждает тот же Филосторг, церкви были построены за счет самих химьяритов — этнарх дал на это средства сам, так как обратился в христианство.

    Необходимо отметить, что сведения Табари относительно доставки из Византии смальты и мрамора для украшения храма едва ли могут считаться сомнительными. Известно, что в целом ряде случаев, насаждая христианство, Византия делала богатые подношения: посылала утварь, церковные одежды и материал для украшения церквей, как это было, например, при крещении Грода в Причерноморье, а позднее при крещении киевского князя Владимира.

    Наименование главы химьяритского государства этнархом или „имеющим власть над народом" не случайно. В империи превосходно разбирались в титулах и давали их с разборчивостью, звание базилевса никак нельзя было применить к имевшему власть в Аравии „царьку", это был этнарх, не более. В этом отношении можно вспомнить и о тех различиях, которые делают в званиях не только греческие и сирийские источники, но и большая химьяритская надпись у плотины Мариба. В титулатуре разбирались с дипломатическими тонкостями.

    Успешно закончив миссию в Аравии, Феофил „отправился к аксумитам, называемым эфиопами", где выполнил какие-то дипломатические поручения императора и возвратился в Константинополь. Еще в IV в. Эфиопия и Химьяр составляли группу тесно связанных между собою государств. Меры к углублению христианизации в Химьяре хронологически близки истории Фрументия, миссионера Эфиопии, связанного иерархически с православным патриархатом Александрии.

    Из фрагментов Фотия не вполне ясно, в какой последовательности Феофил Индус посетил „остров Див", свою родину и другие „области Индии", возможно, что это путешествие имело место до посещения им Эфиопии. Дипломатических поручений „в областях Индии" у него, повидимому, не было, во всяком случае источник о них не сообщает,16 но нет сомнения, что самая его поездка была связана с политическими интересами Константинополя.

    Утерянные части сочинения Филосторга возможно дали бы еще дополнительный материал для суждения о его представлениях о южных и восточных землях, лежащих у океана, но и те сведения, которые сохранились в „Библиотеке" Фотия, убеждают в точности его сведений и в их совпадении во многом с сообщениями Козьмы Индикоплова. Географические представления Филосторга близки к представлениям „Полного описания мира", „Подорожных", карты Кастория, т. е. ко всей традиции IV в., но имеют и некоторые своеобразные черты. В основном, за пределами империи Филосторг интересуется юго-восточными областями, теми же, что стали в центр внимания Козьмы Индикоплова: упомянутые выше Эфиопия и Химьяр, а затем Индия и остров Цейлон, причем он перечисляет их природные богатства, флору и фауну. Как и его современники, он интересуется вопросом о местонахождении на земле „рая", из которого в соответствии с библейской традицией должны вытекать „великие" реки Фисон, Нил, Тигр и Евфрат. В его доводах имеются сведения, основанные на опытном знании, так, вся земля „к югу", до берегов моря, говорит он, заселена и имеет жаркий климат. Судя по направлению реки Фисон, он считает, что „рай" находится в северо-восточном направлении от „океана, против острова Тапробана".17 В другом случае он говорит, что в восточной стороне „рай" омывается „внешним морем" (της εξωθεν θαλάσσης), т. е. водами океана, омывающего вокруг всю землю. Прекрасный воздух и прозрачные воды порождают в „раю" все наилучшее.18 Чтобы оправдать теорию истока рек из „рая" при противоречащем ей действительном их направлении, Филосторг высказывается за теорию длительного течения Тигра и Евфрата под землей, прежде чем они вновь вышли на поверхность земли.19 Между тем место действительного истока обеих рек ему хорошо известно; Тигр берет начало около Апилиота „ниже Гирканского моря", т. е. Каспия, а Евфрат вытекает из Армении, с горы Арарат. Филосторг подробно описывает направление обеих рек, их течение и впадение в „Персидское море". В этой же связи он вынужден считать, что и Нил протекает под Индийским океаном, чтобы достичь своих истоков у Лунных гор, направляясь туда из „рая". Отсталая теория древних библейских сказаний вступала в конфликт с действительными географическими сведениями и тормозила новые выводы, новые теории. Веком позже пытливый Козьма Индикоплов, оставаясь верным ошибочной теории мироздания, однако, решительно отверг существование рая на земле.

    Одним из доводов в пользу существования рая на земле Филосторг приводит то, что Фисон, под которым он по всей вероятности подразумевает Ганг, приносит со своими водами кариофилл. Гвоздичное дерево — кариофилл, или гвоздика, считалось „райским деревом", а так как „выше", т. е. севернее этой реки земля совершенно пуста и бесплодна, то очевидно, что река приносит гвоздику „не то плод, не то цвет" из рая. Все эти наивные рассуждения Филосторга дают, однако, возможность сделать некоторые выводы. Еще в IV в. Византии были хорошо известны области восточного побережья Индостана, которые и для Козьмы Индикоплова были областями „гвоздики". Впадение Фисона в океан Филосторг указывает „против острова Тапробана", т. е. Цейлона. Такое представление может быть сопоставлено с картой Кастория, где впадение великой реки Индии находится против острова Тапробана. Филосторгу известны Аравия и государство Аксума, наименование Индии он, повидимому, прилагает к собственно Индии или Великой Индии.

    Совершенно четко географическое представление Филосторга о Чермном (Красном) море, с двумя большими портами в его двух северных заливах — Клисмой и Аилом. Таю же четко его представление об эфиопах и их главном городе Аксуме. Аксумиты, у которых побывал Феофил, живут „на левом берегу" Красного моря. Филосторг сделал это указание в соответствии с тем, что путь Феофила лежал водой из Эритрейского моря, от берегов Аравии в Красное море и в таком случае страна аксумитов находилась для него на левом берегу.

    Еще более интересны его указания на распространение в областях „на восток от аксумитов" сирийцев, которые были сюда переселены Александром Македонским.

    Традиция о переселении Александром отдельных народов и групп твердо держалась в течение многих веков. Об острове Диоскоридов (Сокотора) Козьма Индикоплов сообщает, что его жители говорят по-гречески и были сюда переселены Птолемеями, которые последовали за Александром Македонским. Что касается более восточных областей Индии, Цейлона, Средней Азии, то о их связи с сирийским христианством Козьма говорит подробно.20

    Подробно об острове Диоскоридов, подчиненном в то время царю Хадрамаута, сообщает „Перипл". По его сведениям, остров „очень велик, но необитаем", на нем водятся крокодилы, ящерицы и черепахи. Население есть только на северной, обращенной к материку, стороне и состоит из арабов, индусов и „даже греков, выехавших сюда для торговых дел".21 Эти данные свидетельствуют о наличии разных этнических колоний на острове. Козьма также сообщает о распространении различных колоний, в частности сирийских, в торговых гаванях и городах Среднего Востока.

    В свете всех этих данных большой интерес представляет сообщение Филосторга о распространении сирийцев, о которых он говорит, что они „и доныне употребляют отечественный язык", но, живя под отвесными лучами солнца, они стали „черными". „До этих аксумитов, по направлению к востоку до Внешнего океана живут сирийцы, носящие это имя и у тамошних жителей. Александр Македонский вывел их из Сирии и там поселил, они и доныне употребляют родной язык" (Πρότεροι δε τούτων των ’Αυξουμιτων επι τον εξωτάτω προς ανατολάς καθήκοντες ’Ωκεανόν παροικοΰσιν οι Σύροι...).22

    Те восточные области, где Феофил не побывал, не названы, но охарактеризованы как области, где находится в изобилии „касия", „киннам" и некоторые другие растения, с именами, производными от этих названий. Кроме того, в этой стране находится множество слонов. Известно, что касия и киннам — это корица, благовонная кора дерева, произрастающего только в Индии.23 Вывоз корицы в имперские гавани производился из портов Сомали, куда ее привозили с Малабарского побережья. Но сирийские "колонии на африканском побережье не известны, и можно с большой уверенностью сказать, что речь идет о западном побережье Индостана, где касия (корица) была действительно в изобилии, где было множество слонов и где находились сирийцы, сохранившие свой язык. Эти данные в значительной степени объясняют и тот расцвет сирийского влияния, о котором свидетельствует „Христианская топография" Козьмы Индикоплова.

    Филосторг описывает различных животных, которые водятся в той „полосе земли", что тянется „к восходу солнца и к югу". Перечисленные им животные водятся в Африке и в Индии, — это слоны, огромные быки — яки-таврелефанты, змеи, единороги, разного вида обезьяны. Одна обезьяна была послана „Индийским царем" в Константинополь, императору в подарок, но околела, и в столицу было доставлено ее чучело.24 Филосторг утверждает, что как сатир, так и сфинкс древних греков происходят из представления об обезьянах. Жираффа (камелопардалис) и зебра (схожая с диким, полосатым ослом), которые им также подробно описаны, встречаются только в Африке, фауна последней была ему особенно хорошо известна.

    Сообщение о чистом золоте и больших самородных жилах может вести в области Центральной Африки, — земли Сасу, известной и Козьме Индикоплову. Но еще „Периплу" была известна „золотая" земля — Хрисе — и золотые россыпи в области Ганга, находившиеся „в крайних пределах" на востоке.25 Возможно, что Филосторг имеет в виду эти отдаленные области, так как он говорит, что там растут прекрасные, огромные плоды и орехи. Последние, вероятно, кокосовые орехи, которые всю эту группу сведений заставляют отнести к Индии.26

    Ценность некоторых из сведений Филосторга в том, что они точно датируются и создают представление о торговом обмене и сношениях Византии во 2-й половине IV в. и начале V в. Дипломатические поручения в Химьяр и Аксум говорят о заинтересованности Византии в сближении с ними, а христианизация была одним из способов закрепления этих отношений. Тогда уже политика Константинополя намечала этапы на своем пути в Индию, куда ее властно толкали экономические интересы. Но со второй половины VI в. и позднее от осуществления этих стремлений Византии пришлось временно отказаться.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 39      Главы: <   8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.  18. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.