ПРИМЕЧАНИЯ - Жизнь Бунина - В. Н. Муромцева-Бунина - Исторические художественные книги - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 27      Главы: <   21.  22.  23.  24.  25.  26.  27.

    ПРИМЕЧАНИЯ

    Жизнь Бунина

    Издано в Париже в 1958 г. в количестве пятисот экземпляров. Печатается этот текст. Изменение в текст внесено в главе второй, части 7-й: исключено двадцать семь строк, в которых дано неточное изложение фактов; они заменены письмом Бунина к родным 13 апреля 1889 г. Об этом просила В. Н. Муромцева-Бунина в письме 17 марта 1960 г. «Мне кажется, — писала она, — что и в этом месте можно внести поправки. Может быть, вы сами это сделаете. Может быть, все мое выкинуть и напечатать его письмо?» (Письмо опубликовано в сб. «На родной земле». Орел, 1958. С. 274—276).

    В главе пятой, части 6-й исправлены, согласно указанию Веры Николаевны, стихи; вместо

    Я не боюся, господа,

    Чтобы заела нас Среда,

    Но я боюсь другой беды,

    Чтоб не пропить бы нам Среды... —

    печатаем:

    Я не боюся, господа,

    Что может нас заесть «Среда»,

    Но я боюсь другой беды,

    Вот не пропить бы нам «Среды»!

    В. Н. Бунина надеялась на переиздание «Жизни Бунина» и хотела внести в нее некоторые уточнения. Она писала М. К. Куприной-Иорданской 5 января 1959 г. из Парижа:

    «Дорогая Марья Карловна <...> Меня очень огорчило, что я не так написала о вас. Сообщите мне все неверности, и я все исправлю <...> Если моя книга будет нужна, то ее переиздадут, и я все сделаю, как вы считаете правильным. Я больше всего боюсь лжи и неверностей. В книге тот период вашей жизни, о котором я знала только по рассказам и, конечно, могла напутать, но, слава Богу, вы живы, и это можно исправить.

    Иван Алексеевич очень ценил Вас и всегда с восхищением говорил о вас, а потому мне особенно тяжело, что я напутала. Помню, как раз когда было письмо из Финляндии, он вместе с Александром Ивановичем восхищались вашим умом. И много смеялись, вспоминая вашу с ними общую молодость <...>

    Обнимаю и целую. В. Бунина».

    Мария Карловна ответила 28 февраля. Основная неточность в воспоминаниях Веры Николаевны, по ее словам, состоит в том, что никакого «предсмертного волеизлияния», касающегося ее и А. И. Куприна, Александра Аркадьевна Давыдова — приемной дочерью которой Мария Карловна являлась — «высказать не могла... Она считала Куприна молодым, подающим надежды беллетристом, {485} но никогда не видела в нем большого таланта, который когда-либо выдвинется в первые ряды. Кроме того, Александр Иванович, став моим женихом, раздражал ее своими часто резкими суждениями относительно общепризнанных в то время литературных авторитетов и художественных дарований. В частности, между ними произошел резкий обмен мнениями, касающийся А. П. Чехова. Поэтому она была настроена против моего брака с Куприным. И если бы не влияние ее любимой приятельницы, Людмилы Ивановны Елпатьевской, которая настраивала Александру Аркадьевну, особенно во время ее болезни, в пользу Куприна, то этот брак не состоялся бы... Мнение о том, что Куприн был желательным членом редакции такого старого журнала как «Мир Божий» и мог бы способствовать его успеху, было в то время нелепым <...>

    На стр. 134 написано: «Вскоре после похорон Александры Аркадьевны Муся стала невестой Куприна, а затем они повенчались». Сообщаю, что я венчалась с А. И. Куприным 3-го февраля 1902 года. Александра Аркадьевна умерла 24 февраля 1902 года, то есть спустя три недели после моей свадьбы. На стр. 152 вы приводите два эпизода. Они действительно имели место в моей жизни, но несколько при иных обстоятельствах (существенного значения это, конечно, не имеет).

    К первому эпизоду. В 1907 году в театре Комиссаржевской шло представление «Жизни человека» Л. Андреева. Федор Дмитриевич Батюшков и я поехали в театр. Куприн не пожелал ехать с нами, так как ему произведения Леонида Андреева вообще не нравились. Когда я вернулась из театра, то сидевший у Куприна Бунин спросил меня с иронией:

    — Ну как, вам пьеса понравилась? Правда, что смерть сидит в уголке и кушает бутерброд с сыром?

    На это я совершенно серьезно ответила, что вещь мне понравилась. Мой ответ взбесил Куприна, он схватил со стола спички и поджег на мне платье, в котором я была в театре.

    Ко второму эпизоду. В один из вечеров мы ждали к обеду гостей. Стол был накрыт на двенадцать персон. Случайно пришел и Сергеев-Ценский. Нужно сказать, что Сергеев-Ценский и Куприн большой «симпатии» друг к другу не чувствовали. Александр Иванович читал в этот вечер «Штабс-капитана Рыбникова». Сергееву-Ценскому рассказ показался незаконченным, половинчатым, и он, показывая на стол, сказал: «Это все равно, если бы вы подали к столу только хвост или одну голову от селедки». Куприн пришел в бешенство и свернул всю сервировку на пол. <...>

    Еще раз сердечно благодарю за книгу... Целую вас очень крепко. Не забывайте меня. Ваша М. Куприна».

    В. Н. Бунина писала 30 марта 1959 г.:

    «Дорогая Марья Карловна. <...> Мне очень приятно, что я могу иногда перекидываться с вами письмами. <...> Я не могу себе простить, что я, написав о вас, не послала вам этих выписок, правда, я думала, что вы живете в северной столице, а не в Москве; если бы я знала, что вы в Москве, я могла бы попросить Бабореко снести вам эти страницы... Относительно поджога платья, это, конечно, я запамятовала, меня так поразил самый факт, что я забыла за пятьдесят лет подробности, но ведь и тут ревность. <...> Обнимаю и целую вас со всей нежностью, желаю здоровья и радостей. Как совсем поправитесь, напишите и о себе. Еще раз целую. Ваша В. Бунина». {486}

    В письме 17 августа 1960 г. В. Н. Бунина говорит: «Милая, дорогая Марья Карловна. <...> Понемногу «беседую с памятью». Моя следующая книга называется «Беседы с памятью». <...> Буду надеяться, что в этой книге я не наделаю промахов, как в прошлой. Я написала Бабореко, если его план осуществится и ему удастся устроить «Жизнь Бунина» у вас, то я мгновенно вышлю ему все поправки, которые вы сделали в моей книге, и прошу его показать эти места вам. «Беседы» тоже не обошлись без вас, но в них я едва касаюсь и пишу о моем впечатлении о вас».

    «Беседы с памятью» Вера Николаевна хотела довести до 1918 года. «Жизнь Бунина» я предлагал издательству «Советский писатель». Л. Ф. Зуров сообщал в письме из Парижа 26 апреля 1961 г.: «Вера Николаевна долго верила, что «Жизнь Бунина» в Советском Союзе переиздадут. Эта надежда ей помогала работать над воспоминаниями».

    Из моих хлопот тогда ничего не вышло.

    Мария Карловна в переписке с Верой Николаевной касается также воспоминаний Людмилы Сергеевны Елпатьевской (в замужестве Врангель), которые Вера Николаевна цитирует: «...никаких вечеров, никаких сборов молодежи у нас в доме никогда не происходило, — писала она 20 сентября 1960 г., — были по воскресеньям журфиксы Александры Аркадьевны, на которых я, конечно, могла присутствовать, но отнюдь не мои подруги или сыновья Михайловского — гимназисты старших классов. Всю эту компанию гимназической молодежи Лёдя могла видеть только в доме известной переводчицы Э. К. Пименовой, в то время гражданской жены Н. К. Михайловского. Пименовы и Михайловские жили в одном доме, на одной лестничной клетке, поэтому сборища, о которых вспоминает Лёдя, происходили иногда у Михайловских, а главным образом у Пименовых. Марксистов в то время Лёдя могла видеть только у Лидии Карловны Туган-Барановской, так как в доме моей матери бывал только один марксист — ее зять М. И. Туган-Барановский (правда, очень редко заходил Струве). <...> Портрет Гейне, о котором вспоминает Лёдя, принадлежал Лидии Карловне. Она приобрела его за границей. После ее смерти этот портрет перешел ко мне по наследству. Он висел над креслом, в котором Иван Алексеевич действительно любил сидеть. По его словам, он садился сюда нарочно, чтобы подчеркнуть свое сходство в профиль с Гейне». (Письма В. Н. Буниной и М. К. Куприной хранятся у ее племянницы Лидии Иосифовны Давыдовой, которой я глубоко признателен за выписки из автографов.)

    В «Жизнь Бунина» внесены, кроме оговоренных выше, следующие редакторские изменения: поездку Бунина в Ревель обозначаем вместо ошибочной даты 1937 г. 1938 годом; пение швейцарца, которое Бунин слышал во время путешествия 1900 г., именуем как в автографе его письма: пел «иоделем». Ошибка в нашей публикации этого письма (пел «иодельн») перешла в книгу Веры Николаевны.

    Стр. 26 Неточности в цитировании дневниковой записи Бунина исправляем по ксерокопии с автографа, полученной от доктора Милицы Эдуардовны Грин. В автографе читаем:

    «23.Х.40 (10.Х.40 по старому стилю), 111/2 ч. вечера. Шум дождя по крыше, шум и постукиванье капель. Иногда все сотрясающие {487} раскаты грома. Лежал читал «Несмертельного Голована» Лескова, потом выпил полстаканчика водки.

    70 лет тому назад на рассвете этого дня (по словам покойной матери) я родился в Воронеже, на Дворянской улице. Сколько лет еще осталось мне? Во всяком случае немного и пройдут они очень быстро, — давно ли, например, была осень в Beausoleil, где мы жили на этой горе, в этом высоком доме («Villa Dominante»)! А прошло уже два года.

    Проснулся поздно (в 9 ч.), с утра было серо и прохладно, потом весь день шел дождь. Все-таки мое рождение немного праздновалось — баранье плечо, вино (Марга подарила...). Галина переписывала «Таню», которую я кончил вчера в 5 ч. вечера...»

    Дом, в котором родился Бунин, сейчас значится за № 3 по проспекту Революции (бывшая Большая Дворянская).

    Мать — Людмила Александровна Бунина, рожд. Чубарова (род., по-видимому, в 1835 г., умерла в 1910 г.). Даты жизни братьев Ивана Алексеевича — Юлий Алексеевич Бунин: 1857—1921; Евгений Алексеевич: 1858—нач. 1930-х г.

    Стр. 27 Пýшешниковы. — Софья Николаевна (?—1942), с 1925-го по 1939г. жила в Москве у сына Николая Алексеевича (1882—1939), после его смерти уехала в Орел к сыну Петру Алексеевичу (?—1945), который был зубным врачом. Николай Алексеевич — переводчик Киплинга, Голсуорси, Дж. Лондона и Тагора. Старший из братьев—Дмитрий Алексеевич (?—1954), юрист.

    Стр. 30 Мария Алексеевна Бунина, в замужестве — Ласкаржевская (1873—1930), ее муж — Иосиф Адамович Ласкаржевский, железнодорожный машинист.

    Стр. 41 ...день отъезда в Елец. — В гимназию Ваня Бунин поступил в 1881 г., учился около четырех с половиной лет, оставил учебу в 1886 г.

    Стр. 48 Юлию пришлось скрываться от полиции. — Арестован был в 1884 г. и привезен в елецкую, а затем в харьковскую тюрьму. В тюрьме пробыл около года, а потом был выслан под надзор полиции в Озерки и прожил там до осени 1888 г.

    Стр. 58 ...потребность любви. — Лермонтов писал о своей детской влюбленности: «Говорят (Байрон), что ранняя страсть означает душу, которая будет любить изящные искусства. Я думаю, что в такой душе много музыки». Эти слова невольно приходят на память, когда читаешь детские дневники Бунина.

    Стр. 89 Назаров Егор Иванович (1848 или 1849—1900) —поэт, прозаик, краевед. Бунин познакомился с ним в Ельце «в базарном трактире» в 1880-е г. Назаров послужил прототипом Кузьмы Красова в его «Деревне» и прототипом Балавина в «Жизни Арсеньева», — здесь Бунин цитирует его стихи.

    Стр. 108 Арсений Николаевич Бибиков (1873—1927) — актер и киноактер, друг Бунина; автор стихотворений и рассказов, печатавшихся в журналах «Юная Россия», «Наш журнал», член Московского литературно-художественного кружка.

    Стр. 153 Александр Митрофанович Федоров (1868—1949) — романист, поэт и драматург, друг Бунина; эмигрировал из Одессы «месяцем раньше» Бунина (см. газ. «Новая Заря». София, 1933. 16 декабря); до конца своих дней жил в Болгарии. Жена Лидия Карловна Федорова осталась в Одессе, была незаконно репрессирована и погибла в 1937 г.: умерла в тюрьме или была расстреляна. Сын Федоровых Виктор, о котором вспоминает Вера Николаевна, в начале {488} 1920-х гг. бежал в Бухарест; во время немецкой оккупации приезжал в Одессу и работал театральным художником. После разгрома немцев советскими войсками был арестован и погиб в лагере. О его судьбе оставила записки артистка Дарья Васильевна Зубова, которая была вместе с ним в лагере.

    Стр. 161 Екатерина Михайловна Лопатина (1865—1935), автор повести «В большом гнезде», которую редактировал Бунин — сильно сокращал. Дневник Лопатиной хранится в Институте русской литературы (Пушкинский Дом): Р. I, Оп. 15, № 137.

    Стр. 173 Бэба — Павел Николаевич Цакни. Бунин встречался с ним в эмиграции. Он писал Б. К. Зайцеву 12 декабря 1939 г.:

    «...Я непрерывно томился тайным желанием куда-то ехать, кого-то встретить — и вместе с тем чувством, что нигде ничего и никого не встретишь, — давно, давно знакомым чувством, — и потому по целым дням все читал да читал, как уже давным-давно только это и делаю. А читаю я все старые книги, больше всего старые журналы — 50-х, 60-х, 70-х годов — из библиотеки при старой ниццской церкви (где, к дикому своему изумлению, внезапно наткнулся на Павла Николаевича Цакни, брата моей первой жены, которого я не видал лет сто с Одессы и который оказался теперь уже не бебой гимназистом, а старичком, живущим на сто франков в месяц, кои он получает, за заведование этой библиотекой, очень милым, очень не глупым — и оборванным и грязным так, как может быть оборван какой-нибудь из тех нищих, что по ночам бродили по Парижу с фонариком, выбирая всякую мерзость из ордюрных ящиков)». (Цитирую по публикации профессора Ватерлооского университета А. Звеерса).

    Стр. 176 Евгений Иосифович Буковецкий (1866—1948) — живописец, жанрист и портретист. В его особняке в Одессе на Княжеской, 27 (ныне ул. Баранова, 27) Бунин и Вера Николаевна жили с лета 1918 г. до 26 января 1920 г. ст. ст., откуда и эмигрировали. На этом доме установлена мемориальная доска в память Бунина.

    Владимир Павлович Куровский (1869—1915) — художник. О нем см.: Афанасьев В. А. Товариство південно-російських художників». Киев. 1961. С. 153; письмо И. А. Бунина Ю. А. Бунину: Новый мир. 1956. № 10 — о путешествии по Швейцарии.

    Стр. 177 Петр Александрович Нилус (1869—1943) — художник и писатель. О нем см. «Письма Бунина Нилусу» в журн. «Русская литература». 1979. № 2; а также «Автобиографическую заметку» П. Нилуса в газ. «Одесские новости». 1915. № 9736. 13 июня.

    Борис Исаакович Эгиз (1869—1946) — художник, писал пейзажи, портреты, работал в области жанра; с 1922 г. жил в Стамбуле, с 1938-го — в Вильнюсе. С 1944 г. член Союза советских художников Литовской ССР.

    Стр. 180 Николай Петрович Цакн (?—1904); о нем см.: Тимофеев Лев. Воспоминания. Издание «Центрархива».

    Стр. 184 Николай Дмитриевич Телешов (1867—1957) — автор рассказов и книги мемуаров «Записки писателя» (М., 1948), которую читал Бунин и сделал на полях страниц многие замечания, — прислала для передачи в архив д-р М. Э. Грин.

    Иван Алексеевич Белоусов (1863—1930); письма Бунина к нему находятся в ЦГАЛИ. {489}

    Стр. 186 Василий Михайлович Михеев (1859—1908) — беллетрист, драматург, поэт и журналист.

    Сергей Сергеевич Голоушев (Сергей Глаголь) (1854—1920) — художник и художественный критик.

    Елена Андреевна Карзинкина (1861—1943) — художница, сестра одного из совладельцев, а затем директора торгово-промышленного товарищества Ярославской Большой мануфактуры.

    Степан Гаврилович Скиталец (Петров) (1869—1941) — поэт и прозаик, член литературного кружка «Среда».

    Евгений Николаевич Чириков (1864—1932) — рассказчик, романист, драматург, публицист.

    Николай Георгиевич Гарин-Михайловский (1852—1906) — автор рассказов и тетралогии: «Детство Темы», «Гимназисты», «Студенты», «Инженеры».

    Стр. 199 Лидия Алексеевна Авилова (1864—1943) — писательница. Бунин с нею встречался и переписывался, высоко ее ценил. Он писал, что воспоминания Авиловой о Чехове, «написанные с большим блеском, волнением, редкой талантливостью и необыкновенным тактом», были для него открытием и помогли лучше понять присущие Чехову оригинальные черты. «Прочтя ее воспоминания, — пишет Бунин, — я и на Чехова взглянул иначе, кое-что по-новому мне в нем приоткрылось». Он говорил: «Она принадлежала к той породе людей, к которой относятся Тургеневы, Чеховы. Я говорю не о талантах...» (цит. по: Литературное наследство. Т. 64. С. 402). Сочинения ее изданы: Авилова Л. А. Рассказы. Воспоминания. М., 1984.

    Стр. 201 В Москве Бунин часто захаживал к Чеховым на Спиридоновку... — Об одном из посещений Чехова Бунин рассказывал Г. В. Адамовичу. Георгий Викторович писал автору данных примечаний 16 июня 1965 г.:

    «Оратором он <Бунин> был не то что «плохим», а просто никаким. Никогда никаких речей с эстрады не произносил, в лучшем случае читал только заранее приготовленные заметки. Но рассказчик он был удивительный, неподражаемый, в особенности, когда подтрунивал. Впрочем, над кем он не подтрунивал! Даже о Чехове иногда говорил чуть-чуть насмешливо (но не как о писателе). Мне врезался в память его рассказ, как ночью Чехов ждал возвращения жены Книппер, из театра, — и ждал до трех часов! Если вы этого не знаете, я вам как-нибудь это напишу».

    Написал в письме 16 июля 1965:

    «Рассказ Бунина о Чехове и Книппер приблизительно таков. Я его слышал не раз.

    Дело было в Москве, когда Чехов был уже очень болен. Книппер вечером играла в театре и просила Бунина посидеть с Чеховым до ее возвращения. За ней заехал Немирович-Данченко, нарядный, во фраке, очень любезный и вежливый. Чехов на него косился не совсем дружелюбно.

    До двенадцати ночи все шло хорошо. Чехов смотрел на часы и все повторял:

    «Подождите еще минутку, сейчас она вернется».

    Час ночи, два, три. Книппер нет. Чехов сидит бледный, хмурый, все смотрит на часы. Наконец, в четвертом часу она является:

    — Дорогой, милый, ну что же ты меня ждешь? Зачем? Я была уверена, что ты лег... И вы здесь (к Бунину), ну, как это мило! Понимаете, затеяли репетицию, я рвалась домой, но нельзя было... {490}

    И так далее. Чехов будто бы в ответ молчал, стиснув зубы, опустив голову. И деталь, может быть, выдуманная Буниным: от Книппер пахло табачным дымом вместе с духами».

    Это было начало декабря 1903 г., ежедневно по вечерам, вспоминал Бунин, он «заходил к Чехову, оставался иногда у него до трех-четырех часов утра, то есть до возвращения Ольги Леонардовны домой».

    Стр. 207 ...приехали «молодые» Андреевы. — Л. Н. Андреев с женой Александрой Михайловной Велигорской приезжал в Одессу 25 февраля 1902 г. Бунин рассказал об этом приезде Андреевых в письме к В. Л. Андрееву 7 января 1953 г.:

    «Вадим Леонидович, полвека прошло с тех пор, как я узнал вашу матушку и потом изредка встречался с ней: что же я могу о ней сказать вам? Более или менее живо вспоминаю сейчас ее в Одессе, в начале февраля 1902 года, — думаю, что не ошибаюсь насчет месяца и года, — в это время она, кажется, только что повенчалась с Леонидом и молодые, совершая свое брачное путешествие в Крым, заехали по пути ко мне, гостившему тогда у своего друга, художника Куровского, который жил в большом старинном доме на Софиевской улице, будучи хранителем художественного городского музея, помещавшегося в этом доме. Мы их угощали тогда всякими одесскими греческими кушаньями, возили на берег моря, на места наиболее красивые среди одесских летних дач, а потом они расписались в «Почетной» книге музея:

    Александра Андреева

    Леонид Велигорский

    и Леонид, помню, был очень доволен этой своей шуткой. А впечатление Александра Михайловна произвела на меня очень приятное: небольшая, изящная, темноглазая, благородно сдержанная в обращении, с милой сердечной улыбкой, когда нужно было улыбнуться, а это нужно было нередко: Леонид много острил, был все время очень весело возбужден. Сестра Александры Михайловны была, вы знаете, замужем за доктором Филиппом <Александровичем> Добровым, которого я, признаться, не очень любил, и совершенно непохожа на Александру Михайловну: крупная, высокая — и очень простосердечная, простая, легкая в обращении... У Добровых я очень мало бывал» (Андреев Вадим. Повесть о детстве. М., 1963. С. 148—149).

    Стр. 210 Сергей Александрович Найденов (1868—1922) — драматург.

    Стр. 258 ...Я познакомилась... с... Буниным. — Об этом знакомстве и о дружбе Веры Николаевны с Верой Алексеевной Орешниковой вспоминает Б. К. Зайцев (1881—1972):

    «С Верой Орешниковой, моей будущей женой, Вера Муромцева познакомилась и сошлась дружески в незапамятные времена — конец 19 века, когда и я еще с Верой Орешниковой знаком не был. Дружба эта, несмотря на полную противоположность характеров, продолжалась всю жизнь. Из времен доисторических дошли отдельные лишь сведения. Например: Вера Орешникова обучала некоторое время подругу французскому языку. Второе известие: во времена тоже отчасти легендарные, но уже когда Вера Орешникова переменилась в Веру Зайцеву, Лидия Федоровна (мать В. Н. Муромцевой. — А. Б.) выгнала эту будущую Зайцеву из дома за то, что та читала Гамсуна и Бальмонта, водилась с «декадентами», вообще с юной богемой литературной того времени (начало на-{491}шего века). Но вскоре и помирились, обнимались, рыдали, все как полагается по Достоевскому.

    Сердце же материнское все-таки угадало. Чрез мою Веру степенная Вера Муромцева, очень красивая девушка с огромными светлопрозрачными, как бы хрустальными глазами, нежным цветом несколько бледного лица, слушательница Высших Женских Курсов Герье, неторопливая и основательная, соприкоснулась с совсем иным миром. Начинающие писатели и поэты «нового направления», молодые художники, литературно-артистические барышни и дамы, несколько полоумные, Литературный Кружок (клуб писателей, актеров, музыкантов, игроков) с лекциями Бальмонта, Брюсова, Волошина — мало это походило на курсы Герье. В 1906 году мы жили уже с бывшей Верой Орешниковой вместе, снимали квартиру на Спиридоновке в доме Армянских. Там бывали у нас небольшие литературные вечера. Молодежь, участники журнальчика нашего «Зори». Кроме моих сотоварищей и сверстников — П. Муратова, Александра Койранского, Стражева, Муни, Александра Брюсова (брата известного поэта) и других, появлялись иногда и старшие — Вересаев, Бунин. Тут-то вот, у своей подруги, и встретилась Вера Муромцева с Иваном Буниным. Произошло это 4 ноября 1906 года...

    Было ему тогда тридцать шесть лет — изящный, худенький, с острой бородкой, боковым пробором, читал у нас тогда стихи свои и зачитал Веру.

    А в этой сини четко стал

    Черно-зеленый конус ели

    И острый Сириус блистал.

    Она стихов не писала, литературно-богемской барышней не была, но нежным своим профилем, прекрасными глазами тоже его заполонила. Дело пошло быстро и решительно. Весной 1907 года мы с женой уехали в Париж и Италию, а Вера Муромцева с Иваном в Палестину.

    ...«утешаюсь и я, воскрешая в себе те светоносные древние страны, где некогда ступала и моя нога, те благословенные дни, когда на полудне стояло солнце моей жизни, когда в цвете сил и надежд, рука об руку с той, кому Бог судил быть моей спутницей до гроба, совершал я свое первое далекое странствие, брачное путешествие, бывшее вместе с тем и паломничеством во святую землю Господа нашего Иисуса Христа».

    Так писал он позже в прелестной страничке, названной им «Роза Иерихона», которою всю жизнь по праву будет гордиться Вера Николаевна Бунина — на чьих руках через сорок шесть лет скончался в Париже Иван Алексеевич Бунин («спутницею до гроба» — верно угадал).

    Если за Гамсуна могла Лидия Федоровна устроить бенефис моей Вере, то что было с ней при известии, что Иван «умыкнул» из дворянской благообразной семьи ее дочь, — можно себе представить. Но этого я не видел. И даже не знаю ничего точно — просто не слышал. В нашей же тогдашней, литературно-богемской, юной среде на «такое» смотрели спокойно, ну роман и роман, значит — серьезный с обеих сторон, а дальше никому нет дела. Жизнь продолжается. Венчаться пока нельзя — Бунин не разведен с первой женой (фактически разошлись давно).

    А потом, позже, все узаконено (венчались они в 1922 г. в Париже.— А. Б.). Вера из Муромцевой стала Буниной. Незаконная, как и позже законная, по всем {492} путям жизни сопровождала его, и на всех путях оставалась верной моей Вере, бывшей наставнице по французскому языку.

    Жизнь Бунины вели кочевую, бродячую. Иван не мог долго сидеть на месте, но когда оседали в Москве, все же жили у Муромцевых, в Скатертном переулке — в квартире скромной, но украшенной благообразием и смиренностью Николая Андреевича, страдательного залога. Когда являлись Иван и Вера, походило на вооруженный нейтралитет. Лидия Федоровна едва терпела Ивана. Вряд ли он ее обожал. В любой момент могла и перестрелка начаться...

    И началось пестрое бунинское существование, с успехами литературно академическими... с юбилеями, странствиями — то опять Азия, Цейлон, то Капри с Максимом Горьким... то чтение на «Среде» московской или Одесса с тамошними приятелями...

    Началась война 1914 года. Моя Вера со мной прочно засела в имении моего отца, тульском. Бунины где-то «в пространстве», а потом революция; в некий ее момент мы снова в Москве, в 22—23 гг. в Берлине. Бунины в Париже, а в начале 24 года в Париже и мы...

    И в Париже Ивану не сидится. Выбирает он себе тихое пристанище — Грасс, горный городок над Канн, в Провансе. Там они проводят половину года, а на зиму в Париж. И чем дальше идет время, тем сильнее в Грассе укрепляются (даже на зиму). Городок, правда, очаровательный и скромная их вилла (наемная, конечно) «Бельведер», с незабываемым видом на далекое море, на горы Эстерель направо, на холмы в сторону Ниццы налево, и южное солнце, и цикады, и поджарый, изящный, теперь седовато-суховатый Иван, и Вера — уже не юная девушка московская, Муромцева, а вроде матроны и хозяйки дома, по утрам совещающаяся с провансальцем поваром Жозефом (Тартарен из Тараскона) — все это незабываемо. Вере теперь много хлопот. На вилле живут ныне четверо — кроме старших два писателя молодых — Леонид Зуров и Галина Кузнецова. Иногда и аз грешный гостил» (газ. «Русская мысль». Париж. 1967. № 2569. 14 января).

    Беседы с памятью

    Опубликованы в «Новом журнале». Нью-Йорк. 1960—1961: «Наши встречи» — 1960, кн. 59; «Новая жизнь» —1960, кн. 60; «Путь до святой земли»; «Палестина» — 1960, кн. 62; «Сирия, Галилея, Египет» — журн. «Грани». 1960. № 47, 48; «Встречи с писателями в 1907—1908 гг.» — 1961, кн. 63; «Италия» — 1961, кн. 64; «Возвращение домой» — журн. «Грани». 1962. № 52; «1910 год» — «Грани». 1963. № 53; «То, что я запомнила о Нобелевской премии» — «Новый журнал». Нью-Йорк. 1962, кн. 67. В газете «Новое русское слово» (Нью-Йорк. 1955) напечатано: «Первые впечатления от Васильевского» — 7 августа; «У Буниных в Ефремове» и «Будни в Васильевском» — 28 августа. Глава «Глотово» — машинопись, с правкой автора, хранится в ЦГАЛИ.

    «Беседы с памятью» печатаются по указанным источникам.

    Стр. 262 Эпиграф — из Е. А. Баратынского — «Отрывки из поэмы «Воспоминания» (1820).

    С. Кречетов (Сергей Александрович Соколов, 1878—1936) — поэт, владелец {493} издательства «Гриф». «Перевал» — журнал декадентского направления (1906—1907).

    Павел Павлович Муратов (1881—1951) — искусствовед, переводчик, романист; автор книги «Образы Италии» (т. 1—2, 1911—1912; полное издание — т. 1—3. Берлин, 1924).

    Александр Арнольдович Койранский (1884—?) — художник и поэт, печатался в альманахе «Гриф».

    А. Диесперов — участник журнала «Перевал».

    Муни (Самуил Викторович Кисин; 1888—?) — поэт, печатался в «Перевале».

    Борис Александрович Гривцов (1885—1950) — литературовед, искусствовед, переводчик.

    Стр. 263 Виктор Иванович Стражев (1879—1950) — поэт, автор учебников для средней школы.

    Владислав Фелицианович Ходасевич (1886—1939) — поэт и литературный критик; Г. В. Адамович о нем писал:

    «Деятельность покойного поэта началась лет 35 тому назад в Москве, в окружении Брюсова, расцвет же его творчества связан с первыми годами революции, когда Ходасевич создал самые замечательные свои стихи, вошедшие в сборник «Тяжелая лира». Многие из них наверно «останутся» в нашей литературе, наряду с лучшими образцами русской поэзии двадцатого века.

    С именем Ходасевича связан культ и изучение Пушкина. Пушкин действительно был для него «нашим всем», по выражению Достоевского, — и чем больше он в Пушкина вчитывался, тем сильнее склонен был оценивать как бы «сквозь Пушкина» все литературные явления. Именно поэтому суждения его имели особый вес: в них виден был строгий ум в союзе со строгим вкусом, — соединение редкое в наши дни» (газ. «Последние новости». Париж. 1939. № 6653. 15 июня).

    Николай Ефимович Поярков (1877—1918) — поэт и литературный критик.

    Стр. 265 Дмитрий Николаевич Муромцев, юрист. Умер в Москве, по-видимому в 1936 г., — покончил самоубийством. Письма В. Н. Буниной к нему — в Музее Тургенева в Орле.

    Стр. 268 Алексей Карпович Дживелегов (1875—1952) — историк, литературовед, театровед.

    Стр. 269 Зоя Евгеньевна Шрейдер — жена художника Шрейдера. Оля и Надя Иловайские — дочери историка Д. И. Иловайского. О них рассказала Марина Цветаева в воспоминаниях «Дом у старого Пимена» (Москва. 1966. № 7). О семье Иловайских см. также: Муромцева В. У старого Пимена. — Газ. «Россия и славянство». Париж. 1931. № 116. 14 февраля.

    Стр. 270 Павел Николаевич Муромцев; потом он стал врачом.

    Стр. 277 Петр Николаевич Бунин, брат С. Н. Пушешниковой, двоюродный брат Бунина.

    Стр. 281 С. П. Мельгунов (1880—1957) — редактор журнала «Голос минувшего»; после Октябрьской революции — эмигрант.

    Стр. 285 Федор Дмитриевич Батюшков (1857—1920) — критик и историк литературы; в 1902—1906 гг. редактор журнала «Мир божий».

    Стр. 286 Сын Бунина от первого брака Николай род. 30 августа 1900 г. в Одессе, умер 16 января 1905 г. там же.

    Стр. 288 Софья Петровна Кувшинникова (1847—1907) — художница, приятельница И. И. Левитана. {494}

    А. Е. Грузинский (1858—1930) — литературовед, этнограф и педагог, член «Среды», в 1909—1930 гг. председатель Общества любителей российской словесности.

    Евгений Петрович Гославский — писатель, участник «Среды».

    Николай Иванович Тимковский (1863—1922) — писатель.

    Н. Д. Телешов писал: на «Среде» «были в ходу одно время всякие прозвища», которые давались «из действительных тогдашних названий московских улиц, площадей и переулков... Делалось это открыто, то есть от прозванного не скрывался его «адрес», а объявлялся во всеуслышанье, и никогда «за спиной»... Горький за своих босяков и героев «Дна» получил адрес знаменитой московской площади «Хитровки», покрытой ночлежками и притонами; Шаляпин был «Разгуляй». Старший Бунин — Юлий, работавший всю жизнь по редакциям, был «Старо-Газетный переулок»; младший — Иван Бунин, отчасти за свою худобу, отчасти за острословие, от которого иным приходилось солоно, назывался «Живодерка», а кроткий Белоусов — «Пречистенка»... Над этими адресами хохотал и потешался А. П. Чехов» (Телешов Н. Д. Записки писателя. М., 1948. С. 48—50).

    Стр. 291 Сергей Константинович Маковский (1877—1962) — поэт и художественный критик, редактор журнала «Аполлон».

    Стр. 292 Путешествие в Палестину дало Бунину впечатления для рассказов «Тень Птицы» (раннее заглавие «Храм Солнца») и для стихов. Перед поездкой он изучал Библию и Коран.

    Стр. 306 Строки из стихотворения Бунина «Стамбул».

    Стр. 308 Отрывок из стихотворения Бунина «Айя-София».

    Стр. 308 Валтасар — вавилонский царь (VI в. до н. э.).

    Стр. 316 Давид Соломонович Шор (1867—1942) — пианист и музыкальный деятель, пропагандист музыки Бетховена.

    Стр. 323 Стихотворение «Авраам».

    Стр. 342 Бунин познакомился с А. И. Эртелем в октябре 1895 г. в Москве. В 1929 г. Бунин написал воспоминания о Эртеле; см. о нем статью: Бабореко А. Бунин и Эртель. — Русская литература. 1961. № 4.

    Стр. 344 Стихотворение «Храм Солнца», датированное: «Баальбек, 6.V.07.»

    Стр. 346 Кана Галилейская — городок в Галилее; здесь, согласно Евангелию, Иисус Христос совершил свое первое чудо — превратил воду в вино (Евангелие от Иоанна, гл. 2, ст. 1—10), чтобы дать радость бедным людям во время их свадьбы. Об этом — в романе Достоевского «Братья Карамазовы» (глава «Кана Галилейская»).

    Стр. 360 См. Рассказ Бунина «Паломница» в кн.: Бунин И. А. Собр. соч. Т. 5. М., 1966.

    Стр. 362 Николай Дмитриевич Кузнецов (1850—1930) — художник.

    Стр. 363 Николай Николаевич Лепетич (1866—1921) — художник.

    Стр. 367 ...сады «Семирамиды». — Так назывались «висячие сады» в Вавилоне — одно из «семи чудес света», — сооруженные во время владычества царицы Ассирии — Семирамиды (IX в. до н. э.).

    Стр. 372 «Месяц в деревне» — комедия И. С. Тургенева; «Вишневый сад» — драма А. П. Чехова.

    Стр. 379 ...имевшего славу маркиза де Сада. — Сравнение помещика с французским писателем маркизом де Садом (1740—1814), изображавшим {495} в своих произведениях сексуально-патологические явления, указывает на его безнравственность.

    Стр. 390 ...гулянье под Девичьем. — Девичий монастырь или сквер Девичье Поле в Москве.

    Стр. 396 Неточность: сборники «Земля» выпускались «Московским книгоиздательством»; его фактическим владельцем был Г. Г. Блюменберг, номинально же главой издательства числился его отец Г. А. Блюменберг, крупный торговец бумагой. О редактировании Буниным первых двух книг сб. «Земля» см.: Голубева О. Д. Литературно-художественные альманахи и сборники. 1900—1911 гг. М., 1957. С. 324.

    Стр. 402 Горького... боготворил. — В это время отношения между Горьким и Скитальцем ухудшились. Разрыв произошел в конце 1908 года, когда Горький резко осудил повесть Скитальца «Этапы»: «в ней автор явился и декадентом в самом печальном смысле этого слова» (Горький М. Собр. соч. в 30-ти т. М., 1949—1955. Т. 29. С. 82).

    Стр. 403 Николай Павлович Азбелев — автор романов, повестей и рассказов, сотрудник журнала «Современный мир». Его переводы из Киплинга опубликованы в издании: «Библиотека иностранных писателей» под редакцией Ив. А. Бунина. Киплинг Р. Избранные рассказы, кн. 1. Перевод и предисловие Н. П. А. Московское книгоиздательство, 1908; кн. 2. М., 1908.

    Николай Иванович Иорданский (1876—1928) — журналист; в 1909— 1917 гг. редактор журнала «Современный мир», в котором до этого заведовал внешним обозрением; муж Марии Карловны Куприной после ее разрыва с А. И. Куприным.

    Стр. 404 Михаил Иванович Ростовцев (1870—1952) — профессор классической филологии Петербургского университета. Его жена Софья Михайловна (рожд. Кульчицкая. 1878—?) — подруга М. К. Куприной-Иорданской.

    Елизавета Морицовна Куприна (рожд. Гейнрих, 1882—1942) — вторая жена Куприна.

    Стр. 407 Иван Сергеевич Рукавишников (1877—1930) — поэт-символист.

    Стр. 408 Николай Иванович Кареев (1850—1931) — историк и публицист, профессор Петербургского университета.

    Екатерина Павловна Леткова-Султанова (1856—1937) — писательница; автор воспоминаний о Тургеневе и Достоевском.

    Стр. 409 Лев Самойлович Бакст (настоящ. фамилия — Розенберг; 1866—1924) — художник, принадлежавший к группе «Мир искусства». В 1909 г. переехал в Париж, где приобрел широкую известность декорациями к спектаклям «Русского балета» С. П. Дягилева.

    Наталия Васильевна Крандиевская (1888—1963) — писательница. См. о ней предисловие В. А. Мануйлова в кн.: Крандиевская-Толстая Н. Стихи. Вечерний свет. Л., 1972.

    Стр. 412 Варвара Ивановна Икскуль (рожд. Лутовинова; 1854—1929) — меценатка.

    Стр. 416 По случаю двадцатипятилетия «службы» А. И. Южина в Малом театре 24 января 1908 года был дан спектакль «Отелло» (см. «А. И. Южин-Сумбатов». М., 1951. С. 563).

    Николай Васильевич Давыдов (1848—1920) — председатель окружного суда в Москве; председатель театрально-литературного комитета. {496}

    Николай Николаевич Баженов (1857—1925) — психиатр, автор книги «Психиатрические беседы на литературные и общественные темы» (М., 1903).

    Александр Александрович Федотов (1863—1909) — актер Малого театра, режиссер и театральный педагог.

    П. Д. Долгоруков, член Второй Государственной думы и председатель кадетской фракции думы.

    Стр. 418 Журнал «Северное сияние», принадлежавший В. Н. Бобринской, выходил с ноября 1908 г., — в этом номере напечатан рассказ Бунина «Море богов»; прекратился на восьмом номере в 1909 г. из-за денежных затруднений.

    Стр. 421 «Энох Арден» — поэма английского поэта Альфреда Теннисона (1809—1892).

    Стр. 429 Начальная строка стихотворения Гёте «Mignon».

    Стр. 430 Эммануил Дмитриевич Воронец — искусствовед. В конце 1880-х гг. жил в Харькове и входил в народнический кружок, членами которого были Ю. А. Бунин, железнодорожный служащий Федор Александрович Ребинин, отбывший ссылку в Вятской губ., Василий Павлович Лепешинский (дед балерины Ольги Васильевны Лепешинской) и др. В кружке бывал И. А. Бунин, приезжавший к брату в 1889 г.

    Стр. 433 «Зина» — Зиновий Алексеевич Пешков (Зиновий Михайлович Свердлов; 1884—1966). Некоторые считали его приемным сыном Горького. Горький писал: «Зиновий Свердлов не «усыновлен мною», а крещен, что требовалось для его поступления в филармоническое училище» (Горький М. Собр. соч. Т. 30. М., 1955. С. 22).

    Стр. 434 Мария Сергеевна Боткина — художница, дочь С. П. Боткина. Землетрясение, о котором идет речь ниже, произошло в Сицилии в 1908 г. и почти полностью разрушило город Мессину. Бунин написал стихотворение «После мессинского землетрясения», датированное «15.V.09».

    Под именем «Михаила» на Капри жил революционер-большевик Н. Ф. Вилонов.

    Стр. 445 О дервишах Бунин пишет в рассказе «Тень Птицы».

    Стр. 450 Владимир Федорович Лазурский (1869—1943) — историк литературы, преподаватель в Новороссийском университете (Одесса); был учителем детей Л. Н. Толстого Андрея и Михаила Львовичей по греческому и латинскому языкам.

    Стр. 452 «Испепеленный. К характеристике Гоголя. Доклад, прочитанный на торжественном заседании Общества любителей российской словесности 27 апреля 1909 г.». М., «Скорпион», 1909.

    Матвей Иванович Розанов (1858—1936) — профессор Московского университета по истории западноевропейских литератур; с 1921 г. — академик.

    Стр. 454. Донька Симанова и ее муж — прототипы Молодой и Родьки в «Деревне» Бунина.

    Стр. 457 Женя — сын Марии Алексеевны Ласкаржевской. Ольга Сергеевна Шарвина-Муромцева — врач; с 1912 г. — жена Н. С. Родионова, известного исследователя творчества Л. Н. Толстого. Бунин был шафером и во время венчания над четой новобрачных держал венец. Священник церкви «Спаса-на-песках, что в Стрелецкой слободе» (XVII в.), по Спасопесковскому переулку на Арбате (изображена В. Д. Поленовым на картине «Московский {497} дворик»), сказал: «Второй академик расписался в книге; ранее — академик И. А. Крылов».

    Стр. 458 Владимир Михайлович Саблин (1872—1916) — переводчик и книгоиздатель, сын М. А. Саблина, одного из редакторов «Русских ведомостей».

    Стр. 458—459 К стихотворениям «Могила поэта» и «Старинные стихи», позднее печатавшимся без заглавий, даты указаны ошибочные, см.: Бунин И. А. Собр. соч. Т. 1. М., 1965. С. 190, 26. Стихотворение «До солнца» позднее было озаглавлено «Рассвет».

    Стр. 460 Имеется в виду литературный сборник «Друкарь». М., 1910.

    Стр. 460 Юбилей Н. Д. Телешова отмечался 27 октября 1909 г. Бунин выступал с приветственным словом.

    Стр. 466 Открытие комнаты им. А. П. Чехова в санатории близ станции Крюково, Николаевской ж. д. состоялось 24 декабря 1909 г.

    Стр. 467 Днем рождения Чехова обычно считается 17 января. Эта дата указана в его метрическом свидетельстве. В книге «О Чехове» Бунин приводит письмо Чехова к сестре 16 января 1899 г.: «Сегодня день моего рождения, 39 лет. Завтра именины...» — и прибавляет: «Разница в датах? Вероятно, ошибся дьякон».

    Михаил Александрович Чехов (1891—1952) — актер и режиссер.

    Стр. 468 Владимир Иванович Чехов (1894—1917).

    «Потоп» — пьеса шведского драматурга Юхана Хиннинга Бергера (1872—1924). Была поставлена в 1915 г. в Первой студии Художественного театра. Чехов играл роль Фрезера.

    Стр. 483 Серж де Шассен — французский писатель и журналист, друг Буниных.

    Шведская Академия.

    Борис Константинович Зайцев.

    Стр. 484 Писатель и поэт Дон Аминадо (Аминад Петрович Шполянский).

    Mont-Fleuri — соседняя вилла. Когда-то Бунины проживали в ней. {498}

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 27      Главы: <   21.  22.  23.  24.  25.  26.  27.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.