ШТОРМ - Мост в белое безмолвие - Л. Мери - Исторические художественные книги - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 92      Главы: <   63.  64.  65.  66.  67.  68.  69.  70.  71.  72.  73. > 

    ШТОРМ

    Через сутки у нас становится совсем скверно. Судно явно начинает уставать. Беспорядочные волны с шумом накрывают его, и корпус колышется вместе с ними, как плохо подогнанный плот. Он уже не успевает перевести дух между атаками волн. Напряжение перешло в судорожную тряску, сквозь которую все чаще слышится захлебывающееся дыхание двигателей. Воздух насыщен микроскопическими каплями воды, нет ни неба, ни горизонта, что же до сейнера, то виден только его капитанский мостик, но он преданно остается рядом с нами, и значение его моральной поддержки растет с каждым часом. {232}

    Это случилось в полдень. Пронзительно зазвенел сигнальный звонок, и лицо капитана стало наливаться кровью.

    — Товарищ капитан, корабль не слушается руля, — послышался голос Петра раньше, чем умолк звонок.

    Стрелки медленно оседают на нуле. Юрий Иванович бросается к пульту, перебирает кнопки, как клавиши, неожиданно пронзительно зазвенел какой-то другой сигнальный звонок, стрелки же остаются неподвижными.

    — Ручное управление! — кричит капитан, но Петр уже стоит за штурвалом, за которым его почти не видно.

    — Слушаюсь.

    — Ну, Петька, теперь держись, — совершенно спокойно и не по уставу говорит вдруг капитан. — Помни — от борта до борта сто восемьдесят поворотов штурвала.

    Этим штурвалом они еще ни разу не пользовались.

    — Товарищ капитан, не вижу компаса.

    Это правда. Зачем речному кораблю столько компасов? Потому его и нет около ручного штурвала, он помещается где-то в далеком углу капитанского мостика.

    — Я позову Толю на вахту.

    Телефон молчит.

    — Я сбегаю за ним, — предлагаю я.

    Но тут дверь распахивается, и на пороге стоит Толя.

    — Нет тока, — говорит он, — генератор полетел.

    — Знаю, Толя, — говорит капитан. — Стань к компасу и сообщай Петру курс. Аварийного тока нам хватит...

    Но вдруг он начинает прислушиваться, ища подтверждения чему-то, смотрит поочередно на каждого из нас, и я замечаю, что на мостике стало тихо.

    — Левый главный двигатель.

    Мы ложимся в дрейф.

    Видимость — сто метров.

    Теперь из строя выходит радар.

    Может быть, я напрасно обижаю радиста, может быть, он вовсе не обязан знать радар, но по чутким, как воздух, радиолампам он стукнул ручкой отвертки. Это взбудоражило нас всех и не могло сказаться иначе на радаре. Мы ослепли.

    Так наступает ночь. Она не приносит облегчения. Судно сотрясается, и перо ведет по странице косую строчку, {233} как будто кто-то толкает меня под локоть. Иллюминатор на мостике распахнут настежь, капитан из-за поднятого воротника шубы смотрит вверх, в темноту, и время от времени вытирает лицо полотенцем. Ветер воет, где-то хлюпает вода, голоса природы звучат все ближе, все яснее. Еле-еле светятся в тумане кормовые огни сейнера, иногда он надолго исчезает за невидимой волной. Сейчас кажется, что кроме этого света и нет ничего, что он и есть надежда, что уже и это жизнь, если можно бесконечно долго смотреть на едва светящуюся надежду. {234}

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 92      Главы: <   63.  64.  65.  66.  67.  68.  69.  70.  71.  72.  73. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.