КАК В СТУДЕНЧЕСКОМ ОБЩЕЖИТИИ В ТАРТУ - Мост в белое безмолвие - Л. Мери - Исторические художественные книги - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 92      Главы: <   46.  47.  48.  49.  50.  51.  52.  53.  54.  55.  56. > 

    КАК В СТУДЕНЧЕСКОМ ОБЩЕЖИТИИ В ТАРТУ

    Стучусь в дверь, за которой, по моим расчетам, должен проживать Виктор Купецкий. На нем мягкие фланелевые брюки, блуза в красную клетку, на ногах комнатные тапочки. Он среднего роста, с зачесанными назад волосами, с веселыми глазами. Виктор вытирает полотенцем тарелку.

    — Меня прислал к вам Володя.

    — Какой Володя?

    — С Диксона.

    — Вы что, с Диксона?

    — Нет, из Таллина.

    — Шутите?!

    — Не шучу.

    — Присаживайтесь. Завтракали? Где вы остановились?

    — Напротив, у Славы.

    — Не знаю его.

    — Я тоже. Он инженер с вашей радиостанции. Мы вместе прилетели.

    — Что вас сюда загнало?

    — В общем, хотел бы немного посмотреть здесь, а потом ехать дальше. Хочу попасть к Берингову проливу.

    — В таком случае вы выбрали неправильный маршрут.

    — Почему?

    — Вам нужно было лететь в Анадырь, а оттуда уже добираться на каком-нибудь судне или случайным самолетом дальше. Певек ведь расположен в тупике.

    — Там видно будет. Я надеюсь на Немчинова.

    — Вы с ним знакомы?

    — Пока нет.

    — Он довольно суровый начальник. Суров, но справедлив, как поется в одной песне. Попытаться можно. А что вас еще интересует?

    — Например, погода. Ведь это ваша профессия? Как люди переносят здесь зиму?

    Он уступает мне стул, наполняет алюминиевый чайник водой, ставит его на электроплитку, заговорщически подмигивает мне и, как это делают во всех общежитиях, заталкивает плитку под кровать. Я сижу за четырёхугольным столом, покрытым белой клеенкой, она вся в зарубках и порезах от ножа. Стол, полка, крышка чемодана, {195} табуретка у стены и ночной шкафчик гнутся под грудами книг. Установить профессию или сферу интересов хозяина по ним невозможно, но они делают комнату уютнее и действуют подбадривающе.

    — Ах, погода? — ухмыляется он мне в лицо, как будто мы с ним невесть какие старые знакомые, а к вечеру мы такими уже и стали.— Ах, погода? Ну, так запишите в свою тетрадь, что годовой перепад температуры в Певеке — 80 градусов, а в Эстонии — 70. В июне в Чаунском заливе 25 процентов ясных дней, и на Чудском озере столько же, в июле у нас 20 процентов, на Сааремаа — 30. Абсолютный минимум у нас минус 50, а у вас минус 35. В Вилсанди...

    — Да вы знаете об Эстонии куда больше, чем эстонцы о Чукотке!

    — А вам известно, что в Тагамыйза, на мысе Кийпсааре, есть поющие пески?

    — Черт побери, этого не знает даже Юхан Пеэгель*!

    Он роется в груде книг около кровати, вытаскивает какой-то журнал и бросает его на стол.

    — Я работал в Эстонии в гидрографической экспедиции. Тут моя статья о поющих песках Кийпсаареского мыса. Хотите почитать?

    — Конечно, хочу, почему же не хотеть? Разрешите, я заварю вам теперь кофе?

    Попиваем кофе и жмуримся от удовольствия.

    — Почти как в старом «Фейшнере», — говорит Виктор лукаво. Он коренной ленинградец, как и большинство людей, работающих на этом побережье.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 92      Главы: <   46.  47.  48.  49.  50.  51.  52.  53.  54.  55.  56. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.