ФАРИД - Мост в белое безмолвие - Л. Мери - Исторические художественные книги - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 92      Главы: <   8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.  18. > 

    ФАРИД

    В каюте второго штурмана над письменным столом висит расписание, отстуканное на пишущей машинке, наклеенное на картон и подвешенное на тонкой витой веревке к шурупу, ввинченному в панель переборки под иллюминатором:

    «00.00—04.30                       Вахта, завтрак.

    04.30—05.00                          Языки. Прослушивание пластинок.

    05.00—11.00                          Сон.

    11.00—12.00                          Гимнастика, душ, обед.

    12.00—16.30                          Вахта, полдник.

    16.30—18.30                          Языки.

    18.30—20.00                          Гимнастика, душ, ужин.

    20.00—22.00                          Литература. Музыка (по радио).

    22.00—24.00                          Сон».

    Фарид слегка растерялся, когда я стал переписывать все это в свой дневник, но ничего не сказал. Позднее я несколько раз видел, как он, устроившись за трубой, делал там свои упражнения. Это место укрыто от ветра, и туда редко кто заходит. Обхожу его и я. Иногда силуэт Фарида мелькает в другом конце коридора, по пути из каюты в душ или из душа в каюту. Чтобы пройти эти пятнадцать метров, он переодевается в спортивный костюм. Мне {50} не удается пожать ему руку на прощанье: когда я наконец покидаю корабль, у него по расписанию время сна.

    Какие языки он изучает, какую литературу читает?

    Немецкий, английский. Философию, Ленина, классику, навигацию.

    Почему классика, какая классика?

    — Это те писатели, которых мы учили в школе. Я решил не проходить их, а прочесть. Прочесть с удовольствием. Сейчас печатается столько макулатуры, вот я и понял, что буду читать только классиков. Хемингуэй для меня тоже классик. На остальное не стоит тратить времени. Его на корабле мало, не будешь считать минуты — не заметишь, как пройдет целый год. Ведь Ремарк тоже писатель, правда? А Смуула вы знаете? Мне очень нравится то, что он написал о корабельном офицере и о Большом Сером. Вы не знаете, что он пишет сейчас?

    — Я слышал только название: «Каюта, капитан и командный мостик». Это книга о моряках и об одиночестве.

    — Наверное, он часто бывает в море?

    — Ему самому хочется бывать чаще. Он собирается сюда, в Ледовитый океан.

    — Знаете, мы здесь вместе читаем книги. Не хотите присоединиться к нам?

    — Это что же, литературный кружок?

    — Наоборот. Сами увидите.

    Позднее я вспомнил, что мне нужно было поговорить с Фаридом о Хасане Туфане, немногословном, умном татарском поэте, так напоминавшем мне покойного Аугуста Санга. Фарид — казанский татарин. Он родился в интеллигентной семье и в том же году остался без отца. Все, чего он добился в жизни: пять языков, требовательная пунктуальность второго штурмана, точность скупых слов и жестов — вызывает доверие своей подлинностью. За всем этим чувствуются недолгое детство, большая работа и многое другое.

    — Взгляните на эту железную клетку, — показывает он на свою каюту, — вот здесь проходит моя жизнь. Два шага в одну сторону, два — в другую, четыре часа на мостике, по лестнице вверх, по лестнице вниз. Знаете, о чем я иногда думаю?

    — Догадываюсь. А в общем-то вы устроились довольно уютно.

    — У всякой машины есть движущиеся детали, когда {51} они изнашиваются, их заменяют. Если какую-нибудь деталь нельзя заменить, ее заменяют человеком. Вам это никогда не приходило в голову?

    — Не слишком ли беспощадное сравнение?

    — Иногда мне кажется, что я всего лишь деталь машины.

    — А вы не думали о том, чтобы уйти из флота?

    — Вообще-то подумывал.

    — Как по-вашему, Фарид, что в море важнее всего?

    — Языки. Как-то в Лондоне Халдор торговался, и плату за ремонт снизили с пятисот фунтов до двухсот пятидесяти. Попробуй поторгуйся, если ничего, кроме «хаудуюду!», не знаешь. А в Африке они шпарят по-французски. — Фарид показывает, как «шпарят». — В октябре я примусь за французский.

    — Почему именно в октябре?

    — Раньше не успеть.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 92      Главы: <   8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.  18. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.